sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 174)


Этот пост проиллюстрирован фотографиями из публикации:
http://www.marturisitorii.ro/2015/07/25/legea-elie-wiesel-urmareste-desfiintarea-istoriei-anticomuniste-a-romaniei-florian-vs-ogoranu-analiza-documente-si-imagini-exclusive-cu-miscarea-de-rezistenta-armata-din-muntii-fagarasului/


Испытание миром (продолжение)


«В политике ради известной цели можно заключить союз даже с самим чёртом – нужно только быть уверенным, что ты проведёшь чёрта, а не чёрт тебя».
Карл МАРКС.


«…Он владел нашей тайной, не будучи полностью с нами. Когда мы сообразили это было уже поздно. Мы оказались у него в руках».
Юрий ТРИФОНОВ.


Согласно подсчетам современных исследователей, подавляющее большинство участников антикоммунистического движения в Румынии не принадлежало ни к какой партии (63 %). Однако число гардистов среди них было значительным: 9,1 %.
Больше, да и то не намного, было среди них членов старейшей исторической Национальной крестьянской партии (11 %) и другого социально близкого повстанцам движения – Крестьянского фронта (9,82 %).
Интересно, что Фронт этот созданный в 1933 г. Петру Грозой, привел, пусть и формально, на выборах 1946 г. к власти коммунистов. Кстати, число самих членов компартии среди повстанцев также было не столь уж незначительным: 5,22 %.
Однако именно девять процентов легионеров представляли для новых властей наибольшую опасность. Как правило, люди эти были закаленными в борцами, они не раз смотрели смерти в лицо: прошли королевские и антонесковские тюрьмы и Восточный фронт, крепко верили в Бога и в неотделимые от Православия идеалы Движения.



Крест, установленный в северной части Фэгэрашских гор партизанской группой Иона Гаврилэ Огоряну.
Распятия (по-румынски Troiță), по народному поверью, устанавливались на перекрестках дорог, чтобы отогнать зло. В «Священном и Профанном» Мирча Элиаде пишет о Кресте как о небесном столпе, имевшем глубокое сакральное значение. Troiță была космической осью, территория вокруг которой становилась пригодной для жизни.


Десантируемых с самолета тех же гардистов можно было поймать, а что было делать с теми, кто Румынию не покинул, продолжал жить в городах и селах?
Нельзя было не учитывать и популярность этой силы среди народа. Если в 1937 г., в мирный период времени, на выборах за возглавляемую Кодряну партию «Всё для страны» отдали свои голоса 15,58 % всех избирателей, то в середине 1940-х, после всего, что произошло со страной, эти цифры, случись честные выборы, могли быть много выше.
Пришедшие к власти в результате «мошеннических выборов» 1946 г. хорошо понимали (или им это подсказали советники из Москвы?): придется, пусть хотя бы и временно, пойти с легионерами на сделку, договориться о перемирии.
В феврале 1945 г. руководство компартии Румынии во главе с Анной Паукер и Теохари Джеорджеску заключила с членами Железной Гвардии договор о ненападении. Впоследствии сторонники Георгиу-Дежа поставят это им в вину, заявив, что те, мол, даже принимали бывших легионеров в партию.



Партизанская группа Иона Гаврилэ Огоряну, действовавшая в 1948-1956 гг. в Фэгэрашских горах, состояла из молодых легионеров.

Договоренность стала возможна благодаря согласию на это Хории Симы. Важную роль в переговорах сыграл Жан-Виктор Вожан – участник группы «Критерион» профессора Нае Ионеску, интернированный вместе с другими легионерами в Германии во время войны в лагерь.
За спиной одного из инициаторов процесса (министра внутренних дел Теохари Джеорджеску) стоял небезызвестный Александр Никольский (Грюнберг), которого, в свою очередь, направляли советские спецслужбы.
Целью этой игры был раскол находящегося в Румынии в подполье руководства Железной Гвардии.
И этого кураторам сделки вполне удалось достичь: фракция известного капитана Легиона Думитру Гроза категорически отказалась от участия в сделке.
Во время своего последнего приезда в Бухарест в июле 1942 г. Мирча Элиаде встречался со своими товарищами по ассоциации «Критерион» и по Легиону интеллектуалами Мирчей Вулкэнеску, Константином Нойкой и другими.
Нойка, по словам Элиаде, ставил в вину некоторым легионерам стремление к благобыту. Обычно они оправдывались рассуждениями вроде: мы, мол, «будем довольствоваться технической стороной дела, будем служить государству, вне зависимости от его формы».
Элиаде, оставивший Румынию задолго до гардистского январского бунта 1941 г. и живший с тех пор за границей, пытался спорить, «говоря, что, хоть я и легионер, я решил перестать рассуждать о внутренней политике вплоть до окончания войны».
Однако Нойка, имея в виду «моральную» перспективу, был твердо убежден, что война ничего не изменит. Будущие события вполне подтвердили эти мрачные опасения.
Некоторый свет на не очень-то ясные события середины 1940-х проливает вышедшая в 2012 г. в Тырговиште монография историка Илариона Тиу «История легионерского движения. 1944-1968 гг.».
Выживание Железной Гвардии в этот период ученый объясняет во многом симпатией к ней со стороны крестьян и либеральной интеллигенции, а также нехваткой «людей действия».
Формальным лидером Легиона в Румынии был в это время Раду Миронович (1899–1979) – в свое время ближайший сподвижник Корнелиу Зеля Кодряну и один из тех, кто стоял у истоков движения.



В первом ряду: Раду Миронович (крайний слева) и Корнелиу Зеля Кодряну (крайний справа) в гостях у инженера Иоанна Блэнару.

После войны это был сломленный, растерявшийся человек, который не был в состоянии руководить подпольем.


Раду Миронович был арестован и приговорен к пожизненной каторге. Содержался в тюрьме Аюд, став там весьма религиозным человеком. Освобожден в 1964 г. правительственным указом о помиловании. Ушел в монастырь Цыганешты – одну из самых известных обителей вблизи Бухареста, где скончался, будучи погребенным на местном кладбище. Могила его является ныне местом традиционного паломничества последователей Движения.

Именно поэтому в Румынию Хория Сима послал более решительного человека – Николае Петрашку (1907–1968). Это был старый, еще с 1928 г., легионер. В 1935 г. самим Кодряну он был поставлен начальником Легиона в Сибиу.
В 1940 г. Петрашку назначили генеральным секретарем Легионерского движения. После январского восстания 1941 г. его заочно судили, приговорив к каторжным работам. Вместе с другими легионерами в 1941-1944 г. он находился в разных германских лагерях для интернированных лиц.
Сброшенный осенью 1944 г. на парашюте в Румынию, он быстро взял под контроль находившееся в подполье движение.



Николае Петрашку. Автор книги «Из жизни легионера», впервые вышедшей в 1952 г. в Зальцбурге и переизданной в Бухаресте в 1995 г.

Вскоре, при недостаточно выясненных обстоятельствах, Петрашку арестовали и стали вести с ним переговоры об условиях заключения «пакта о нейтралитете». Коммунисты пообещали гарантии неприкосновенности легионерам в обмен на то, что те, со своей стороны, не будут предпринимать никаких политических действий.
Пакт был заключен 6 августа 1945 г. Гардистов призывали в нем принимать активное участие в восстановлении страны.



Анна Паукер и Теохари Джеорджеску в президиуме одного из собраний. 1945 г.

Легионеры данное слово сдержали, а коммунисты – как всегда и везде – обманули.
В ночь с 14 на 15 мая 1948 г. по всей стране прошла массовая акция по аресту руководителей и членов Железной Гвардии. Последнюю группу лидеров Легиона удалось захватить в начале 1949 г. Число арестованных, по сохранившимся документам, доходило до 17 тысяч человек.
Сам Николае Петрашку был приговорен к пожизненной каторге, которую отбывал в Аюде, Жилаве и Вэкэрештах в течение 16 лет, подвергаясь процессу т.н. «перевоспитания». Выпустили его по указу о помиловании 1 августа 1964 г., однако вниманием своим Секуритате его не обделяла до конца дней.
Через четыре года, 29 октября 1968 г., было объявлено о самоубийстве Николае Петрашку в своем доме в Сибиу. (В этом трансильванском городе он поселился вместе со своей семьей еще в декабре 1945 г.)
Вот как описывал это свидетель случившегося Думитру Баня. Картина, по его словам, была такая:
«Ванна была наполовину заполнена теплой красной от крови водой; артерии были перерезаны на обеих руках, но смерть не наступила. Тогда он взял кухонный нож и, прислонившись к стене, направил его в сердце; нож оставил небольшой разрез, но не дошел до сердца.
Потом он взял веревку, чтобы повеситься в ванной; однако, несмотря на худобу его тела, она порвалась. Тогда он снова пошел на кухню с разрезанными руками (как он это смог?) и повесился на проводе от радио.
…Там в Сибиу я видел одного полковника Секуритате из Бухареста, курировавшего госбезопасность в Сибиу.
Моя сестра и племянник рассказывали, что, придя домой и обнаружив мертвого Петрашку в ванной, они заметили открытое окно в комнате.
А того полковника впоследствии мне ни разу не приходилось видеть».



Николае Петрашку со своей семьей незадолго до смерти. Сибиу.

Начиная с 1948 г. и вплоть до 1964 г. деятельность гардистского движения переместилось в тюремное пространство. Основываясь на документах, историк Иларион Тиу пишет, что, даже находясь в заключении, Легиону удалось сохранить иерархию, передавать приказы, организовать протестное движение.
Коммунистическое правительство ответило на это кампанией «перевоспитания», что на деле означало жесточайшие пытки: физические и моральные. Этот эксперимент, проводившийся в конце сороковых и начале 1950-х годов, провалился. Сломить гардистов не удалось. Укрепилась лишь их вера в Христа и убежденность в необходимости – через личное мученичество – сокрушения коммунизма.



Палачи коммунистических тюрем. Клеймо иконы Новомучеников Румынских.

В начале 1960-х режим попытался применить новую тактику «перевоспитания»: через труд и привлечение к культурно-образовательной деятельности. Эта программа была запущена в тюрьме Аюд. По мысли авторов проекта, она должна была привести к принятию легионерами марксистской идеологии.
Это была, конечно, утопия, что доказывала, в частности, уже описанная нами судьба Николае Петрашку и некоторых других, пожизненная слежка Секуритате за помилованными в 1964 г. политзаключенными.
Вопреки обещаниям, выпущенные на свободу узники так и не смогли интегрироваться в новое общество, хотя власти и обещали, что разрешат им работать в тех областях, в которых они были заняты до 1948 года.
Из сохранившихся документов видно, что вплоть до революции 1989 г. приверженцы Легиона находились под пристальным наблюдением Секуритате, поскольку считалось, что именно из их среды могут выйти потенциальные претенденты на власть в стране. В этом, кстати говоря, следует искать причины законодательных актов 2002-го и, особенно 2015 г. (последний в обиходе называют вообще «Антирумынским законом»).



Фрагмент иконы Новомучеников Румынских.

Не все гардисты, однако, пошли на соглашение, некоторые (особенно жившие в сельской местности) остались на свободе. Они и понятия не имели о тех коварных политических играх, которые за их спиной пытались вести руководители Легиона.
Группа, о которой сегодня благодаря тому, что ее командиру удалось выжить, пойдет речь, известна под его именем: отряд Гаврилэ Огоряну.



Члены группы. Верхний ряд (слева направо): Ион Гаврилэ-Огоряну, Николае Гаврилэ (его отец), Олимпиу Борзя и Ион Новак.
Нижний Ряд (слева направо): Николае Бурлаку, Георге Хашу, Андрей Хашу и Иоанн Виктор Пикэ.


Ион Гаврилэ Огоряну (1923–2006) родился в трансильванском селе Гура Вэий Брашовского уезда в Фэгэрашских горах.


Ион Гаврилэ со своими друзьями-односельчанами.

Учился сначала в лицее «Раду Негру» в Фэгэраше, а затем на курсах агрономического факультета в Клуже. Там он и вступил в Братство Креста – юношескую организацию Легиона.




Группа Иона Гаврилэ-Огоряну состояла из трех десятков юношей: школьников старших классов, рабочих, студентов и молодых интеллигентов
Это были те, кто уцелел после массовых арестов 1947-1948 гг. Все они решили пожертвовать своей молодостью, карьерой и семейным счастьем во имя борьбы за свободу.
Почти все погибнуть в вооруженных столкновениях с войсками госбезопасности, либо будут преданы тайными агентами, часто прикидывавшимися своими.



Партизанский отряд Иона Гаврилэ-Огоряну. Гора Буздугану. 1954 г.

Один из эпизодов борьбы, которую вплоть до 1956 г. в горах Фэгэраша вели повстанцы, исследован в фильме Константина Попеску «Portretul luptătorului la tinerețe» / «Портрет бойца в молодости» (2010).
Речь в нем идет о спецоперации по внедрению в отряд провокатора, которая проходила под руководством советских спецслужб, в частности, прибывшего в 1949 г. в Бухарест полковника А.М. Сахаровского – старшего советника МГБ СССР при Главном управлении народной безопасности Румынии. (О нем мы уже писали.)
События, изображенные в фильме, происходят с конца августа до середины сентября 1951 г.
Провокатор не был обычной подсадной уткой.
В легионерских кругах человек этот был известный – Ион Боян (Моисеску), ближайший соратник Хории Сммы, называвший его «Верным». В ноябре 1940 г. был назначен начальником легионерской полиции в Бухаресте.
Бежав в Германию после легионерского бунта в январе 1941 г., он затем не раз возвращался в Румынию, пробуя вести переговоры с маршалом Антонеску, но неудачно. Нелегально проникал он в страну и при коммунистах, но был схвачен, согласившись на сотрудничество, надеясь вести двойную игру.
Каждая из сторон пыталась действовать в собственных интересах. Но переиграть дьявола – да еще при столь опытных советниках – не удалось.



Отряд Гаврилэ-Огоряну в фильме Константина Попеску. 2010 г.

Ион Боян (в фильме Рудан) был послан в отряд. Но Гаврилэ-Огоряну не понимал не только истинного смысла действий посланца, но и мотивов соглашательской политики руководителей Легиона, которые пошли на определенное сотрудничество с коммунистами, результатом чего явились аресты 1948 года.
Как рассказывал впоследствии (в 1955 г.) на допросах в Секуритате Лауриан Хашу, один из партизан, Гаврилэ задал Бояну несколько вопросов о его миссии, на которые тот отказался отвечать.
Нужно понимать, что в условиях подполья, пропитанного подозрениями, когда любой, выдающий себя за друга, может оказаться врагом, малейшие сомнения были чреваты необратимыми последствиями.
Именно при таких обстоятельствах один из бойцов отряда (Андрей Хашу) 14 сентября 1951 г. убил Иона Бояна – посланца Хории Симы, согласившегося «во имя высших целей» на сотрудничество с Секуритате.
Легко обходивший ранее хитроумные ловушки, Боян на сей раз угодил в собственную, приняв пулю от товарищей по Легиону. Впрочем, от товарищей ли?..
Успешно распознав, сами того не подозревая, и ликвидировав «крота», отряд действовал в горах еще в течение несколько лет. Однако силы были неравные.
В 1956 г., из-за нехватки людей, оружия и боеприпасов, борьбу было решено прекратить.
Лишь двоим партизанам удалось выжить.



Погибшие партизаны из отряда Гаврилэ-Огоряну. Снимок из архива Секуритате.

Командир отряда был заочно приговорен к смертной казни.
Органы госбезопасности усиленно искали его, но Ион Гаврилэ был неуловим.



Фоторобот Иона Гаврилэ-Огоряну, составленный в Секуритате.

Только в середине 1970-х агенты госбезопасности напали на его след, о чем свидетельствуют вот эти фотографии, сохранившиеся в его досье.





В 1976 г. его, наконец, удалось поймать.
Спасла его супруга Анна, написавшая письмо президенту США Ричарду Никсону.



Ион и Анна Гаврилэ-Огоряну.

Командир партизанского отряда дожил до крушения коммунистического режима и до открытия в тех местах, где погибли его товарищи по борьбе, памятного креста.




Год спустя после этого события, 1 мая 2006 г. он скончался в небольшом трансильванском селе Галтиу (уезд Алба) и был похоронен на местном кладбище.



Позабылись поражений муки
И на теле раны не болят.
Но как ноют сломанные руки,
Что уже не могут воевать.

Если сердце у тебя поёт,
То не страшен, тлен и гной.
Пусть твой меч земля не отдаёт –
У тебя есть стяг святой!

Это тело – вовсе не потеря
Кровь и слёзы на слепых глазах.
Лишь за тем останется победа,
Кто не разуверился в мечтах.

Раду ДЖИР. «Зов борьбы».
Перевод Ирины Мудриченко.


Продолжение следует.
Tags: История Румынии, Легион Михаила Архангела, Мирча Элиаде
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments