sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

«СВИДЕТЕЛЬСТВУЕМ СТРАДАНИЯМИ» (5)


А.А. Вырубова с одним из своих фотоальбомов. Колоризованная фотография.


Подлинный Распутин. Каким он был? (продолжение)


Одной из существенных частей нашего сборника воспоминаний о Г.Е. Распутине «Дорогой наш Отец» (М. 2012) являются фотографии. Некоторые из них взяты нами из альбомов А.А. Вырубовой, как и Государыня много снимавшей.
История этих альбомов такова
«В Финляндию, – пишет Людмила Хухтиниеми, – Анне Александровне удалось переправить семь личных альбомов с фотографиями, рассказывающими о времени пребывания ее с Царской Семьей. Анна Александровна так же, как Государыня и Ее Дети, увлекалась фотографированием. “У Членов Царской Семьи и у нее были свои фотоаппараты фирмы ‘Кодак Брауни’. Сделанные снимки оживленно обсуждались за обедом, делались копии, затем наклеивались в свои личные кожаные, тесненной тканью альбомы с золотой Императорской монограммой”. Был альбом и у Анны Александровны, который, помимо снимков, сделанных ею лично, включал снимки, сделанные Императрицей Александрой Феодоровной, придворным фотографом, а также подаренные ей со стороны.
Когда Керенский арестовал Анну Александровну в Александровском Дворце, куда она переехала по настоянию Александры Феодоровны, альбомы хранились там. Затем Государыня передала их ей через верных слуг вместе с оставшимися золотыми вещами и деньгами. Во время арестов при большевицком режиме, когда искались на нее улики и из квартиры уносилось всё, что помещалось в карманах и руках, Анне Александровне всё же удалось сохранить эти довольно-таки больших размеров альбомы, насчитывающие около 3000 фотографий, у своих надежных друзей. Хранить альбомы было рискованно – советская власть с особым рвением охотилась за любыми изображениями Царской Семьи, изымая их из библиотек, архивов, из всех других доступных им мест с целью уничтожения памяти о Них. […]
В 1937 году Анна Александровна знакомится с Робертом Д. Брюстером, бывшим в то время студентом Йельского университета в Америке. Целью его приезда в Выборг было неподдельное желание узнать возможно больше из уст самой Анны о Семье последнего Российского Императора. У Анны Александровны установилась с ним переписка. […]
Убегая от войны и советской власти, Анна с Верой [Запеваловой] уезжают в Швецию. Тогдашней Королевой Швеции (в действительности в то время еще Кронпринцессой. – С.Ф.) была Луиза – дочь принцессы Виктории Гессен-Дармштадтской, племянница Александры Феодоровны. С ней Анна Александровна была знакома и дружна еще в прежнее время. […] В память о прошлом, а также в знак благодарности за оказанную ей неоценимую помощь Анна Александровна подарила Королеве Луизе самое дорогое, чем она жила все эти годы – свой первый фотоальбом. […]



Многолетняя компаньонка Анны Александровны – Вера Сергеевна Запевалова (25.9.1904–27.12.1985).

В трудное [послевоенное] время Анна Александровна была вынуждена продать самое дорогое, что у нее было – шесть оставшихся фотоальбомов. Возможно, мысль о более надежной их сохранности как-то облегчала расставание с ними. Фотоальбомы купил американский журналист Роберт Брюстер. В 1951 году он передал их Йельскому университету Америки».
Именно из этих альбомов приводились нами в книгах серии «Григорий Распутин: расследование» снимки, сделанные Анной Александровной во время ее паломничеств в Саров, Дивеево, Верхотурье и в скит Октай к старцу Макарию.



Этот снимок детей Г.Е. Распутина Матрены, Варвары и Димитрия из английского издания мемуаров А.А. Вырубовой 1923 г., нигде более не зафиксированный, свидетельствует о наличии у Анны Александровны и других фотографий Царского Друга, которых не оказалось ни в ее альбомах, ни в других известных частях ее архива.

Альбомы А.А. Вырубовой позволяют установить и еще один весьма важный для нас факт, молчание о котором сохраняет не только сама Анна Александровна, но и ее брат (во всяком случае, в опубликованной части своих воспоминаний), а также князь Ф.Ф. Юсупов младший. Речь идет о весьма близком знакомстве Танеевых с князьями Юсуповыми, о котором свидетельствуют многочисленные фотографии, сделанные на княжеской даче в Царском Селе (Павловское шоссе, 30). Подборку их мы опубликовали в книге «Дорогой наш Отец» с необходимой полнотой.
Знакомство с французским изданием воспоминаний М.Е. Головиной позволяет атрибутировать А.А. Вырубовой еще одну серию снимков, запечатлевшую рыбалку Г.Е. Распутина с односельчанами в Покровском во время приезда туда его духовных дочерей. Часть этих фотографий, появлявшихся в зарубежных изданиях, публиковались и нами, однако вопрос об их авторстве, как и о времени съемки, оказалось возможным решить только после знакомства с мемуарами М.Е. Головиной и иллюстрациями к ним.



Г.Е. Распутин. Фрагмент одного из снимков, сделанных А.А. Выпубовой в Покровском в июне 1914 г.
Всю фотосессию см.:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/106851.html

Все эти снимки происходили не из альбомов А.А. Вырубовой, а находились на руках близких Г.Е. Распутину лиц, оказавшихся в эмиграции. Вообще отсутствие фотографий Григория Ефимовича в альбомах Анны Александровны (немногочисленные вырезанные или вырванные фотографии никак не объясняют проблему) наводят на мысль о том, что, по всей видимости, у нее был особый альбом, который она либо уничтожила после революции, либо (что менее вероятно) хорошо спрятала.
С фотографиями Григория Ефимовича существует и еще немало проблем.
Некоторые из них связаны с поисками двойников старца (которые, видимо, действительно были). Для этого, как правило, выбирают фотографии, которые почему-либо не нравятся. Чаще всего говорят: «Но разве тот, на изображении, похож на Распутина?» Однако Григорий Ефимович вообще на всех снимках разный.
По поводу «двойников» автору этих строк в свое время пришлось беседовать с режиссером-документалистом Виктором Рыжко, снявшим фильм «Мученик за Христа и за Царя Григорий Новый» (2009). К фальшивым фото с «двойником» он причислял такие известные снимки, как фотографии раненого старца в белой рубахе на больничной койке; далее – Распутина, теребящего кончик бороды, и, наконец, «благословляющего». По поводу последнего, помнится, он говорил что-то, опираясь на технические резоны (при аппаратах того времени нужно было-де держать благословляющую руку на весу очень долго) и т.д. На это я заметил своему собеседнику, что снимок «благословляющего Распутина» Собственноручно был вклеен Императрицей в Свой альбом. Фотография же изможденного старца на койке больницы в Тюмени помещена была им самим в своей книжке, которую он раздавал духовным чадам. Третье «сомнительное» фото (Григорий Ефимович, теребящий кончик бороды) я нашел в одном из номеров известного художественно-литературного журнала «Искры», вышедшего еще при жизни Г.Е. Распутина. «Фотоэтюд» Д.Р. Вассермана назывался «Странник».
Свою лепту в поиски фальшивых фотографий Григория Ефимовича попытался внести и П.В. Мультатули, писавший в одной из своих книг («Николай II. Отречение, которого не было». М. 2009. С. 261) о «фотомонтажах, которые до сих пор выдаются за подлинные фотографии. К этим фотомонтажам следует отнести и известные фотографии, на которых изображены Государыня и Царские Дети рядом с Распутиным, а также совместное чаепитие Царицы с Распутиным. К сожалению, многие исследователи считают эти фотомонтажи подлинниками и помещают их в своих книгах именно как подлинные фотографии».
Тут как в известном стихотворении: смешались в кучу кони, люди… Что касается «Царицына чаепития», то этот рисунок-фальсификация (а никак не фотомонтаж) появился 26 декабря 1926 г. в журнале «Огонек», в котором публиковался очерк Е.И. Лаганского «Как сжигали Распутина». Об этой грубой поделке мы подробно писали еще в 2002 г. в «Русском вестнике» (№ 21-23).

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/2032.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/2236.html



Что же до двух фотографий Г.Е. Распутина с Царскими Детьми, то это не фотомонтаж, а самые настоящие фотографии (пусть и плохого качества), подлинность которых доказывается тем, что Государыня опять-таки Собственными руками вклеила их в один из Своих альбомов, хранящихся ныне в Государственном архиве Российской Федерации.
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/41955.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/42019.html


Первая публикация писем Царственных Мучеников А.А. Вырубовой в альманахе «Русская летопись» (Кн. IV. Париж. 1922).

Возвращаясь к Анне Александровне Вырубовой, подчеркнем, что во многом именно благодаря написанным ею воспоминаниям, сбереженным при всех превратностях ее собственной судьбы Царским письмам и фотографиям сегодня мы имеем возможность приблизиться к пониманию убитых и оболганных Царственных Мучеников.
Большинство из этих адресованных ей писем были опубликованы сначала ею самой, а впоследствии в сборниках Царской корреспонденции, в которой они занимают ведущую, как по объему, так и по содержательности, место.



Письма Царской Семьи из заточения. Свято-Троицкий монастырь. Джорданвилль. 1974.

В начале 1990-х посетившие Финляндию журналисты из России поделились с соотечественниками впечатлениями об удивительной встрече:
«...Из большого конверта на стол легли пожелтевшие листки бумаги, фотографии. “Это часть личного архива Анны Вырубовой, фрейлины Императрицы Александры Федоровны”, – пояснил наш собеседник, явно довольный произведенным эффектом.
Нам действительно хотелось протереть глаза. На узорчатой скатерти лежали фотографии Членов Царской Семьи, открытки с автографами Жены Николая II. “А вот этими детскими рисунками Вырубова особенно дорожила, – говорит хозяин дома. – Они сделаны рукой Наследника Престола Алексея. Цесаревич, как вы знаете, страдал гемофилией. Посмотрите, как тема болезни отражена в рисунках. Несколько раз повторяется один и тот же сюжет: укрытый одеялом больной птенец лежит в постели. Забавного котенка с пышным бантом тоже нарисовал и раскрасил акварелью единственный Сын Императорской Четы. В правом нижнем углу Его инициалы – А.Н. и дата – 1912 год. Ему было тогда 8 лет. А эти женские головки нарисованы Его Матерью – последней Российской Императрицей...”



Вход на русское православное кладбище в Хельсинки, где упокоилась монахиня Мария (Танеева). Фото Руди Де Кассерес.

Нынешний владелец уникальных исторических реликвий – 33-летний финский иеромонах Арсений, а хранятся документы в его келлии, в православном монастыре Новый Валаам […] Летом 1964 года, находясь на даче, Анна [Вырубова] заболела и через четыре дня после своего 80-летия умерла в хельсинкской больнице.


Кладбищенский храм Св. Пророка Божия Илии, освященный в 1951 г. Фото Руди Де Кассерес.

До 80 лет дожила и ее верная спутница Вера Запевалова, которая в последние годы жизни перебралась из квартиры на улице Топелиуса в дом престарелых. […]
Вскоре будущий иеромонах, а тогда молодой дьякон позвонил в дверь русского дома престарелых “Елена”, расположенного на Хямеентие, одной из оживленных магистралей финской столицы. Там доживала свой век Вера Запевалова […]



Могила Веры Сергеевны Запеваловой на православном кладбище находится неподалеку от места последнего упокоения монахини Марии (Танеевой). Фото автора.

Перед смертью в декабре 1985 года Вера вручила ему книги, документы, доставшиеся ей в наследство от Анны. Большую часть из них, в том числе семь подлинных писем от Членов арестованной Царской Семьи из Тобольска, иеромонах впоследствии передал в музей православной церкви в городе Куопио, но кое-что, как мы рассказывали выше, хранит и у себя в келлии» (Присяжный А., Суриков А. Анна Вырубова, фрейлина Императрицы // Материалы интернета).


Панихида на могиле А.А. Вырубовой. Фото Руди Де Кассерес.

Некоторые авторы интернет-публикаций утверждают, что к о. Арсению попали свидетельство о постриге Анны Александровны, а также «около 30 писем от Членов Царской Семьи, в том числе 23 письма от Государыни Александры Феодоровны».


Продолжение следует.
Tags: Анна Вырубова, Спор о Распутине
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments