sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ГРИГОРИЙ РАСПУТИН: УБИЙСТВО. Станислав Сергеевич Лазоверт (продолжение)

«Доктор-смерть»

Однако проведенные нами в дальнейшем разыскания показали, что интересующий нас доктор Лазоверт на деле оказался не столь уж непроницаемым и неуловимым.
Еще в 2010 г. во время поездки в Хельсинки я получил от знакомого исследователя Руди де Кассерес обнаруженные им при фронтальном просмотре подшивки газеты «Новое время» за 1916 г. фотографии. Подпись под одной из них гласила «Главный врач С.С. Лазоверт, заведующий медицинской частью отряда». Позднее были выявлены и другие снимки таинственного доктора и документальные свидетельства о нем.
Их и не могло не остаться: В.М. Пуришкевич любил покрасоваться. В качестве свидетельства приведем одну из записей, сделанных вдовствующей Императрицей Марией Феодоровной в ее петроградском дневнике (9.12.1915): «…Приняла Пуришкевича с врачом Лазавертом и с шестью сестрами, передавшими мне альбом».
Посещал поезд В.М. Пуришкевича и Государь. Произошло это в Ставке 29 мая 1916 г. в Троицын день. Это нашло отражение в Царском дневнике: «После завтрака поехал с Алексеем на станцию; видели эшелон Куринского полка и два вагона Пуришкевича – походная библиотека и походная аптека, с которой он разъезжает по фронтам».

6.
Государь и Наследник провожают направляющийся на Южный фронт Куринский полк. За спиной у Них поезд Красного Креста В.М. Пуришкевича.

Сообщил Он об этом и в письме Государыне (1 июня): «…Забыл упомянуть о нашем посещении поезда Пуришкевича. Это не санитарный поезд – в нем 3 вагона с библиотекой для офицеров и солдат и полевая аптека, очень хорошо оборудованная и рассчитанная для обслуживания трех армейских корпусов. Он с нами обедал и рассказал много интересных подробностей! Удивительная энергия и замечательный организатор! В этом поезде совсем нет сестер, одни мужчины. Я осмотрел поезд, когда он стоял на нашей платформе, где я смотрел войска, отправляющиеся на юг».

8.
Разборка книг для библиотеки в вагоне-столовой поезда Головного отряда Красного Креста. Слева В.М. Пуришкевич.

Однако, как видим, ни в дневнике, ни в письме ни разу не упоминается С.С. Лазоверт. Иное дело пресса. Вот что сообщала, например, газета «Новое время»: «29 мая Его Императорское Величество Государь Император с Наследником Цесаревичем изволил осмотреть стоявший на железнодорожной станции в Царской Ставке поезд головного отряда Красного Креста члена Государственной думы В.М. Пуришкевича.
Государь Император с Наследником Цесаревичем, в сопровождении лиц Свиты прибыл к поезду около 3 часов дня. Объяснения Его Величеству имели счастье давать В.М. Пуришкевич и главный врач, он же заведующий медицинской частью отряда С.С. Лазоверт. Его Величество изволил подробно осматривать вагон-библиотеку и вагон-аптеку, при котором имеется 3 вагона с медикаментами. Книги из вагона-библиотеки раздаются безвозмездно в войсковые части боевой линии; вагон этот является четвертым с начала раздачи книг. Вагон-аптека также безвозмездно снабжает медикаментами части передовых линий.
Государь Император, милостиво выслушав доклад о деятельности библиотеки и аптеки и оставшись вполне довольным всем виденным, изволил благодарить В.М. Пуришкевича и С.С. Лазоверта за их полезную деятельность.
Внеся Свои Имена в особую книгу, Его Императорское Величество с Наследником Цесаревичем отбыли с вокзала».

7.
Вагон-аптека в поезде В.М. Пуришкевича, которым заведовал С.С. Лазоверт.

Ехавший со Станиславом Сергеевичем в одном поезде уже после революции, в конце марта 1919 г. адвокат, кадет и масон французской ложи Мануил Сергеевич Маргулиес (1868–1919) оставил по горячим следам событий в своем дневнике такую запись: «В поезде – Лазоверт (заведовавший у Пуришкевича санитарной частью) […] …Родился в Варшаве, еврей, был при генерале Жанэне, потом попал к Пуришкевичу […] Я видел его бланки как-то в России; заголовок такой: “доктор Лазоверт, заведующий санитарными учреждениями действительного статского советника Владимiра Митрофановича Пуришкевича” (а все учреждения, конечно, не Пуришкевича, а Красного Креста»

9.
Генерал Морис Жанэн.

Прежде, чем продолжить далее, нужно сделать одно важное уточнение: генерал Морис Жанэн (1862–1946), ввезший в Россию С.С. Лазоверта, с весны 1916 г. возглавлял чрезвычайную французскую военную миссию при Царской Ставке. Во время гражданской войны он курировал в Сибири дело о цареубийстве; при нем состоял родной брат одного из организаторов цареубийства (Я.М. Свердлова) Зиновий Пешков (1884–1966).

10.
Брат Янкеля Свердлова – французский офицер (а затем и генерал) Зиновий Пешков.

Впоследствии во Франции генерал Жанэн участвовал в акции по перехвату обнаруженных следователем Н.А. Соколовым и вывезенных им заграницу частиц мощей Царственных Мучеников с последующей их передачей в руки российских масонов во главе с организатором убийства Г.Е. Распутина В.А. Маклаковым.
Но продолжим. В.М. Пуришкевича, по словам того же М.С. Маргулиеса, С.С. Лазоверт «любит как честного человека». Связи с ним у доктора были настолько сильны, что сын от первого брака был назван им впоследствии в память своего патрона Владимiром. Однако, как выяснилось, думец и врач сильно расходились в политическом и национальном вопросах. «Теперь, – вспоминал М.С. Маргулиес свой разговор с С.С. Лазовертом весной 1919 г., – узнав о выступлениях Пуришкевича монархического характера, написал ему письмо с протестом. Жалеет, что такой умный, честный и талантливый человек не понимает, что нет возврата к старому и проповедует погромы». (Хотя, заметим, все эти претензии выглядят слишком уж странно, если учесть, что позиция Пуришкевича ни для кого в России секретом не была. Разве что перед подготовкой к убийству Царского Друга она коренным образом изменилась? Такое тоже возможно.)

11.
В.М. Пуришкевич – начальник поезда Красного Креста.

Обладал этот врач из санитарного отряда В.М. Пуришкевича, несомненно, дерзостью и отвагой. В течение одного только 1916 г. он был награжден двумя солдатскими Георгиевскими крестами, хорошо видными на публикуемых нами снимках.
Сам о себе С.С. Лазоверт рассказывал примерно в таком ключе: «…Он доктор медицины Парижского университета, был интерном, был мобилизован, как врач…» Однако это был всё-таки врач с двойным дном. На размышления наводит уже тот факт, что, как оказалось, при просмотре «Российского медицинского списка», в котором фиксировались все врачи, практиковавшие в России, а также получившие свой диплом заграницей, имя этого загадочного доктора отсутствует.
Установивший этот факт петербургский врач И.В. Князькин далее сообщает еще более сногсшибательный факт причастности С.С. Лазоверта к попытке насильственного оскопления о. Иоанна Кронштадтского перед самой его кончиной. «…В каких-то загадочных ритуальных целях», – прибавляет он. Всю эту темную историю, насколько это было возможно, в свое время мы подробно разобрали в нашей книге «Боже! Храни Своих!» Однако имя врача-изувера там не фигурировало. Откуда взял его И.В. Князькин, неизвестно. На какие-либо источники он не ссылается. Однако вот что характерно: один из организаторов убийства Г.Е. Распутина князь Ф.Ф. Юсупов был прекрасно осведомлен о всей этой истории с попыткой оскопления о. Иоанна, несмотря на то, что в свое время ее тщательно пытались скрыть. К этому стоит, пожалуй, присовокупить другие подобные попытки в отношении Г.Е. Распутина (в 1912 г. и 1914 гг.) вкупе с распространяемыми слухами о совершении над ним подобных действий. (На это мы также неоднократно обращали внимание в наших книгах.)

12.
С.С. Лазоверт (во главе стола в вагоне-столовой) и В.М. Пуришкевич (сбоку слева, с бородой) в санитарном поезда. Архив автора.

Общепризнанной при убийстве Царского Друга является роль С.С. Лазоверта, как шофера во время доставки Г.Е. Распутина в Юсуповский дворец и впоследствии при перевозке уже его тела к мосту; как врача-отравителя и, наконец, как того, кто квалифицированно мог установить факт смерти. Но только ли ради этого приглашали во дворец этого человека, расширяя круг участников тайного дела, тем самым увеличивая возможность открытия преступных замыслов раньше времени?.. Присутствие в ту ночь в Юсуповском дворце врача следует, скорее, сопоставить с «полянкой врачей» на Ганиной яме под Екатеринбургом, где «грамотно», «по правилам» управлялись с Телами Царственных Мучеников…
Участие в этом преступлении, являвшегося одновременно и покушением на Корону, не было секретом для спутниц жизни, как В.М. Пуришкевича, так и С.С. Лазоверта. Заблаговременно извещенные, жены обоих в ту ночь поджидали своих мужей на Варшавском вокзале. Санитарный поезд «крайне правого» Пуришкевича стоял под парами…
Tags: Убийство Распутина: русские участники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments