sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

«СВЕРХМИНИСТР» КЕРЕНСКИЙ (3)




Выбор пути


По свидетельству современников А.Ф. Керенский, был «любимым сыном своего гордого отца и властной матери», в детстве позволяя себе «выходки, которые трудно было оправдать даже безграничной родительской любовью».
Уже в гимназические годы проявилась его страсть к лицедейству. Примечательно, что особенно ему удавалась роль Хлестакова. По воспоминаниям его знакомых она, казалось, была написана специально для него. Характерными чертами его до смерти оставались «актерство, жесты, эффекты» (Р.Гуль).
При этом он постоянно пел на клиросе в гимназической церкви в Ташкенте, куда в мае 1899 г. перевели его отца.
Эта последняя сторона нередко вводила в заблуждение многих. Обманулся в свое время даже владыка Вениамин (Федченков), вручив этому сознательному разрушителю Россию Державную икону Божией Матери.
Более осторожно писал о нем Р. Гуль: «Был ли в былом А.Ф. Керенский верующим – не знаю. Но заграницей А.Ф. был церковным православным человеком, посещавшим церковь и выстаивавшим службы от начала до конца, во время Великого поста ни одной службы не пропускавшим, исповедывавшимся и причащавшимся. Это я видел собственными глазами в Нью-Йорке в Свято-Серафимовской церкви о. А. Киселева».
Немногим было дано видеть его подлинное лицо. Вот как описывает богослужение в Успенском соборе Московского Кремля в день открытия Поместного Собора 15 августа 1917 г. (был праздник Успения Пресвятой Богородицы) княгиня Н.В. Урусова: «Когда я вошла в собор, то увидела стоящую сзади всех Великую Княгиню Елисавету Феодоровну. Я хотела подойти, но она, уловив мое движение, знаком пальца указала мне этого не делать. Я поняла, что она не хотела быть узнанной, т.к. и одета была не в форме своей общины. Керенский был в соборе, она мне после сказала: “Я наблюдала за ним, он не мог выносить Божественной службы, его просто корчило”».



Митрополит Московский Тихон (будущий Патриарх) благословляет Женский ударный батальон смерти перед отправкой на фронт. Москва. Красная площадь. Лето 1917 г. Еженедельник «Искры».

Подлинную цену «церковности» А.Ф. Керенского с полной очевидностью выявила его смерть. «Керенского, – писал близко знавший покойного князь А.П. Щербатов, – отпевали дважды: по православному обряду, о дне которого сообщалось в газетах, и по масонскому, в соответствии с традициями и полагающимися церемониальными атрибутами его ложи. Я посетил обе панихиды».
«Дурных наклонностей никогда не проявлял: в политическом отношении вполне благонадежный», – читаем в характеристике А.Ф. Керенского после окончания им в 1899 г. с золотой медалью Ташкентской мужской гимназии. Однако уже в годы его учебы в С.-Петербургском университете за революционную деятельность он был подвергнут взысканию, правда весьма легкому из-за уважению к должности его отца, главного инспектора училищ Туркестанского края.
Окончив юридический факультет Петербургского университета с дипломом I степени, в 1904 г. Керенский получил должность присяжного поверенного округа С.-Петербургской судебной палаты Н.А. Оппеля.
По его собственным словам, в это время он пришел к твердому убеждению «о неизбежности индивидуального террора», будучи «абсолютно готов, в случае необходимости, взять на свою душу смертный грех и пойти на убийство того, кто, узурпировав верховную власть, вел страну к гибели». (Впоследствии Керенский сильно негодовал, когда ему эмигранты напоминали: «Как вы можете возмущаться коммунистическим или нацистским террором, если сами когда-то оправдывали террор?.. В конце концов, убийство есть убийство».)



А.Ф. Керенский с «Бабушкой Русской Революции» – Е.К. Брешко-Брешковской (1844–1934), одной из создателей партии эсеров и лидеров ее Боевой организации. Петроград 1917 г.

С декабря 1905-го до весны следующего года адвокат Керенский за связи с эсеровской боевой дружиной был посажен в Кресты. После освобождения его выслали в Ташкент, но уже осенью 1906 г. он снова был в Петербурге, примкнув уже к трудовикам, хотя и впоследствии продолжал считать себя эсером.


Лидеры трудовиков в III Государственной думе.
Трудовая группа возникла в качестве фракции в Государственной думе I созыва в 1906 г. В нее входили депутаты из крестьян и интеллигенции народнического толка. В IV Думе в ее составе были В.М. Вершинин, кн. В.И. Геловани, В.И. Дзюбинский, Ф.О. Кейнис, М.С. Рысев, Д. . Старлочанов, А.С. Суханов и Н.О. Янушкевич. Возглавлял фракцию А.Ф. Керенский. К 1917 г. она оформилась в партию. Летом 1917 г., после объединения с народными социалистами, образовалась Трудовая народно-социалистическая партия, которая распалась в годы гражданской войны.

Политическому взлету Керенского предшествовало его участие в качестве адвоката в шумных политических процессах.
Прежде всего, это происходивший в январе-марте 1912 г. в Особом присутствии Сената процесс над армянской националистической партией «Дашнак¬цутюн».
В настоящее время широко известны документы, свидетельствующие о ее поддержке со стороны международного масонства, сионизма и революционных элементов Турции и России.



Группа вооруженных дашнаков. Колоризованная фотография.

Шумный процесс над дашнаками, по словам Н. Н. Берберовой, «происходил при закрытых дверях, публика допускалась только по специальным приглашениям. Судилось 150 человек, членов партии. Было вызвано около тысячи свидетелей. Судебное следствие велось по 30-ти самостоятельным группам. Перед судьями лежало 135 томов предварительного следствия. Судебным следователем по особо важным делам был Александров.
Безпорядок был полный – главным образом из-за количества бумаг, людей и неорганизованности всего дела, а также из-за шумного поведения публики. Документы исчезали без следа, документы подделывались, переписывались и терялись. От имени защиты говорили Зарудный, Керенский и около 10-ти адвокатов. Подсудимые были высланы в Финляндию и попали под амнистию в 1914 г.»



Одно из современных исследований, раскрывающих характер деятельности дашнаков.

«…Красноречие Керенского, – отмечают очевидцы, – было крайне эмоционально, даже, я бы сказал, “пифично” (от слова “пифия”)». «…Когда я выступаю, – говорил он, – я не знаю что я скажу. А когда я кончил, я не помню что я сказал» (Р. Гуль).
«Его особенность, как оратора, – подтверждал С.Д. Масловский, – искони была в исключительной восприимчивости настроения аудитории, перед которой он говорил; не он владел слушателями, но слушатели владели им. Он был, поэтому, безсилен перед враждебной толпой, он не в силах был бы переломить силою слова, силою воли собственной – своей силой – настроение и мысли массы; он был, неизменно, бледен – перед аудиторией безразличной; но он был страстен и блестящ, когда его подхватывала волна уже готового, ждавшего его воодушевления, когда он шел по гребням перекатов, уже взмывшей под небо, волны».



А.Ф. Керенский выступает на Государственном совещании в Москве в августе 1917 г. Рисунок Юрия Арцыбушева.

Керенский был также автором запроса правительству по «делу Бейлиса» (о ритуальном убийстве евреями православного отрока Андрея Ющинского в Киеве) в Государственной думе в 1913 г. Цель – защита подозреваемого в соучастии в преступлении до судебного решения и компрометация с помощью демагогии государственного строя России.
Наконец, Керенский был адвокатом по другому скандальному «Делу 55-ти».
На скамье подсудимых находились отъявленные террористы-эсеры, совершившие разбойное нападение и ограбление железнодорожных касс в Самарканде и Чарджоуского казначейства. На их руках была кровь убитых ими многочисленных должностных лиц.
Мертвая хватка левых адвокатов привела, однако, большинство потенциальных висельников на каторжные работы; большинство же было и вовсе освобождено.



Супруги Керенские в справочнике «Весь Петроград» на 1917 год.
Внизу – первая жена Керенского Ольга Львовна с сыновьями Олегом и Глебом.

О.Л. Керенская – дочь полковника Генерального штаба, внучка известного китаеведа академика В.П. Васильева – считалась «прогрессивно мыслящей барышней». Вышла замуж в 1904 г. против воли родителей. После избрания А.Ф. Керенского в Думу в 1912 г. брак дал трещину. Причиной были многочисленные любовные романы депутата, в том числе и с двоюродной сестрой жены. В 1917 г., после бегства мужа из страны, Ольга Львовна осталась в России вместе с двумя детьми, с трудом выбравшись в Эстонию. Лишь оттуда она смогла связаться с беглым супругом, который помог им перебраться в Англию. Лишь после второй мiровой войны А.Ф. Керенский связался со своими уже взрослыми сыновьями.


Последнее расследование, в котором в качестве депутата Государственной думы принимал участие А. Ф. Керенский, имело место в связи с «серьезными волнениями» в Туркестане в 1916 г.
Безпорядки, в результате которых погибли и пострадали тысячи русских и несколько десятков туземных жителей, возникли после объявления об отправке на фронт для рытья окопов 200 тысяч местных жителей (на службу в Русскую армию туркестанских мусульман не призывали).
Керенский вместе с двумя другими думцами (К. Тевкелевым и М. Чокаевым) представили дело так, что причиной волнений был «абсурдный приказ» председателя Совета министров Б. В. Штюрмера, «прибалтийского немца». Таким образом, вина за тысячи убитых русских, по мнению ловкого юриста, целиком и полностью ложилась на Императорское правительство.



А.Ф. Керенский со второй женой – журналисткой Лидией Триттин, (Нелл) парижским корреспондентом австралийских изданий. Лонгшен. 1939 г. После ее кончины от рака, незадачливый политик остался в полном одиночестве.


Недаром, по свидетельству одного из активных участников переворота меньшевика Н.Н. Суханова (Гиммера), Керенского столь «яростно ненавидел» Департамент полиции. Ненавидел как «центр легального и полулегального “левого” движения».
Именно эта активная противоправительственная деятельность привела Александра Федоровича прямиком на скамьи членов Государственной думы.



Продолжение следует.
Tags: Переворот 1917 г.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments