sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

РАСПУТИН: СОЗДАНИЕ МАТРИЦЫ (5)




Откровения «великого немого»

Не оставался в стороне, как мы уже писали, и кинематограф…
В литературе описаны восемь кинофильмов, появившихся в первые месяцы революции 1917 года. В действительности подобные ленты выходили одна за другой в течение марта-августа 1917 г. и их было гораздо больше.
Первым подобным фильмом стала двухсерийная «сенсационная драма» «Темные силы – Григорий Распутин и его сподвижники» (производство акционерного общества Г. Либкена; сценарий Б.И. Мартова, режиссер С. Веселовский, оператор П. Мосягин; роль Г.Е. Распутина исполнял актер С. Гладков).
Картина была поставлена в рекордные сроки, в течение нескольких дней: 5 марта газета «Раннее утро» анонсировала ее, а уже 12 марта она вышла на экраны кинотеатров.
Примечательно, что фильм в целом провалился и имел успех лишь в окраинных маленьких кинозальчиках, где публика была попроще. Судя по сообщениям прессы, демонстрация картины вызвала ажиотаж в тюменском кинотеатре «Гигант», где зрители познакомились с «Гришкой-конокрадом, Гришкой-поджигателем, Гришкой-юродствующим, Гришкой-развратником, Гришкой-соблазнителем». Восторг в зале вызвал показ покушения Хионии Гусевой на Распутина в 1914 г. и убийство его во дворце князя Юсупова («Герой» нашего времени // Сибирская торговая газета. Тюмень. 1917. № 65. 22 марта).




Появление этих фильмов привело к протесту публики из-за их «порнографичности и дикой эротики». В целях охраны общественной нравственности предлагали даже ввести киноцензуру (и это в первые дни революции!), временно возложив ее на милицию.
Представление о том, что могли тогда демонстрировать на театральных подмостках и в залах синема, можно составить из вот этого рапорта комиссара милиции 1-го Московского района Петрограда Я. Кернеса от 14 июля:
«В виду поступившего ко мне сообщения, что идущий в зале Павловой “партийный” фарс “Большевик и буржуй” представляет собой грязную и совершенно недопустимую порнографическую пьесу, я отправился для проверки сообщения.
Фарс этот – грубейшая и отвратительная порнография. Первое действие ничем не прикрытая лесбийская любовь на сцене. Две влюбленных женщины, изображая крайнее чувственное возбуждение, раздеваются почти догола, производят одна над другой соответствующие манипуляции, сопровождаемые конвульсивной дрожью, стонами и циничными телодвижениями, после чего, потушив огни, однако так, что публике все видно, ложатся в кровать и предаются удовлетворению своей похоти, впиваясь друг в друга, звонко целуясь и пр.
Эта мерзкая сцена, с массой тщательно подчеркиваемых и смакуемых деталей, длится долго. В переполненном публикой зале создается сгущенная атмосфера невероятного по цинизму разврата.



Министр Императорского Двора граф В.Б. Фредерикс в исполнении одного из актеров. Фильм 1917 г.


Остальные два действия фарса не лучше: так, например, поклонник напоминает женщие, как он проник к ней “задним проходом” (т.е. черным ходом); масса слишком прозрачных намеков на то, у кого детородный член больше, у кого меньше; кто сколько раз совершал акт полового совокупления и как его совершал и много другой подобной мерзости.
Отношение публики различно: одни возмущаются, другие сидят подавленные и видимо смущенные, а большинство, особенно посещающие этот театр, в значительном числе солдаты и матросы, удовлетворенно гогочут.
Конечно, фарс – это фарс; в нем нельзя искать идейного содержания, но полагаю, что театр, каков бы он ни был, не должен стать рассадником грубейшего цинизма и разврата. Не сомневаюсь, что и при старом режиме такая пьеса была бы признана властями нетерпимой.
В виду изложенного имею честь просить вас, г. начальник милиции, принять необходимые меры к скорейшему снятию пьесы “Большевик и буржуй” с репертуара означенного театра».
Но такова была уже сама атмосфера предреволюционной Русской столицы. Переворот только позволил всему этому непотребству и разврату явить себя самым открытым, самым безстыдным образом...
Группа кинодеятелей ходатайствовала перед министром юстиции Временного правительства А.Ф. Керенским запретить демонстрацию ленты «Темные силы – Григорий Распутин», остановить поток «кино-грязи и порнографии».



«Арест министра внутренних дел А.Д. Протопопова». Кадр одного из фильмов 1917 г.

Безполезность подобных обращений хорошо видна из последствий приведенной нами истории с т.н. «партийным» фарсом.
Когда начальник милиции в сопровождении некоторых своих сотрудников пришел «переговорить с администрацией о снятии с репертуара означенной пьесы, администратор театра в чрезвычайно наглой форме заговорил что-то о “святом” искусстве, разразившись негодующим монологом на тему о том, что воскрешаются “старые полицейские порядки”, “произвол администрации” и т.д.
Пьеса “Большевик и буржуй” снята с репертуара не была. Апеллировать к министру юстиции было безполезно: он не признавал за администрацией никаких полномочий для репрессий. Всякие пресечения и закрытия должны были совершаться лишь судебным порядком – по постановлению суда».
Разумеется, никакие протесты не остановили дальнейшее расползание по стране кинораспутиниады. Фирма Г. Либкена запустила очередную серию – «Похороны Распутина». Чтобы хоть как-то поддержать пошатнувшуюся репутацию, фирма пожертвовала в пользу инвалидов 5000 рублей и сообщила об этом в газетах.
Последовали и другие фильмы «на тему»: «Люди греха и крови», «Святой ч…», «Таинственное убийство в Петрограде 16 декабря», «Торговый дом Романов, Распутин, Сухомлинов, Мясоедов, Протопопов и Ко», «Царские опричники» и т.д.
Большинство из них были выпущены тем же акционерным обществом Г. Либкена.



Продолжение следует.
Tags: Спор о Распутине
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments