sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ВОИТЕЛЬНИЦА (7 глава, продолжение)

«Оккультный Рейх» (продолжение)

Еще один персонаж, о котором упоминает В. Ванюшкина, – франко-бельгийский зоолог и писатель Бернар Эйвельманс (1916–2001). Родился во Франции в семье бельгийца и голландки. Вырос в Бельгии, в юности интересовался биологией и джазом, и даже создал собственный джаз-банд. Получил степень доктора зоологии в университете Брюсселя. Один из отцов криптозоологии – неакадемического направления, предметом которого является поиск животных, считающихся легендарными или несуществующими, включая животных, которые в настоящее время считаются вымершими; животных, о которых рассказывается в легендах и мифах. Ни один университет не соглашался финансировать исследования Эйвельманса. Большую апологетическую книгу о криптозоологии («Запретная археология») написал М. Бейджент – один из авторов скандального опуса «Священная загадка» (источника вдохновения «Кода Да Винчи» Дэна Брауна).
Ряд книг Эйвельманса (некоторые отечественные «знатоки» переиначили его в «Эйвельсона»: так, видимо, короче?..) содержат совершенно определенный подтекст. Так, в «Загадке замороженного человека» этот криптозоолог, ссылаясь на «заслуживающую доверия даму» (имени которой, как нетрудно догадаться, он не называет), приводит рассказ «одного» (опять-таки анонимного) врача «из сибирских концлагерей» о проведении там опытов по «оплодотворению женщин спермой гориллы». «Русские, – утверждает далее Эйвельманс, – получили, таким образом, расу обезьянолюдей: они имеют рост 1,8 метра, покрыты шерстью… Растут быстрее, чем люди, и потому быстро становятся пригодными к работе». Подобного рода опыты в СССР, как и в некоторых других странах (которым позволял уровень науки и одновременно господствовавший там секулярно-бездуховный строй), действительно имели место, однако проводивший их биолог Илья Иванович Иванов умер 20 марта 1932 г., т.е. еще задолго до того как ГУЛАГ приобрел свой тотальный размах. Кроме того, в официальных документах подчеркивалось, что «опыты по гибридизации […] могут быть поставлены только при письменном со стороны женщины согласии». (И таковые энтузиастки действительно находились; в ответ на совершенно открытые газетные публикации они слали письма, в которых высказывали желание послужить передовой науке.) Наконец, в виду дороговизны, в СССР существовал дефицит обезьян. Из документов известно, что из Африки удалось вывезти лишь 11 шимпанзе, многие из которых, по прибытии в Сухуми (где находился питомник), погибли от болезней. (Москаленко В. Обезьянолюди или культивация «советской расы» // Кровь и Дух. Вопросы ариософии. 2011. № 1 (8). С. 46-47).
Гораздо меньший резонанс, нежели «Утро магов», имела работа американского парапсихолога, Яна Эренвальда «Гитлер: шаман, шизофреник, медиум?», напечатанная в 1975 г. в «Обозрении парапсихологии». Примечательно, что до войны ее автор проживал в Лондоне.
Более заметным стал выход в 1973 г. всё в той же Великобритании книги «Копье судьбы». Ее автор Тревор Равенскрофт (1921–1989) – англичанин, окончил военное училище Рептон&Сандхёрст. Во время второй мiровой войны он офицер коммандос, схвачен при попытке убийства фельдмаршала Роммеля в Северной Африке, в 1941-1945 гг. находился в плену в Германии. Трижды бежал, но, вопреки нашим представлениям, его опять-таки не расстреляли, всякий раз водворяя в барак для пленных. После войны Равенскрофт учился в госпитале Святого Томаса, стал журналистом, изучал историю. В последние годы жизни читал лекции по истории в Лондоне и Эдинбурге.
Свою лепту в конструирование оккультного мифа внес еще один англичанин, правда, на этот раз профессиональный ученый, однако, как говорится, с известным душком.
Николас Гудрик-Кларк (1953–2012) учился в Бристольском и Оксфордском университетах. В сферу его научных интересов входили модели глобализации, эзотерика, история теософии и эзотерических теорий в ХХ веке, розенкрейцерство, герметизм, пиетизм и алхимия в эпоху Просвещения. Гудрик-Кларк был директором Центра изучения западной эзотерики при Школе гуманитарных и социальных исследований Эксетерского университета, членом правления Европейского общества исследователей западного эзотеризма, редактором книжной серии по западной эзотерике. При его участии выходили английские издания сочинений Блаватской, Сведенборга, Парацельса.
Главным трудом Гудрика-Кларка на интересующую нас тему стала книга «Оккультные корни нацизма. Тайные арийские культы и их влияние на нацистскую идеологию» (1985), переведенная на многие языки. Написал он и другие книги на ту же тему: «Жрица Гитлера. Индо-арийский миф и нео-нацизм» (1998); «Неизвестные источники. Национал-социализм и оккультизм» (в сотрудничестве с Г.Т. Хаклем, 2000).
Несмотря на вполне здравые мысли этого исследователя («…Книги, написанные об оккультном нацизме, по большей части сенсационны и необоснованны. Большинство авторов совершенно невежественны относительно первичных источников, неточности и дикие заявления повторяются каждым новым неофитом этого жанра». Гудрик-Кларк Н. Оккультные корни нацизма. Тайные арийские культы и их влияние на нацистскую идеологию. СПб. 1993. С. 242-243), труды этого британского ученого также содержит немало подтасовок. Высмеивая сторонников «так называемого “оккультного” происхождения нацизма», В. Ванюшкина писала: «Приведу лишь один пример. В книге Н. Гудрик-Кларка “Оккультные корни нацизма”, автор, говоря об увлечении Гитлера астрологией, ссылается на книгу Эллика Хау “Дети Урании”, в которой как раз совершенно четко доказано, что это не более, чем выдумка журналистов. За последнее время, изучив гору подобной литературы, – которую по-преимуществу можно назвать макулатурой, – я пришла к выводу, что разговор об “оккультных корнях” нацизма не имеет под собой никаких оснований».
Образ, созданный такой «научной» литературой был закреплен в западном кино, которое предоставляло неискушенному зрителю полные инфернального обаяния образы «черных рыцарей» СС, ничего общего с действительностью не имевших, но закрепившихся с той поры в массовом сознании.
Вся эта ненаучная фантастика, перекочевывая из книги в книгу и из страны в страну, накрыла, в конце концов, и нас.
Одной из первых ласточек был известный документальный фильм Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм» (1965), буквально нашпигованный выдумками Раушнинга.
В 1966 г. журнал «Наука и религия в двух номерах (№№ 10-11) напечатал отрывки из «Утра магов» под весьма характерным заголовком «Какому богу поклонялся Гитлер?». Ксерокопии с публикацией сразу же стали популярными, а «рерихнувшиеся» (Валентин Сидоров) стали широко использовать в своих публикациях байку о погибших в Берлине в 1945 г. тибетцах (на самом деле это были калмыки).
Другим потрясением для отечественного зрителя стал телевизионный фильм Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны» по одноименному роману Юлиана Семенова (1973). Чисто зрительно он шел в общем потоке западной подачи инфернального нацизма. С полной очевидностью об этом свидетельствует присутствие в фильме «черных мундиров» СС, отмененных, как известно, с началом войны в 1939 г. Это не было историческим «ляпом»: без «черной формы» фильм для его создателей, независимо от содержания, терял смысл.
Некоторое представление о том, какую «культуру» такие фильмы (и западные, и советские) породили, дает вот это стихотворение Сергея Яшина:
Вы моя эсэсовка в черной униформе,
Гретхен белокурая, с кожей словно снег.
Вы всегда подтянуты, по уставу в норме,
Смотрите презрительно на своих коллег.

Я люблю без памяти, юный штурмбанфюрер
Ваших глаз холодных режущую сталь.
Не дает покоя мне любовный зуммер,
Гложет штурмбанфюрера странная печаль.

Может, мы помучаем Зорге молчаливого?
Может, мы кого-нибудь доведем до слез?
Нет, вы не хотите ничего красивого,
Я близ вас, как Карбышев, на снегу замерз.

Но кто, почему и с какой целью тогда, еще в советский период (в государстве жестко идеологизированном), а затем, во время перестройки, способствовал продвижению в массовое сознание образа внешне отрицательного, но подсознательно привлекательного, при этом далекого от реальности, фантастического образа «фашиста»?
В весьма содержательном тексте «Еще раз о нашем скорбном “фашизме”» К.А. Крылов писал (20.7.2011):
«Самое забавное в нашем доморощённом “фашизме” – это его еврейское происхождение. Да-а, именно еврейское.
Большая часть людей, увлекавшихся “фашизмом”, познакомились с ним по советской пропагандистской продукции. То есть по книжкам Юлиана Семенова, по фильму “17 мгновений весны”, по роммовскому “Обыкновенному фашизму” и так далее.
Но эти замечательные книжки и фильмы были написаны и сняты в основном евреями. Никем иным. Штирлица мы получили из рук Татьяны Моисеевны Лиозновой и Юлиана Семеновича Ляндреса, Михаил Ромм, ученик Эсфири Шуб, познакомил советского зрителя с настоящими трофейными пленками. Анатолий Кузнецов, автор “Бабьего Яра”, конечно, Анатолий, но портрет не оставляет сомнений, как и текст книги. Насчет Алеся Адамовича “можно спорить”, но “Хатынская повесть”, по которой Элем Климов снял “Иди и смотри”, вписывается в ту же традицию… При этом и большая часть “низовой” антифашистской продукции – включая брошюрки “Политиздата” – писалась тоже евреями.
Напрягшимся на тему антисемитизма товарищам напоминаю: нет, я не говорю, что это плохо, что евреям нельзя, что евреи плохие, что они что-то искажали и т.п. Я всего лишь констатирую факт: практически вся “нацистская” тема была отдана именно им. С точки зрения советской власти это было даже логично – кому, как не евреям, доверить тему. В конце концов, так сделали во всём мiре, СССР был здесь вполне в русле тенденции. […]
Так вот. Все, кто влюбился в фашизм по агиткам, смотрели на него именно еврейскими глазами. А этот взгляд имеет свои особенности.
Например, еврейские авторы не любят писать о христианском измерении фашизма, а предпочитают подчеркивать его “языческие” и “оккультные” корни. Это связано с еврейским ощущением “язычества” как чего-то ужасно притягательного и смертельно опасного. Это отношение передалось и большинству гитлерофилов. […] …Новообращённые “фашисты” торопятся увлечься оккультизмом, рунами и прочей эстетикой […] …Скучные политические и экономические темы […] поклонникам нацизма обычно малоинтересны. Хотя в них-то вся соль».
В конце 1980-х последовала перестроечная атака на лишенные иммунитета мозги наших сограждан. Заметим, однако, что, с другой стороны, постсоветский читатель был подготовлен к восприятию именно таких откровений.
Один за другим выходили русские переводы всех перечисленных нами книг западных авторов. Их наукообразный характер оказал большое влияние не только на массового отечественного читателя или на публицистов, но, к сожалению, и на историков. Так, писания Раушнинга у нас до сих пор широко цитируются многими учеными.
Практически одновременно с выходом переводов – для закрепления полученной информации – книжный рынок заполнили опусы отечественных авторов, повторяющие созданные на Западе мифы. Любопытно, что все их авторы точно вписываются в схему, нарисованную в приведенных нами высказываниях Виктории Ванюшкиной и Мирчи Элиаде.
Первооткрывателем этого направления у нас стал журналист и писатель В.А. Пруссаков. Одна за другой выходят его книжки: «Оккультный мессия и его Рейх» (1992), «Германский национал-социализм» (1994), «Прах Гитлера» (1994). Все они представляют собой почти дословную компиляцию «Утра магов». Усилению популярности идей этого автора способствовало – учитывая советский менталитет – запрещение последней книги Пруссакова «Гитлер без лжи и мифов» (2008). Решением Останкинского районного суда Москвы она в 2012 г. была внесена в Федеральный список экстремистских материалов.
Ну, а теперь, думаю, небезынтересно будет узнать, кто, собственно, такой этот Пруссаков, особенно в связи с особенностями биографий некоторых западных писателей, сочинявших труды на оккультные темы.
Валентин Александрович родился в СССР в 1943 г. В 1960-е гг. он работал в издательстве «Наука», сотрудничал с Центральным телевидением. Точку в его советской биографии поставило активное участие Пруссакова в сионистском движении. Он не раз пытался выехать в Израиль. Осуществить эту мечту ему удалось лишь после того, как в 1972 г. в Лондоне состоялась демонстрация у советского посольства в поддержку свободной эмиграции евреев из СССР, поводом для которой стала «душераздирающая» история Валентина Пруссакова и его несчастной беременной жены Людмилы, которую поведал в «Таймсе» английский его соплеменник Бернард Левин. Выбравшись в Израиль, Пруссаков поступил на службу на радио «Свобода», затем выехал в США, где преподавал русский язык в институте Министерства обороны США в Монтерее (Калифорния), получив в 1988 г. американское гражданство.
Одновременно с началом перестройки Пруссаков «разочаровался в ценностях американского общества», посмев даже поднять руку на «священную корову» либерального Запада – академика Сахарова. Вернувшись в 1990 г. в СССР, Пруссаков развивает кипучую деятельность: сотрудничает с ЛДПР, НБП и русскими патриотическими организациями разного спектра. Наряду с написанием вышеперечисленных книг, он публикует свои статьи в газете «Завтра», вместе с А.А. Широпаевым пишет и издает брошюру «Слава России!» (1993). Что и говорить: богатая биография! Но еще более поражает неразборчивость русской правой.
Книги Валентина Пруссакова обслуживали в патриотике светский сегмент читателей. Православный сектор доверено было опылять Юрию Воробьевскому, более 10 лет проработавшему в ТАССе. Он существенно расширил круг своих «источников». Там уже был представлен весь спектр литературы, разоблачавший «оккультный фашизм», как зарубежной, так и отечественной выделки. Однако истоки его трудов стоит искать в первоначальном совместном его сотрудничестве с А.Г. Дугиным. Достаточно вспомнить цикл телепередач (опять-таки запрещенных к выходу на ТV, что не помешало, а, как раз наоборот, способствовало широкому распространению видеокассет с их записями среди интересовавшихся проблемой). Исходя из такого начала, закономерным в проекте Воробьевского в дальнейшем было появление – в дополнение к книгам – видеофильмов.
Особенно пришлась по душе в этой среде идея «черного ордена» (СС). Католически-рыцарская орденская идея, мягко говоря, не близка и не очень понятна русскому человеку. Вот почему ее совершенно безболезненно (и при этом незаметно) подменили «оккультной» идеей. Какое дело было читателям, что в 1940 г. (т.е. еще до массовых военных потерь и до вливания в СС европейских добровольческих легионов) свыше двух третей эсэсовцев, согласно документам, составляли христиане (Хене Х. Черный орден СС. История Охранных Отрядов. М. 2003. С. 150). Массовый читатель сборники документов, как правило, не читает. Трудно и скучно. Что же касается одного из известных символов, знаменитой Totenkopf (Мертвой головы), то это отнюдь не оккультный, как пытаются нас уверять, символ, а самый что ни на есть христианский: Адамова голова, изображение которой имеется на многих крестах. Странно, что этого как раз не осознал современный русский православный читатель, носящий нательные крестики, на многих из которых имеется этот самый символ. Но тут уже, видимо, советский менталитет оказался сильнее.

Продолжение следует…
Tags: Виктория Ванюшкина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments