sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

«СВИДЕТЕЛЬСТВУЕМ СТРАДАНИЯМИ» (3)


Императрица Александра Феодоровна и А.А. Вырубова. Лето 1916 г.


Подлинный Распутин. Каким он был? (продолжение)


Удивительно, но даже здесь и сейчас не все в состоянии понять Анну Александровну Вырубову.
Мы не будем тут говорить о скрывшихся под коллективным псевдонимом «И.В. Смыслов» преподавателях Московских духовных школ, которые безстыдно пишут о лесбийской связи между Государыней и Ее фрейлиной. Святые для них не в счет. Однако – подумайте! – именно девственность Вырубовой, установленная ЧСК Временного правительства, является для наставников будущих православных священников доказательством постыдного порока!



Смыслов И.В. Знамение погибшего царства. М. 2002.

Но довольно о болящих, поговорим о другого рода исследователях (даже, если угодно, следователях). Пусть внешне они и не переступают черты, но зато какой подтекст!
«…Назвать ее человеком выдающегося и глубокого ума, – пишет о А.А. Вырубовой считающийся монархистом П.В. Мультатули, – не представляется возможным. […] Человек с добрым сердцем, безусловно преданная до самопожертвования Царской Семье, отзывчивая на чужую боль, безсребренница, Вырубова в то же время была эгоистична, капризна, легкомысленна и легко попадала под разные влияния. […] Вырубова, конечно, не обладала ни тем великодушием, ни той широтой души, ни тем смирением, каким обладала ее подруга – Государыня Императрица. Особенно это видно по совершенно разному отношению к России и революции. Вырубова, после всего с нею происшедшего, озлобилась не только на революционеров, но и на всю Россию. […] …Вырубова не могла подняться до уровня Императрицы. Ее одолевали эмоции, среди которых преобладали любовь к Царской Семье и ненависть к февралистам. […] Но, судя по всему, Вырубова мало прислушивалась к советам Государыни».



Мультатули П.В. Свидетельствуя о Христе до смерти… Екатеринбургское злодеяние 1918 г.: новое расследование. СПб. 2006.

Приведенные нами слова до неприличия (исключая, возможно, некоторые нюансы) похожи на отзыв об Анне Александровне масона, оккультиста, гомосексуалиста и убийцы Г.Е. Распутина – князя Ф.Ф. Юсупова: «Вырубова не была достойна дружбы Императрицы. Несомненно, ее привязанность, искренняя или нет, была далека от безкорыстия. Это привязанность лица низшего и раболепного к безпокойной и болезненной Государыне, Которую она старалась изолировать, возбуждая подозрительность ко всем окружавшим Ее. Близость к Императрице уже создавала Анне Танеевой привилегированное положение, но появление Распутина открыло ей новые горизонты. Она, конечно, была слишком ограниченна, чтобы иметь собственные политические цели. Но желание играть роль влиятельной персоны, пусть только посредницы, опьяняло ее».
Однако рассуждения П.В. Мультатули – лишь прелюдия к более важной, по его мнению, теме: фрейлина Царицы и большевики.



Письмо Государыни Императрицы родителям А.А. Вырубовой – А.С. и Н.И. Танеевым, написанное 10 июня 1917 г. в Царском Селе: «Шлю Вам обоим самый сердечный привет. Да утешит и подкрепит Вас Господь. Молюсь… молюсь. Вспоминаю… Бог наградит за все, за все. На Него крепко уповаем. Всех Ваших больших и маленьких нежно целую. Храни Вас Бог».

«Вообще отношения Вырубовой и большевиков, – пишет Петр Валентинович, – не так просты, как может показаться. Вырубова в своих воспоминаниях отмечает, что чем крепче становится влияние большевиков в Петрограде, тем легче становится ее пребывание в тюрьме. Это было неслучайно. […] Именно при большевиках разворачивается активная деятельность Вырубовой по оказанию помощи Царской Семье. Вообще о первых месяцах большевицкой власти Вырубова вспоминает скорее положительно, чем отрицательно. […] По всей вероятности, большевики поначалу ей казались куда предпочтительней, чем февралисты. Для нас важны именно эти настроения Вырубовой. Безусловно, […] они не были связаны с ее “большевизмом”, и тем более с ее “злыми намерениями” в отношении Царской Семьи».
И на том, как говорится, спасибо. Но все-таки, заметим: слова, заключенные автором в кавычки, не случайны. Настроения Вырубовой «кажутся» Мультатули «странными». «…Именно весна-лето 1918 года, – подчеркивает он, – были периодом большевицкого геноцида против русского народа, массовых убийств целых слоев населения, массовых грабежей имущества, периодом развязывания гражданской войны».



Лицевая и оборотная стороны письма Императрицы Александры Феодоровны А.А. Вырубовой, написанного в Царском Селе в августе 1917 г. перед отъездом в Сибирь. Подлинник вклеен в один из альбомов А.А. Вырубовой.


Однако вся эта «конспирология» выстроена на пустом месте.
Еще в 1997 г. (в комментариях к книге игумена Серафима «Православный Царь-Мученик») нам приходилось писать об общении Великого Князя Михаила Александровича и Великого Князя Павла Александровича с большевиками в самом их логове – Смольном и об освобождении Князя Императорской Крови Гавриила Константиновича с помощью известного чекиста, масона и сатаниста Бокия.
С тех пор различными исследованиями зафиксировано немало других фактов подобного рода, свидетельствующих об общении и даже доверии к пришедшим к власти большевикам, по крайней мере в первые годы их правления, со стороны монархистов-черносотенцев (помимо пресловутого Пуришкевича).
Да и вообще Петру Валентиновичу не мешало бы ознакомиться с исследованиями его земляка, профессионального историка А.В. Островского и ученых, объединившихся вокруг выходившего под руководством последнего альманаха «Из глубины времен». Это помогло бы ему преодолеть существующий в его сознании искажающий действительность черно-белый мiр.



Машинописная копия предыдущего письма из альбома А.А. Вырубовой.

Далее, конечно же, всплыла тема общения А.А. Вырубовой с писателем Максимом Горьким. «Будучи больной, одинокой и слабой женщиной, – отмечает П.В. Мультатули, – Вырубова, естественно, стремилась найти опору и покровительство, всегда ей оказываемые Государем и, в особенности, Государыней. Эту опору и покровительство Вырубова неожиданно нашла в большевицких и околобольшевицких кругах. Выпущенная, как она считала, по доброй воле большевиков, Вырубова вскоре нашла покровительство у писателя Горького, который в то время был личным другом Ленина. […] Вырубова, в силу своей некомпетентности в политических вопросах и в силу своей легкомысленности, не знала, кто такой Горький. […] Вырубова не понимала, что своим сочувствием Горький вольно или невольно, вовлекал ее в политические игры, делал (мог бы сделать, но где доказательства, что сделал? – С.Ф.) всю ее деятельность по оказанию помощи Царской Семье подконтрольной большевикам. […] Безусловно, искреннее стремление помочь Царской Семьей втягивало Вырубову всё больше и больше в большевицкие планы под сладкие речи Горького».


Государь Николай Александрович с Наследником Цесаревичем Алексеем Николаевичем на птичьем дворе во время Тобольского заключения. 1917 г. Снимок, сделанный Великой Княжной Ольгой Николаевной, был помещен в английском издании воспоминаний А.А. Вырубовой (Лондон. 1923).

Но за помощью к Горькому, заметим, обращались даже такие многоопытные женщины, как морганатические супруги Великих Князей Павла Александровича и Михаила Александровича, а также Князя Императорской Крови Гавриила Константиновича.
Княгиня О.В. Палей несколько раз приходила к пролетарскому писателю просить за Великого Князя Павла Александровича, сидевшего в Петропавловской крепости. Характерен конец одного из разговоров:
«– А вы часом не родственница поэту Палею?
– Родственница. Мать.
Он нервно повернулся на бок, ударил кулаком по подушке и буркнул:
– Надеюсь, он жив. У меня его письмо.
– У вас?! Его письмо?! – вскричала я. – Умоляю, покажите! Я так безпокоюсь! Прошу вас!
Он еще побледнел.
– Не могу. И потом, письмо литературное, поэта к поэту. Для вас там никаких новостей.
– Но когда оно послано? До июльского побега или после? – допытываюсь я.
– Не знаю. Но все равно показать не могу.
Настаивать было безполезно. […] От начала до конца всё было ложью».
Это только потом, в эмиграции, потеряв мужа и сына, княгиня смогла более или менее адекватно оценить недюжинные способности Горького: ««Вот он, злой гений России. Вернее, дух искуситель, потому что и впрямь умел со слезой описать нищету народа и тиранию Самодержавия».



Страница «Русской летописи» с факсимиле письма Государя Императора А.А. Вырубовой, отправленного 1 декабря 1917 г. из Тобольска:
«Очень благодарю за пожелания к Моим именинам. Мысли и молитвы всегда с Вами, бедный, страдающий человек. Ея Величество читала нам все письма. Ужасно подумать, через что Вы прошли. Нам здесь хорошо – очень тихо. Жаль, что Вы не с нами. Целую и благословляю без конца. Ваш любящий Друг Н. Мой сердечный привет родителям».


П.В. Мультатули умудрился даже поставить в укор А.А. Вырубовой факт сохранения ею писем Царственных Мучеников: «…Не сохранилось ни одного письма Вырубовой Царице, зато имеется множество писем Царицы Вырубовой. Объясняется это просто: Государыня уничтожала все письма Вырубовой и просила ее делать то же самое со своими письмами. “Ни одного твоего письма не оставляю, – писала Императрица, – всё сожжено – прошедшее как сон!” К счастью для потомков, Вырубова не вняла этому совету [какому же именно?!! – С.Ф.] Императрицы, и письма Ее сохранила. Но эта объективная заслуга Вырубовой перед будущими поколениями могла обернуться тяжелыми последствиями как для Царской Семьи, так и для самой Вырубовой. Вряд ли Вырубова, сохраняя письма, задумывалась о будущих поколениях. Вряд ли также она готова была подвергнуться новым репрессиям из-за тобольских писем. Тем не менее, она их сохраняла.


«Часто вспоминаем, скучаем. Вспоминаем маленький домик». Открытка, посланная Наследником Цесаревичем Алексеем Николаевичем А.А. Вырубовой из Тобольска 24 ноября 1917 г. Альбом Анны Александровны.

Напрашивается один [sic!] вывод: значит, Вырубова не боялась их сохранять, а это, в свою очередь, означает, что у нее был на этот момент надежный защитник. Кто же это мог быть? Скорее всего, этим защитником был Максим Горький. […] …Мы смело [sic!] можем предположить, что Вырубова показывала Горькому и письма Императрицы. А если предположить [sic!], что Горький передавал содержание этих писем своим большевицким друзьям, то нечего и говорить, что последние были в полном курсе дел в “Доме Свободы” и могли смело контролировать положение. О том, что Вырубова предавала гласности письма Государыни, свидетельствует и М.Г. Распутина […] Таким образом, все действия Вырубовой, скорее всего, изначально контролировались большевиками, что делало освобождение Царской Семьи невозможным».


«Дорогая моя, милая Аня…» Открытка Цесаревича Алексея Николаевича Вырубовой, отправленная из Тобольска 22 января 1918 г.

Как видим, одни допуски, предположения – и ни одного реального факта! Может быть, так и шьются дела следователями в современной России, но история так не пишется. Это наука, а не эффектный жест фокусника. Да и зиждущиеся на столь шатких основаниях дела, как известно, часто рассыпаются в суде.
Что до приравнивания ознакомления с Царской весточкой из Тобольска дочери Царского Друга к «преданию гласности писем Государыни», то это не просто передержка, а исторический подлог.



Первая страница письма Государыни А.А. Вырубовой, написанного 16 января 1918 г. из Тобольска по-церковнославянски.

Все подобного рода «штукари» (под какими бы благовидными предлогами они не выступали), «возмущая и волнуя умы», по словам самой А.А. Вырубовой, «имеют единственной целью: еще раз облить грязью через меня святую память убиенных Царя и Царицы».
Мы не будем здесь, хотя бы и кратко, писать о том, как всё было на самом деле. После хорошо документированной биографии А.А. Вырубовой, написанной Ю.Ю. Рассулиным, это излишне.



Верная Богу, Царю и Отечеству. Анна Александровна (Вырубова) – монахиня Мария. Автор-составитель Ю. Рассулин. СПб. 2005.

В свое время нам тоже пришлось подробно писать о мужественном поведении Анны Александровны, оказавшейся после февральского переворота 1917 г. в застенках временщиков. Дважды, задолго до П.В. Мультатули, приходилось нам подробно исследовать также и тему попыток доктора И.И. Манухина и М. Горького втереться в доверие А.А. Вырубовой (Игумен Серафим (Кузнецов). Православный Царь-Мученик. С. 528-530; Фомин С.В. Наказание Правдой. М. 2007. С. 304-336).
И в том и другом случае мы писали о том, что они через нее пытались установить контроль за Царской Семьей, но никогда о том, что им это удалось!



Молитва, написанная на бересте Государыней Императрицей и посланная А.А. Вырубовой из Тобольска.

Однако у нас есть и гораздо более веские основания для того, чтобы отвергнуть все приведенные нами и другие подобного рода инсинуации.
Что может быть точнее и выше для нас оценки Государыней из Ее тобольского письма Своей верной подруги?!
(20.12.1917): «…Дитя Мое, Я горжусь Тобой. Да, трудный урок, тяжелая школа страданья, но Ты прекрасно прошла через экзамен. Благодарим Тебя за всё, что Ты за Нас говорила, что защищала Нас и что всё за Нас и за Россию перенесла и перестрадала. Господь Один может воздаст. […] …Разлука с дорогими, с Тобой. Но удивительный душевный мир, безконечная вера, данная Господом, и потому всегда надеюсь. И мы тоже свидимся – с нашей любовью, которая ломает стены».



Письмо Великих Княжен Татьяны Николаевны и Марии Николаевны, написанное А.А. Вырубовой из Тобольска 5 февраля 1918 г.

А вот слова Государя из Его письма Анне Александровне (1.12.1917): «Мысли и молитва всегда с Вами, бедный, страдающий человек. Ее Величество читала Нам все письма. Ужасно подумать, через что Вы прошли. Нам здесь хорошо – очень тихо. Жаль, что Вы не с Нами. Целую и благословляю без конца. Ваш любящий Друг Н.»


Рисованная открытка Императрицы Александры Феодоровны (4х5 см.), посланная А.А. Вырубовой. 1917 г. Орнамент с использованием двух левосторонних гаммированных крестов обрамляет стих из Псалтири в русском переводе (Пс. 33, 19). Архив А.А. Вырубовой. Йельский университет (США).

В приложении к своим воспоминаниям А.А. Вырубова, как известно, опубликовала около 40 писем, написанных ей Царственными Мучениками, когда Они находились в заточении.


Рождественская рисованная открытка Царицы (4х5 см.) 1918 г. На ней воспроизведен стих из Псалтири (Пс. 102, 8-9, 17), но уже на церковнославянском языке. В правом нижнем углу открытки помещен большой правосторонний гаммированный крест в орнаменте. Архив А.А. Вырубовой. Йельский университет (США).

«При чтении, – отмечают их современные читатели, – сразу бросается в глаза удивительная схожесть всех без исключения писем в том, что каждое из них буквально переполнено выражениями любви к адресату. Тут не могло быть и намека на какое-то лицемерие или расчет. Письма очень интимны, не предназначались для чужих глаз, да и доставлялись, насколько можно понять, в большинстве случаев тайно, с оказией. Думается, что человек, которого любили так искренне, любили взрослые – Царь и Царица, любили Их Дети, по которому так тосковали в разлуке, не мог не обладать высокими нравственными качествами. Иначе содержание этих писем просто не объяснишь...»


Двусторонняя рисованная открытка Государыни, воспроизводящая церковнославянский текст заупокойного тропаря 8-го гласа («Глубиною мудрости..») и краткую молитву о упокоении. Датирована 1918 г. (по-церковнославянски, кириллицей). В конце текста поставлен левосторонний гамматический крест. Все три открытки подписаны одним и тем же инициалом: «М» (Мама?).Архив А.А. Вырубовой. Йельский университет (США).


Не пустой звук для нас свидетельства и других лиц, близко знавших Анну Александровну.
Жизнь А.А. Вырубовой, по словам товарища Обер-Прокурора Св. Синода князя Н.Д. Жевахова, «рано познакомила ее с теми нечеловеческими страданиями, какие заставили ее искать помощи только у Бога, ибо люди были уже безсильны помочь ей. Общие страдания, общая вера в Бога, общая любовь к страждущим, создали почву для тех дружеских отношений, какие возникли между Императрицею и А.А. Вырубовой. Жизнь А.А. Вырубовой была поистине жизнью мученицы, и нужно знать хотя бы одну страницу этой жизни, чтобы понять психологию ее глубокой веры в Бога и то, почему только в общении с Богом А.А. Вырубова находила смысл и содержание своей глубоко-несчастной жизни. И, когда я слышу осуждения А.А. Вырубовой со стороны тех, кто, не зная ее, повторяет гнусную клевету, созданную даже не личными ее врагами, а врагами России и Христианства, лучшей представительницей которого была А.А. Вырубова, то я удивляюсь не столько человеческой злобе, сколько человеческому недомыслию…»



Открытки, Собственноручно изготовленные Царицей-Мученицей и посланные Ею А.А. Вырубовой из Тобольска в 1918 г. Музей Ново-Валаамского монастыря.

«Ославленная в свое время как “наложница Распутина”, “германская шпионка”, “отравительница Наследника” и “всесильная временщица, правившая Россией”, она отдала последнее, что у нее было, в дни заключения своих Друзей и сделала для Них больше, чем кто-либо», – писал о А.А. Вырубовой в своих мемуарах корнет С.В. Марков, один из тех, кто также оказывал реальную помощь находившейся в узах Царской Семье. При этом, подчеркивал мемуарист, «она и теперь не оставлена в покое людской подлостью и завистью!»


Продолжение следует.
Tags: Анна Вырубова, Спор о Распутине
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment