sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ВОКРУГ Н.А. СОКОЛОВА (1)




Ключевую роль в эмигрантский период жизни следователя Н.А. Соколова (со времени его прибытия во Францию в июне 1920 г. и вплоть до его кончины 23 ноября 1924 г.) играл князь Николай Владимiрович Орлов.
Однако прежде, чем мы приблизимся к этому таинственному и, одновременно, зловещему персонажу, приведем те довольно скудные и разрозненные свидетельства о жизни следователя за эти четыре с лишним года, оставленные его современниками.
Прежде всего, это отзывы на выход французского издания книги Н.А. Соколова, доказывающие, что записки следователя увидели свет еще при жизни его автора.
Принадлежали они русскому дипломату Петру Сергеевичу Боткину (1865–1933) – сыну Лейб-медика Императора Александра II Сергея Петровича Боткина и одновременно брату Лейб-медика Императора Николая II Евгения Сергеевича Боткина.



Петр Сергеевич Боткин.

Дипломатическая карьера его началась в 1890 г. с поста второго секретаря русской миссии в Вашингтоне. Затем он последовательно занимал должности секретаря дипломатического агентства в Софии (1896), первого секретаря посольства в Лиссабоне (1899), потом в Брюсселе (1901) и Лондоне (1906). В 1907 г. П.С. Боткин министр-резидент в Марокко (в самый ответственный момент, связанный с Агадирским кризисом). С 1912 г. он посланник и полномочный министр в Лиссабоне.
По свидетельству юриста-международника М.А. Таубе, в 1914 г. кандидатура П.С. Боткина, к тому времени уже камергера и действительного статского советника, рассматривалась на пост министра иностранных дел Российской Империи.



Обложка книги П.С. Боткина «Картинки дипломатической жизни». Париж. Издание Е. Сияльской. 1930.

В условиях новой Русской смуты Петр Сергеевич был одним из немногих отечественных государственных деятелей, выступивших на защиту Императора и Его Семьи.
«Русский посланник в Португалии П.С. Боткин, брат погибшего впоследствии с Царской Семьей доктора Е.С. Боткина, – пишет в своей известной книге “Император Николай II и революция” И.П. Якобий, – рассказывает в своих воспоминаниях о сделанных им тщетных попытках пробудить совесть правителей и заинтересовать их в участи Государя. П.С. Боткин обращался, между прочим, много раз к членам французского правительства, умоляя их выступить в защиту своего союзника, трагическую участь которого он предвидел; его многочисленные письма, посланные им от июля 1917 до июля 1918 года, остались все без ответа.
В последнем своем письме, обращенном к г. Пишон, П. С. Боткин делает следующее безрадостное заявление: “Я должен констатировать, к величайшему своему сожалению, – пишет он, – что до сих пор все мои попытки остались тщетными, и что единственным ответом, который я получил, являются расписки швейцаров, свидетельствующих, что письма мои дошли по назначению”».
Речь в этом отрывке идет о вышедших в 1925 г. в седьмом томе парижского альманаха «Русская летопись» воспоминаниях П.С. Боткина «Что было сделано для спасения Императора Николая II»:

https://archive.org/details/russkaialietopis07russ



Сразу же после февральского переворота 1917 г. Петр Сергеевич подал в отставку. В эмиграции он жил в Швейцарии и Франции. Был одним из учредителей Общества Друзей Русского музея в Париже (1930), почетным членом Общества памяти Императора Николая II. Скончался в Веве (Швейцария). Похоронен на местном кладбище.





Вернемся, однако, к отзывам П.С. Боткина о книге Н.А. Соколова, появившимся в белградской газете «Новое время» в апреле 1924 г. и вышедшим под одним заголовком: «Мысли вслух».


Газета «Новое время» выпускалась М.А. Сувориным в Белграде ежедневно в 1921-1930 гг.

В Париже вышла книга Николая Соколова под заглавием «Судебное следствие об убийстве Российского Императорского Семейства». Издание Пайо, в тексте 5 планов и 83 фотографических снимка, 339 страниц.
Я только что прочел эту книгу – прочел, как говорится, в один присест. Читал не отрываясь и нахожусь еще в чаду, как после ужасного кошмара. Но кошмар есть не что иное, как тревожный сон, страшное видение, которое исчезает при пробуждении, тогда как тут нет пробуда, нет избавления. Голая неопровержимая правда, кровавая действительность во всем своем невероятном ужасе…
Сомнений больше быть не может: Государь, Императрица, Царские Дети и те, кто при Них оставались, погибли. Они умерли, как в древние времена умирали христианские мученики – растерзанные дикими животными. Только в первых веках Христианства это происходило в Колизее на глазах язычников, теперь же, в XX столетии, такое злодеяние совершилось перед цивилизованной христианской Европой, которая просто закрыла глаза и отвернулась, чтобы не видеть что-то неприятное…
Многое из того, что заключают в себе протоколы следственной комиссии адмирала Колчака, было уже нам известно; но книга Соколова дает больше, нежели простое следстсвие, она развертывает всю картину пережитого нами отвратительного момента, когда Царская Семья была предоставлена на произвол судьбы, когда Она отдана была на поругание подонков рода человеческого.
Книга Соколова приковывает к позорному столбу всех тех, кто так или нначе способствовал приведению в исполнение преступления, и налагает неизгладимое клеймо цареубийц на главных виновников злодеяния.
Фигуры князя Львова, Керенского, Свердлова сливаются вместе с палачами Юровским, Голощекиным, Авдеевым и другими – все они забрызганы с ног до головы несмываемыми пятнами той же самой крови…
Не знаешь, кто более омерзителен – тот ли, кто держал оружие в руках, или тот, кто направлял его против Священной Особы Царя и Его невинного Семейства.
Что и говорить, – Свердлов, Юровский и другие – цареубийцы, но сколько за ними стоят сознательных и безсознательных пособников.
Какая странно черная страница истории раскрыта перед нами…

П. БОТКИН.
Территэ.

«Новое время». № 887. Белград. 1924. 10 апреля.

***
Мы все, конечно, много раз слышали и читали о том, как погибла Царская Семья. И всякий раз новое описание злодеяния заставляет сжиматься наше сердце и дает новую жгучую боль – точно нам растравливают незакрывшуюся рану.
Трудно нам свыкнуться с этой ужасной действительностью. Понятно, что многие до сих пор отказывались ей верить, но довольно укачивать себя грезами и мечтать о несбыточном. Правде, как она ни горька, нужно прямо и смело смотреть в глаза. Что было, то было; не переделаешь.
Книга судебного следователя Николая Соколова в этом отношении пресекает дорогу разнообразным легендам. Как свидетельские показания, так и вещественные доказательства с достаточной убедительностью устанавливаю факт зверского убийства Царской Семьи.
Жаль, что книга Соколова не вышла на русском языке. Я не сомневаюсь, что русский текст судебного расследования не замедлит появиться в печати, но пока я только знаю французское издание и, как я слышал, готовится к печати английское. Последнее, если я не ошибаюсь, должно выйти в свет в Америке. […]

П. БОТКИН.

«Новое время». № 890. Белград. 1924. 13 апреля.


В следующем 1925 г. было напечатано не только известное берлинское русское издание книги Н.А. Соколова. В уже упоминавшемся седьмом томе альманаха «Русская летопись», выходившем в парижском издательстве «Русский очаг», была помещена обширная публикация «Убийство Царской Семьи в Екатеринбурге» (По данным предварительного следствия)» (С. 175-202).






Продолжение следует.
Tags: Спор о Распутине, Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments