sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ГРИГОРИЙ РАСПУТИН: УБИЙСТВО. Станислав Сергеевич Лазоверт (окончание)

Куда ведет след?..

Вскоре по прибытии в Париж – уже после завершения в России гражданской войны – С.С. Лазоверт, по примеру его русского покровителя В.М. Пуришкевича, написал короткие воспоминания об убийстве Царского Друга, отрекомендовавшись при этом почему-то «офицером Русской армии», «полковником», да еще присовокупил к этому дворянскую приставку «де» («Colonel Stanislaus de Lazovert»).

13.
Фрагмент содержания изданного в США сборника документов и материалов с обозначением авторства.


Отличительная черта этих мемуаров – ненависть к Государю и обвинение Г.Е. Распутина в педерастии (единственное, кстати говоря, свидетельство такого рода, а потому вряд ли случайное). Издали мемуары в 1923 г. в Нью-Йорке в составе солидного семитомного сборника документов о Великой войне.

14.
Титульный лист издания, в котором были опубликованы воспоминания С.С. Лазоверта.

Эта связь Станислава Лазоверта с Соединенными Штатами также была не случайной. Еще в 1917 г. в различных американских изданиях появились его комментарии в связи с убийством Г.Е. Распутина и другими политическими событиями в России, от которых в заявлении, данном им лично в ноябре 1918 г. в Нью-Йорке, доктор Лазоверт отрекался.

15.
Заявление доктора Лазоверта (The New York Times. 1918. November 26).

Жил «доктор», как утверждали немногие помнившие его, в 1920-е годы в Париже неподалеку от князей Юсуповых. Некоторые сведения о жизни его в этот период сообщает в одной из своих книг дочь генерала Деникина Марина Грей. Судьба первой жены «доктора» была ей неизвестна. Она знала лишь о самом факте ее существования. От первой супруги у Лазоверта остался сын Владимiр, который жил с отцом, создавшим новую семью «с очаровательной дамой». Сын, появившийся на свет от этого второго брака, вскоре умер.
По словам Марины Грей, Лазоверт много путешествовал, но неизменно возвращался в свой парижский дом в VIII округе неподалеку от Елисейских полей. Сын его В.С. Лазоверт, живший в городе Безье на юге Франции, вспоминал, что однажды, вернувшись из очередного вояжа, его отец обнаружил в своем доме дансинг, который его владельцы назвали …«Распутин».
Но куда так часто и, судя по всему, надолго, ездил господин доктор?
Ответ на этот вопрос важен так же, как и разноречия в датах кончины этого странного врача. По одним сведениям, это произошло в 1934-м, по другим – в 1936 г.
Тем не менее, у нас есть веские основания утверждать, что слухи о смерти С.С. Лазоверта в 1930-е годы не просто «сильно преувеличены», но являются дымовой завесой, весьма характерной для людей его профессии (речь, конечно, идет не о медицине).
Сведения эти предоставила недавно – совершенно случайно и как бы между прочим – графиня Т.Н. Бобринская.
Татьяна Николаевна родилась в 1923 г. в Берлине в семье масона Николая Сергеевича Тимашева. (Когда его отца и мать в 1917 г. арестовали большевики, освободиться им помог известный масон И.И. Манухин, лечивший жену одного видного коммуниста.)
Однако прежде чем привести ее свидетельства, следует понять, кто она, а, значит, и насколько ей вообще можно верить. Сделать это не очень сложно, поскольку в последние годы нет недостатка в ее высказываниях.
Вот ее мнение об известном генерале-предателе Н.В. Рузском, дяди ее матери: «Именно генерал Рузский в начале 1917 года чуть не спас жизнь Николая Второго, предложив ему от имени генштаба согласиться на конституционную монархию, уступив исполнительную власть кабинету министров. Возможно, в этом случае царь избежал бы ареста и последовавшей трагедии. Но монарх отверг предложение…»
А вот уже непосредственно о Царской Семье и Их Друге: «По закоснелости мышления он [Государь] недалеко ушел от заурядного армейского полковника, в чине которого благоразумно оставался. Царь был образцовый семьянин, и его психику подрывали переживания за жену. Тогдашние “патриоты” возлагали на “паршивую немку” вину сначала за то, что, родив четырех девочек, она не могла произвести на свет наследника. […] …Когда […] выяснилось, что долгожданный сын страдает гемофилией – тяжким недугом, унаследованным от родни Александры Федоровны – у нее помутился разум. Тогда-то при дворе появился Григорий Распутин – сначала в роли лекаря, а затем влиятельного советника и тайного шпиона. Проявляя безмерную участливость в бедах жены и слепо полагаясь на богоизбранность своей власти, царь превратился в заложника, а по сути в невольного пособника ряда трагических событий и обстоятельств».
Ну, и о президентах США. На вопрос, кого из них она считает «наиболее достойным», последовал ответ: «Рональда Рейгана. А на второе место я бы поставила Гарри Трумэна».
«В 1930-е годы, – вспоминает Т.Н. Бобринская, – в Гарвардском университете была создана кафедра социологии – науки, переживавшей тогда период своего формирования. Кафедрой руководил профессор Питирим Сорокин, известный философ и историк. К участию в подготовке базового четырехтомника “Социальная и культурная динамика” он пригласил более 60 видных ученых из разных стран. Профессор Тимашев как автор лучшего из присланных трудов был в 1936 году приглашен на преподавательскую работу в Гарвард. Переехав в Америку и закрепившись на новом месте, отец вызвал из Франции семью. Впоследствии ему предложили возглавить кафедру социологии на Манхэттене – в университете Фордэма. Тамошними аспирантами отец руководил до своей кончины».
Пока отец обустраивался в американских научных центрах, курировавшихся ЦРУ, его дочь в 1940 г. окончила Сорбонну со степенью бакалавра по философии. Выехав в США, она продолжила обучение в аспирантуре Фордэмского и Колумбийского университетов, где специализировалась на изучении социологии коммунистического общества. Вышла замуж за графа Николая Алексеевича Бобринского, возглавляющего русскую ветвь Мальтийский ордена. Графиня Т.Н. Бобринская и сама состоит в этом ордене (она была «посвящена в рыцари», являясь «дамой Справедливости», а также в совете директором клуба военнослужащих США.

16.
Графиня Т.Н. Бобринская.

Нельзя также не обратить внимания на некоторые обстоятельства водворения графа Н.А. Бобринского в США.
По словам его супруги, по приезде, он был сразу же востребован целым рядом организаций в Филадельфии и южных штатах. В них «только и занимаются тем, что исследуют свои родословные. Они выкапывают камни тысячелетней давности. Сначала его пригласили в организацию “Потомки Императора Карла Великого”. В ней, наверное, он оказался одним из немногих, кто действительно был настоящим потомком Карла. Потом муж попал в общество “Потомков первых крестовых походов”. Представьте себе, для них были важны только те, кто имел отношение именно к первым походам, остальные были уже не так интересны. Оказалось, что Николай для них просто безценен, ведь он действительно ко всему этому принадлежит». Если знать положение дел в американской элите, в этом, конечно, нет ничего странного и курьезного (см. http://habbibas.livejournal.com/14289.html http://habbibas.livejournal.com/14370.html).

17.
«Рыцарь» (о. Христофор) и «дама Справедливости».

Мы намеренно задержались на некоторых фактах биографии этой, несомненно, незаурядной женщины, чтобы яснее осознать то, что она рассказала в одном из своих интервью: «Я также прошла магистратуру в Нью-Йорке (на кафедре философии Колумбийского университета), а затем служила секретарем-переводчиком у доктора Станислава Лазоверта. В Америку он приехал, как я поняла, по заданию спецслужб Франции. К тому времени у него был богатейший опыт агентурной работы. Ведь еще за три десятилетия до данной миссии молодой Лазоверт был заслан французскими спецслужбами в Петроград, где участвовал в физическом устранении всемогущего Распутина. Согласно разведданным, через этого “старца” секретные сведения о российских войсках попадали в германский генштаб. Но когда я встретила своего будущего мужа, мне уже было не до “шпионских игр”».


18.
С.С. Лазоверт с розеткой ордена Почетного легиона. Снимок периода гражданской войны.

Всё это подтверждает давнее свидетельство уже помянутого М.С. Маргулеса, ехавшего с С.С. Лазовертом в поезде весной 1919 г.: «…В петлице – розетка офицера Почетного Легиона. […] Лазоверт едет с какой-то миссией французского министра иностранных дел».
"Доктор" Лазоверт был прямым агентом правительства Французской республики, получившим полномочия на убийство Царского Друга в столице "союзной" Российской Империи.
Tags: Убийство Распутина: русские участники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments