sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

РАСПУТИН: СОЗДАНИЕ МАТРИЦЫ (6)





По России из… «Пулемета»


Особую историческую роль сыграла карикатура.
«Великая безкровная» с первых дней развязала руки карикатуристам и сатирикам, заполнившим своими «произведениями» все юмористические журналы (такие, например, как «Будильник», «Новый Сатирикон», «Весельчак», «Бич», «Стрекоза», «Пулемет», «Барабан», «Трепач», «Заноза», «Пугач» и др.), лубочные издания и даже почтовые открытки.
Нередко их сюжетами были «намеки на измену: на немецкие дружественные и родственные отношения» Императора и Императрицы.
Однако, по словам редактора одного из сатирических журналов В.Ф. Боцяновского (1869–1943), «больше всего останавливаются карикатуристы на отношениях Царя к Распутину. На всех углах Невского проспекта, у всех газетчиков появляются лубочные брошюрки, в которых очень аляповато, примитивно разоблачаются тайны Царскосельского Дворца и Николая II; и Николай II, конечно, фигурирует далеко не в блестящем виде. Огромный Распутин и около него маленький, ничтожный Царь – вот основной мотив этих изображений».



«Ве-е-сселлый разговор»… Журнал «Трепач». 1917 г.

Вот типичные карикатуры, закреплявшие в массовом сознании «представления о “всевластии” Распутина […]. На одной из них изображались Царь, Царица и Распутин, накрытые горностаевой мантией, под одной короной. Подпись гласила: “Ум хорошо, а три лучше”. На карикатуре “Последний самодержец” представлен Распутин с царской державой, на которой пристроился маленький Николай II. На другой карикатуре Распутин-паук захватил в свои сети Царя и Царицу».
Не говорим уже о рисунках, носивших неприкрытый порнографический характер и сопровождавшихся нередко совершенно невозможными виршами вроде:

В Царском темная «малинка»
С удовольствием цвела.
В царском тереме Алиска
С целой гвардией жила.

«Трепач». 1917. № 1.



Всё это одинаково отравляло и взрослых и подростков, читавших красочные юмористические журналы с картинками
Среди авторов подобных рисунков были А. Радаков, А. Лебедев, Ре-Ми, Д. Моор, Дени, В. Сварог. Вопреки твердо установленным следствием временщиков фактам, широко распространялась открытка с надписью «Александра. Германская телеграфная станция», изображающая Государыню Александру Феодоровну в форме сестры милосердия под стилизованным Германским одноглавым орлом.
Порой в подобных акциях вполне явственен привкус магии.



«Синий журнал». 1917 г.

Недаром в «Уложении о наказаниях», действовавшем в Российской Империи, за оскорбление Царской Семьи предусматривалось тяжелое наказание: до восьми лет каторги.
Суду подлежал каждый, виновный «в оскорблении Царствующего Императора, Императрицы или Наследника Престола, или в угрозе Их Особе, или в надругательстве над Их изображением, учиненным непосредственно или хотя и заочно, но с целью возбудить неуважение к Их Особе, или в распространении или публичном выставлении с той же целью сочинения или изображения, для Их достоинства оскорбительных».



«Всё, что остается от тирана». Журнал «Барабан», 1917 г.

Именно подобные преступления (оскорбление Императорской Фамилии) составляли большую долю всех государственных преступлений перед Великой войной. Переворот не только устранил все существовавшие до этого преграды, но и поощрял к этому.
Няня сестер Гиппиус рассказала Д.В. Философову, что 25 февраля 1917 г. «носили по улицам портрет Государя “вверх ногами”, а Великого Князя “как следует”. Спросил какого? – Не то Николая Николаевича, не то Михаила Александровича».
Еще перед февральскими событиями некий солдат писал с фронта: «Плохо жить на белом свете белому Царю-батюшке, тому, как Гане слепому, так и ему потому, что надел ему германец черные очки и вставляет ходу в лопнуты шары его…»
В письмо был вложен портрет Государя с выколотыми глазами. Приводя эти сведения, современный исследователь Б.И. Колоницкий отмечает: «Практика выкалывания глаз на портретных изображениях Царской Семьи была весьма распространена».



«Конец древа Романовых». Карикатура А. Радакова в журнале «Новый Сатирикон» 1917 г. Подпись: «Александр III. — Эх, Коля, Коля! Брал бы ты с меня пример: я понемногу вешал, а ты вот навесил сразу, дерево и не выдержало».

Именно в связи с такого рода преступлениями стоит рассматривать акции, весьма характерные для времени первой «русской» революции.
Приведем два факта, пришедшие сразу на память. Известный деятель Коминтерна Дмитрий Захарьевич Мануильский на студенческой сходке С.-Петербургского университета 7 февраля 1905 г. изрезал Царский портрет. Младший брат одного из цареубийц Пинхуса Лазаревича Войкова (Вайнера), ученик Керченской гимназии, разрезал находившийся под чехлом в актовом зале гимназии портрет Императора Николая II и, оставив записку: «Это сделал я, Павел Войков», – покончил жизнь самоубийством.
В Государственном архиве Российской Федерации, хранится дело на 125 пронумерованных листах (ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Е. х. 2281). Это письма Государю, посланные уже после переворота. Наибольшее число их относится к маю 1917 года.
Из подобных писем мы не можем воспроизвести ни строки. С полной ответственностью можем засвидетельствовать лишь то, что все самые гнусные надписи и рисунки, обнаруженные и зафиксированные впоследствии следователями в Ипатьевском доме в Екатеринбурге, имеются уже здесь, в этой папке.
И написано все это и нарисовано отнюдь не большевиками и не только, как принято говорить, «деклассированными элементами».
…Вот фотографический портрет Государя в конверте… Глаза Царя-Мученика выжжены папиросой.
Вот фотография Государыни со следами таких же многочисленных прижиганий. Царица-Мученица в платье сестры милосердия… На груди белого передника – крест…




Цену такого рода гнусностям хорошо знали некоторые сохранившие обыкновенную человеческую порядочность современники, да высказать это их омерзение было негде.
«Одну девушку, имени которой я не назову, – писал работавший в Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства юрист А.Ф. Романов, – позорили безмерно. Даже вывели ее в каком-то отвратительном спектакле-обозрении, называвшемся, кажется, “Распутиниада”. И вот все письма этой девушки к Распутину были рассмотрены Комиссией и совершенно верно оценил их следователь, сказав: “Если бы у меня была дочь и писала такие письма к Распутину, я ею бы гордился, настолько эти письма глубоки и чисты”».



Продолжение следует.
Tags: Спор о Распутине
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments