sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ГРИГОРИЙ РАСПУТИН: УБИЙСТВО (Вера Алексеевна Каралли)

1.
Вера Каралли. Рисунок.

Балет и кровь

Еще одной женщиной в Юсуповском дворце в ту роковую ночь была известная русская балерина и актриса немого кино Вера Алексеевна Каралли (27.7.1889†16.11.1972). Родилась она в артистической семье в Москве. Отец ее – провинциальный антрепренер Алексей Михайлович Каралли-Торцов, мать – Ольга Николаевна (1870†1928) – драматическая актриса.
Сразу по окончании Московского театрального училища, дебютировав 1 августа 1906 г. в «Лебедином озере», она была принята в состав труппы Императорского Большого театра, прослужив там вплоть до 1918 г. Вскоре балерина занимает там заметное место. Исполнение ею «Умирающего лебедя» часть критиков считала более глубоким и ярким, чем у Анны Павловой. В 1909 г. в Париже она открывает знаменитые дягилевские «Русские сезоны», став в 1916 г. примой-балериной Большого театра.

2.

В 1914 г. Вера Каралли дебютировала в кино, став в конце концов одной из первых русских кинозвезд. Она снялась почти что в тридцати лентах, как пишут ее биографы, «густо замешанных на любви, крови, очах и ночах».
Первый ее любовный роман начался в октябре 1908 г. на премьере оперы «Лакме» в Большом театре. Избранником ее стал известный оперный певец Л.В. Собинов (1872†1934), лирический тенор, женский кумир, которого величали «Орфеем русской сцены». Размолвка произошла уже на следующий год в Париже, во время «Русских сезонов». Плод любви, ребенок, по требованию певца, был абортирован итальянскими медиками. Детей у Веры Каралли больше не могло быть, что она потом так никогда и не смогла простить Л.В. Собинову. Окончательно разбила ее сердце женитьба в 1915 г. бывшего ее возлюбленного на Н.И. Мухиной (1888†1968), двоюродной сестер известного скульптора Веры Мухиной.

3.

Преодолевать горе помогал ей кинематограф. Она была не только самой дорогой актрисой России, но одной из самых модных женщин начала века. Ее томный шарм «левантийской одалиски» не давал покоя многим. Фотографы любили ее снимать. Почтовые карточки с ее изображениями имели самое широкое хождение.
На этом фоне произошло роковое сближение балерины с Великим Князем Димитрием Павловичем. Знакомство произошло в Павловске, на обеде у подруги Веры Каралли – А.Р. Нестеровской, служившей в кордебалете Императорского Мариинского театра, в 1909-1911 г. также выступавшей в Русском балете С.П. Дягилева за границей (с 1912 г. она была тайно обручена с Князем Императорской Крови Гавриилом Константиновичем, вступив в законный брак сразу же после революции 1917 г.). Знакомство своей подруги с Великим Князем Антонина Рафаиловна устроила намеренно.

4.

Интерес был взаимный. В.А. Каралли, как мы уже говорили, любила сниматься. Однако в то время существовал запрет на киносъемку актрис Императорского балета. Обойти его помогла великокняжеская поддержка. Дополнительной почвой для сближения была греческая почва. Вера Алексеевна происходила, как известно, из обрусевшей греческой семьи. Ходили слухи даже о том, что настоящим ее отцом был греческий консул в Москве, отдавший свою незаконнорожденную дочь в знакомую ему семью. Дедом Великого Князя, напомним, был Греческий Король Георг I.
Роман развивался бурно. При первой возможности Димитрий Павлович приезжал к ней в Москву. Там у них было свое любимое место для встреч, свой ресторан, любимое место для конных прогулок. А еще они обожали слушать на пластинке романс «Но то был дивный сон»…

5.

Связь эта, в конце концов, привела В.А. Каралли к соучастию в убийстве Г.Е. Распутина. В причастности балерины к этому преступлению много еще неясного, недоговоренного. Выходящие ныне ее биографии лишь еще больше напускают тумана. Большинство авторов считают, что она была посвящена в планы заговорщиков, что ее будто бы использовали в качестве приманки для Г.Е. Распутина. Для этого она будто бы, «надев перчатки», написала письмо Григорию Ефимовичу, прося его о встрече. (Это нашло отражение даже в названии документального фильма «Это письмо я писала в перчатках…», вышедшего в 2010 г.)

6.

Между тем за балериной наблюдали. В справке на имя директора Департамента полиции начальник Петроградского охранного отделения генерал К.И. Глобачев отмечал: «…Прибыв 12-го сего декабря из г. Москвы в столицу, остановилась в гостинице “Медведь” (Конюшенная ул.) […] 19-го сего декабря с поездом, отходящим в 7 часов 20 минут вечера […] выбыла в Москву. Билеты им были доставлены лакеем в дворцовой форме. За время пребывания в столице Коралли посещали: Его Императорское Высочество Великий Князь Димитрий Павлович с неизвестным офицером (небольшого роста, брюнет) и адъютантом Его Императорского Высочества Михаила Александровича (в чине поручика). […] За время проживания в столице Коралли ночевала все ночи дома, точно так же не было замечено ее отсутствия в ночь с 16-го на 17-е декабря сего года».

7.
Реклама благотворительного вечера Веры Каралли в Петрограде 15 декабря 1916 г. Газета «Новое время».

Охрана настаивала на задержании В.А. Каралли, но заступничество в верхах позволило ей выйти сухой из воды. Будучи задержанным, Великий Князь сумел написать и передать ей письмо, в котором сообщил о своей ссылке в Персию.
Но если сами убийцы не выдали своих сообщниц, то для многих это не было секретом, тем более, что образ модной дивы как нельзя лучше соответствовал характеру преступления. «Она носит черный бархатный подрясник, – писала о Вере Каралли писательница Тэффи, – цепочку на лбу, браслет на ноге, кольцо с дыркой “для цианистого кали”, стилет за воротником, четки на локте и портрет Оскара Уайльда на левой подвязке».
Аресту балерина не подверглась, но выступать ей в театрах и сниматься в кино было запрещено. Наказание это, как и в случае с ее Августейшим любовником, спасло ей жизнь Вера Алексеевна поехала гастролировать по провинции, где ее и застала весть о революции. Вскоре, во время переезда из Одессы в Батум, корабль, в связи с революционными событиями, взял курс на Стамбул.
В 1919-1920 гг. артистка выступала в Русском балете С.П. Дягилева, затем в группе Анны Павловой, тесно связанной с князем Ф.Ф. Юсуповым. Кстати, и ее подруга, балерина А.Р. Нестеровская, вышедшая замуж за Князя Игоря Константиновича, также получила работу в домах моделей князя Ф.Ф. Юсупова.
Приезд в Париж снова всколыхнул былые чувства В.А. Каралли, искавшей встречи с Димитрием Павловичем, но тот от каких бы то ни было контактов уклонился. Однако она и позднее продолжала внимательно следить за его жизнью: романами, женитьбой, разводом, вплоть до его смерти в 1942-м.
Кстати говоря, охота за любовниками Царской крови была традиционным семейным промыслом семейства Каралли. Еще 16 августа 1916 г. Государыня писала Императору: «Я слышала, что Сандро Л. собирается жениться на ужасной женщине – на некой Игнатьевой, урожденной Корелли – это бывшая кокотка с отвратительной репутацией, – ее сестра уже три года разоряет старого Пистолькорса. Надеюсь, что это еще можно предотвратить – это принесло бы большое несчастье безумному юноше».
Речь идет о сестрах Каралли – тетке и матери балерины. Надежда Николаевна Каралли (1883†1964), бывшая балерина, вышла все-таки замуж (9.4.1917) за Александра Георгиевича, Светлейшего Князя Романовского, герцога Лейхтенбергского (1881†1942), внука Императора Николая I и пасынка Императора Наполеона I, полковника Л.-Гв. Гусарского полка. Это был ее второй брак. Венчались они в Петрограде, в один день и в одном храме с другой парой: Князем Игорем Константиновичем и балериной А.Р. Нестеровской. Продав свой дом в Петрограде, Герцог Лейхтенбергский купил имение в Финляндии. Потом вместе с женой они выехали во Францию, где жили в Париже и Биаррице.
Далее в письме Императрицы Александры Феодоровны речь идет о матери балерины, драматической актрисе Ольге Николаевне Каралли и ее связи с офицером Л.-Гв. Конного полка Э.А. фон Пистолькорсом, отцом Марианны Дерфельден, вместе с Верой Алексеевной Каралли участвовавшей в убийстве Г.Е. Распутина в Юсуповском дворце. Тесен, как говорится, мiр.
Дальнейшая жизнь В.А. Каралли – цепь частых переездов. В 1923 г. она поселилась в Прибалтике. Выступала в балетах в Риге, Ковне, Ревеле. Создала Литовскую студию национального балета и руководила ею. В 1930-1935 гг. она – балетмейстер Румынской оперы и руководитель Бухарестской студии танца. В 1938-1941 гг. – преподавала в Париже, где у нее была своя студия.
В 1941 г. В.А. Каралли переехала в Вену. Там она продолжала давать уроки балетного мастерства. К тому времени она была уже замужем за неким Борисом Шишкиным, о котором практически ничего неизвестно. Здесь она уже жила безвыездно. В последние годы она находилась в доме для престарелых в Бадене – окрестностях австрийской столицы, где ее изредка навещала Майя Плисецкая. Ходят рассказы о том, что она ходатайствовала о получении советского гражданства. По одной версии ей не отказали, по другой – паспорт она все-таки получила, не успев, однако им воспользоваться, скончавшись в возрасте 83 лет.

9
Могила В.А. Каралли на Центральном кладбище Вены.
Tags: Убийство Распутина: русские участники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments