sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

АННА ВЫРУБОВА И БАРОН МАННЕРГЕЙМ (1)





Как и было обещано, публикую некоторые материалы к истории взаимоотношений Анны Александровны Вырубовой и барона Карла Густава Эмиля Маннергейма (1867–1951).
Личность его и взгляды на Русскую Монархию и Русскую Проблему в разное время были нами исследованы в книгах «Граф Келлер» (М. «Посев». 2007) и «Золотой Клинок Империи. Свиты Его Императорского Величества генерал от кавалерии граф Федор Артурович Келлер» (М. «Форум». 2009). Не исключено, что впоследствии мы еще опубликуем некоторые материалы и из этих изданий.
Пока же обращатимся к проблеме более частной, касающейся взаимоотношений двух людей. Однако в ней, как в капле воды, отражаются и те, более значимые, вещи.
Предлагаемая выборка сделана нами из седьмого тома нашего расследования «Милые, дорогие, не отчаивайтесь» (М. 2013).
В предисловии к нашей публикации небольшой переписки 1941-1943 гг. между подругой Царицы-Мученицы и бывшим генералом Российской Императорской Армии, мы чаще всего опирались на книгу Л.В. Власова «Женщины в судьбе Маннергейма» (СПб. 2005) и исследование Людмилы Хухтиниеми «А.А. Танеева (монахиня Мария). Жизнь на финской земле».



Анна Александровна с матерью Надеждой Илларионовной Танеевой в Финляндии.

Знакомство барона К.Г. Маннергейма с А.А. Вырубовой произошло в Александровском Дворце в 1908 г. С тех пор они не раз виделись, в том числе и в доме Анны Александровны в Царском Селе. Последняя встреча состоялась в феврале 1917 г. незадолго до переворота.
Видел барон, по его словам, и Г.Е. Распутина. Однако воспоминания его об этой встрече, якобы имевшей место в 1912 г., ничего общего с действительностью не имеют. Скорее всего, она была либо выдумана от начала и до конца, либо смысл ее до неузнаваемости был искажен в угоду общеизвестным настроениям публики.
В дальнейшем контакты А.А. Вырубовой с К.Г. Маннергеймом возобновились после того, как 28 декабря 1920 г. (или 10 января 1921 г. по принятому в Финляндии новому стилю) Анне Александровне вместе с матерью удалось бежать из России.
Вскоре адъютант Маннергейма передал ему рождественскую поздравительную открытку с обратным адресом «Анна Танеефф, Ваасанкату, 13, Виипури» (так по-фински назывался Выборг).
«Дорогая мадам, – незамедлительно ответил Маннергейм, – меня очень обрадовало, что Вы вырвались из революционного петроградского ада и живете в семье благородных людей Акутиных, которых я хорошо знаю».



Вера Сергеена Запевалова, Надежда Илларионовна Танеева, Герцог Мекленбургский, Анна Александровна. Выборг. Фото из архива Паули Карасвара.

Сам барон к этому времени, скорее всего, был уже информирован о приезде своей давней знакомой по официальным каналам. Копии протокола проведенного 14 января Центральной уголовной полицией допроса Анны Александровны (задавались, между прочим, вопросы о ее отношению к Царю и к Г.Е. Распутину) немедленно были направлены президенту, премьер-министру и министру внутренних дел Финляндии.
Личность А.А. Вырубовой была важной, однако при этом по многим причинам неудобной. Согласно сохранившимся официальным финским документам, за Анной Александровной предполагалось вести слежку из-за опасений, «не окажется ли она шпионкой».
После водворения в Финляндии А.А. Вырубова с матерью обосновались на принадлежавшей им с давних пор даче в Териоках (ныне Зеленогорск).



Дача Танеевых в Териоках, на которой они проживали в 1921-1925 гг. Современный снимок.

Благодаря близости к Петербургу, сюда, приобретя себе дачи, на лето выезжало немало знатных людей. В Териоки многие из них и бежали от ужасов революции.
Так, на даче Боткиных жил Дворцовый комендант В.Н. Воейков. А.А. Вырубова часто навещала генерала, с супругой которого (дочерью графа Министра Двора графа В.Б. Фредерикса) она была издавна дружна. Сам же В.Н. Воейков приходился троюродным братом мужу Анны Александровны.



Баронесса Матильда Вреде (в центре) и Анна Александровна (справа).
Происходившая из старинного шведского рода, баронесса Матильда Августа Вреде (1864–1928) всю свою жизнь посвятила защите гонимых и отверженных. После обретения Финляндией независимости она помогала русским беженцам, защищала от преследований валаамских монахов-старостильников, дружила с А.А. Вырубовой. Возмущаясь положением русскоязычного меньшинства в Финляндии, баронесса нашла в этом поддержку шведскоязычной интеллигенции страны и университетских кругов, дойдя до Лиги Наций.


В Териоках Анна Алексадровна с матерью жили вплоть до октября 1925 г., когда, по решению губернатора, их выслали в Выборг, подальше от границы.
В Выборге они поселились в т.н. доме «Эден», принадлежавшем семье Акутиных.



Дом «Эден» в Выборге (Ваасанкату, 13; ныне Крепостная, 32), в котором А.А. Вырубова с матерью в 1925-1938 гг. арендовали квартиру. Современный снимок.

Мать и дочь выживали за счет помощи знакомых и от продажи кое-каких вещей из оставшегося на даче имущества покойного А.С. Танеева. Помог и небольшой гонорар за опубликованные воспоминания.


Анна Александровна со своей матерью в Выборге. Фото из архива Паули Карасвара.

Не будучи гражданами Финляндии, Анна Александровна и ее мать были лишены социальной помощи.
А.А. Вырубова не раз обращалась с прошением о принятии гражданства, но всякий раз получала отказ. (В 1935 г. просьба была отклонена в связи с «неопределенностью дохода просительницы».)
14/27 ноября 1923 в Смоленском скиту Валаамского монастыря Анна Александровна приняла монашеский постриг с именем Мария.



А.А. Вырубова сразу же после пострига. 14 ноября 1923 г. Смоленский скит Валаамского монастыря.

Однако и в монастырь путь ей был заказан из-за инвалидности и невозможности внести в обитель взнос на содержание и уход за ней.


Отец Ефрем (Хробостов, 1871–1947) – духовный отец А.А. Вырубовой в Смоленском скиту на Валааме.

Известно о двух приездах Маннергейма в Выборг: в июле 1930 г. и в августе 1931 г. Однако обе попытки А.А. Вырубовой встретиться с бароном окончились ничем. В первый раз он заболел, сразу же вернувшись в столицу; во второй раз Анну Александровну попросту не пустили в губернаторский дом, где останавливался Маннергейм.
13 марта 1937 г. после продолжительной болезни скончалась мать Анны Александровны – Н.И. Танеева. Ее отпели в выборгском кафедральном Преображенском соборе и похоронили на местном кладбище Ристимяки (ныне не существующем). Узнав об этом, Маннергейм послал Вырубовой сочувственную телеграмму с упоминанием его встреч с Надеждой Илларионовной в Петербурге.



Собор Преображения Господня в Выборге, в котором в марте 1937 г. отпевали Н.И. Танееву.

С этого времени начинается новый виток страданий А.А. Вырубовой. Она сменила жилье, переехав из дома «Эден» в квартиру по адресу: Pantsarlahdenkatu 6, as. 3, где прожила до самого своего отъезда из Выборга осенью 1939 г. сразу же после начала войны с СССР.


Дом в Выборге по адресу ул. Pantsarlahdenkatu, 6, кв. 3, в котором А.А. Вырубова жила после кончины матери в 1938-1939 гг.

Вместе с компаньонкой Верой Сергеевной Запеваловой они бежали из Выборга в Швецию.
Там они поселились в пансионате близ Стокгольма. Содержала их Кронпринцесса Шведская Луиза (племянница Императрицы Александры Феодоровны), положившая фрейлине и подруге Русской Царицы небольшую пожизненную пенсию.



Кронприцесса Луиза Маунтбеттен (1889–1965), с 1950 г. Королева Швеции. Фото 1940 г.

В Швеции у А.А. Вырубовой была племянница Татьяна (1910†1968) – старшая дочь ее сестры Александры Александровны Пистолькорс, которой она всю свою жизнь всемерно помогала. Татьяна была замужем за графом Николаем Константиновичем фон дер Паленом (1896†1963). Свой последний покой супруги нашли на кладбище финского городка Порвоо.
В Финляндию Вырубова с Запеваловой вернулись лишь в марте 1940 г. Сначала (с осени) они поселились в Хаминалахтинской усадьбе, в 8 километрах от Куопио, а затем переехали в Гельсингфорс. Летом они жили на даче в Ярвенпяя.



Дом в Хельсинки по улице Топелиуса, 29-Б, в котором А.А. Вырубова поселилась в 1940 г. после возвращения в Финляндию из Швеции.

11 июня 1940 г. состоялась личная встреча А.А. Вырубовой с Маннергеймом, проходившая в доме барона в Брюннспарке, во время которой было написано рекомендательное письмо, впоследствии не раз помогавшее Анне Александровне:
«Более тридцати лет зная госпожу Танееву, ее уважаемых родителей и многих членов ее семьи, прошу всех, кому придется иметь дело с госпожой Танеевой, которая испытывает страдания из-за инвалидности в результате несчастия на железной дороге, относиться к ней с сочувствием и пониманием. Фельдмаршал Маннергейм. Хельсинки, 11 июня 1940 года».



Запись в домовой книге, свидетельствующая о проживании А.А. Вырубовой в квартире № 41 дома № 29-Б по улице Топелиуса в Хельсинки. Эта и последующие ксерокопии документов из домовых книг предоставлены нам исследователем Руди Де Кассересом (Хельсинки).

Во время этой встречи Анна Александровна задала своему собеседнику неудобный вопрос о А.Ф. Керенском: «Когда он в начале 1918 года “спасался” в Финляндии, почему-то Вы, Ваше Высокопревосходительство, его не прихлопнули, видимо, пожалели за то, что он привел к власти Ленина и Троцкого!»
После столь откровенного заявления Маннергейм слушал Вырубову вполуха. Но сказано-то ведь было не в бровь, а в глаз.
Многие наши соотечественники, патриоты и монархисты, живущие на родине и за ее пределами, к сожалению, совершенно неправильно понимают Маннергейма, объявляя его – абсолютно безосновательно, по одним лишь внешним признакам – истинным верноподданным, монархистом и даже русским патриотом.



Продолжение следует.
Tags: Анна Вырубова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments