sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 175)


Икона Пресвятой Богородицы «Неопалимая Купина» из монастыря Анфим в Бухаресте.


Испытание миром (продолжение)


«…Несчастным человек становится только тогда, когда сам на это соглашается».
Иконописец Ольга ГРЕЧАНУ.


Учитывая отношение румынского общества к религии (даже партноменклатура крестила своих детей), Православная Церковь там тотальному уничтожению, как в СССР, не подвергалась. Преследовали наиболее активных, в силу нелицемерности своей веры отрицательно относившихся к коммунистическим идеям.
Многие представители местной высшей церковной иерархии – по образу и подобию прирученной Московской Патриархии – также весьма тесно сотрудничали с новыми властями и их безотказным инструментом – Секуритате.
В дальнейшем румынских иерархов активно использовали для пропаганды среди эмигрантов, бежавших в свое время на Запад.



Конгресс священников-демократов. Бухарест. 16-17 октября 1945 г.
На верхнем снимке Петру Гроза и Теохари Джеорджеску в президиуме конгресса.
На нижнем: Патриарх Никодим (Мунтяну), митрополит Ардяльский Николае (Бэлан) и епископ Вениамин (Почитан) во время форума.



В противоположность православному, греко-католическое (униатское) и римско-католическое духовенство, преобладавшее в Трансильвании, сразу же подверглось тотальному гонению.
Их арестовывали и без всяких разговоров отправляли в лагеря. 1 декабря 1948 г. греко-католическая церковь была поставлена в Румынии вне закона, а все активы ее конфискованы. Между 1949 и 1952 гг. все епископы были брошены в тюрьмы, а священники отправлены в трудовые колонии.
Первостепенное значение тут, безусловно, играл советский опыт, но была, так сказать, и местная специфика. На выборах 1937 г. 10% процентов греко-католиков проголосовало за кандидатов легионерской партии «Всё для страны». А в конце 1940-х многие православные, униатские и католические священники ушли в горы сражаться с коммунизмом.



Иеромонах Филарет (Гэмэлэу, 1919 – после 1949) – настоятель монастыря Дурэу, выпускник Духовной семинарии при Нямецкой обители.
С 1944 г. принимал активное участие в противокоммунистической борьбе. Член организации «Гвардия Децебала». В 1949 г. арестован органами госбезопасности вместе с другими иеромонахами: Мартинианом (Конуц), Варахиилом (Морару), Иоасафом (Маркоч), Хризостомом (Асавей) и Михаем (Митокару).
Приговорен к 25 годам заключения. Сидел в Сучавской, Жилавской и Аюдской тюрьмах.


В противоположность Христианам, румынские иудеи пользовались со стороны новых властителей известным покровительством.
Главный раввин Румынии Мозес Розен (1912–1994), школьный товарищ маршала Иона Антонеску, и в изменившихся условиях также пользовался поддержкой, на сей раз со стороны «Красной Ханны» – Анны Паукер – коммунистки, которая все же предпочла идеологии свое происхождение, что хорошо видно даже из тщательно отредактированных мемуаров «главного румынского еврея»:

http://berkovich-zametki.com/2013/Zametki/Nomer1/Rozen1.php
Пост генерального секретаря Департамента культов в течение 25 лет занимал полковник Секуритате Юлиан Сорин, тщательно скрывавший свое происхождение, пока в 1997 г. он не стал генеральным секретарем Федерации еврейских общин Румынии. (Под стать ему была и супруга его Сира/Сара – в 1950-х секретарь парторганизации Бухаресткой Секуритате.)
Однажды, во время визита в Израиль раввина Мозеса Розена, еврейский журналист Тесу Соломович спросил его, неужели тот не знал специфического прошлого Юлиана Сорина, тесно общаясь с ним. На что тот вполне откровенно (и ожидаемо) ответил: «Я бы и с дьяволом сотрудничал, если бы тот подписал сотню разрешений на выезд в Израиль. Пусть судит меня бог, когда я окажусь там».

http://www.9am.ro/stiri-revista-presei/2005-06-06/scandal-cu-securisti-in-comunitatea-evreiasca-din-romania.html
Наряду с вооруженным, насильственным противостоянием коммунизму, о котором мы рассказывали в прошлых наших постах, было и другое, менее заметное, но, судя по реакции на него властей, не менее опасное и действенное: духовное сопротивление, совершавшееся в молитвенной тишине.
Одним из центров его был Анфимовский монастырь в Бухаресте. Там ранее других осознали, что сопротивляться режиму насилия возможно и до́лжно через общую молитву и воплощаемую в жизнь веру.



Храм Воскресения всех Святых Анфимовского монастыря. Вид с колокольни. 1940-е годы.
Обитель была основана Бухарестским митрополитом Анфимом Ивиряну (1640? 1650? – 1716) – богословом, типографом и гравером, по происхождению грузином.


Формировавшаяся постепенно, начиная с 1945 г., вокруг этой обители группа единомышленников-единоверцев, объединявшая монахов и богословов, университетских преподавателей и студентов, ученых и писателей, врачей и деятелей искусства, стала впоследствии известна как община «Неопалимая Купина».
У ее истоков стояло два человека: румынский поэт и журналист Александру Теодореску, более известный под псевдонимом Санду Тудор (впоследствии монах Даниил из Рарэу) и русский иеромонах Иоанн (Кулыгин) – «Иоанн Странник».



Александру Теодореску / Санду Тудор (1896–1962).

История появление монаха из России в Бухаресте была связана с войной.
В 1943 г. прибежища в Православной Румынии попросил архиепископ Ростовский и Таганрогский Николай (Амасийский, 1859†1945). В судьбе его деятельное участие принимали митрополит Виссарион (Пую) и Румынский Патриарх Никодим (Мунтяну), оба получившие образование в Киевской Духовной академии.
Местом пребывания Владыке Николаю, возведенному Его Святейшеством Никодимом в сан митрополита, был определен бухарестский монастрыь Черника. Вместе с ним туда же отправился и отец Иоанн (Кулыгин) – духовник митрополита.
Именно там, в Чернике и состоялась встреча Санду Тудора с «Иоанном Странником», приобщивших участников собраний к исихастской традиции. Это как бы продолжало давнюю традицию связей в треугольнике «Святая Гора Афон – Молдавия / Румыния – Россия», принесшую «плод мног», в котором особо выделялось старчество и умная молитва…
Отец Иоанн был уроженцем Ельца. Родился он 24 февраля 1885 г. (по другим данным – в 1883-м). С юности он стремился к монашеской жизни, однако, по благословению о. Иоанна Кронштадтского, к которому обращался за советом, сначала ухаживал за больной матерью, а потом служил в армии.
Лишь в 30 лет он, наконец, попал в монастырь – известную своим старчеством благословенную Оптину пустынь, где стяжал непрестанную умно-сердечную молитву, которая затем помогла ему выжить в большевицких застенках.
С собой у отца Иоанна была чудотворная икона Божией Матери и две книги: «Откровенные рассказы странника духовному отцу своему» (в памяти румынских его учеников запечатлевшуюся как «Русский странник») и некий «Сборник». (В последнем случае речь, скорее всего, идет об одной из двух книг, составленных схиигуменом Харитоном (Дунаевым, 1872–1947) Валаамским: «Умное делание. О молитве Иисусовой. Сборник поучений Святых Отцов и опытных ее делателей». Сортавала. 1936 или «Что такое молитва Иисусова по преданию Православной Церкви. Сердоболь. 1938. Согласно дошедшим до нас скупым сведениям, о. Иоанн был как-то связан с Валаамской обителью.)



Иеромонах Иоанн (Кулыгин).

С новыми своими духовными чадами отец Иоанн встречался сначала в келлии монастыря Черника, перебравшись затем в Анфимовский монастырь.
Его беседы об умно-сердечной молитве были затем записаны и переведены на румынский одним солдатом-бессарабцем по имени Леонтий. Всё это перепечатали на пишущей машинке, распространяя в сотнях экземплярах, что грозило в те времена тюремным сроком…
Одним из его постоянных собеседников в Чернике, а затем и в Анфиме был иеромонах Софиан (Богиу), хорошо знавший русский язык.



Архимандрит Софиан (Сергий Богиу, 1912–2002) – уроженец бессарабского села Старые Куконешты в Бельцком уезде. Осенью 1926 г. поступил в монастырь Рудь Сорокского уезда. Окончил школу церковного пения при Добрушской обители Оргеевского уезда (1928-1932), семинарию при монастыре Черника (1932-1940), Академию изобразительных искусств в Бухаресте (1940-1945) и богословский факультет столичного университета (1942-1946). Пострижен с именем Софиан (25.12.1937), рукоположен в диаконский сан (6.8.1939). В 1940 г. переведен в Анфимовский монастырь. Рукоположен там в иереи (11.4.1945), а в 1947 г. в Страстную пятницу поставлен духовником обители. Один из выдающихся румынских старцев и иконописец. Духовный отец Ольги Гречану.

Вскоре к обители потянулись румынские интеллектуалы: писатели, богословы, философы, студенты. Желание было одно: противостоять – через молитву – надвигавшемуся кошмару, стать по-настоящему сильными духом.
Беседы с о. Иоанном нередко затягивались далеко за полночь. Старец охотно отвечал на вопросы. «Спрашивайте всё, что хотите», – говорил он.
Так в середине 1940-х в румынской столице начинает формироваться необычная община «Неопалимая Купина».
Среди ее членов такие громкие имена известных интеллектуалов, как писатель Василе Войкулеску, богослов Думитру Стэнилоае, философ Мирча Вулкэнеску, литературный критик и историк Владимiр Стреину, композитор, член-корреспондент Румынской академии Паул Константинеску, художница и иконописец Ольга Гречану, а также цвет будущего румынского монашества: отцы Арсение (Папачок), Адриан (Фэджецану), Софиан (Богиу), Арсение (Бока), матушка Вероника (Гурэу).



Матушка Вероника (Гурэу, 1922–2005) – настоятельница (с 1940 г.) Владимiрештского монастыря. В 1955 г. приговорена к 15 годам тюрьмы. Отбывала наказание в Жилаве и Меркуря-Чук. Освобождена указом от 20 сентября 1960 г. Скончалась во Владимiрештской обители.

«Всё началось, – вспоминал впоследствии один из участников тех событий священник Николай Бордашиу, – с группы людей, которым хотелось вместе молиться, читать духовную литературу и обмениваться личными переживаниями на этом пути. Они стремились стать общиной, способной жить в христианском духе. […]
Собрания общины проходили по четвергам, во второй половине дня, в Анфимском монастыре или же дома у кого-либо из членов “Неопалимой купины”, чаще всего, у профессора Миронеску или поэта Василе Войкулеску».



Писатель Василе Войкулеску (1884–1963) с монахами Антонием (Плэмэдялэ) и Андреем (Скрима) во дворе Афимовского монастыря.

Таким образом, монастырь Анфим стал в то время уникальным местом встречи мiрских интеллектуалов и Церкви.
Получив в 1946 г. благословение Патриарха Никодима (Мунтяну), община открыто стала собираться в обители.



Четвертый слева в первом ряду монашествующих – настоятель Анфимовской обители архимандрит Василе.

Благоволил этому начинанию и настоятель – архимандрит Василе (Василаке), под председательством которого в притворе монастырского храма или в библиотеке обычно проходили те встречи, во время которых их участники читали Священное Писание, святоотеческие и философские тексты, литературные произведения. Затрагивались и проблемы современной общественно-экономической и культурной жизни.


Архимандрит Василе (Василаке, 1909–2003) – происходил из семье священника уезда Васлуй. Окончил Хушскую семинарию (1929) и богословский факультет Бухарестского университета (1933). Получил степень доктора богословия в Кишиневе. Принял монашество в Нямецком монастыре (1936). Посвященный в диаконский и иерейский сан, служил в кафедральном соборе Ясской митрополии, начальник Епархиальной канцелярии (1936-1940). В сане архимандрита секретарь Патриарха Никодима (1940-1944). Настоятель Анфимовского монастыря (1944-1948).

«В группе не было четко установленного членства, – свидетельствовал священник Николай Бордашиу, – Собирались по четвергам около пятнадцати-двадцати человек – монахи, врачи, писатели, преподаватели, военнослужащие. Среди них был и генерал Траян Тетрат, который занимался сбором средств на реставрацию Анфимского монастыря. Об этом радел и Санду Тудор, пожертвовавший значительную часть своего имущества на ремонт обители».
Согласно воспоминаниям очевидцев, Санду Тудор принял в 1948 г. в обители постриг с именем Агафон, обосновавшись на монастырской колокольне, где вел отшельническую жизнь. И это в самом центре большого города!



Внутренний двор Анфимовского монастыря. 1940-е гг.

В это время начинают завязываться его связи с будущими духовными детьми.
Одним из них был выпускник богословского факультета Бухарестского университета, в будущем один из известнейших румынских пастырей – отец Роман (Брага), характеризовавший феномен «Неопалимой Купины» как «мистический вулкан». О самом же времени он вспоминал так: «Мы жили в эпоху переворота ценностей, полная неразбериха».
Вместе с группой других студентов-богословов, также постоянных посетителей Анфимского монастыря (Антоние Плэмэдялэ, Николае Бордашиу и Паула Мунятну), видимо, не без влияния общего их наставника отца Агафона, он составил манифест «Братья христиане», призывавший румын держать пост в субботу Страстной недели, выпадавший в тот год на коммунистический праздник 1 мая.



Архимандрит Роман (Брага, 1922–2015) – родился в селе Кондрица бессарабского уезда Лэпушна. 12-летним мальчиком принят в братство монастыря Кэлдэрушань под Бухарестом. Учился в семинарии при монастыре Черника, затем в Бухарестской и Кишиневской духовных семинариях. В 1943 г. Вернулся в Бухарест, где учился сначала на философско-литературных курсах, а затем на богословском факультете столичного университета, который закончил в 1947 г., начав подготовку к докторантуре. Арестован (9.7.1948) и приговорен к пяти годам тюрьмы. В составе бригады священников был отправлен на полуостров Валя Нягрэ. После освобождения (27.7.1953) принял монашеский постриг и посвящен в диаконы (1954).
На снимке из дела Секуритате студент-богослов Брага во время первого своего ареста в 1948 г.


Возникшее в Анфимовском монастыре движение «Неопалимая Купина» именовалось так не случайно. Название выражало общий интерес его участников к Исихазму.
Участники собраний с интересом изучали и обсуждали исихастский опыт. Прежде всего их интересовала практика умной молитвы.
Именно это обстоятельство предопределило особую роль в общине университетского профессора-богослова отца Думитру Стэнилоае, которому среди прочих принадлежал труд «Жизнь и учение Святого Григория Паламы» (Сибиу. 1938)
Стремление к опытному Богопознанию привело его к идее перевести и издать на румынском языке «Добротолюбие». Первые четыре его тома вышли как раз в 1946-1948 гг. Затем наступил 30-летний перерыв, не в последнюю очередь связанный с арестом богослова. Оставшиеся восемь томов увидели свет лишь в 1972-1982 гг.
Книги эти оказали громадное влияние на возрождение в Румынии исихастской и старческой традиции. Тираж первых четырех томов мгновенно разошелся, в дальнейшем распространяясь в безчисленных машинописных копиях.



Протоиерей Думитру Стэнилоае (1903–1993) учился на филологическом факультетет Бухарестского университета и богословском факультете в Черновцах (1923-1927). Доктор богословия. Специализировался в области догматики и церковной истории в Афинах, Мюнхене и Берлине. На преподавательской работе в Духовной академии в Сибиу (1936-1946), ректор. Рукоположен в сан диакона (1931) и священника (1932). Протоиерей (1940). С 1947 г. профессор богословского факультета Бухарестского университета.

Следует также подчеркнуть, что в религиозно-мистической группе «Неопалимая Купина», как и в случае с рассмотренным нами ранее вооруженным сопротивлением в Румынии, роль своего рода закваски играли члены Легиона Михаила Архангела. Большинство пишущих в настоящее время об этом румынских исследователей, по вполне понятным причинам, обходят этот вопрос стороной. Но так было!
Один из видных членов Анфимской общины, профессор-протоиерей Думитру Стэнилоае, действительно, занимал в 1930-х годах антигардистскую позицию
Весьма характерен его публичный спор, пусть и не в чисто политической сфере, с известным философом Лучианом Благой, состоявшим в легионерском гнезде в Сибиу (т.е. именно в том городе, в котором преподавал профессор Стэнилоае).
События 1944-1945 гг., вероятно, заставили его несколько подкорректировать свою позицию.
Однако вовсе не профессор Стэнилоае (пусть и весьма авторитетный член группы) определял ее лицо.
Кроме уже помянутого нами философа Мирчи Вулкэнеску (о котором еще будет особый разговор), тесные связи с Легионом прослеживаются у многих членов «Неопалимой Купины», занимавших там заметное положение.
Особую роль сыграл иеромонах Арсение (Бока) – настоятель Брынковяновского монастыря, расположенного в Брашовском уезде. Именно там в начале 1940-х возникло «Движение за духовное возрождение», основанное на идеях гардизма.
Впервые о. Арсение был арестован 17 июля 1945 г. в Рымнике Вылча за активное участие в Легионерском движении. Отпущен он был, под давлением Церкви, уже 30 июля. Вторичный арест последовал 14 мая 1948 г. – за помощь вооруженным повстанцам-легионерам, сброшенным на парашютах в Фэгэрашских горах. Через полтора месяца его отпустили.



Иеромонах Арсение (Бока, 1910–1989) – считается одним из самых великих духовников XX века. Окончил Богословскую академию в Сибиу (1933). Был слушателем курсов при Институте изящных искусств в Бухаресте, а также на медицинском и богословском факультетах столичного университета. Рукоположен в сан диакона (1936), пострижен в монахи (1940). В 1942 г., после иерейской хиротонии, назначен настоятелем Брынковяновского монастыря в Сымбэта де Сус Брашовского уезда. В 1948 г. переведен на настоятельскую должность в Прислопскую обитель, после преобразования которой в женскую оставлен там духовником.

Роль отца Арсение в «Непалимой Купине» во многом объясняется его поездкой в середине 1930-х гг., по поручению митрополита Николае (Бэлан), на Афон за румынскими и греческими списками «Добротолюбия». В середине 1940-х о. Арсение передал их своему бывшему преподавателю в Богословской академии в Сибиу о. Думитру Сэнилоае, в первых изданных им томах отмечавшего иеромонаха в качестве «главного ктитора румынского Добротолюбия».


Отец Арсение (Бока) с семьей о. Думитру Станилоае.

Другим весьма важным участником «Неопалимой Купины» был отец Адриан (Фэджецану).
Александр (таково было его имя в крещении) участвовал в легионерском движении. В 1941 г., после январского железногвардейского восстания, по обвинению в «приготовлении к бунту», был арестован и приговорен к пяти годам заключения. В июне 1941 г. его освободили, послав на Восточный фронт, на передовую.
Будучи раненым под Сталинградом, по возвращении в Румынию, он был вновь арестован и интернирован в лагерь Тыргу-Жиу, из которого вышел в 1943 г.
После этого Александру Фэджецану решил посвятить себя служению Богу, поступив в монастырь Путна, где его постригли с именем Адриан.



Иеромонах Адриан (Фэджецану, 1912–2001) – родился в семье сельского священника Хотинского уезда (Бессарабия). После окончания юридического факультета Черновицкого университета (1931) работал адвокатом, занимая впоследствии разные должности в ведомстве Министерства внутренних дел. Одно время он был комиссаром полиции. После монашеского пострига (1943) был направлен на учебу на богословский факультет Черновицкого университета, который из-за занятия Северной Буковины советскими войсками переместился в Сучаву. Летом 1945 г. был арестован за свою деятельность в качестве комиссара полиции. Находился в лагере Слододзея-Яломица. После освобождения в августе 1946 г. продолжил учебу. По завершении богословского образования был отправлен для изучения философии в Бухарест.

Приехав в 1947 г. для продолжения образования в Бухарест, отец Адриан почти сразу же попал в Анфимовский монастырь, где вскоре сблизился с новопостриженным монахом Агафоном (Санду Тудором).
Последний убеждал своего нового друга в том, что для «продолжения борьбы с материалистическими концепциями методы, применявшиеся в легионерском движении, в организационном плане смысла не имеют; единственной возможностью борьбы с материалистической концепцией является религия; в Церкви же наилучшую подготовку для такой борьбы дает монашество».
Постепенно о. Адриан стал, по его словам, правой рукой монаха Агафона (Санду Тудора), когда тот уже стал иеромонахом Даниилом Рарэуским. По благословению последнего, он попытался устроить монашескую жизнь в обителях Красна и Говора по афонскому образцу. Там было немало выдающихся людей. Однако вскоре отца Адриана (Фэджецану) арестовали, обвинив в «интенсивной деятельности, направленной против рабочего класса». «Но мы только молились, – вспоминал старец. – Нас интересовала защита Православия».
В 1949 г. в Анфимскую обитель пришел еще один легионер – Ангел Папачок, впоследствии один из наиболее известных и ярких исповедников Православия в Румынии.



Архимандрит Арсение (Папачок, 1914–2011) в 1932 г. окончил школу искусств и ремесел в Бухаресте. Избрав в 1947 г. иноческий путь, пострижен в монахи в Анфимовском монастыре (1950). Переведен в монастырь Слатина (июнь 1950). Рукополоежен там в священники (1951).

В Легион Михаила Архангела он пришел еще 18-летним юношей, вступив в гардистское гнездо в городе Слободзия. В 1933 г. он пришел в Бухарест специально для того, чтобы еще теснее участвовать в борьбе за Православную Румынию. Вскоре он уже был в Зеленом Доме – штаб-квартире Движения.
В декабре 1938 г., в разгар карлистского террора против Легиона, Ангел Папачок был заключен в лагерь Меркуря-Чук. После отречения Короля Кароля II от Престола его поставили во главе легионерской организации в трансильванском городе Зэрнешты, а с октября 1940 г. – его примарем.
После январского восстания 1941 г. режимом Антонеску Ангел Папачок был приговорен к шести годам лишения свободы.



Ангел Папачок. Фото из дела Сигуранцы. 1942 г.

В 1942 г. он бежал из мест заключения, однако был пойман немецким патрулем на югославской границе и передан румынским властям. Его снова судили, отправив в тюрьму Аюд, где он находился вплоть до сентября 1946 г.
В январе 1947 г. Ангел Папачок поступил в монастырь Козия, а в сентябре для прохождения послушания (в соответствии с полученным образованием) направлен в скульптурную мастерскую Библейского института, находившуюся в Анфимовском монастыре. Здесь он был пострижен в монашество с именем Арсение.



Отец Арсение (Папачок) после освобождения по амнистии. 1964 г.

Все эти легионеры стали столпами духовного сопротивления режиму в коммунистических тюрьмах, преобразовавшись затем в цвет румынского старчества.
Как видим, у многих из этих людей был давний опыт борьбы против коммунизма и обязательного его атрибута – богоборчества, пребывания в тюрьмах (со времен еще Кароля II и Антонеску), боевых действий на Восточном фронте.
И вот теперь, пройдя всё это, они шли слушать – через переводчика – русского монаха, изучать записи его бесед, записанных солдатом-бессарабцем. То есть они уже тогда умели, по слову философа Ивана Ильина, «отличать “советское” от Русского, “коммунистическое” от национального», что, несомненно, свидетельствовало об их духовной зрелости и житейской мудрости.
Понимают в Румынии это и сегодня, но опять-таки по большей части люди верующие. «К несчастью, – заявил недавно директор Института социологии Румынской Академии Наук профессор Илие Бэдеску, – в последние 60-80 лет политической истории Востока, русские и румыны попали под господство языческой империи, восторжествовавшей сначала в Москве, затем во всей центральной и северной Евразии, а потом во всей центральной Европе до Эльбы […], создав в истории самую ужасную геополитическую языческую границу Европы, “железный занавес”, и новый тип войны, войну идеологий, как ее называет Хантингтон, известную и как Холодная война. На самом деле, это не была ни война русских, ни война румын, но она велась русской кровью и общими страданием народов Востока, русских, румын, поляков и др.»
И еще один неслучайный символ: наружная мозаика на соборном храме Анфимовского монастыря, запечатлевшая Архангела Михаила – Небесного Покровителя Легиона. Исполнила ее в 1949 г. Ольга Гречану, член общины «Неопалимая Купина».



Ольга Гречану (1890–1978) – художник и иконописец. Училась в Льежской школе изобразительных искусств (Бельгия) и во Франции. С 1914 г. выставляла свои работы не только в Румынии, но и за рубежом. Пиcала иконы, работала в технике фрески и мозаики. Ее фрески украшают Палаты Св. Синода, музейные залы Королевского дворца, многих храмов и монастырей, в том числе и Анфимского.
Была активной участницей общины «Неопалимая Купина». Духовная дочь иконописца, отца Софиана (Богиу) Единственная женщина, получившая письменное благословение от Патриархов Никодима (Мунтяну) и Юстиниана (Марина) проповедовать с амвона любого православного храма страны. Скончалась 16 ноября 1978 г. Похоронена на бухарестком кладбище Беллу.



Подобно Михаилу Булгакову, Ольга Гречану верила в то, что «рукописи не горят».
«Мои фрески, – оставила она запись в своем дневнике, – были замазаны известью, но ее можно смыть. Уже не при жизни (сейчас мне 77 лет), но после моей смерти вся ревность и злоба вокруг угаснут».
И действительно, когда коммунизм в Румынии пал и известь с фресок и мозаик Ольги Гречану была удалена, – они вновь засияли яркими, несмываемыми красками.



Продолжение следует.
Tags: История Румынии, Легион Михаила Архангела
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments