sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ВОИТЕЛЬНИЦА (8 глава, продолжение)

2.
Артур Мёллер ванн ден Брук.

«Необыкновенный фашизм» (продолжение)

Наконец, следует правильно интерпретировать и еще одно важное понятие: «Третий Рейх».
В политическом смысле ввел его, как признают теперь, немецкий писатель Артур Мёллер ван ден Брук (1876–1925), выпустивший в 1923 г. книгу под таким названием. В восьмой ее главе он дал идеал грядущего на смену Веймарской республике пангерманского государства, являющегося наследником двух предыдущих германских Рейхов: Священной Римской Империи Германской нации (862-1806) и Германской Империи Гогенцоллернов (1871-1918).
Парадигма, в которой появилось первоначально это название (Третий Рейх), было ярко выраженным апокалиптическим. Эту последнюю Империю Мёллер ван ден Брук рассматривал как кульминацию и конечную цель «консервативной революции», одним из родоначальников и идеологов которой он был. В этом смысле Германский Рейх не мог быть, например, подобно четвертой или пятой республикам во Франции, четвертым. Ибо главный смысл понятия «III Рейх» – это «Конечный Рейх».
Считается, что рассуждения Мёллера ван ден Брука были вдохновлены его работой над переводами Ф.М. Достоевского для собрания сочинений русского писателя, напечатанного в мюнхенско-лейпцигском издательстве в 1906-1919 гг.
По мнению современного немецкого интеллектуала Мартина Шварца, автор «Третьего Рейха» «приложил традиционные представления Русской Православной Церкви о Третьем Риме к Германии, и тем самым разработал политически-духовный проект, позднее перенятый национал-социалистами» (Шварц М. «Народы гибнут от либерализма» // Европеецъ. 2014. № 1 (14). С. 37).
Некоторые, правда, пытаются подменить совершенно ясный для каждого православного источник вдохновения немецкого автора «третьим заветом» Д.С. Мережковского совместно с которым Мёллер ван ден Брук переводил Ф.М. Достоевского. Однако для понимания текстов русского классика немецкому мыслителю был нужен, конечно, сам первоисточник. Им была теория инока Филофея «Москва – Третий Рим» (Лобковиц И. Иоахим Флорский и Миллениум // Вопросы философии. М. 2002. № 3. С. 65).
Известно, что Гитлер высоко оценивал усилия младоконсерваторов, работавших под руководством Мёллера ван ден Брука. Во время встречи с ним он сказал, что философ и его друзья разрабатывают духовное оружие для обновления Германии и имеют то, чего не имеет пока что он сам (Мёллер ван ден Брук А., Васильченко А. Миф о вечной Империи и Третий Рейх. М. 2009. С. 102).
Посмертно изданная книга философа носила весьма значимое название: «Вечный Рейх». Именно оно, вероятно, навеяло Гитлеру понятие «Тысячелетний Рейх», которое он ввел, выступая на съезде НСДАП в Нюрнберге в сентябре 1934 г. Оно ясно отсылает нас к Откровению Иоанна Богослова. Кстати говоря, и вторая составляющая понятия «Третий Рейх» возвращает нас опять-таки к Новому Завету: Dein Reich komme – «Да приидет Царствие Твое».
Одним из важных источников, несомненно, является книга Гитлера «Мой борьба». Первое русское сильно сокращенное издание ее, переведенное М.М. Спасовским, вышло в 1934 г. в Китае. Полное, как считается, издание появилось в СССР в начале 1930-х, Предназначалось оно для партийных работников, отпечатано ограниченным тиражом. Именно с него были сделаны пять массовых переизданий в России: 1992, 1998, 2002 и 2003 гг.
Как выяснилось недавно, перевел его известный партийный и советский деятель Карл Бернгардович Радек (1885–1939), родившегося в Лемберге/Львове. Настоящая его фамилия была Собельсон, а псевдоним он взял в честь популярного персонажа австрийских юмористов. С детства он читал по-немецки, как пишут в «Еврейской энциклопедии», на «языке просвещения евреев Галиции».
Странно, но ни один из современных издателей его «перевода» «Майн кампф» не упоминает имя Радека.
Самое поверхностное сравнение этого «перевода» с оригиналом выявило многочисленные подтасовки и фальсификации. Совершенно искаженным оказалось, например, то широко известное у нас место, в котором Гитлер откровенно писал якобы о его намерении «завоевания» России. Как оказалось, само это слово «завоевание» в оригинале отсутствует. Речь идет лишь о том предполагаемом времени, когда захватившие Россию евреи, занявшие место уничтоженной ими российской элиты, доведут страну до тотального краха. Именно тогда Германия должна будет обратить внимание на огромные окраинные пространства, некогда подконтрольные русским.
Никто из тех, кто хоть приблизительно знаком с биографией Радека, думаю, не удивлен таким наглым подлогом. «Он представлял собой, – отзывались о Радеке его товарищи по борьбе, – необыкновенную смесь безнравственности, цинизма и стихийной оценки идей, книг, музыки, людей. Точно так же, как есть люди, не различающие цвета, Радек не воспринимал моральные ценности. В политике он менял свою точку зрения очень быстро, присваивая себе самые противоречивые лозунги. Это его качество при его быстром уме, едком юморе, разносторонности и широком круге чтения и было, вероятно, ключом к его успеху как журналиста. Его приспособляемость сделала его очень полезным Ленину, который при этом никогда не воспринимал его всерьёз и не считал его надежным человеком. Как выдающийся журналист советской страны, Радек получал распоряжения писать определённые вещи, которые якобы исходили не от правительства или Ленина, Троцкого или Чичерина, чтобы посмотреть, какова будет дипломатическая и общественная реакция в Европе. Если реакция была неблагоприятная, от статей официально отрекались. Более того, сам Радек отрекался от них…» (Балабанова А.И. Моя жизнь – борьба. Мемуары русской социалистки 1897-1938. М. 2007. С. 258-259).
В конце концов, Радека убили по приказу Сталина. Сделал это, спровоцировав драку в лагере, скрывшийся под именем «троцкиста Варежникова» бывший комендант НКВД Чечено-Ингушской ССР Степанов, сидевший за служебные прегрешения. За выполнение приказа он был выпущен на свободу. Что касается Радека, то его не только посмертно реабилитировали, но еще и восстановили в партии в 1988 г. при Горбачеве.
А вот с «переводом» этого честного и невинного партийца неувязочка вышла.
Книга «Моя борьба» была запрещена для продажи, как «разжигающая расовую и национальную ненависть», и была внесена в Федеральный список экстремистских материалов. Вот только не мешало бы выяснить, кто это «разжигает»: Гитлер или Радек?
В официальном документе «Главного управления внутренних дел Санкт-Петербурга и Ленинградской области» (сочетание, достойное сцепки «Гитлер – Радек») по поводу одного историческо-просветительского интернет-ресурса выдвинуто обвинение: «Публичные призывы к насильственному захвату власти, насильственному удержанию власти или насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации». На это немедленно последовала реакция читателей: «О какой Российской Федерации идет речь в книге, написанной в 1924 году?! Да и где они там, призывы что-то изменять в РФ?»
Забавно и другое: «разного рода полуподпольные мелкие издательства не удосужились даже заплатить какую-то жалкую тысячу баксов какой-нибудь бабушке за то, чтобы сделать нормальный перевод, а не издавать произведение Радека. И эти люди собираются бороться… Они даже книжку Гитлера издают и читают в еврейском переводе».
«И последняя “святыня” осквернена, ага».
Дали Бога – дадим и Царя. Дали Библию – дадим и «Майн кампф».
Под стать этой клоунаде – другая. Самая последняя ее модификация: Гитлер внук еврея Ротшильда.
Старая байка. Ее одинаково любят и «пастернаки» и «жаботинские». Подходят они к этому с разных сторон, но цель – одна. Ничего удивительного, что и «документы» представят (в соответствии с возможностями современной науки). Из подобного рода «находок» можно составить целый список. Их всегда разоблачали. На некоторое время возня утихала, но лишь только для того, чтобы с невиданным упорством вновь приняться за прежнее.
Ход этой и другим спекуляциям дает непонятная (учитывая масштабы и влияние этой исторической личности) неизученность биографии Адольфа Гитлера. Современный французский правый деятель Ален де Бенуа в своем эссе «Загадка Гитлера», переведенном в 1995 г. В. Ванюшкиной, сетовал на то, что из многочисленных книг о фюрере, включая огромный труд Иоахима Феста, совершенно невозможно понять: «если Гитлер был всем тем, что о нем говорят сегодня, как могло случиться так, что немецкий народ пошел за подобным человеком? […] …Сколь же велика должна быть извращенность людей, если даже сегодня, освобожденные от диктатуры, они по всей видимости питают по отношению к нему тревожащую и невысказанную ностальгию? […]
Ему посвящены тысячи книг. Однако мрак не рассеивается. Известны события. Найдены тысячи документов, писем и записей бесед. Недостатка в деталях нет. И все-таки, несмотря на это, он по-прежнему остается искусственной фигурой; личностью, хранящей свою тайну, и не понятой никем. Иногда даже создается впечатление, что чем больше света проливается на него, тем сильнее становится окутывающий его мрак».
В чем тут дело? Уж не в том ли, что говорил о нем когда-то своему адъютанту Геббельс: «Я работаю с Гитлером на протяжении многих лет, я вижу его почти ежедневно и, однако, бывают моменты, когда я совершенно не понимаю его. Кто может похвастаться тем, что знает его таким, как он есть на самом деле? В мiре абсолютной фатальности, в котором он живет, более ничего не имеет смысла ни добро, ни зло, ни время, ни пространство и то, что люди называют успехом, более не может служить критерием. Вы подумаете, что я безумец, но послушайте, что я вам скажу: возможно, Гитлер приведет нас к катастрофе. Однако его идеи, преображенные, обретут новые силы в самом поражении. У Гитлера много врагов в этом мiре, которые предчувствуют его величие. Но несмотря на это, я не знаю, кто он такой, в конечном счете. Действительно ли он человек? Я не мог бы в этом поклясться. Бывают моменты, когда он вызывает у меня дрожь».
Однако у нас есть достаточно яркий пример того, как можно рассеять подобного рода мрак. Не менее загадочна, скажем (пусть и не столь масштабна), личность небезызвестного барона Р.Ф. Унгерна фон Штернберга. И что же? Буквально за последнее десятилетие трудами всего двух историков С.Л. Кузьмина и А.В. Жукова, собравших и издавших корпус документов и мемуаров и написавших на этой основе биографию Романа Федоровича, эта очень непростая задача была успешно решена.
Что касается биографии Гитлера, то вся проблема заключается не в недостатке надежных источников, а в отсутствии возможности для историков свободно выражать свои мнения.

Продолжение следует…
Tags: Виктория Ванюшкина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment