sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ВОКРУГ Н.А. СОКОЛОВА (4)




Содержащиеся в статье А. Ирина сведения о следователе Н.А. Соколове, безусловно, весьма ценные, однако далеко не безспорные и точные в некоторых своих частях.
Впрочем, это вполне объяснимо: «большое видится на расстоянии».
Кое-что автор мемуарной статьи пытался спрямить, смягчить или даже просто скрыть. А потому публикация нуждается, на наш взгляд, в осмыслении и проверке другими свидетельствами. Однако, тем не менее, – подчеркнем это особо – она является одним из ценнейших свидетельств. Ведь о следователе, в связи с его «странной» кончиной, писали не так уж много.
Кем же, однако, мог быть автор этой статьи (поскольку «А. Ирин», как нам кажется, это, скорее всего, псевдоним)? Публикуя ее в 2002 г., мы полагали, что это был Б.Л. Бразоль. В очерке А. Ирина он был помянут, хотя и не назван по имени, как «один из общих друзей» автора очерка и Н.А. Соколова.
Живший в Америке, Бразоль часто бывал в Европе и лично знал Николая Алексеевича. Данные, которые сообщает автор статьи о себе (в том числе и юридическое образование), не противоречат фактам биографии Бориса Львовича.
Несмотря на то, что в настоящее время, подробнее изучив биографию Бразоля, в этой атрибуции мы не столь уверены, попытаемся все же обозначить основные жизненные вехи этого человека, сыгравшего в жизни Н.А. Соколова (вне зависимости от авторской принадлежности самой статьи) значительную роль.



Борис Львович Бразоль.

Русский эмигрант Борис Львович Бразоль (1885–1963) происходил из старого дворянского рода, уходившего своими корнями в казачество. Родился он в Полтаве в семье основателя русской гомеопатии Льва Евгеньевича Бразоля.
В 1910 г., после окончания юридического факультета Петербургского университета, был принят на службу в Министерство юстиции. В 1912 г., как подающего надежды юриста, Бразоля направили Лозаннский колледж в Швейцарии изучать полицейское право и новейшие достижения в криминалистике.
В годы Великой войны прапорщик Л.-Гв. Преображенского полка. После контузии служил военным следователем Главного военно-судного управления. В мае 1916 г. его вместе с генералом А.П. Залюбовским командировали в США для расследования ходивших слухов о злоупотреблениях при заграничных закупках. Сохранилась характеристика, которую генерал дал своему подчиненному – следователю по особо важным делам Бразолю: «Талантливый юрист, отлично владевший русским языком, следователь по призванию».
После большевицкого переворота 1917 г. Борис Львович вышел в отставку, поступив на службу сначала в Военно-торговую палату США, а затем (в 1918 г.) в Военно-разведывательное управление, в котором состоял вплоть до 1963 г.
За сравнительно короткий срок он стал там весьма влиятельным юристом. Генеральный прокурор США Палмер использовал его как эксперта по русскому радикализму. Впоследствии Бразоль был членом Международной Криминологической Академии в Вене (1929), а также входил в криминологическую комиссии Школы права Колумбийского университета (1929-1932).
Будучи убежденным монархистом, он вел активную деятельность среди эмиграции. Основал в 1919 г. «Союз единства Руси “Правое дело”», состоя его председателем вплоть до 1925 г. Одной из главных целей этой организации было добиться от американского правительства поддержки Белого движения.



Издательская обложка книги Б.Л. Бразоля «Мiр на перепутье». Всеславянский книжный магазин. Белград. 1922.

Одним из способов достичь этого было оказать влияние на американский истеблишмент и общественное мнение. Работая в этом направлении, Борис Львович немало сделал для разоблачения большевизма. Делал он это не только посредством лекций, которые он читал по всей стране.
30 ноября 1918 г. Б.Л. Бразоль представил Государственному департаменту США доклад «Большевизм и иудаизм», получивший вскоре широкую международную известность.
Известные круги особо испугали два пункта этого документа: 1) указание на то, что решение о свержении Царя было принято 14 февраля 1916 г. в еврейском квартале Нью-Йорка группой лиц, возглавлявшейся американским еврейским банкиром Джейкобом Шиффом; 2) список 33 руководителей советской России, в котором все, кроме Ленина (какая, однако ирония!), были евреи. В феврале 1919 г. этот список был предан гласности на заседании Сенатской комиссии.



Джейкоб Генри Шифф (1847–1920) – родился во Франкфурте-на-Майне в раввинской семье, получив еврейское религиозное образование. Отец работал в одном из банков, принадлежавшем семье Ротшильдов. В 1865 г. эмигрировал в США, поступив на службу в банк Kuhn. Loeb & Co. В 1875 г. женился на дочери Соломона Лёба – одного из владельцев банка, еще десять лет спустя (1885), заняв пост управляющего банком. Один из создателей Американского еврейского распределительного комитета «Джойнт» (1914). Умер 25 сентября 1920 г. в Нью-Йорке.

Шифф, подчеркивал при этом Бразоль, был еврейским финансистом, прибывшим в США из Германии. Именно он, вместе со своим соотечественником и единоплеменником Феликсом Варбургом, финансировали свержение Русского Царя, осуществляя, таким образом, не только свои, но и немецкие интересы во время первой мiровой войны.


Феликс Мориц Варбург (1871–1937) – уроженец Гамбурга, перебрался в США в 1894 г., женившись в том же году на Фриде – дочери Якоба Шиффа, став старшим партнером в банке Kuhn. Loeb & Co. Скончался в Нью-Йорке 20 октября 1937 г.

Весьма примечательно, что в 1919 г. при Министерстве юстиции США был создан разведывательный отдел, возглавлявшийся Джоном Эдгаром Гувером, целью которого была борьба с радикалами и большевицкой угрозой. Так вот он был назван General Intelligence Division – сокращенно GID – «говорящее» название!
https://regnum.ru/news/polit/2199837.html

Во всех этих вопросах Б.Л. Бразоль был отнюдь не новичком. Еще во время первых своих шагов в Министерстве юстиции Российской Империи он, под руководством министра И.Г. Щегловитова, принимал участие в подготовке обвинения по т.н. «Делу Бейлиса».
Борис Львович был активным участником возникшего в 1920 г. в Германии Экономического Союза Реконструкции (Aufbau), членами которого состояли русские эмигранты-монархисты и германские правые.
В это же время началось его тесное сотрудничество с американским промышленником Генри Фордом.



Генри Форд в своем рабочем кабинете.

В частности, Борис Львович работал в управлявшимся этим автомобильным королем в 1919-1927 гг. еженедельной газете «The Dearborn Independent», названный по процветавшему в то время промышленному району Детройта в штате Мичиган.
Популярность ее в то время была поразительной: в 1925 г. тираж ее достигал 900 тысяч экземпляров, уступая одной лишь нью-йоркской «Daily News».



Один из выпусков «The Dearborn Independent» (6 августа 1921 г.) со статьей «Еврейский джаз – музыка дебилов – стала нашей национальной музыкой».

Б.Л. Бразоль был одним из инициаторов издания Генри Фордом «Протоколов сионских мудрецов», которые на английский язык он перевел еще ранее – для информации Государственного департамента США. В Америке они впервые были изданы в 1920 г. в Бостоне под названием «Протоколы и Мiровая революция» («The Protocols and World Revolution»).


Обложка первого американского издания Протоколов.

Тогда же, сначала в газете, а затем и отдельными изданиями, стала выходить, ставшая впоследствии весьма известной, книга «Международное еврейство», переведенная на множество иностранных языков. Это был своего рода развернутый комментарий к Протоколам, состоявший в окончательном виде из четырех томов:
«Международное еврейство. Важнейшая проблема мiра» (ноябрь 1920);
«Еврейская деятельность в Соединенных Штатах» (апрель 1921);
«Еврейское влияние на американскую жизнь» (май 1922);
«Аспекты еврейской власти в Соединенных Штатах» (май 1922).
Одним из участников создания этой книги был Б.Л. Бразоль. Есть, правда, исследователи, отрицающие это.



Титульный лист первого тома книги «Международное еврейство», напечатанной в США в ноябре 1920 г.

Именно через Б.Л. Бразоля, утверждает современный американский историк Михаэль Келлог, Генри Форд передавал деньги на поддержку национал-социалистов в Германии, а также Великого Князя Кирилла Владимiровича, поддерживавшего, в том числе и через супругу, Великую Княгиню Викторию Феодоровну, Гитлера и его движение (Michael Kellogg. The Russian Roots of Nazism White Émigrés and the Making of National Socialism, 1917–1945. Cambridge University Press. 2008).



Борис Львович был известным «кириллистом», одним из лидеров нью-йоркского «Русского национального общества», признававшего Великого Князя Кириилла Владимiровича «Императором Кириллом». С 1957 г. заведовал Центральным комитетом по сбору средств в казну Великого Князя Владимiра Кирилловича, а со следующего года возглавлял Исполнительное бюро Общероссийского монархического фронта.
Занимали Бразоля и вопросы русской идентичности в условиях эмиграции. С 1928 г. он становится членом Союза для защиты русского языка во Франции. В 1935-1937 гг. был председателем основанного им Пушкинского комитета в Америке, а затем в течение 27 лет (1937-1963 гг.) возглавлял Общество русской культуры имени А.С. Пушкина в США.



Книги Б.Л. Бразоля «Речи», выпущенные Обществом имени А.С. Пушкина в Америке (Нью-Йорк. 1943, 1953).

Скончался Борис Львович Бразоль в Нью-Йорке 19 марта 1963 г. и был похоронен в одной могиле с женой Элеонорой Антоновной (1889–1963) на кладбище в Бронксе.



Юр. Пенионжкевич.
ВЕРНЫЙ ДО МОГИЛЫ

Эти слова написаны на ленте венка, возложенного от имени Великого Князя Кирилла Владимiровича на гроб почившего Бориса Львовича Бразоля. Они, как нельзя лучше, характеризуют подлинную жертвенную преданность не за страх, а за совесть Русской Самодержавной Монархии и ее создателям и воплотителям – Царям.
Покойный Борис Львович исключительно образованный, разносторонне талантливый, будучи судебным следователем Петербургского Окружного Суда в начале первой мiровой войны получил ответственную командировку в США, откуда ему не суждено было вернуться в Россию, в виду происшедшего там бунта, последствием чего явилось падение Монархии, которой Борис Львович был предан всем своим существом.
Всю свою пятидесятилетнюю жизнь в США покойный посвятил борьбе за возрождение в России Самодержавной Монархии, используя свои связи в американских кругах, свой большой литературный талант, свое прекрасное знание экономического состояния России Царского периода, особенно последнего Царствования, равно как периода после падения Монархии.
Среди его многочисленных печатных трудов находится брошюра на английском и русском языках, неопровержимо рисующая богатство и небывалый экономический прогресс России при Самодержавии и подлинное нищенство после падения Монархии. Брошюра эта открыла глаза не одному честному непредвзязтому американцу на то, что мiр потерял с падением в России Монархии.



Эта широко переиздававшаяся в России во время перестройки работа была написана Б.Л. Бразолем к 40-летию мученической кончины Царской Семьи и впервые издана отдельной брошюрой в 1959 г. в Нью-Йорке Исполнительным бюро Общероссийского Монархического Фронта: пять тысяч экземпляров на русском и три тысячи на английском языках.

Будучи уже приговоренным к смерти тяжким недугом он всё же продолжал служить борьбе за возрождение Монархической России.
Господь Бог сподобил Бориса Львовича принять подлинно мученическую кончину: к тяжелым физическим страданиям присоединились страдания душевные. Покойный жил душа в душу со своей супругой, с которой несколько лет назад случилось несчастие – при падении она сломала бедро, на всю жизнь оставшись калекой.
Во всё время болезни Бориса Львовича она неотлучно сидела и спала в кресле у его постели, результатом чего явился отек ноги, язвы и инфекция. Положение стало угрожающим, и явилось необходимым спешно отвезти больную в больницу.
Это случилось за десять дней до смерти Бориса Львовича, и эти десять дней усилили его страдания. Преждевременная разлука с горячо любимой женой, боязнь за ее жизнь, за те нравственные страдания, которые переживает в разлуке она, окончательно подорвали его силы и, возможно, ускорили конец его земной жизни.
Так мученически закончилась земная жизнь этого истинного христианина, подлинно русского патриота, беззаветно преданного Самодержавной Монархии и Русским Царям, особенно Царю-Мученику Николаю II.
В надгробном слове архиепископ Никон, между прочим, сказал: «Да рассудит Сам Господь, если у покойного были ошибки, но он их исправил своей мученической смертью, исполняя подвиг на пользу Родине. И там, куда отошла его душа, да встретятся ему на пути его все те, за кого он боролся – архиепископы иерархи и Сам Государь Николай II».
Мы, православные христиане, верующие в загробную жизнь, не сомневаемся, что, вступив в эту вечную жизнь, где праведники упокояются, душа скончавшегося незабвенного Бориса Львовича найдет предстательство перед Престолом Всевышнего, у подножия этого Престола пребывающей души Святого Великомученика Страстотерпца Государя Николая II.
Мир его праху и вечная радость и блаженство его душе.




С покойным меня тесно связывала общая борьба за восстановление Монархической России. Наша переписка свидетельствует ою исключительном взаимодоверии и единомыслии; если у нас встречались разногласия, то не идеологические, а тактические и Борис Львович не скрывал от меня самых заветных своих мыслей.

«Владимiрский вестник». № 98. Сан-Пауло (Бразилия). 1963. Сентябрь.


Продолжение следует.
Tags: Спор о Распутине, Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments