sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ВЕЛИКАЯ?.. БЕЗКРОВНАЯ?.. РУССКАЯ?.. (19)


Иван Владимiров. Арест генералов в февральские дни 1917 г.


Отлов министров


Непостижимым для некоторых депутатов был арест престарелого (ему шел 78-й год), уже год находившегося в отставке бывшего председателя Совета министров И.Л. Горемыкина.
Арестован он был 1 марта и час дня привезен в Таврический Дворец на грузовике. «…Появление Горемыкина, – по словам Керенского, – в домашнем туалете (в пиджачке и с Андреем Первозванным); священник (видимо, один из депутатов Государственной думы. – С.Ф.) с ужасом смотрел, неужели арестуют и с Андреем Первозванным».
После того как Керенский прокричал «Именем революционного народа вы арестованы. Взять под стражу!», по его словам, «некоторые депутаты, явно тревожась за “его высокопревосходительство”, придвинулись поближе к сильно озадаченному старцу, попытались с ним заговорить, выражая симпатию и сочувствие. Я их попросил отойти. Горемыкин поднялся со стула, мрачно звякая орденской цепью, и последовал за мной в правительственный павильон под угрюмое молчание депутатов».



«Догоремыкался». Карикатура 1917 г. на арест И.Л. Горемыкина.

«При мне, – вспоминал присутствовавший при этом депутат Думы граф Э.П. Беннигсен, – привели Горемыкина, которого посадили около камина; сразу около него стали два часовых, вольноопределяющихся запасного драгунского полка. Я хотел поздороваться с ним и старик уже приподнялся мне навстречу, но часовые скрестили шашки и один из них сказал мне, что Керенский приказал не допускать разговоров с этим арестованным».
Узнав о том, что депутаты Думы отпустили бывшего министра внутренних дел, министра юстиции и сенатора Макарова, Керенский буквально взбеленился: «Захватив с собою двух солдат, я помчался наверх…»
А.А. Макаров, опасаясь возвращаться ночью к себе домой по неспокойным улицам Петрограда, хотел переночевать в частной квартире, расположенной на антресолях Таврического дворца, и был арестован Керенским. Учитывая это чрезмерное рвение министра юстиции, знакомые думцы, встретив в Таврическом дворце арестованного 2 марта экс-премьер-министра графа В.Н. Коковцова, настойчиво советовали ему: «…Уходите домой, пока на Вас не набрел Керенский».



Александр Александрович Макаров (1857–1919) – министр внутренних дел (с 20 сентября 1911 г. по 16 декабря 1912 г.), министр юстиции и генерал-прокурор Сената (с 7 июля по 20 декабря 1916 г.)

28 февраля, «в одиннадцать часов утра, – по словам Керенского, – солдаты Преображенского и Волынского полков отправились вместе с другими восставшими брать министра внутренних дел Протопопова, но тому вовремя удалось скрыться. Тем временем по всему городу продолжались аресты подозреваемых в верности старому режиму».
Что же до Протопопова, то «его разыскивали в течение всего дня отряды добровольцев».
«Благодаря деятельности самочинных групп и инициативе новых организаций, – писал Н.Н. Суханов, – население министерского павильона все увеличивалось. К вечеру 28-го он был плотно населен несколькими десятками всяких сановников и высших полицейских чинов. К ним присоединили и доктора Дубровина. Иные арестовывались сами, являясь в Таврический дворец и представляясь первому попавшемуся деятелю, или же прося по телефону арестовать их и доставить во дворец». К числу этих последних принадлежал, например, министр внутренних дел А.Д. Протопопов.
В своем дневнике Александр Дмитриевич описал своих злоключения в первые дни охватившей Русскую столицу смуты. Приведем из него некоторые записи:
25 февраля. «…Голицын обратился ко мне с просьбой от лица Совета [министров] “принести себя в жертву”, как он выразился, и оставить свой пост, ибо мое имя “раздражает толпу”, известие же о моем уходе внесет “успокоение”. “Это – следствие травли газет и отношения к вам Государственной думы”.

[Согласно свидетельству министра торговли и промышленности князя В.Н. Шаховского, предложение это внес Военный министр генерал М.В. Беляев. Поставленный об этом в известность А.Д. Протопопов, по словам князя, «отвел меня в сторону и спросил, не следует ли ему застрелиться. Ведь я сумею покончить с собой, заявил он. Я постарался его успокоить и сказал, что этим он никому не поможет». – С.Ф.]
Я ответил, что охотно давно бы ушел и, как ему известно, о том неоднократно просил. Теперь же прошу считать меня ушедшим […] Так 25 февраля вечером совершился мой уход.
Я вышел из зала и ушел в комнату к Крыжановскому, который тепло и мило со мной обошелся.
– Где вы будете ночевать, А.Д.? – спросил он меня.
– Думал проехать на Фонтанку.
– Нельзя! Вам принесли записку, – весь дом разбит, разгромлены все ваши вещи. Ваша жена – у смотрителя на квартире. […]
Он обещал затем устроить мне ночлег в кабинете пом. контролера Маликова. Дал мне адрес […]
Звоню, – никого, дверь заперта […] Бреду обратно […] Бреду опять к Мариинскому дворцу. Опять пошел к Крыжановскому. Было заседание Совета министров. Он не советовал входить мне туда, ибо министры опасаются, как бы мое присутствие не привлекло бы толпу на Дворец. Я обещал уйти без задержки; он мне сказал, что вышла ошибка с адресом, где я могу переночевать; верный адрес – это Мойка, 72. Я вновь вышел на улицу…»
26 февраля. «…Утром, часов в 9, я встал, ибо не раздевался, попил чай с черным хлебом, и так как сторож очень безпокоился, не стали бы меня отыскивать, то я отправился к брату…»
Камердинер Александра Дмитриевича П.И. Оноприенко, впоследствии допрошенный в ЧСК, показал: «На другой день мы вышли на улицу и не знали, куда нам деться. Не желая подвергать меня опасности, Протопопов отпустил меня».



Александр Дмитриевич Протопопов (1866–1918) – министр внутренних дел (с 20 декабря 1916 г.).

Далее в дневнике А.Д. Протопопова читаем: «Я зашел к одному бедному мастеру, которого знал и которого любил. Он глазам не верил, глядя на меня; пригрел, угостил чем мог, утешил; и тени робости мое присутствие у него не вызвало. Великая душа в теле простолюдина. Насколько ближе к Богу, к правде, чем наш брат. Он послал, по моей просьбе, к Сергею [брату] узнать, могу ли я пристать у него. Ответ был – это неудобно, ибо и так хотели сделать у него обыск.
В листке я прочел, что Дума образовала Исполнительный комитет и вызывает бывших членов правительства и что меня никак не найдут. Подумав, я решил пойти в Думу. Неужели же я грешнее всех? Вся семья мастера меня провожала до Думы. Боже, что я чувствовал, проходя теперь, чужой, отверженный, к этому зданию, столь мне близкому в течение 9 почти лет. Господи, никто не знает путей, и не судьи мы сами жизни своей, грехов своих. У Думы – груда войск, пушек, народу. Все заполнено толпою. Я спросил какого-то студента провести меня в Исполнительный комитет. Узнав, кто я, он вцепился в мою руку: “Этого не надо, я не убегу, раз сам сюда пришел”, – сказал я; он оставил меня. Стали звать А.Ф. Керенского. Он пришел – и, сказав строго, что его одного надо слушать, ибо кругом кричали солдаты, штатские и офицеры, повел меня в павильон министров, где я оказался под арестом».



«Иуда Всероссийский». Открытка 1917 г., специально посвященная аресту министра внутренних дел А.Д. Протопопова.

«В 11 часов вечера, – передает этот же эпизод Г.Г. Перетц, – к одному из студентов, проходившему по двору Таврического дворца, подошел какой-то немолодой господин с изможденным лицом, в дорогой шубе и обратился […]:
– Прошу вас, проводите меня в Исполнительный комитет Государственной думы. Я – бывший министр внутренних дел Протопопов. Я тоже желаю блага нашей родине и потому я явился добровольно. Проводите же меня к тем, к кому нужно […]
Узнав Протопопова, член Исполнительного комитета [В.М. Вершинин] позвал конвой, который отвел его в Министерский павильон. Вскоре туда явился А.Ф. Керенский. При его входе Протопопов встал и, подойдя к нему, заплетающимся языком произнес:
– Ваше превосходительство, отдаю себя в ваше распоряжение.
На это А.Ф. Керенский твердым голосом, с суровым лицом произнес, стукнув палкой о пол:
– Бывший министр внутренних дел Протопопов, от имени Исполнительного комитета арестовываю вас».



Продолжение следует.
Tags: Переворот 1917 г.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments