sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

РАСПУТИН: СОЗДАНИЕ МАТРИЦЫ (12)


Арон Симанович. Фотография и факсимиле. Иллюстрация из немецкого издания мемуаров 1928 г.


«Секретарь» Распутина «свидетельствует»


Однако совершенно особый успех выпал на долю «воспоминаний» Арона Симановича.
Впервые они вышли на русском языке в Риге в издательстве «Orient» и отпечатаны в типографии Д. Апта.



Титульный лист рижского издания мемуаров А. Симановича.

Уже само название («Распутин и евреи») не могло не заинтересовать читателей. Подзаголовок же – «Воспоминания личного секретаря Григория Распутина» – заставлял отнестись к ним с вниманием и определенным с доверием.
Как полагали до недавнего времени исследователи и эксперты книжных и антикварных аукционов, первое издание увидело свет в 1921 г. (в книге время выхода не было обозначено). Однако недавно появились веские основания для того, чтобы отодвинуть дату этого события до 1928 г.: от газетных объявлений в рижских газетах и вплоть до особенностей обложки издания.

http://anastasiarahlis.livejournal.com/11317.html


Наклеенная на любительский переплет оригинальная издательская обложка воспоминаний Арона Симановича, выпущенных в Риге в издательстве «Orient».

Болеее того, как оказалось, русское издание не было первым. Сначала, в мае или начале июня 1928 г. в берлинском «Hensel & Co. Verlag» появилось немецкое издание мемуаров, называвшееся «Rasputin der allmächtige Bauer» («Распутин – всемогущий мужик»).


Титульный лист берлинского издания 1928 г.

В сентябре 1928 г. во французском журнале «Новая Европа» появляется один из первых переводов «воспоминаний» на иностранный язык. Отдельным изданием французский перевод вышел в Париже в 1930 г. в престижном издательстве «Gallimard».
Успех превзошел все ожидания: до конца года здесь вышло 12 изданий! В 1933 г. в Сантьяго де Чили напечатали испанский перевод. Далее переиздания выходили не столь часто, но более или менее регулярно.
Генезис мемуаров Арона Симановича и картину переизданий на разных языках с учетом особенностей некоторых переводов дал автор указанного нами исследования:

http://anastasiarahlis.livejournal.com/11639.html


Обложка издания воспоминаний Симановича, осуществленного в 1970-х годах на русском языке в Тель-Авиве в издательстве «Просвещение».

Между тем, о самом Аароне Симоновиче (Самуиловиче) Симановиче (1872? 1873?–1944?) мало что известно. Происходил он, по одним сведениям из Вильны, а по другим – из Мозыря. Начинал как часовщик с 300 рублями капитала. Впоследствии владел несколькими миллионами рублей.
Говорили о нем разное. Рассказывали, что разбогател он вскоре после приезда в Петербург в 1906 г. Столичные газеты в 1917 г. («Вечерний курьер» 16 марта) писали, что «в Петрограде Симанович попал по рекомендации своего случайного знакомого в один из существовавших тогда петроградских игорных притонов. У Симановича было тогда всего 300 рублей, которые должны были служить ему для поддержания своей жизни в столице на случай, если он не найдет себе службы. Этот капитал Симанович пустил в оборот игорного дома, куда он пошел в первый день своего приезда в Петроград. В один вечер Симанович выиграл до 10 тысяч рублей.
Через короткий промежуток времени Симанович сделал себе состояние, нажив на “железке” более 100 тысяч рублей. Единственное “достоинство” Симановича – это то, что ему адски везло в карты. О его колоссальных выиграшах и о его странном “везении” в карты говорили все петроградские клубы и притоны. Завязались связи. Деньги он одалживал направо и налево, не зная даже тех людей, кому он давал».
Став купцом 1-й гильдии, что позволяло ему жить в Петербурге, он нанял 6-комнатную квартиру. По свидетельству А.Д. Протопопова, Симанович владел «магазином золотых вещей». С женой Теофилией (1876–1936) у них было несколько детей: Симон/Семен (1894? 1896?–1958), Иоанн (1897–1977?), Мария (1900–?), Соломон (1901–1942/1943), Клара (1902–?).
Хотя фактически торговлей Симанович не занимался, был он человеком со средствами. Играл в азартные игры в разных клубах. Занимался ростовщичеством, давая займы под большие проценты. Среди многочисленных его посетителей большинство составляли евреи, которым он оказывал материальную помощь. «Симанович, – читаем в справке Охранного отделения, – человек весьма вредный, большой проныра, обладающий вкрадчивыми манерами, способный пойти на любую аферу и спекуляцию».
О месте и обстоятельствах знакомства с Распутиным Симановича ничего достоверно неизвестно. По одним сведениям, это произошло в Киеве, где по некоторым данным Симанович владел ювелирным магазином. По другим – это случилось в Петербурге при содействии известного авантюриста князя Андроникова.
Из достоверно известных фактов мы знаем, что в 1915 г. Г.Е. Распутин исцелил одержимого бесом (т.н. «пляска св. Витта») сына Симановича – Иоанна, студента Коммерческого института. Известно также, что Симанович предупредил Распутина о готовившемся в начале 1916 г. министром внутренних дел А.Н. Хвостовым его убийстве. В тот год, согласно записям службы наружного наблюдения, Симанович бывал у Распутина почти ежедневно. Сразу же после февральского переворота в марте 1917 г. подвергался кратковременному аресту.
О принадлежности Симановича к масонству, по крайней мере во время его пребывания заграницей после революции, свидетельствует секретная записка и список, подготовленные французской службой безопасности и хранившиеся в Особом архиве. «Симанович Аарон Самуилович» фигурирует в «Списке русских масонов на 1 января 1932 года» (Сведения Н.Ф. Степанова / Н. Свиткова и О.А. Платонова).



Арон Симанович с сыном Соломоном в Париже.

Известно, что сначала в эмиграции он проживал в Берлине, затем переехал в Париж (1924). По некоторым сведениям после революции он какое-то время жил в Палестине. Занимался подделкой советских дензнаков (1926-1929), поставлявшихся потом в Германию. Подозревался он и в шпионаже.
Именно в связи с этими фактами и следует воспринимать его известную книгу «Распутин и евреи», наполненную всевозможными выдумками, основной целью которых является, по словам исследователя Л.Е. Болотина, «злостное глумление над памятью Царственных Мучеников» и, прибавим мы, Их Друга.
«“Мемуары” Симановича о людях и событиях Царской России, – писал, будучи уже в эмиграции, заведующий следственной частью Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства Г.П. Гирчич, общавшийся по долгу службы с их автором, – надо оценивать так же, как рассуждения обер-палача Дзержинского о морали и любви к людям: ne sutor supra caligam! [Суди не выше сапога (лат.).]» («Вечернее время». Париж. 1924 30 августа/12 сентября).
При этом Арон Симанович всячески стремился продемонстрировать свою близость к Царскому Другу.
Отправляясь в 1934 г. США с целью продвижения своей книги, он прихватил с собой вещи, принадлежавшие когда-то Г.Е. Распутину: «собственноручные письма Распутина, молитвенник, подаренный “старцу” Александрой Федоровной за Cвоей Cобственноручной подписью “Храни тебя Господь. Александра”, евангелие Распутина, шелковый переплет которого расшит покойной Императрицей инициалами “А. Ф.” и черной свастикой» («Сегодня». Рига 1934. 27 ноября).

http://anastasiarahlis.livejournal.com/12366.html

Все эти реликвии, как полагают, остались в Америке, будучи проданными американским коллекционерам. Но кто знает…
Кстати, судя по ответам правнучки Григория Ефимовича Лоранс на мои вопросы, возможно именно эти безценные святыни были похищены Симановичем у дочери Распутина Матрены после бегства ее из советской России.



Матерчатый чехол для дневника на 1918 г. с вышитым на нем Собственноручно Императрицей Александрой Феодоровной мученическим «Царицыным крестом». Государственный архив Российской Федерации.

Для чего же вообще была нужна книга Симановича? – Замарать. Если Симанович был удачливым игроком – то говорится о том, что именно он «за короткий промежуток времени составил состояние Распутину».
Вспомним в связи с этим современный пример (писано в 2006 г. – С.Ф.): судящиеся с главой движения «Жить без страха иудейска», известным публицистом М.В. Назаровым, называют (в расчете, видимо, на легковерных единомышленников последнего) одновременно со своей жалобой в суд Михаила Викторовича евреем.
Характерно, что эти насквозь лживые «воспоминания» А. Симановича, неоднократно переиздававшиеся в годы перестройки, послужили одним из основных источников для скандально известного романа В. Пикуля «У последней черты» и безпомощного «исследования» Л. Миллер «Царская Семья – жертва темной силы» (Мельбурн. 1998). Оба автора заодно с Г.Е. Распутиным обливают грязью и Святых Царственных Мучеников. Такова логика подобной клеветы, исключений из которой не было и не может быть.
О дальнейшей жизни А. Симановича мало что известно.
С началом второй мiровой войны находившийся на территории Франции Арон Симанович вместе со своими сыновьями был заключен в специальный лагерь для лиц без гражданства, а после разгрома Франции – уже немцами – помещен в лагерь для интернированных, из которого уже, после соответствующей фильтрации, Симановичей, как евреев, отправили в концентрационный лагерь Аушвиц-Биркенау (Освенцим), где, согласно найденным документам, автор мемуаров и умер 31 июля 1944 г.
«…Все Симановичи-мужчины, – вспоминал его сын Иоанн, исцеленный когда-то Г.Е. Распутиным, – оказались в концентрационном санитарном лагере […] При перевозках, связанных с обменом интернированными лицами между Германией и Францией, среди которых находились и Симановичи, поезд их попал в катастрофу, в которой погиб Симанович-отец, а оставшихся в живых братьев в суматохе разъединили, и они, не успев даже похоронить отца, надолго потеряли друг друга из вида».
Так что никаких газовых камер в случае с Ароном Симановичем не было, однако и его имя начертано ныне в Мемориале Холокоста в Париже.

http://anastasiarahlis.livejournal.com/12596.html


Мемуары Арона Симановича, переведенные на иврит и напечатанные в одном из израильских идательств в 1995 г.

Остается удивляться тому, насколько откровенно наглая ложь А. Симановича оказалась широко востребованной. И речь тут не об одном лишь В.С. Пикуле или русском эмигранте В.И. Криворотове, чьи писания были весьма популярны в среде русских почвенников и патриотов.


Издательская обложка книжки В.И. Криворотова «Придворный ювелир. (Страшное иго). Распутиниада и ее секретарь». Мадрид. 1975 г.

Кстати, книжка «Придворный ювелир» русского эмигрантского писателя и публициста Василия Ивановича Криворотова (1901–1984), впервые увидевшая свет в Мадриде в 1975 г., в годы перестройки не раз перепечатывалась у нас толстыми журналами; выходила она и отдельными изданиями.


Продолжение следует.
Tags: Спор о Распутине
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments