sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

«ДА, ПОМНЮ Я ВАШ ДОМ, РАДУШЬЕМ ЗНАМЕНИТЫЙ…» (часть 2)

10.
Андрей Николаевич Зелинский.

«Мiротворный круг» Андрея Николаевича Зелинского

Попав в непривычную обстановку необычного дома, некоторых, помню, соблазняла и шелковая профессорская шапочка Н.Д. Зелинского на фотографиях, и развешенные по стенам «мiротворные круги», иллюстрирующие одну из теорий, разработанных сыном академика – А.Н. Зелинским, нынешним хозяином квартиры.

11.
Академик Николай Дмитриевич Зелинский в профессорской шапочке.

В связи с этим толковали об «эзотерических сферах», об «археометре» известного оккультиста Сент-Ива д`Альвейдра, о «черной масонской шапочке мастера». Впрочем, в последнем обвиняли и С.А. Нилуса, припоминая известную фотографию публикатора «Протоколов сионских мудрецов» в такой же примерно шапочке. Разговаривая с некоторыми моими друзьями перед самой публикацией этих воспоминаний, я с удивлением обнаружил, что многие из тех фобий благополучно преодолели это непростое 25-летие…

12.
А.Н. Зелинский (справа) и культуролог И.Я. Петухов, член Центра ноосферной защиты имени академика Н.Д. Зелинского с «Miротворными кругами».

В этой тогда еще только набиравшей обороты, а теперь уже полномасштабной психологической и идеологической войне должны быть, разумеется, свои жертвы. Были, есть и будут. Да и какая же война без них? На внешне невидимом поле боя присутствовали обманщики и обманутые. Среди последних было немало тех, кто, как некогда писал поэт, сам обманываться был рад.
Отчасти я это понимал и тогда…


Из записной книжки (31 августа 1991 г.): «Патриотическое движение поражено многими недугами. Есть врожденные, есть благоприобретенные, есть внедренные извне для разрушения. Где что – разобраться сложно. В отдельных случаях и вовсе невозможно. Психическая неуравновешенность, порой на грани истерики. 1) Не секрет, что иногда примыкают просто психически больные. 2) Многих таковыми сделала отсидка (через пять-шесть-семь лет любой зэк не может восстановиться для умственной деятельности). 3) Влияние окружающей обстановки “на грани катастрофы” при всеобщей эйфории и сознании своего безсилия что-либо изменить.
Ю.Г. Шишина (психиатр), побывав 30 августа на заседании правления Союза писателей России, подтвердила, что многим из присутствовавших там нужна психиатрическая помощь.
Отсутствие обобщающих основанных на проверенных фактах трудов по конспирологии и русско-еврейском противостоянии порождает фантомы скрытых врагов под маской друзей. К такого рода слухам относятся [далее следовал список известных в патриотической среде того времени личностей с указанием приписываемой им принадлежности со ссылкой на источник слухов. – С.Ф.]. Это или правда, или провокация с целью вывести этих людей из патриотического поля».


Отчасти этих недоверчивых людей, конечно, можно было понять: чтение их было строго избирательным, да и всяческой паутины вокруг было предостаточно. Но все же, справедливости и истины ради, поясним, что «мiротворные круги», которые так смущали (и продолжают смущать) некоторых моих сотоварищей, являлись всего лишь пояснительными схемами к серьезному научному исследованию А.Н. Зелинского о календаре, признанному как ученым сообществом, так и Церковью.
В этой связи весьма показательна издательская история этой работы.
Впервые она увидела свет в 1978 г. в весьма авторитетном в свое время академическом продолжающемся издании «Контекст». Называлась работа «Конструктивные принципы древнерусского календаря». Скан этой статьи имеется в электронной библиотеке Московского университета
http://lib.mexmat.ru

13.
Обложка сборника «Контекст 1978. Литературно-теоретические исследования» (М. Издательство «Наука». 1978) где на страницах 62-135 впервые была опубликована работа А.Н. Зелинского.

В 1996 г. эту работу отдельной книжкой выпустило издательство Подворья Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря в Москве.

14.
Обложка первого отдельного издания труда А.А. Зелинского. 1996 г.

Однако первым оценил значимость труда Андрея Николаевича митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим (Нечаев, 1926†2003), глава Издательского отдела Русской Православной Церкви. Мне приходилось общаться с Владыкой. Это был высококультурный, образованный человек, опытный и искусный церковный политик.
Именно по инициативе Владыки в его детище – выходившей в большом формате на мелованной бумаге с цветной печатью газете «Православное чтение» – в 1990 г. (№ 6) вышла прекрасно иллюстрированная статья А.Н. Зелинского. Называлась она «Литургическое время Христианской культуры». Этот заголовок более точно отражал мысли ее автора, чем советский «древнерусский календарь».
К сожалению обе эти публикации, учитывая и их переиздания, вышли мизерным тиражом, превратившись к настоящему времени в библиографическую редкость. И это при том, что вопрос, рассматривающийся в них, представляет не только исторический или церковно-прикладной интерес.
Предметом исследования А.Н. Зелинского действительно являлся православный византийский календарь, т.н. Юлианский. Называли его по-разному «Мiротворный круг», «Церковный круг», «Великий индиктион».

Подробные схемы Мiротворного круга, созданные А.Н. Зелинским, см. здесь:
http://calendar.orthlib.ru/bysant_calendar/bysant_calendar.html

Мы же попытаемся привлечь внимание к другому аспекту исследования.

15.
«Великий мiротворный круг». Первая схема А.Н. Зелинского.

Ведь дело тут не только в науке. В одной из специальных книг, посвященных календарной проблеме, вышедшей из-под пера православных исследователей, А.Н. Зелинского называют «математиком и астрономом».
Эта ошибка весьма примечательна: она наглядно демонстрирует ход мыслей гуманитариев церковной, так сказать, складки. Кому-де и заниматься календарной проблемой, как не математику и астроному?
В действительности А.Н. Зелинский по специальности историк (также, заметим, как и учитель его супруги – знаменитый А.Л. Чижевский, о котором речь впереди, и что само по себе также не случайно).
В 1960 г. Александр Николаевич закончил исторический факультет Московского Государственного Университета имени М.В. Ломоносова.


16.
Центр первой схемы – хризма.

«А.Н.Зелинский, – замечает его знакомый и близкий сотрудник И.Я. Петухов, – неоднократно читал в МГУ курс “Типология культуры и категория времени” Абстрактная, кажется, тема на самом деле до нельзя актуальна. В мiре решается программа “мелтинг пот” – смешения культур, а стало быть, их исчезновения».
Но раз «культур» – значит и народов!
«Из всех моделей Культур мне, – говорит сам А.Н. Зелинский, – конечно, ближе всего Модель Христианской культуры, мне родной. Учение Христа – это “учение о жертве”, например “о принесении себя на алтарь служения другим”. На модели вы увидите сумму христианских понятий: расчёты Пасхи, праздник Христова воскресения, круг святых, принесших себя в жертву человечеству при самых трагических обстоятельствах, порядок Христианских праздников. Сущность Христианства заключена в Пасхальном песнопении: “Христос воскресе из мертвых, смертью смерть поправ и сущим во гробе живот (жизнь) даровав”. Полемика о том, нужно ли преподавать Христианское учение детям? у меня вызывает недоумение. Эту необходимость нравственной опоры нельзя объяснить рационально, можно постичь только религиозно. Современность, идущая к Технозою, слиянию человека и машины обрекает человечество на гибель».
Так мы подошли к современным общественно-политическим смыслам, заложенным в этой академической работе.
Чтобы лучше понять их, обратимся к давней (вышедшей еще в октябре 1990 г.) статье писателя Г.П. Калюжного, секретаря Союза писателей России, издателя и основателя «Энциклопедии сел и деревень».


17.
Григорий Петрович Калюжный.

Григория Петровича мне приходилось встречать, в том числе и у Зелинских. Уроженец Макеевки Донецкой области, он был штурманом гражданской авиации. В то время он меня интересовал, как обладатель информации о генерале М.К. Дитерихсе, участнике расследования цареубийства 1918 г. Однако, несмотря на полученный от самого писателя номер телефона, Г.П. Калюжный оказался неуловимым (для меня, во всяком случае): трубку он так ни разу и не поднял…
Статью, фрагменты которой мы далее приведем, вышла в «Московском литераторе». Название этой газеты будет встречаться неоднократно и далее, потому скажем о ней несколько слов.
Руководил «Московским литератором» в 1988-2000 гг. мой ровесник (тоже 1951 года рождения) Николай Иванович Дорошенко…
То был, на мой взгляд, звездный час этой газеты, который, каждое в свое время, переживали почти все периодические издания. В отличие от прочей патриотического толка периодики, такой, например, как «Наш современник», «День», «Молодая гвардия», «Москва», «Московский литератор» был в то время для меня и некоторых из моих друзей, практически единственным безцензурным изданием. В отличие от перечисленных газет и журналов, в двух из которых мне даже приходилось самому работать, на страницах «Московского литератора» я мог в то время вполне свободно излагать свои мысли.

18.

Позднее такая возможность мне предоставлялась лишь однажды – в «Русском вестнике», возглавлявшимся ныне покойным А.А. Сениным, о чем мне уже приходилось писать:
http://www.nashaepoha.ru/?page=sitenews&lang=1&id=6198
В последний раз Николая Дорошенко я видел 17 февраля 1998 г. в храме Сретенского монастыря на отпевании П.Г. Паламарчука, с которым мы были близки, особенно в последние годы его жизни. (Может быть, когда-нибудь напишу и об этом.)
Кстати, выразился я так («в последний раз») не потому, что с Николаем Ивановичем что-либо случилось. Он, слава Богу, жив-здоров. Но вот я по болезни стал невыездным. Живу в подмосковной деревне, в столице не бываю. Так что вряд ли с Н.И. Дорошенко удастся еще раз свидеться. Потому и хочется, пользуясь случаем, еще раз помянуть добрым словом этого человека.


19.
Николай Иванович Дорошенко.

Тема статьи Г.П. Калюжного была близка Н.И. Дорошенко. Позднее, в Международном независимом эколого-политологическом университете Николай Иванович читал даже спецкурс «Культура как среда обитания».
Любому, кто прочтет сегодня статью Г.П. Калюжного, упования его покажутся несколько наивными. Он, кажется, не понимает того, что процесс одинаково (как у нас, так и на Западе) был запущен одной и той же силой.
О степени простодушия – но одновременно и неиспорченности (ведь для чистого всё чисто) – автора можно судить хотя бы по содержанию вот этого видеоролика:

https://www.youtube.com/watch?v=EDU_PgmCx4Y
Причину этого недостатка нетрудно понять: статья была написана и опубликована еще до развала СССР. С тех пор мiр далеко ушел…
Однако при этом Г.П. Калюжный – ничего не скажешь – точно определял многие болевые точки, наиболее рельефно проявившиеся в настоящее время.
Но вот, наконец, и сам этот текст: «Будучи кандидатом в народные депутаты РСФСР, в своей программе я настаивал на необходимости судебного расследования массового уничтожения российских деревень, наших этнических родников, под видом неперспективных. Напомню, что с 1959 по 1969 год погибло 236 тысяч сел и деревень, то есть в 3,5 раза больше, чем за всю Великую Отечественную войну.
Скандал в ЦДЛ, судебный процесс над […] Осташвили, оказывается перевесил эту национальную катастрофу. Ни правительство, ни народных депутатов этот вопрос не волнует. Почему? […] Полное равнодушие к народной жизни. Неужели нашим руководителям не известно, что любой народ формируется прежде всего вокруг национальных святынь, без которых ни одной нации на земле до сих пор не существовало. […]
…Ни о каких преобразованиях не может быть и речи до тех пор, пока не будет принят столбовой закон об ответственности правительства и его аппарата, включая и депутатский корпус, за принимаемые решения – без срока давности, дабы обезопасить наших потомков от государственного авантюризма. Правительство должно нести судебную ответственность за отчуждение своих народов от земли, истории Отечества и национальных культур […]
Этот закон должен обезпечить немедленное прекращение и запрещение экспериментов над человеком и обществом (экономических, идеологических, социальных, психотелевизионных и т.д.). Этот закон должен войти в Конституцию […]
При этом я хочу особо подчеркнуть, что существующая ныне модель конституции более чем несовершенна, ибо не включает в себя целый ряд жизненно важных положений, среди которых, говоря словами известного культуролога Андрея Николаевича Зелинского, нет положения о ноосферной (духовно-психологической) защите общества. […] Этот пробел следует компенсировать:
1. Законом о защите человеческого сознания и психики от насильственного подавления, психоцидом, экоцидом, идеологическим терроризмом и т.д. через средства массовой информации, и особенно через телевидение. Должны быть разработаны эффективные критерии допустимого психологического воздействия на человека (общество) по принципу сущностной информации. Следует учесть и то, что сегодня уже имеются устройства (вещества) воздействия на сознание человека на расстоянии.
2. Вводом основательно разработанного национального права, строго согласованного с институтом национальных святынь, зафиксированных новой Конституцией РСФСР (материнство, национальная символика и т.д.)
3. Законом об ответственности за осквернение святынь всех народов, проживающих в России или за ее пределами. И добиваться установленным путем включения данного закона в международное право.
4. Законом об охране чистоты и природного строя русского языка, неразрывно связанного с Литургическим православным календарем, возврат к которому неизбежное условие возврата нашего народа в русло естественно развития» (Московский литератор, 19 октября 1990 г.).
Далее Г.П. Калюжный приводил слова А.Н. Зелинского о значимости этого, как определял сам этот ученый, «сакрального литургического календаря средневековья» для современности:
«Календарь – это ритм, который должен объединять внешний Космос мiроздания с внутренним Космосом человека в некое единое гармоническое целое. Но календарь – не только ритм, но и память. Поэтому календарь по самой своей сути есть выражение того, что можно определить понятием “ритмической памятью человечества”».


20.
«Великий мiротворный круг». Вторая схема А.Н. Зелинского.

Существует и поэтическое выражение этих мыслей в одном из стихотворений А.Н. Зелинского:

«Куда ушёл вчерашний день –
Никто не знает…»

(Из радиопередачи)

Как не пропасть в безконечности Времени?
Как перейти через бездонный провал?
Издавна люди томятся в сомнениях,
Молятся, просят, чтоб Бог помогал.
Лавой событий Время летит,
Уничтожая всё на пути!
Как же измерить его, как найти
Образ какой-то, какое сравнение,
Чтоб воссоздать всю «иллюзию» Времени?
Его не увидеть, не прожевать,
Время мы можем лишь «переживать»:
Смерть и рождение, Бог и Любовь,
Радость и горе, возникшие вновь,
Бога невидимый перст иль Судьбы –
Жизни земной безконечность борьбы.

Нет у народов особых часов,
Есть только сердцем услышанный зов:
Каждое племя, каждый народ
Время по-своему осознаёт.
Вот так и рождаются «Формулы Времени»,
Передаваемые поколениями.


Супруга Андрея Николаевича Ю.Г. Шишина сжала эти мысли до мàксимы: «Культура – это литургически организованное сознание народа».
Последнее определение заставляет нас вспомнить о весьма важных, самых, пожалуй, главных в жизни вещах.
Об этом незадолго до смерти рассуждал В.В. Розанов, писавший: «…Литургия есть полный круг научения, сверх коего не нужно еще ничего человеку».
Мой крестный о. Валериан Кречетов рассказывал, как его, еще молодого клирика, наставлял старец: «Изучай Богослужение. В нем всё Богословие».
Я сразу же занес эти слова в записную книжку. И ведь действительно, Литургическое Богословие самое выверенное, и в силу этого самое надежное. Там Ветхий Завет, прошедший через руки Церкви, вполне безопасен, а сама святоотеческая мудрость содержится в наиболее ясном для понимания виде.


21.
Центр второй схемы.

Как и его отец-академик, одной из главных целей своих научных изысканий ставивший сохранение физической жизни человека, его сын, доктор исторических наук А.Н. Зелинский продолжает это перешедшее к нему по наследству дело.
Именно в 1991 г. (т.е. как раз в описываемое нами время) Андрей Николаевич объявил о создании Центра ноосферной защиты имени академика Н.Д. Зелинского, став его генеральным директором. Правда, окончательного учреждения сообщества пришлось ожидать еще некоторое время. Произошло это 28 января 1997 года.


22.

С Андреем Николаевичем, впрочем, как и его супругой Юлией Григорьевной, мне не приходилось встречаться с первой половины 1990-х.
Как выяснилось теперь, с тех же самых пор не виделись с ними и многие мои друзья. Один из них, встретив А.Н. Зелинского на выставке картин Великой Княгини Ольги Николаевны (с ее невесткой О.Н. Куликовской Зелинские были знакомы в 1990-е; она даже как-то останавливалась у них), как-то написал мне о своих впечатлениях:
«…Я встретил Андрея Николаевича на выставке работ Великой Княгини Ольги Александровны в Третьяковской галерее, лет десять или восемь назад. В импозантном стройном старике Андрея Николаевича я не узнал, хотя постарался не подать виду. И мы беседовали с ним, я рассказывал о своей работе, но ничего не мог спросить у него, и только при расставании я вдруг вспомнил, кто же именно беседует со мной, и назвал его по имени и отчеству…»


23.

Взявшись описывать события тех лет, я заглянул в интернет и нашел современные фотографии Андрея Николаевича, которые теперь видите и вы.
Рассматривая их, невозможно не заметить его удивительное сходство с прославленным отцом.
Tags: Мемуар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments