sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

«ДА, ПОМНЮ Я ВАШ ДОМ, РАДУШЬЕМ ЗНАМЕНИТЫЙ…» (часть 12)

114.

«Кузьмич» и «Русское Воскресение»

А ты меня не щади – срежь ударом копья.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
…Пусть сырая метель мягко стелет постель
И земля грязным пухом облепит лицо.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Но объясни – я люблю оттого, что болит,
Или это болит оттого, что люблю?
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
…Наша правда проста, но ей не хватит креста
Из соломенной веры в «спаси-сохрани».
Ведь святых на Руси – только знай выноси.
В этом высшая мера. Скоси-схорони.


Александр БАШЛАЧЕВ


Пожалуй, чаще других у Зелинских я видел Алексея Батогова – издателя и редактора легендарной тогда всесоюзной газеты «Русское Воскресение». Каждый номер ее, выходившей в 1990-1992 гг. под разными названиями (сначала «Воскресение», потом «Русское Воскресение» и, наконец, «Русское Воскресение Жириновского», а был еще и «Московский трактир»), шел в Москве нарасхват. Тираж у нее доходил до 40 тысяч экземпляров.
Наряду с «Пульсом Тушина» Виктора Фомичева, это была старейшая газета русских патриотов, но при этом гораздо более содержательная. Почему так считали, скажу позднее.


115.
Обращение к читателям. «Русское Воскресение», № 1 (17).

Самое интересное, что так же (относительно приоритета) думала и противоположная сторона.
В обзорах праворадикальной прессы на «Центральном Еврейском Ресурсе Sem.40», «Русское Воскресение» до сих пор характеризуют, как «яркую» и даже «легендарную». «Антисемитские карикатуры из этой газеты, – пишет в своем списке “экстремистских” изданий один из представителей либерального сообщества В. Лебедев, – до сих пор [sic!] носят на митингах (русский парень стегает карикатурного еврея: “Подлую скотину – русской хворостиной, чтобы эта гадина больше нам не гадила”). Они до сих пор очень помогают евреям получать в американском посольстве статус беженца. Как только покажут картинку из древнего “Воскресения” (американцы-то не знают, что она давно не выходит), так сразу же и готов статус».

Да, это вам не "Шарли Эбдо"! Евреи, выходят, важнее и Бога, и любой Веры!

116.

Не скрою, нам тогда были близки многие (но, конечно, далеко не все) императивы «Русского Воскресения». В этом смысле примечателен был, например, первый послепероворотный номер 1991 года.
Вся вторая полоса была посвящена народному депутату РСФСР, попу-ренегату Глебу Якунину: «Сатана в рясе». Размещавшийся на четвертой странице материал «Придуманный путч или масонский заговор?» завершался словами: «К власти пришли ОНИ. Теперь ОНИ снова вводят капитализм. ИХ капитализм, не русский. Поэтому мы должны гнать ИХ в шею. На Русской земле власть и собственность должны быть в руках русских… У НИХ земля должна гореть под ногами».
Так думали и мы.
Следует признать, что при общении Алексей производил на меня и моих друзей странное впечатление. С Православием он тогда, казалось, «не дружил». Впоследствии я с удивлением узнал о его прошлом, которого тогда даже и не предполагал
Согласно ставшим доступными сведениям, Алексей Маратович Батогов, родился в 1946 году, по образованию филолог, специалист по Южной Африке, работал в главной редакции вещания на страны Африки Центрального радиовещания на зарубежные страны Гостелерадио СССР.
В связи с этим в голову приходит только две возможности: либо он хорошо замаскировался, либо просто радикально изменился.



117.
Алексей Маратович Батогов. Снимок 2010 г.

Однако главной причиной популярности «Русского Воскресения» и последующей его травли и судебного преследования были отнюдь не пресловутые карикатуры и подобного рода материалы. Это давало только повод, «вина» же была гораздо более серьезной и весомой – публикация на ее страницах статей некого «Кузьмича», в настоящее время преданные забвению, к сожалению, даже и в патриотическом лагере.
Статьи эти печатали и некоторые другие издания (газеты «Домострой», «Русский вестник» и «Советский патриот», журнал «Молодая гвардия»), но именно «Русское Воскресение» первым проложило этому автору дорогу к читателю, именно эта газета печатала все его статьи без разбора.
Покупая очередной номер газеты, мы надеялись найти там очередную статью «Кузьмича».
Юлия Григорьевна Шишина, помнб, очень высоко оценивала публикации «Кузьмича», подчеркивая, что именно в них, в отличие от целого вала публикаций подобного рода, «содержится правдоподобное объяснение происходящего» (Наш современник. 1991. № 8).
Одна за другой выходили подписанные им статьи: «Рынок России в свете нового законодательства», «Хлебная карточка или петля на шее», «Почему совфинансы не поют романсы», «Как нас грабят ценами». «Международные “игры” и тайна России», «Россия и рынок. (В свете советского и международного права)», «С черного хода», «Катастрофа России: миф или реальность?», «Акция “Приватизация”»
Работавший, начиная с 1990 г., в журнале «Молодая гвардия» (в котором как раз тогда и печатался «Кузьмич») Валерий Хатюшин писал в одной из своих статей 1991 г.: «Назвав “демократов” повсеместной агентурой мiрового капитала, имеющего сионистскую сущность и окраску, – по всей видимости, уже излишне заключать это определение в кавычки. Демократия и в самом деле не имеет никакого другого смысла, кроме несвободной, неравной, небратской власти торгашества и золотого тельца (еврейского бога). Пусть они остаются теми, кем являются на самом деле. Поэтому далее употребляю это выражение без кавычек.
Разве не об этом же поведал в своих статьях А. Кузьмич, с цифрами и фактами показавший предательскую и в прямом смысле подрывную работу генсеко-президентской команды, действовавшей под диктовку координаторов мiровой политики? Его работы есть прямое и конкретное доказательство всему, сказанному здесь (см.: “Молодая гвардия”. 1991. №№ 2, 6, 8, 9).
Собственно говоря, процесс нынешнего перехода к “рынку” был запланирован еще тогда, до октябрьского переворота и до внедрявшегося каленым железом “огосударствления” всех предприятий, всей земли, всей собственности. Ведь никто ни тогда, ни потом не скрывал, что основная цель “революции” – перераспределение национальных богатств из одних рук – в другие... Оставалось в тайне лишь одно – в чьи, в какие руки?» (Валерий Хатюшин. Черные годы).


118.
Одна из карикатур «Русского Воскресения».

Приведенные нами слова – это, как говорится, публицистическая составляющая вопроса, но был еще – и это-то для оппонентов «Кузьмича» было самым опасным – научное измерение проблемы.
На обширном фактическом материале автор показал, что русское сырье и ресурсы издавна рассматривалось Западом как общее достояние. По его мнению, такой подход был закреплен еще в 1884 г., когда ведущими капиталистическими странами был принят так называемый «Акт Берлинской конференции», в котором закреплялся принцип «эффективной оккупации», суть которого сводится к тому, что любое государство обязано эффективно добывать сырье на своих территориях и пускать его в оборот, а если не позволяют собственные технические средства, то допускать к эксплуатации ресурсов на своей территории другие страны.
Именно «Кузьмич» первым ввел в нашей стране такое понятие, как «золотой миллиард», тесно связанный с идеей сокращения населения Земли.
В одной из работ известного современного ученого С.Г. Кара-Мурзы содержится сжатый анализ основного содержания всех опубликованных работ «Кузьмича»:
«По его мнению, за этим термином [“золотой миллиард”] стоит определенная, целостная геополитическая, экономическая и культурная концепция: pазвитые стpаны, сохpаняя для своего населения высокий уровень потребления, будут военными и экономическими меpами деpжать остальной мip в пpомышленно неpазвитом состоянии в качестве сыpьевого пpидатка и зоны сбpоса вpедных отходов. Население этих “замороженных” в своем развитии стран в условиях бедности деградирует и никакой функциональной ценности для “первого мiра” не представляет, создавая, в то же время глобальные социальные проблемы. Это население должно быть сокращено с помощью целой системы новых социальных технологий.
В газете “Воскpесение” в своей пеpвой статье “Россия и pынок. (В свете советского и междунаpодного пpава)” А. Кузьмич писал: “наша пеpестpойка – часть всемipной пеpестpойки. Пеpвый этап мipовой пеpестpойки начался после энеpгетического кpизиса 1973 года, наглядно показавшего pазвитым стpанам с pыночной экономикой, какую опасность несет нехватка сыpья и энеpгии. По данным ООН, сыpья и энеpгии хватает (пpи оптимальном использовании) только на 1 млpд. человек. На 1 янваpя 1990 года на Земле пpоживало уже более 5,5 млpд. человек..., к 2000 году ожидается более 8 млpд. Не случайно, что в золотой фонд “одного миллиаpда” входят только такие стpаны, как США, Япония, стpаны ЕЭС и т.д., в то вpемя как 4/5 населения Земли из Азии, Афpики, СССР, Латинской Амеpики, обладающие основной массой сыpья и энеpгии, вытеснены с “места под солнцем” и, по существу, являются сыpьевыми колониями вышеназванных стpан...
Западные специалисты спpаведливо считают, что удеpжать в узде 7 млpд. населения в 2000 году пpактически невозможно: “голодные” съедят “сытых” вместе с ядеpным оpужием.... Вот почему в 90-х годах XX века появилась и укpепляется новая теоpия так называемой “интеpнационализации и взаимозависимости” госудаpств, суть котоpой в создании мipового центpа с единым центpализованным pаспpеделением капиталов, товаpов и pабочей силы, в конечном счете – сыpья, где железная гваpдия междунаpодных вооpуженных сил ТНК (тpанснациональных коpпоpаций) будет создавать “мipовой пpавопоpядок и стабильность”.
Далеко идущая цель: сохpанение контpоля над естественными и пpиpодными pесуpсами Земли в pуках пpомышленно-финансовой элиты мipа. Не случайно, что пpогpамма ООН по экономическому и социальному pазвитию на 1990-е годы не содеpжит бывших в 60-е и 70-е годы установок на неотъемлемый сувеpенитет наpодов над их естественными и пpиpодными богатствами. Как говоpят дипломаты, следует избежать pиска “pазбазаpивания” сыpья по национальным “кваpтиpам”...
На повестке дня искусственное сокpащение населения в Азии, Афpике, СССР. В документах ООН (комитеты по наpодонаселению и сыpьевым pесуpсам) все население Земли делится на основное (обезпечиваемое сыpьем, 1 млpд.), полуосновное (около 1 млpд.) и вспомогательное наpодонаселение, неpентабельное в условиях индустpиализации, оно не окупает вложенных в него сpедств для пpоизводства и для жизни» (Сергей Кара-Мурза. Концепция «золотого миллиарда» и Новый мiровой порядок).
Прочитанное вызывает много мыслей и вопросов.
Во-первых, конечно, мощный дар предвидения, полученный им отнюдь не через духовное откровение, а в результате честного добросовестного исследования, силу которому, несомненно, дала автору любовь к своей Родине, к своему многострадальному народу.
Во-вторых, почти полное забвение этого человека и столь злободневных именно сегодня его трудов. Причем одинаково, как противниками его идей (что понятно), так и теми, кто вполне разделяет его мысли, повторяет и даже развивает их, правда стараясь не упоминать имя первопроходца.
И тут (в последнем случае) мы видим не только то, что, как сказал некогда поэт, мы ленивы и нелюбопытны; здесь гораздо более страшный симптом: зависть, переходящая в ненависть к «конкуренту» А это уже, увы, признак гораздо более грозной болезни саморазрушения, самоуничтожения. С такой язвой в душе нам не выжить.
Непреложным свидетельством сказанного является две-три изданные еще в начале 1990-х гг. полуподпольные малотиражные брошюрки с работами «Кузьмича», а также полное забвение его имени в работах единомышленников: публицистов, политологов, экономистов…
До сих пор обнародована всего одна (!) его фотография; практически полностью отсутствуют воспоминания о нем. Но ведь были же родственники и друзья!
Возвращаясь в тот далекий теперь уже 1990 год, когда появились статьи «Кузьмича», хорошо помню, какое произвели они ошеломляющее впечатление.
Характерной чертой всех этих публикаций было редко встречающееся сочетание доступности для массового читателя с глубиной исследователя.
Сотрудничавшая в ту пору в «Русском Воскресении» Наталия Оленева впоследствии вспоминала: «Когда в газете… появилась первая статья “Россия и рынок” за подписью “А. Кузьмич”, читатели были потрясены. Пошли письма, телефон издательства каждый день выхлестывал поток самых разных эмоций – от возмущения до экзальтированного восхищения. Патриоты приняли статью безоговорочно. Это был свежий грозовой ветер, которого ждали. Многие знали, догадывались о нечестной игре правящих кругов, находили в печати то один, то другой подтверждающий факт, иронизировали над понятием “общеевропейский дом”, негодовали по поводу одностороннего разоружения. Но вот появилась статья-документ, содержащая огромный фактический материал со ссылками на постановления ООН, ЮНЕСКО, нашего Минфина... Как оказалось, Россию цинично грабят и продают, продают сознательно и давно. […] Доходчиво написанные, эти статьи были понятны не только опытным экономистам и юристам, но и простым людям. Они были перепечатаны во всех газетах и журналах, где в руководстве были русские люди. Русские эмигранты перепечатывали их в своих изданиях за рубежом. Большая же пресса, находящаяся в руках нерусских, сделала вид, что не заметила сенсационных разоблачений А. Кузьмича» («Русское Воскресение». 1991. № 2).
Одной из газет, которой, по словам Н. Оленевой, руководили русские люди, был еженедельник «Домострой». Там не только перепечатывались статьи «Кузьмича», именно там впервые печатались некоторые его работы (одна из них «С черного хода» // 1991. № 24).
Газета не раз меняла название: «Знамя строителя» – «Московский строитель» – «Домострой» – «Московское строительство» – «Московская перспектива». Неизменным оставалось одно: с 1990 по 2007 гг. руководила ею Лидия Георгиевна Калинина.
Это был необычный человек. Прежде всего, то была женщина необычной красоты. Взгляды ее также отличались неординарностью. До 1991 г. она – член ЦК Коммунистической партии РСФСР. Во время кампании по выборам Президента России 1991 г. она была доверенным лицом небезызвестного генерала А.М. Макашова.
Менялось время – менялась и Л.Г. Калинина. Решающим было обретение ею Веры. Об этом свидетельствуют ее статьи с описанием паломничеств по Святым местам, а также то, что с 1995 г. она является действительным членом Императорского Православного Палестинского Общества.
Что же до интересующего нас времени, то мы нашли, хотя и краткую, но весьма емкую, характеристику тогдашней деятельности Лидии Георгиевны, принадлежащую ее заместителю (в ту пору) Ивану Тырданову: «Время было сложное. Газету по политическим причинам неоднократно пытались закрыть, считая ее резко оппозиционной. В ней тогда печатались многие известные, в том числе и оппозиционные, авторы. В рознице она была в дефиците, за ней гонялись читатели. В 90-х финансовая подпитка издания практически отсутствовала. Лишь благодаря своей кипучей энергии Лидия Георгиевна смогла отстоять и сохранить его».
Такова была одна из газет, решавшаяся в ту пору печатать статьи «Кузьмича».


119.

Однако кем же был сам автор? Этот вопрос интересовал читателей не меньше, чем взрывное содержание его статей.
По словам той же Наталии Оленевой, «читатели “Воскресения” недоумевали – кто этот “А. Кузьмич”? Ученый? Журналист? Почему раньше не знали? Ничего не слышали? Ходили слухи, что “А. Кузьмич” – это коллективный псевдоним. Работает группа единомышленников, а то и... аппарат помощников Егора Кузьмича Лигачева или Ивана Кузьмича Полозкова».
Этот вопрос интересовал и тех, кто собирался в то время на квартире у Зелинских. Тем более, что среди нас тогда постоянно присутствовал «источник информации» – редактор и издатель «Русского Воскресения». Однако сам Алексей Батогов молчал «как партизан», отшучивался да отнекивался.
Лишь некоторое время спустя эту тайну мне раскрыли мои хорошие знакомые из «Молодой гвардии». Я даже видел самого «Кузьмича» и, помнится, пожал ему руку. Но этим всё и ограничилось.
Подробности, пусть и весьма скудные, мы узнали только после его гибели. Узнали – и еще раз опознали нашу общую Русскую Судьбу.
Анатолий Кузьмич Цикунов (так на самом деле звали «Кузьмича») родился 27 ноября 1933 года в Смоленске. В 1941 г. отец его ушел на фронт и не вернулся. Мать была чернорабочей и не умела даже писать: вместо подписи ставила крестик. Но сына решила выучить. Закончив школу-семилетку, Анатолий уехал в Горький, поступил в речное училище. Получил назначение в Барнаул, работал там механиком парохода на Оби. Тогда-то у него и возникла тяга к писательству. Вскоре, отработав положенное, Цикунов возвратился в Смоленск. Показал свои стихи и рассказы в редакции газеты «Смена», куда его и приняли на работу литсотрудником.
Вскоре в жизни Анатолия происходит еще одна значимая перемена. Он подает документы в Московский государственный институт международных отношений, отлично сдает экзамен, поступает туда, но вскоре, осознав, что это не его стезя, переходит на факультет экономики и права Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Получив диплом, он поступает в аспирантуру, где защищает кандидатскую диссертацию.
Далее была работа во Всесоюзном юридическом заочном институте, где и определились его исследовательские интересы, как ученого, и гражданская позиция, как человека. За это он, в конце концов, и пострадал. По свидетельству главного редактора журнала «Молодая гвардия» Валерия Хатюшина, не раз беседовавшего с А.К. Цикуновым, он был уволен из вуза стоявшей там у кормила «еврейской партией» с типичной для того времени формулировкой, как «не прошедший по конкурсу». По причине влиятельности таких же группировок в других научных и учебных заведениях, кандидату наук было отказано в работе повсеместно.
Зарабатывать на хлеб пришлось журналистикой и лекторской работой. Вот так и появились на свет те самые статьи. Пресечь набиравшие силы разрушительные процессы в стране они не могли, но влияние их на сознание людей было огромно.


120.
«Кузьмич». Анатолий Кузьмич Цикунов.

С.Г. Кара-Мурза так оценивает значимость этих публикаций: « …В СССР статьи А. Кузьмича воспринимались (даже в кругах “цивилизованной оппозиции”) как пророчески обличительные, недопустимо антиперестроечные и антизападные. С этими статьями нельзя было полемизировать в “приличной” печати. Они были представлены как выражение крайнего, архаичного экстремизма. В действительности же в западной и даже советской либеральной литературе все утверждения и оценки, которые в изложении А. Кузьмича выглядели обличением, даются без всяких эмоций, как самые обычные рациональные рассуждения. Это и есть признак того, что понятие “золотой миллиард” вошло в культуру и мышление современного либерального общества на уровне коллективного безсознательного. Следовательно, стало важным фактором мiровой общественной жизни и политики» (Сергей Кара-Мурза. Концепция «золотого миллиарда» и Новый мiровой порядок).
Однако у себя на родине, для власть имущих, А.К. Кузьмич стал весьма опасной фигурой.
Утром 20 мая 1991 г. Анатолий Кузьмич был найден в гостиничном номере в Нижневартовске, где он находился в командировке, мертвым…
Он сидел в кресле. На столе на видном месте находился сердечный препарат. Всё напоминало дешевую постановку с кричащей подсказкой готового диагноза.
Как говорят в таких случаях, «скончался при невыясненных обстоятельствах».
Таковой была судьба многих русских патриотов во все века, особенно же в такие переломные времена, когда решается вопрос, кто кого.
Анатолию Кузьмичу шел 58-й год. Ему бы сидеть да писать, а он – ради хлеба насущного – вынужден ездить с лекциями по всей стране. Ему бы жить да жить…
Однако А.К. Цикунову, если можно так выразиться, еще «повезло».
По стране начала свое победное шествие 74-я статья Уголовного кодекса о разжигании межнациональной розни – предшественник современной «Русской статьи» (282-й УК РФ).
10 февраля 1990 г. уголовное дело по этой статье было возбуждено против старшего научного сотрудника института философии АН СССР, кандидата исторических наук (защищенную им в 1982 г. докторскую диссертацию ВАК не утвердил из-за содержавшихся там якобы «антисемитских идей) Е.С. Евсеева, в 1988 г. создавшего Комитет советской общественности против установления дипломатических отношений с Израилем.
По странному и едва ли случайному стечению обстоятельств в тот же день (10 февраля) он был сбит автомашиной, переехавшей его дважды, а 16 февраля, не приходя в сознание, он скончался. Подготовленная Евгением Семеновичем к изданию рукопись двухтомного труда «Сионизм в России: от Великой реформы до перестройки» после его убийства таинственно исчезла.
12 октября 1990 г. к двум годам лишения свободы по этой статье был приговорен председатель Союза за национально-пропорциональное представительство «Память» К.В. Смирнов-Осташвили. Судили его за срыв 18 января 1990 г. в Центральном доме литераторов вечера группы писателей-демократов «Апрель». 26 апреля 1991 г. Константин Владимiрович был найден мертвым в своей камере в лагере под Тверью.
Сгущались тучи и над Алексеем Батоговым и его газетой «Русское Воскресение», печатавшейся в Мытищинской межрайонной типографии тиражом – на пике своей популярности – в 40 тысяч экземпляров.
«Травле, изощренной и разносторонней, – вспоминала одна из сотрудниц газеты, – подвергся редактор “Воскресения” (в конце концов, издательство-учредитель просто закрыло газету) А. Батогов, а с ним вместе и директор издательства писатель А. Алешкин. В борьбе с инакомыслящими враг не брезгует никакими средствами. Даже физической расправой. Нам, русским, давно пора издавать новую газету: “Вести с погоста”. Все наиболее умное, яркое и талантливое, что осталось у нашего народа после кровавого 1917 года, 20-х, 30-х и последующих годов, сегодня в опасности» (Н. Оленева. Тайна имени).
26 июня 1992 г. за главным редактором «Русского Воскресения» пришли…
«В один прекрасный день двери квартиры Батогова взломал вооруженный автоматами усиленный наряд милиции. Группа захвата, вместо громилы-черносотенца, обнаружила в квартире человека в инвалидном кресле. Батогов был подвергнут аресту и помещен в тюрьму – в связи с тем, что против него было возбуждено уголовное дело по 74-й статье.
Алексей Маратович – тогда уже был немолодым человеком и инвалидом детства (хронический туберкулёз, Лебедев с характерным одесским юмором написал об этом – “чахоточный Батогов”). Но следователь прокуратуры избрал именно такую меру пресечения и продержал больного человека в тюрьме до первого судебного заседания. На этом заседании суд отпустил Батогова из-под стражи, чем косвенно признал необоснованность действий следователя. Фактически, судебное разбирательство даже не успело начаться – дело было закрыто Мосгорсудом “в связи с плохим состоянием здоровья” обвиняемого.
Еще находясь под следствием, Батогов издал новый листок – “Московский трактир” (с обширным, на разворот, “Справочником патриота-черносотенца” – и домашним телефоном своего следователя), который, в отличие от предыдущих, не привлек внимания правоохранительных органов.
В 1994 г. талант публициста Батогова был оценен в ЛДПР – он стал сотрудником партийной пресс-службы и консультантом парламентской фракции либеральных демократов. В 1995 году своеобразное чувство юмора лидера ЛДПР В. Жириновского послужило причиной выдвижения Батогова в депутаты Государственной думы от Еврейской автономной области. Дальнейшая судьба Батогова неизвестна, но, видимо, он жив…» (Легендарная газета Алексея Батогова // Материалы интернета).
И действительно, в июне 2009 г. в социальных сетях появилось сообщение: «После многолетнего перерыва, возобновлен выпуск легендарной газеты Русского национально-освободительного движения “Русское Воскресение”».


121.
Обращение А.М. Батогова к читателям.

Последнее сообщение об Алексее Маратовиче пришло в октябре 2010 г. Сообщалось, что он был назначен главным редактором Всеславянской Издательской группы «Русская Правда».
Tags: Мемуар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments