sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

К ПОНИМАНИЮ ЛИЧНОСТИ «LE PRINCE DE L`OMBRE» (8)




Убийцы и наблюдатели (начало)


Гораздо более серьезным по своим последствиям для следствия было давление со стороны «союзников».
Как свидетельствовал В.П. Аничков, его квартирант Н.А. Соколов «жаловался на вмешательство в следствие некоторых иностранных генералов, имевшее место, как ему казалось, из желания исказить истину с целью обелить большевиков».
Член Французской военной миссии в Сибири Жозеф Ласье в своей книге «Сибирская трагедия» (Париж. 1921) написал о своем разговоре Робертом Вильтоном в мае 1919 г. на Екатеринбургском вокзале.
Тот заметил, что «местные британские должностные лица поддерживают слишком близкие и компрометирующие их отношения со следователем Соколовым и различными белыми российскими должностными лицами».



Издательская обложка книги: Josef Lasies «La tragédie sibérienne. Le drame d’Ekatérinbourg. La fin de l’amiral Koltchak» (Paris. 1921). Собрание музея !Наша Эпоха» (Москва).

Что же касается кажущейся противоестественной связи «союзников» с большевиками, вопреки долголетней пропаганде тех и других, то она на самом деле она совершенно органична и объяснима.
Понимание это приходило постепенно и к самим русским участникам борьбы с большевиками.
Принимавший участие в ноябре 1919 г. в Ясском совещании, думский депутат кадет Н.В. Савич писал о «жгучее чувство злобы к былым союзникам. Англичане отлично это сознают, они открыто встали на платформу разрушения, раздробления и ослабления России». По его мнению, англичане играли «главную роль» «в величайшей политической интриге, жертвой которой стала Россия»
«…Интересы Англии, – был уверен генерал П.Н. Краснов, – не в спасении России, а в её гибели».
Суть военной интервенции, по мнению атамана Г.М. Семенова, состояла в том, чтобы «создать препятствия на пути полного сближения Германии с Советами».
В опубликованной 19 июля 1919 г. в Англии статье «В поддержку Колчака» княгиня Барятинская заметила: «англичане боятся Русской Монархии».
Николай Алексеевич Соколов также ощущал на себе контроль со стороны «союзников», а через них и не противоречивших в то время интересам последних большевиков.
В качестве примера, как это могло происходить, напомню о никак не артикулированном самими его участниками триумвирате: Морис Жанен – Зиновий Пешков – Яков Свердлов. Французский генерал – состоявший при нем офицер родом из России и родной брат последнего – красный вождь, один из главных цареубийц.



Генерал Морис Жанен инспектирует чешских легионеров. 1919 г.
На нижнем снимке братья Зиновий Пешков и Яков Свердлов.



В основе возможности такого рода отношений лежала причастность Запада к «Русской» революции, начиная еще с февральского переворота 1917 г. и кончая большевицким, октябрьским.
Оценивая вклад деда в революционный процесс в России, внук известного американского еврейского финансиста Джейкоба Шиффа (в противодействии которому незадолго до своей смерти был причастен и Н.А. Соколов) называл цифру в двадцать миллионов долларов. Шиффовский банк «Кун, Лёб и Ко» впоследствии вооружал чехов, а потом в режиме non-stop финансировал советские «пятилетки».
Еще в марте 1910 г. русский посол барон Р.Р. Розен доносил из Вашингтона министру иностранных дел А.П. Извольскому: «…На первый план выступает личность г-на Якова Шиффа, фанатического ненавистника России».



Три поколения Шиффов: отец, сын и внук. Снимок 1907 г.

В комментарии к телеграмме американского посла в Петрограде Дэвида Фрэнсиса от 14 марта 1917 г. госсекретарь Роберт Лансинг следующим образом излагал президенту Вудро Вильсону свое (а также англичан и французов) видение ситуации в России: «…Союзники […] благоприятно настроены к революционерам, так как дворцовая партия была в течение войны секретно прогерманской».
«Мы сделали всё возможное, – откровенничал в своих мемуарах Ллойд Джордж, – чтобы поддерживать дружеские дипломатические отношения с большевиками и мы признали, что они де-факто являются правителями… Мы не собирались свергнуть большевицкое правительство в Москве».
«Всякая попытка интервенции в в России без согласия советского правительства – приводил английский премьер далее слова президента США Вильсона – превратится в движение для свержения советского правительства ради реставрации царизма. Никто из нас не имел ни малейшего желания реставрировать в России царизм…»
Чувствуя все эти тайные пружины истории, русский философ И.А. Ильин конце 1930-х четко сформулировал: «Следуя тайным указаниям европейских политических центров, которые будут впоследствии установлены и раскрыты исторической наукой, Россия была клеветнически ославлена на весь мiр как оплот реакции, как гнездо деспотизма и рабства, как рассадник антисемитизма…
Движимая враждебными побуждения Европа была заинтересована в военном и революционном крушении России и помогала русским революционерам укрывательством, советом и деньгами. Она не скрывала этого. Она делала всё возможное, чтобы это осуществилось. А когда это совершилось, то Европа под всякими предлогами и видами делала всё, чтобы помочь главному врагу России – советской власти, выдавая ее за законную представительницу русских державных прав и интересов».



Парад британского экспедиционного корпуса в Омске. 1919 г.

Для того, чтобы уяснить степень и направление влияния на открытое в 1918 г. в Екатеринбурге следствие со стороны представителей «дружественных держав» Антанты, следует дать хотя бы самый краткий обзор по теме: цареубийство и «союзники».
В качестве источников фактологии мы прибегаем в том числе к весьма одиозным работам, при полном, разумеется, несогласии с общей их концепцией.
Прежде всего, это вышедшая в 1976 г. известная книга журналистов BBC уроженца Ирландии Энтони Брюса Саммерса (р. 1942) и родившегося в Германии Тома Мангольда / Томаса Корнелиуса (род. 1934) «The File of Tsar» (Досье на царя / Царское дело).



Авторы в 1976 году.


Даже хорошо известный своими взглядами на Россию госсекретарь США Генри Киссинджер назвал этот увесистый 400-страничный том «кучей дерьма».


Авторы «Досье» в наши дни.


Примечательна также характеристика, которую дал журналистам и их книге профессор Вермонтского университета П.Н. Пагануцци (1910–1991) – автор известной книги «Правда об убийстве Царской Семьи», изданной Свято-Троицким монастырем в Джорданвилле в 1981 г.
Вот фрагмент из его письма от 4 августа 1981 г., находящегося сегодня в собрании московского музея «Наша Эпоха»:





А вот отзывы об этой книге двух авторов, которые также присутствуют в заявленном нами списке.
«Саммерс и Мангольд, – пишет американка Шэй МакНил, – доказывают, что следователь, должно быть, участвовал в обмане».
«Её авторы, – считает красноярский исследователь Станислав Зверев, – несомненно заинтересованы в версии спасения, всё подгоняют под неё».



Издательская суперобложка книги: Antony Sammers, Tom Mangold «The File of Tsar» (Harper & Row. New York. 1976).

В 2001 г. в Нью-Йорке вышла книга американской исследовательницы Шэй МакНил ««The Secret Plot to Save the Tsar» («Секретный план спасения Царя»).
Автор была президентом фирмы Smith McNeal, приносившей большие доходы. Продав ее, она предоставляла политические консультации, а затем занялась написанием исторических книг. Ныне она считается весьма известным исследователем, сотрудничающим с ВВС в передачах, рассказывающих о колониальной американской истории.
«…Самое ценное у неё, – справедливо замечает историк Станислав Зверев, – материалы зарубежных архивов. МакНил приводит примеры горячей заинтересованности руководства Антанты в судьбе Царя».



Издательская обложка книги: Shay McNeal «The Secret Plot to Save the Tsar. New Truths Behind the Romanov Mystery» (Harper Collins Publishers. New York. 2001).

Обе книги недавно переизданы у нас (причем, «Досье» четверть века спустя!).
Названия той и другой изменены, да и к переводам есть множество вопросов. Так что для серьезных целей нужно иметь под рукой оригинал.



А. Саммерс, Т. Мангольд «Дело Романовых, или Расстрел, которого не было» (М. Эксмо. 2013). Первое издание вышло в 2011 г. Перевод Ю.И. Сенина.

К этим работам с их совершенно фантастической общей концепцией вполне применима аналогия с т.н. «документами Сиссона».
«Те, кто подделывал их, – высказывался известный американский дипломат и политолог Джордж Кеннан, – определенно имел доступ к какой-то необычно надежной информации».
«Если так, – комментирует эти слова отечественный исследователь М.В. Назаров, – то, возможно, назначение этих документов было – утопить в массе ложных фактов и дискредитировать некоторые крупицы истины, просочившейся наружу из закулисы».



Шэй МакНил «Секретный план спасения Царской Семьи». М. АСТ «Астрель». 2006. Перевод Б.А. Азарова.

Третьей работой, которую мы также используем, с точки зрения содержащихся в ней фактов, является недавнее (2011-2015 гг.) исследование молодого красноярского историка Станислава Викторовича Зверева «Сравнительные характеристики версий Екатеринбургского злодеяния 1918 г.»
http://stzverev.ru/archives/245
При бросающейся в глаза несогласии автора с основной концепцией первых двух книг о «спасении» Царской Семьи, эта работа также по существу направлена на диффамацию следствия, проведенного Н.А. Соколовым.
На первый взгляд, в ней сказано немало верного. Нельзя, к примеру, не согласиться с такими заявлениями автора:
«Германия до 1918 г. находилась в состоянии войны с Россией, подозревать её было естественно, но опрометчиво и нерасчётливо».
«Невозможно отрицать участие Антанты в заговоре против Императора, убийстве Г.Е. Распутина, свержении Государя, свержении атамана Краснова, выдаче на смерть адмирала Колчака. Список действий Антанты против Империи и Белого Движения столь длинен, что не признавать его или объяснять случайностями куда более не научно, чем говорить о международном заговоре против России».
«Окраинная английская интервенция, создавая видимость борьбы с советским режимом, спасала его от полного разгрома силами Германии, обезопасила его сохранность как антинемецкой и антимонархической силы для продолжения предательской двойной игры и разжигания самоубийственной для русских гражданской войны. Как полное сближение красных с Германией, так и полное уничтожение большевизма с окончательным устранением для Германии угрозы на Востоке – обе крайности не входили в интересы Британии».
«Британия действительно вела двойную игру со всеми: с Николаем II, с Керенским, Лениным, Красновым, Колчаком, Деникиным, Юденичем – без исключения».
«Повсеместная предательская деятельность представителей Британии в России наводит на определённые подозрения и относительно Екатеринбургского злодеяния».
Казалось бы, всё верно, однако есть в исследовании С.В. Зверева высказывания и иного рода, раскрывающие ускользающие при поверхностном чтении смыслы:
«…Нелепости и противоречия следствия Соколова».
«Качественно новым шагом книги Мультатули стало отрицание чисто еврейского характера ритуального убийства…» (Сомнительная, прямо скажем, похвала, хотя с фактической стороны, учитывая сам текст Петра Валентиновича, и верная.)
Далее С.В. Зверев развивает и углубляет все эти смыслы:
«В 1918 г. произошло не то что оскорбление словом, но осуществление самого ужасного, в глазах монархистов, преступления. Несомненным исполнителем его был Яков Юровский. Явным организатором – Яков Свердлов, контролировавший содержание Царской Семьи. Предполагаемым заказчиком – Яков Шифф. Даже с вычетом верхнего звена “якобинцев”, не подлежащих сомнению имён злодеев достаточно для одиозного, но не утихающего существования антисемитской составляющей монархической историографии. […]
Вымысел о Шиффе появился в газете “Царский вестник” за 1939 г., т.к. правая эмиграция к этому времени уверилась в вине Шиффа. Поэтому сотрудники газеты предприняли попытку обвинениями Шиффа укрепить репутацию следователя Н.А. Соколова, предложившего безоговорочно провальную гипотезу ответственности Германии. Что лишний раз доказывает отсутствие улик против американских банкиров».



Станислав Викторович Зверев.

Ахиллесовой пятой всех этих трех авторов (англичан, американки и русского), а также еще многих других, является отрицание версии Н.А. Соколова, о которой тот же С.В. Зверев весьма верно заметил: «Очень часто у противников версии Соколова есть существенная проблема: они не могут представить более убедительную и обоснованную гипотезу. И получается, что в ход идут… явные фальшивки…» Что, заметим, не помещало и ему самому наступить на те же грабли.
В наиболее кратком и доступном виде основные выводы Н.А. Соколова изложены им самим в докладе вдовствующей Императрице Марии Феодоровне, написанном им уже в Париже:
«Принимая во внимание данные осмотра этой местности и совокупность обнаруженных здесь нахождений, следственная власть не питает никаких сомнений и совершенно убеждена в том, что трупы Августейших Особ и всех остальных, погибших вместе с Ними, около одной из шахт сначала расчленяли на части, а затем сжигали на кострах при помощи бензина. Трудно поддававшиеся действию огня части разрушались при помощи серной кислоты. […]
Когда шло уничтожение трупов, охрана не снималась с постов при доме Ипатьева. Когда же все трупы были уничтожены, охрана была снята и большевики объявили в своих газетах и путем особых объявлений о “расстреле” Государя Императора и об “эвакуации” Августейшей Семьи в “надежное место”, охрана была уже не нужна, так как уничтожением трупов они отнимали возможность опровергнуть их ложь.
С того времени они тщательно поддерживают, особенно в зарубежной прессе, версию об “увозе” Августейшей Семьи из России».
Отрицание выводов следствия Н.А. Соколова, ритуального характера убийства или уничтожения разрубленных тел огнем и кислотой; допуск мнимого «спасения» Царской Семьи или «казни одного лишь Царя»,– всё это роднит людей, чисто внешне занимающих противоположные (иногда даже вроде бы враждебные) позиции, раскрывая нам неявное их родство, будь то авторы ранних писаний большевики-цареубийцы и их кураторы-«союзники», обнаружившие «екатеринбургские останки» Гелий Рябов и Александр Авдонин, английские журналисты Том Манголд и Энтони Саммерс, американка Шэй МакНил или свердловский писатель Лев Сонин (Хайкельсон), вплоть до нынешних следователя Владимiра Соловьева и главы фонда «S.E.A.R.C.H.» («Поиск») русского американца Петра Сарандинаки и журналистов Алексея Венедиктова и Анатолия Степанова.

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/231294.html


Генералы М.К. Дитерихс (справа) и Радола Гайда (слева) с командовавшим американскими экспедиционными силами на Дальнем Востоке и в Сибири генералом Уильямом Сиднеем Грейвсом (1865–1940), резко настроенным против адмирала А.В. Колчака и открыто поддерживавшим большевиков и эсеров.

Обращаясь к теме роли «союзников» в цареубийстве, не следует забывать, что сторонники сближения с Францией и Англией в русском правящем слое способствовали сначала (еще при Императоре Александре III) внешнеполитической переориентации России – вопреки традиционным Династическим связям и национальным интересам – на страны будущей Антанты, а затем предотвратили попытку возврата к прежнему курсу (Бьоркское соглашение 1905 г.).
Логика дальнейших событий привела к разрушительной войне за абсолютно чуждые России интересы, завершившейся падением трех континентальных Монархий.
Страх перед фантомом «сепаратного мира» вызвал организованное в Петрограде английской разведкой убийство Царского Друга, явившееся прологом поддержанных «союзниками» свержения Русского Самодержавия, революции и гражданской войны в наиболее выгодном державам Антанты и присоединившихся к ним США варианте.
Цареубийство было своего рода гарантией для них слабости России, что – если трезво взглянуть даже на советскую империю с ядерной дубиной, но без Бога (а значит и без ума) и, в особенности, на постсоветскую действительность, никак не могущую обрести законное родство, войдя в (отнюдь не только материальное) Русское наследство, – вполне подтвердилось.



Продолжение следует.
Tags: Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment