sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

«ДА, ПОМНЮ Я ВАШ ДОМ, РАДУШЬЕМ ЗНАМЕНИТЫЙ…» (часть 20)

178.
Старец Епифаний. Одна из последних фотографий.

Кончина

После своего окончательного возвращения в Россию осенью 1991 г. старец был больше всего озабочен проблемой восстановления среди раздробленных групп катакомбников законной церковной иерархии. Для приведения этого замысла в исполнение он, как мы уже рассказывали, будучи еще в Англии, присоединился к греческим старостильникам-матфеевцам.
Однако, как это в церковной истории нередко случалось и раньше, греки решали исключительно свои проблемы. Русские нестроения их интересовали разве что в сочетании с личными чисто земными материальными выгодами. Но такова ведь и традиционная церковная политика греков.
Что до народного взгляда, то достаточно вспомнить только две поговорки. Первая – русская: «Поздоровавшись с греком, не забудь пересчитать свои пальцы». Вторая –малороссийская. Там до сих пор существует благопожелание: «Хай тобi грець!» / «Да минуют тебя греки».
Интриги и расколы в этой структуре продолжались безостановочно. Одновременно о. Епифанию приходилось сражаться и на иных фронтах. Прежде всего, с отечественными «зарубежниками», канонически подчинявшимися Лазарю (Журбенко).
Последние годы жизни старца были омрачены всеми этими переживаниями.
«Отца Епифания, – читаем в одном из комментариев к тексту, описывающему все эти мытарства, – в течение всей его жизни постоянно разыгрывают разные силы и предают, предают, предают. Какая-то прямо библейская история... А он всё бегает, ползает в немощи, подымается и стучится в закрытые двери!»


179.
Старец Епифаний (сидит в центре) рядом с Павлом Петровичем Савицким (будущим иеромонахом Петром) в общине истинно-православных христиан. Ирпень. 1991-1992 гг.

Летом 1993 г. для выяснения отношений старец специально ездил в Грецию, но вернулся ни с чем…
Суть его претензий к грекам изложена им самим в одном из дошедших до нас документов, датированных декабрем 1993 – началом 1994 гг.:
«1. Греческая Церковь ИПХ отступила от своих первоначальных (точнее, предназначенных ей) задач, испугавшись разнообразных трудностей, и за 10 теперь уже лет так и не восстановила российской иерархии ИПЦ.
2. Вместо этого Греческая Церковь создала в России свое собственное “Представительство” (некое подобие Экзархата с неопределенным каноническим статусом), подчинив катакомбных христиан себе, пойдя, тем самым, крайне ошибочным и порочным путем.
3. Греческая и иные Церкви не имеют опыта катакомбной жизни, а всякая ее имитация, что мы наблюдаем по действиям представителей Синода архиепископа Андрея Афинского, обречена на полный провал».

На склоне лет старцу пришлось принимать непростые решения. Говорят, что его даже посещали мысли о том, что «апостольская преемственность Церкви пресеклась» и что теперь «спасение возможно лишь постом и молитвой».

Это снова возвращает нас к вопросу, затронутому нами уже ранее в одном из постов, вызвавшем, на наш взгляд, излишне нервную реакцию у некоторых наших виртуальных собеседников. Речь идет о юрисдикционных границах Церкви. Вряд ли, конечно, их – как считают некоторые – возможно игнорировать. (В своей личной жизни я всегда старался строго придерживаться этой линии.) Однако едва ли разумно – как это делают другие – и абсолютизировать такой подход (особенно вглядываясь в грозные очертания грядущего).
В связи с этим мне на память приходят известные слова А.И. Солженицына из одного из его открытых писем 1969 г.: «Да растопись завтра только льды одной Антарктики – и все мы превратимся в тонущее человечество, – и кому вы тогда будете тыкать в нос “классовую борьбу”?» (В нашем случае, конечно, речь идет не о партийной идеологии, но ведь и не об Антарктиде и не о льдах – тоже.) Пусть и сказанные совершенно по иному поводу, приведенные нами слова, тем не менее, дают некоторое понятие о том, что я пытаюсь сказать…

Именно в этот период тягостных размышлений о. Епифанием было написано «Предисловие к Уставу по охране Церкви тайной, катакомбной, времен антихриста»:
http://pimtr.narod.ru/PkUpoZtkva_Ppvvge/PkUpoZtkva.html


180.

В последние годы жизни о. Епифаний пребывал в окрестностях Пятигорска и Железноводска в катакомбной общине старца Феодосия (Кашина, †1948). Известно также, что он поддерживал тесные связи с киевской общиной «михайловцев».
Иеродиакон Иона (Яшунский) в своей работе о катакомбниках в России писал о том, что старец, устроив тайный скит в районе Кисловодска, руководил оттуда «созданной им иерархией», утверждая при этом, что он был «на самом деле митрополитом, тайно поставленным [митрополитом Солунским] Хризостомом [Митропулосом], основной целью своей имел устроение новой ветви катакомбной иерархии».
Близкий знакомый о. Епифания по Англии Владимiр Мосс в своей работе «Православная Церковь на перепутье (1917-1999)» отрицает это: «В некоторых русских публикациях о. Епифания назsвают “схимитрополитом”. Однако, автор настоящего труда, хорошо его знавший, не смог найти ни одного свидетельства в подтверждение того, что он имел какой-либо священный сан, и в некрологе, опубликованном после его смерти матфеевцами […], не упоминается об его епископстве».
По этому поводу мне хотелось бы поделиться своими личными впечатлениями. Прекрасно помню свою встречу со старцем в Москве. Большой зал, первый ряд полупустого партера перед каким-то (не помню точно каким) мероприятием. Юлия Григорьена Шишина и рядом с ней легендарный «старец с острова Мэн». Я подхожу под благословение…
Хорошо помню, что на нем была черная скуфейка с вышитым крошечным лиловым крестиком. Тогда я уже знал, что это означает, что передо мной Владыка, который, однако, по каким-то одному ему ведомым причинам, именовал себя для «внешних» отцом Антонием да к тому же простым монахом (даже не схимником).
Что же касается некролога матфеевцев, то, учитывая их непростые отношения со строптивым старцем, это молчание нетрудно понять.


181.

…В самом конце 1994 года до меня дошли смутные вести о кончине отца Епифания. Однако все мои попытки узнать точную дату его кончины долгое время были безуспешными.
Однажды на одном из православно-патриотических мероприятий я встретил знакомого мне человека. Мы с ним недавно виделись в доме Марии Васильевны Орловой-Смирновой, на руках которой скончался Сергей Александрович Нилус. (В то время мы вместе с Р.В. Багдасаровым работали над двухтомником «Неизвестный Нилус» и часто захаживали в эту московскую квартиру.)
Отец хозяйки, сгинувший в 1937 г. в недрах НКВД священник Василий Смирнов, который, собственно, и приютил Сергея Александровича, принадлежал к «непоминающим». Да и сама Мария Васильевна, судя по разговорам, вовсе не была прихожанкой патриархийных храмов… То, как она совершенно непринужденно обходила любые острые углы в разговорах на эту тему, говорило о долголетнем опыте, продолжавшемся всю ее сознательную жизнь…
Так вот и тот встретившийся мне на мероприятии человек тоже принадлежал к катакомбникам, но говорил он об этом открыто, что свидетельствовало о наличии в то время в России, используя терминологию либеральной исторической школы, «непоротого поколения».
Мы разговорились. Речь почему-то зашла о старце. Как оказалось, он не только хорошо его знал, но и выполнял его благословение: искал возможность издать «Русское Добротолюбие» Святителя Феофана.


182.

Дату кончины 2/15 ноября 1994 г. он мне назвал сразу же. А через некоторое время, узнав, как мне действительно дорога память о старце, принес некоторые документы, а среди них и безценное написанное от руки свидетельство о его блаженной кончине.
Вот эту запись я сейчас и воспроизведу впервые:
«Примерно за месяц до своей кончины отец Антоний сказал: “И не пытайтесь меня кормить. Я благодарю Господа, что Он послал мне голодную безболезненную смерть”.
И действительно, Старец прекратил принимать пищу дней за десять до своего преставления. Когда же его насильно пытались кормить, организм его отторгал даваемое.
Блаженная кончина Старца наступила 2/15 ноября 1994 г. в 13 часов 10 минут.
При этом практически одновременно закончились: чтение отходной, прощание верующих со Старцем, горение свечи на столе рядом с кроватью отца Антония и его дыхание. Перед тремя короткими последними вздохами Старец открыл глаза, посмотрел на всех окружающих, затем поднял взгляд горé и с последним вздохом в последний раз закрыл глаза.
Невольно думается, что такая вот блаженная кончина Великого Старца служит нам образцом кончины в антихристовы времена, когда не принявшие “начертание, или имя зверя, или число имени его” (Отк. 13, 17) будут вынуждены умирать голодной смертью. И вот Старец, Духом Святым провидя свою кончину, и нам дает пример, как нужно относиться к такой смерти, как готовиться к ней и как благодарить Господа за нее, “ибо время близко” (Отк. 1, 3).
Недели за две до кончины Старец, когда уже не вставал с постели, собрал людей и просил у всех прощения, со слезами говоря: “Я великий грешник, я великий грешник, молитесь за меня”.
Так он повторил несколько раз. Потом просил, чтобы ему пели.
Примерно за час до кончины Старец удостоился причаститься Святых и Животворящих Христовых Таин.
В течение последнего месяца своей земной жизни отец Антоний в разговорах с различными людьми произнес ряд фраз эсхатологического характера. Так, узнав о том, что происходит в России и, в частности, о введении быстрыми темпами в обращение электронных кредитных карточек, он сказал: “Я не думал, что антихрист так близко”. Еще через несколько дней он сказал: “По-видимому, антихрист начнет с России. Ибо только она, имеющая глубокие православные корни, может помешать ему. Завоевав Россию, антихристу будет легко завоевать и весь остальной мiр, духовно уже готовый к принятию его власти”. А еще через некоторое время Старец произнес: “Остается только Иисусова молитва”.
Дня за три до кончины, пытаясь как-то его ободрить, ему сказали: “Дедушка, всё будет хорошо, всё будет хорошо”. Старец ничего не ответил, но из глаз его потекли слезы… Он переживал и плакал о нас: “ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мiра до ныне и не будет” (Мф. 24, 21). На отчаянный вопрос: “Что делать?!” Старец ответил: “Молиться”».


183.
На могиле старца Епифания (Чернова).

Незадолго до кончины старец написал послание «Христианам Катакомбной Церкви». Это были последние его слова, с которыми он обращался к своей пастве:
«В настоящее время положение Катакомбной Церкви остается прежним.
Мы не верим желаниям врага прельстить нас. Власть антихристова остается той же: лукавой, безбожной, богоборной!
Она лишь меняет время от времени свою внешность, желая тем самым показать, что она изменилась, стала другой, стала “верующей” в Бога.
Нет, не верьте власти! Она притворяется, что “дремлет”, но это зверь, он только “прищурился”, сам не спит и ждет удобного момента.
“Бдите и молитесь”, – говорит Господь, и мы должны повторять себе это предостережение: бдите и молитесь!
И не торопитесь доверять усыпленному вашему доверию. Церковь всегда говорит: “Бдите и не доверяйте сокровища ваши – врагам вашим”.
Катакомбная Церковь сохранила гонимую Церковь в непорочности!
Катакомбная Церковь Российская – кровью обагренная: епископов, священства, монашества и мірян.
Вы – как дети Христовы, сохраняли непорочную веру, не соблазняйтесь примерами тех, которые видят как бы перемену в отношении к Церкви – это обман для того, чтобы увлечь по возможности и истинных христиан!
И то, что сейчас многие из вас поддались на этот обман и думают, что настала, как говорят, “оттепель” – это обман предателей и какие бы они имена не носили, они предают дело и тело Христово!
Братия и сестры во Христе!
Господь наш Иисус Христос сказал нам: "Кто не со Мною — тот против Меня". А путь Господа нашего был всегда скорбным и тесным.
“Широка дорога, – говорит Господь, – ведущая в погибель”. Поэтому не поддавайтесь ни на какие уловки и приманки врага!
Бдите и молитесь, да не внидите в напасть».
Tags: Мемуар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments