sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ВОИТЕЛЬНИЦА (7 глава, продолжение)

«Оккультный Рейх» (продолжение)

Следующей столь же знаменитой в описываемом нами ряду книгой стало хорошо известное нашим читателям «Утро магов», впервые увидевшее свет во Франции в 1960 г.
У книги были весьма примечательные авторы.
Журналист Луи Повель (1920–1997) появился на свет в семье парижского ремесленника. Уже с малых лет он проявлял интерес к тому, что впоследствии он назовет «фантастическим реализмом». Начав со скромной должности учителя, со временем он стал известным журналистом, главным редактором роскошного многотиражного журнала «Фигаро», вращаясь в высокоинтеллектуальных кругах послевоенной Европы. Одним из его ближайших друзей был Альбер Камю. Своим учителем он называл небезызвестного Гурджиева, издав о нем в Париже в 1954 г. полную выдумок книгу «Месье Гурджиев».
Его соавтор Жак Бержье (1912–1978) – инженер-химик и писатель фантаст (в 2002 г. во Франции была даже учреждена премия его имени в области фантастической литературы). На самом деле он не был французом да и носил совершенно иную фамилию: Яков Михайлович Бергер. Родился он в Одессе в семье бакалейшика и революционерки Этли Кременицкой. Впоследствии он утверждал, что приходится двоюродным братом некому «Анатолию», участнику Екатеринбугского цареубийства, а заодно и известному физику Георгию Гамову. В 1920 г. семья Бергеров перебралась на родину матери в Кременец, где Яков посещал еврейскую школу, в которой изучал не только математику и иностранные языки, но и каббалу, от которой, по его словам, был в восторге.
В 1925 г. Бергерам удалось перебраться во Францию. Тут Яков оканчивает лицей Сен-Луи и Высшую химическую школу в Париже. Занимаясь ядерными исследователями, он одновременно всё глубже погружался в мистику и алхимию. В 1937 г. он даже встречался и сотрудничал с известным алхимиком Фулканелли.
В годы второй мiровой войны Яков Бергер (к тому времени уже Бержье) принимал участие в движении Сопротивления. Уже тогда он был, вероятно, связан со спецслужбами Великобритании. Известно, например, что группе, в которой он состоял, удалось выяснить координаты немецкого ракетного центра в Пенемюнде, благодаря чему он подвергся бомбардировке. В ноябре 1943 г. Бержье арестовало гестапо, но опять-таки его, как еврея и партизана, не казнили, а лишь заключили в лагерь Маутхаузен, из которого он был благополучно освобожден союзниками в феврале 1945 г. Он сразу же был зачислен в спецслужбу, нацеленную на поиски всего связанного с разработкой Германией ядерных технологий. В результате удалось, например, захватить авиаконструктора Вилли Мессершмита и исправные ракеты Фау-1 и Фау-2. Именно тогда Бержье познакомился, по его словам, с Яном Флемингом, английским разведчиком, создателем литературной «бондианы».
В 1954 г. произошла личная встреча преуспевающего журналиста Повеля и корреспондента американского популярного журнала фантастики, мистики, ужасов и фэнтэзи «Weird Tales» («Странные истории») Бержье. Результатом сотрудничества стала изданная в 1960 г. в Париже известная книга «Утро магов».
В своем интернет-журнале В. Ванюшкина так прокомментировала это сотрудничество (21.7.2011): «…Вернёмся к нашим баранам, а точнее к козлу (ещё точнее, к “козлу отпущения”. Cм.: Эвола. Тактика тайных войн). Это я про Бержье. Зачем он понадобился Повелю? Чтобы запустить пробный шар в виде “Утра магов”. Попытка оказалась более чем удачной. Напиши Повель без Бержье про оккультный нацизм, мигом стал бы нерукопожатым. А тут соавтор – еврей, герой Сопротивления, узник концлагеря, агент франко-английской разведок. Ну, кто тут, что вякнуть посмеет? А зачем вообще тема нацизма? Дак, про всякие “атлантиды” тома уже были написаны, а тут вам такой неожиданный разворот. Естественно должно было привлечь внимание. Расчёт вполне оправдался».
По словам известного религиоведа Мирчи Элиаде, сама книга «представляет собой любопытную смесь популярной науки, оккультизма, астрологии, научной фантастики и техники спиритуализма. Более того – она молчаливо претендует на разгадку безчисленных жизненно важных тайн – нашей вселенной, Второй мiровой войны, исчезнувших цивилизаций, одержимости Гитлера астрологией и так далее. Оба автора достаточно популярны, и, как я уже сказал, Жак Бержье компетентен в вопросах науки. Таким образом, читателя убеждают, что в книге изложены факты или, по крайней мере, обоснованные гипотезы – то есть что, во всяком случае, его не вводят в заблуждение».
Во Франции, как и много лет спустя в России, «Утро магов» сразу же стало бестселлером.
Как говорили, она стала «настольной книгой» шефа созданной в 1944 г. подчинявшейся МВД Франции контрразведки Марселя Шале. Да это и понятно, учитывая прошлое того же Жака Бержье и содержание других его книг: об истории шифрования или, например, такая, как «Тайная война оккультных сил».
В 1963 г. вышел английский перевод "Утра магов", однако, по словам М. Элиаде, книга эта «не оказала столь сильного воздействия на англо-американскую публику». Немецкое издание вышло под измененным названием: «Отправление в третье тысячелетие». Но также не вызвало особого читательского энтузиазма.
«Думаю, понятно, – писала В. Ванюшкина, полемизируя с автором одной интернет-публикации, – что “Утро магов” писалась не для того, чтобы увлечь русских нацизмом? Так для чего же? Часть ответа дана Элиаде».
Виктория имела в виду исследование этого ученого «Оккультизм, колдовство и моды в культуре», в котором тот писал о том, что гонорар за «Утро магов» позволил запустить грандиозный проект – журнал «Планета»: «Широко известная и весьма серьезная парижская газета “Монд” сравнительно недавно посвятила две большие статьи именно этой проблеме – неожиданному и невероятному успеху “Планеты”. Действительно, около 80 000 подписчиков и 10 000 покупателей довольно дорогого журнала – это уникальное явление во Франции, а также проблема для социологии культуры. Издатели этого журнала – Луи Повель, писатель и бывший ученик Гурджиева, и Жак Бержье, весьма популярный журналист, пишущий о проблемах науки. […] …Там помещаются статьи о возможности жизни на иных планетах, новых видах психологического оружия. […]
Не научный подход как таковой возбудил этот массовый энтузиазм, но покоряющее сердца влияние “последних научных достижений” и предсказание их близкого торжества. Конечно, как я уже сказал, наука здесь сопровождалась герметизмом, научной фантастикой, а также политическими и культурными новостями. Но что было ново и оживляло французского читателя – это оптимистический и целостный взгляд, при котором наука сочеталась с эзотеризмом, порождая в результате чарующий и таинственный космос, в котором человеческая жизнь вновь обретала смысл и сулила неограниченные возможности совершенствования. Человек не был больше приговорен к своему достаточно безотрадному существованию (condition humaine); вместо этого он был призван завоевать свой материальный мiр, а также познать тайны других, загадочных вселенных, открытых оккультистами и гностиками. Но в противоположность всем предшествующим гностическим и эзотерическим школам и движениям “Планета” не пренебрегала также и социальными и политическими проблемами современного мiра».
В других записях в ЖЖ В. Ванюшкина заострила внимание на некоторых особенностях проекта журнала «Планета», назвав заодно и некоторых его участников:
(20.7.2011): «…Ни “Бержье”, ни “Бергера” одинаково не существовало. Вся его биография чистая липа. Это “перевёртыш” и не особо трудно понять, с кого он списан – со своего антипода – Жана Эрольда-Паки (Jean Hérold-Paquis), “наци”, коллаборациониста, знаменитого своим рефреном: “И Англия (как Карфаген) должна быть разрушена” (насмешливые французы тут даже особо и не скрывались, дав такое название гэдээровскому фильму). “Утро магов”, несомненно, книга для мусорной корзины, но чтобы понять, кто и зачем её писал, одной пары очков не хватит, нужны, как минимум две – и для близоруких, и для дальнозорких».
(21.7.2011): «Действительно, если “Утро магов” осталась жвачкой для внутреннего потребления, то “Планета” оказалась изданием, завоевавшим, если не мiр, то не малую его часть (издавалась на 12 языках). Достаточно упомянуть, что, например, благодаря ему Борхес и Шекли обрели мiровую славу.
Сотрудничали с ней также довольно любопытные люди; ограничусь такими именами, как Жорж Ланжелан (поскольку он есть в русской вики, ну и биография даёт пищу для размышлений) и Бернар Эйвельманс, который привлёк моё внимание тем, что написал одну книгу в соавторстве с небезызвестным и, насколько успела заметить, довольно почитаемым Константином, Б. Поршневым. Название у книги тоже хорошее – “Неандарталец ещё жив”.
Короче, вокруг этого издания собрались не то, чтобы фрики, а как бы вполне состоявшиеся ученые, но, что называется, “с тараканами в голове”; те, кто, дополнительно к основной профессии, специализировался по НЛО, кто по йети, кто по ещё каким паранормальным явлениям. […]
Проект “Планета” был успешно реализован.
А уж зачем Повелю понадобилось собирать в кучу всю эту публику, догадывайтесь сами.
P.S. Кстати, Бержье активно занимался изданием советской фантастики. Правда, почему-то выбирал каких-то уж совсем странных авторов».
Заметим также, что в 1960-е годы Повель руководил серией «Литература и традиция», выпустившей полное собрание сочинений Густава Майринка, писателя совершенно определенного происхождения и направления.
Ну, а теперь расшифруем некоторых из упомянутых Викторией персонажей.
Жорж Ланжелан (1908–1972) – французский и британский писатель-фантаст. Родился в Париже, в семье англичанина голландского происхождения и француженки. После того, как в 1940 г. Германская армия вошла в Париж, Ланжелан бежал в Англию, где поступил на военную службу, в Управление специальных операций, занимавшееся разведывательной деятельностью. 7 сентября 1941 г. его на парашюте сбросили на оккупированную территорию Франции, с заданием вступить в контакт с бойцами французского Сопротивления. 6 октября он был схвачен немцами, помещён под стражу в концлагерь Мозак и приговорён к смертной казни. 16 июля 1942 г. ему удалось бежать и вернуться в Англию. Позднее он принял участие в высадке в Нормандии. После войны Ланжелан вернулся в Париж, но до конца жизни оставался подданным британской короны. После войны Ланжелан был награждён французским Военным крестом.
Т.е. снова сплав фантаста, антифашиста и английского разведчика

Тем не менее, впоследствии «Утро магов» сломало все-таки головы многим российским эпигонам заложенных в ней идей.
Одна из содержащихся в ней популярных до сей поры выдумок – «добровольцы-смертники», «мистическая гвардия Гитлера», «черный легион» из более чем тысячи «тибетцев и индусов». Все они, как один, приняли якобы смерть, обороняя Берлин весной 1945 года.
Легенду эту запустил один из соавторов «Утра магов» Жак Бержье. Причем впервые еще в 1954 году в своей книге о его мнимом «учителе» Гурджиеве. Байку эту у нас с энтузиазмом подхватили «рериховед» Валентин Сидоров, В. Пруссаков, Н. Винокуров и Г. Гуртовой («Психотронная война». М. 1993), В. Телицын и прочие «исследователи» подобного толка, о которых мы пишем далее.
Всем им и дела не было до того, что погибшие в апреле 1945-го на улицах столицы Третьего Рейха люди с раскосыми глазами, действительно входившие в состав кавалерийского корпуса СС, на деле были нашими соотечественниками-калмыками…


Продолжение следует…
Tags: Виктория Ванюшкина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments