sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ДЕРЖАВНАЯ ПРАВИТЕЛЬНИЦА ЗЕМЛИ РУССКОЙ (5)




Революция. Иконы. Россия (окончание)


16 августа.
Обретение Феодоровской иконы Божией Матери (1239) – родовой святыни Дома Романовых. Икона «Торжество Пресвятой Богородицы» (Порт-Артурская «на двух мечах»), явленная во время Царствования Царя-Мученика (1904).

17 августа.
Из дневниковых записей этого дня двух москвичей:
«Опять прорван Румынский фронт. Наши бегут не только с позиций, но и из резервов. Бегут в безпорядке от артиллерийского огня, не дожидаясь атаки неприятеля» (Н.П. Окунев).
«Ответ на Московское совещание – два прорыва, у Черновиц и в Румынии, и угроза железнодорожной забастовкой. […] Состояние – безразличия, грусти и апатии» (Ю.В. Готье).


18 августа.
В Москве «горела Прохоровская Трехгорная фабрика. […] …Взрывы, миллионные убытки и растаскивание чужого добра, вместо помощи пожарным».

19 августа.
Начало решающих боев у Риги.

20 августа.
Пророка Самуила (XI в. до Р.Х.).
Закладка Государева Феодоровского собора в Царском Селе (1909) и его торжественное освящение (1912).

21 августа.
Взятие Риги германскими войсками.


Император Вильгельм II с высокопоставленными германскими офицерами в Риге после ее падения 3 сентября 1917 г.

«Рига оставлена нашими войсками 21-го августа, – читаем запись в дневнике Н.П. Окунева. – […] …В тот, может быть, момент, когда “дезорганизованные массы солдат (как пишут в газетах) неудержимым потоком устремились к Псковскому шоссе”, петроградские революционные воины под предводительством самого Керенского победоносно, блестяще арестовали бывших Великих Князей Михаила Александровича И Павла Александровича, вместе с их семьями и прислугой, людей безусловно порядочных и, вероятно, для революции безвредных, а для спасения России, быть может, и очень даже полезных».


Германская медаль, отчеканенная в память взятия Риги. На лицевой стороне – Старая Рига с собором Святого Петра, кафедральным собором в лучах восходящего солнца. Надпись на немецком языке гласит: «3 сентября 1917 г. Рига была освобождена». На обороте – герб Риги, два перекрещенных ключа в дубовом венке и Железный Крест.


(Из газет): «В ночь на 22-е августа во дворцы, занимаемые Великим Князем Михаилом Александровичем, в Гатчине, и Великим Князем Павлом Александровичем, в Царском Селе, прибыли в автомобилях высшие следственные власти, а также комиссар над петроградским градоначальством.
По распоряжению Временного правительства, были подвергнуты домашнему аресту Великий Князь Михаил Александрович, его жена, графиня Брасова, Великий Князь Павел Александрович, его жена графиня Палей, его сын, а также весь штат прислуги обоих Великих Князей. […] Кроме Великих Князей Михаила Александровича и Павла Александровича, арестован в Гатчине Великий Князь Димитрий Павлович [В действительности находившийся в это время в Персии. – С.Ф.].
Как выясняется, во время арестов Великих Князей присутствовал А.Ф. Керенский».
В те дни профессор Московского университета, историк Ю.В. Готье занес в свой дневник: «Все подтвердилось о Риге. […] Вечером – известие об аресте Михаила Александровича – Керенский и Ко поражают реакцию справа. Наступает крах не революции, а всего народа. Русские оказались несостоятельны перед всем мiром. Сейчас Россия – это корабль, которые еще держится на воде, но уже потерял способность управления. […] Долгая борьба между царизмом и революцией за обладание Россией заканчивается на наших глазах разрушением и гибелью цели объекта борьбы».
Лишение свободы Великих Князей сопровождалось высылкой за границу некоторых лиц, близких Царской Семье, а также известных своими монархическим взглядами.



А.Ф. Керенский.

24 августа.
Поместный Собор принял в этот день два Обращения:
Первое – ко всему православному русскому народу: «Совесть народная затуманена противными христианству учениями. Совершаются неслыханные кощунства и святотатства; местами пастыри изгоняются из храмов. [...] Люди, живущие честным трудом, становятся предметом глумления и хулы. Забывшие присягу воины и целые воинские части позорно бегут с поля сражения, грабя мирных жителей и спасая собственную жизнь. [...] Наша Родина стала притчей во языцех, предметом поношения среди иноземцев из-за алчности, трусости и предательства ее сынов».



Братание на фронте.

Второе – к армии и флоту: «В сердце русского человека стал затуманиваться светлый образ Христов, начал гаснуть огонь веры Православной, начало слабеть стремление к подвигу во имя Христа. [...] Обманутые врагами и предателями, изменой долгу и присяге, убийствами своих же братий, грабежами и насилиями запятнавшие свое высокое священное звание воина, – молим вас, – опомнитесь! [...] Ужель вы хотите свое благополучие построить на развалинах и пожарище Святой Руси? Иль вы думаете свое личное счастье купить гибелью Родины? Не может быть счастья изменнику, предателю. Ужасно Каиново счастье!»

26-31 августа.
Мятеж генерала Л.Г. Корнилова.



26 августа (в 105-ю годовщину Бородинского сражения) до А.Ф. Керенского (через В.Н. Львова) были доведены требования ген. Л.Г. Корнилова:
«1) Объявить г. Петроград на военном положении.
2) Передать всю власть, военную и гражданскую, в руки Верховного главнокомандующего.
3) Отставка всех министров, не исключая и министра-председателя, и передача временного управления министерств товарищам министров, впредь до образования кабинета Верховным главнокомандующим».




28 августа.
(Из газет): «Ялта. […] В связи с раскрытием контрреволюционного заговора, по распоряжению из Петрограда, усилена наружная охрана Членов Дома Романовых, проживающих в Крыму».

29 августа.
Усекновение честныя главы славнаго пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.
17 августа 1769 г. в царствование Императрицы Екатерины II, во время войны с турками и поляками, Русской Православной Церковью установлено совершать 29 августа поминовение православных воинов за Веру, Царя и Отечество живот свой положивших, потому что, как говорится в Чине, «сей день, в рассуждение пострадавшего за истину Предтечи Господня, есть приличный, дабы в оный всеобщую Богу молитву принести и о подобнострадающих и о положивших живот свой за веру и отечество».

30 августа.
В этот день в московской газете «Русские ведомости» была опубликована передовая статья «Слова на стене». 25 августа (ст.ст.), говорилось в ней, в Беркенхэде, предместье Ливерпуля, премьер-министр Великобритании Ллойд-Джордж произнес речь о военном положении.
Большая ее часть была посвящена положению дел в России. Выросшая из революции русская анархия, сказал он, нанесла тяжкий удар всей европейской демократии. Русские поражения до чрезвычайности затруднили западным союзникам борьбу с немецкими реакционными силами.
Премьер подтвердил готовность англичан сделать всё, чтобы помочь России. Но при всем желании союзники не в состоянии спасти народ, который делает всё, чтобы погубить себя. Русская судьба исполнена трагизма. Если Россия будет побеждена и унижена под властью революционного правительства, то от России «могут быть отторгнуты обширные территории, и отторгнуты навсегда».



Английский премьер-министр Дэвид Ллойд-Джордж.

Комментируя эту речь, автор статьи призывал «прислушаться к горькому, зловещему пророчеству с острою душевною болью, но и с напряженным вниманием. […] Неужели русские страдания все еще недостаточно мучительны, чтобы открыть глаза ослепшим, разогнать бредовые видения обезумевших? Персты рока уже начертали на глухой русской стене свое веление».
Статья открывалась цитатой (неточной) из книги пророка Даниила: «Они пили вино и хвалили богов своих, золотых и серебряных, железных и медных, деревянных и каменных. И в этот самый час явились персты, и как бы человеческая рука стала писать на стене… В эту самую ночь мидяне взяли Вавилон».

[В Синодальном переводе: «Пили вино, и славили богов золотых и серебряных, медных, железных, деревянных и каменных. В тот самый час вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского… В эту самую ночь Валтасар, царь Халдейский, был убит, и Дарий Мидянин принял царство» (5; 4–5, 29–30).]
…Предвестие известной надписи в подвале Ипатьевского дома…



1 сентября.
Начало индикта, сиречь новаго лета.
В этот день, когда иудеи праздновали новое лето, Спаситель, придя в Назарет (место Своего воспитания) и войдя в синагогу в день субботний, прочитал слова пророка Исаии: «Дух Господень на Мне, Его же ради помаза Мя... проповедати лето Господне приятно» (Лк. 4, 18-19). В тот же день в 312 г. благочестивый защитник веры и Церкви Христовой св. равноапостольный Царь Константин восторжествовал над гонителем христиан Максентием и приобрел власть единодержавия. Святые Отцы I Вселенского Собора определили начинать новое лето с этого дня.
Актом Временного правительства от 1 сентября, подписанном А.Ф. Керенским и министром юстиции А.С. Зарудным, была объявлена Российская республика. «Управление делами государства до сформирования кабинета» передавалось Временным правительством пяти своим членам – «Совету пяти» или «Директории», в состав которого вошли: А.Ф. Керенский, министр иностранных дел М.И. Терещенко, министр почт и телеграфов, отвечавший также за Министерство внутренних дел А.М. Никитин, военный министр А.И. Верховский (получивший при этом звание генерал-майора), морской министр контр-адмирал Д.Н. Вердеревский.


Манифестация в поддержку республики в Петрограде в марте 1917 года.

«Именно масоны, – писал беседовавший с Керенским князь А.П. Щербатов, – настояли на объявлении России республикой через своего представителя В. Фабриканта. И все-таки после свержения Государя Россия еще полгода, вплоть до 1 сентября 1917 года, оставалась Империей, Керенский боялся принять решение – официально провозгласить республику».
[О помянутом здесь члене масонской ложи «Великий Восток» Владимiре Осиповиче Фабриканте мало что известно. Промышленник и в то же время эсер, с конца 1917 г. он находился на нелегальном положении, исполняя функции связного Керенского. Именно Фабрикант помог ему в 1918 г. выехать – через Архангельск – в Англию.]



По словам протоиерея Владислава Цыпина, даже, когда «Временное правительство, не имея на то полномочий, провозгласило Россию республикой, на Соборе не было сказано ни слова в защиту монархического правления».
В этот день Поместный Собор принял Постановление «по поводу угрожавшей Родине братоубийственной войны»: «За последние месяцы от руки своих же братьев солдат погибло великое множество офицеров, преданных долгу Родины”».


8 сентября.
Рождество Пресвятой Богородицы.
«В “Социал-демократе”, – занес в дневник 7 сентября Н.П. Окунев, – объявлено: “Сегодня – парад войск московского революционного гарнизона. Посылайте на Красную площадь к 5-ти часам вечера рабочие делегации с приветствием революционным солдатам! Превратите этот парад в братание с революционными солдатами, демонстрацию единения рабочих и солдат”.
А давно ли, перед двунадесятыми праздниками, как завтра, – (Рождество Пресвятой Богородицы) – и солдаты, и рабочие спешили в храмы Божии и мирно молились. Ни парад этот, ни демонстрация благу народному не помогут. Бог отступился от нас, да и недостойны мы Его милости. Московские католики говорят, что их ксендзы в своих проповедях указывают уже на православных как на неверующих и говорят, что за это Бог и победы не даст православным…»
«В 1916 году, – пишет протоиерей Георгий Митрофанов, – практически 100% военнослужащих православного вероисповедания (Великим постом это обычно в армии делалось) причастились и исповедались. Временное правительство в это время, как раз в Великий пост, делает необязательным причащение в армии военнослужащих православного вероисповедания; оно дает возможность людям самим решить этот вопрос для себя. И что же мы встречаем в 1917 году в конце Великого поста? Только 10% военнослужащих Православного вероисповедания причастились. Люди воевавшие, ходившие “под смертью”, так относились к своему религиозному долгу».



«Идеал большевика». Карикатура художника Дени (В. Денисова». Журнал «Солнце России».

14 сентября.
Воздвижение Честнаго и Животворящаго Креста Господня.
Всенародное моление о спасении Державы Российской.
Вскоре подошли иные, еще более грозные события и об иконе печатно вспомнили вновь. В октябре в журнале «Душеполезный собеседник» появились печатные сведения о Державном образе, записанные настоятелем храма, в котором находилась чудотворная икона, о. Николаем Лихачевым.
Сентябрем-октябрем, вероятно, датируется и отдельная листовка аналогичного содержания. К тому же времени относится хранящееся в одном из петербургских архивов, в Синодальном фонде, «Донесение Московского Митрополита Тихона Синоду о старой иконе, найденной в с. Коломенском Московского уезда по указанию одной крестьянки, видевшей якобы эту икону во сне, и о массовом паломничестве к этой иконе».




Датируется документ 13 октября 1917 г., то есть тем же временем, что и появившееся в печати сообщение настоятеля Вознесенской церкви. Сопоставим это совпадение датировки со свидетельством профессора И.М. Андреевского, относящимся к «началу лета»: «Большое количество богомольцев стало стекаться в село Коломенское и перед иконой были явлены чудеса исцеления телесных и душевных недугов, как об этом стали свидетельствовать получившие помощь. Икону стали возить по окрестным храмам, фабрикам и заводам, оставляя в Вознесенской церкви села Коломенского только на воскресные и праздничные дни».
Из приведенного отрывка можно сделать вывод, что причиной появления в октябре 1917 г. обоих документов об иконе было не только почитание ее верующими. Печатное сообщение священника появилось, вероятно, по благословению будущего Патриарха, а тогда митрополита Московского и Коломенского Тихона. Донесение же последнего в Синод, носившее официальный характер, вызвано было, по всей вероятности, обращением туда властей предержащих, скорее всего, обезпокоенных народным почитанием «монархической иконы».
Из свидетельств очевидцев известно, что святитель Тихон приезжал прославлять явление «Державной». «Патриарх после прославления иконы приказал в Акафист этой иконе собрать по частице из каждого акафиста, какие написаны были для других икон Божией Матери, явленных в России, и велел назвать этот акафист “Акафист акафистов”». Одна из служб «Державной» и Акафист были составлены с участием самого святителя Тихона.
Свидетельством почитания Патриархом Тихоном Чудотворного Образа являются службы его перед ним. Кроме описанной выше, известны, по крайней мере, еще три: 8/21 февраля 1918 г. в храме Богоявления Господня в Елохове Святитель служил Божественную литургию и молебе; 2/15 сентября 1918 г. он совершал Литургию в храме в с. Коломенском и, наконец, 10/23 мая 1924 г. Патриарх служил в Коломенском молебен.
Как бы то ни было, но со 2 марта 1917 года Матерь Божия стала «земли Русския Царицей Небесной» (величание из иной службы явлению иконы Богородицы «Державной»).
«Символ этой иконы ясен для духовных очей, – писал профессор И.М. Андреевский, – через неисчислимые страдания, кровь и слезы, после покаяния, русский народ будет прощен и Царская власть, сохраненная Самой Царицей Небесной, будет России несомненно возвращена. Иначе зачем же Пресвятой Богородице сохранять эту власть?» «Символ этой иконы ясен! – подтверждает и протопресвитер Александр Киселев. – Его поняли все лучшие русские православные люди. Одним из первых его понял Святейший Патриарх Тихон: «Зову вас, – обратился он к народу, – возлюбленные чада Православной Церкви, зову вас с собой на страдания».
Замечательно было самоощущение участников грандиозного Крестного хода изо всех московских церквей Первопрестольной к поруганным Святыням кремлевским в захваченной большевиками Москве 9/22 мая 1918 г., выраженное в письме князя Е.Н. Трубецкого того времени: «...Не даром льется теперь кровь мучеников, не даром мы теперь пьем чашу до дна. Верьте, великое теперь совершается над нами. Близко наблюдая наше церковное движение, я не только верю – я знаю, что воскреснет Церковь, которую Христос стяжал кровью Своею и кровью мучеников: такого светлого подъема я не видал за всю мою жизнь... Все, что вы чувствуете, все, что чувствует вся Россия, олицетворяется для меня одним могучим впечатлением этих дней. Мы шли крестным ходом из Успенского Собора на Красную Площадь. Толпа, где были сотни и тысячи только что приобщившихся, ожидала расстрела и шла с пением “Кресту Твоему поклоняемся, Владыко...” А пройдя Спасские ворота и увидав площадь, полную десятками тысяч, в порыве неудержимой радости запела: “Христос воскресе...” Вот смысл всероссийской Голгофы! То, что мы видели на Красной Площади, – есть начало воскресения России, а воскресение не бывает без смерти...»



Молитва «Державной» иконе, напечатанная на отдельном листе в 1917 г. Внизу под текстом надпись: «Издание Варнавинского Народного Общества Трезвости. Москва. Семеновская застава на площади, тел. 1-73-53, трамвай № 22». Под рамкой указана типография, в которой была отпечатана молитва: «Тип. “Победа” Г. Антонова. Москва. Тел. 5-58-72». Собрание московского музея «Наша Эпоха».
В той же коллекции находится редчайшая 16-страничная брошюрка без обозначения года выпуска: «Краткий акафист Пресвятей Богородице, явления ради чудныя Ея иконы “Державныя” в селе Коломенском под Москвою, 2-го марта 1917 года». Издание Свято-Николаевского Братства странников и отшельников Христа ради. По всей вероятности это есть первый известный на сегодняшний день акафист иконе Божией Матери «Державной», впоследствии отредактированный Патриархом Тихоном. Акафист впервые переиздан нами в сборнике 2007 г
.

В годы выпавшего на долю России нового лихолетья Иконы в какой-то мере разделили судьбу народа.
В затворе у верных людей пребывала Избавительница и келейный образ преподобного Серафима Умиление.
В музейных узах томились: в России – Владимiрская и Державная; в Югославии – Филермская. В изгнании до срока находилась Порт-Артурская. Растворилась в народе Августейшая Победа. Другие (например, Песчанская), оставленные для укрепления народа Божия, оказались чудесным образом скрыты от глаз богоборцев.
Феодоровская икона Божией Матери, в отличие от других, также не попала в музейное заточение, не пребывала в затворе у верных людей, не была уничтожена богоборцами, не ушла и за пределы России. Она осталась здесь, со своим народом, в Богоспасаемом граде Костроме, среди верящих и молящихся. И уже это, само по себе, было чудом!
В исходе сопровождала народ свой Курская-Коренная, поименованная Путеводительницей Русского Зарубежья.
Весной 1920 г. в Китай вместе с отрядом Походный атаман всех Сибирских Казачьих войск генерала А.И. Дутова ушла чтимая в Оренбуржье Табынская икона Божией Матери.
Не оставила Божия Матерь Своим покровом и изгнанников «второй волны», т.н. «перемещенных лиц», сопровождая их Своим Тихвинским образом.
Пореволюционное время изобиловало случаями явлений и обновлений икон. Матерь Божия как любящая Мать ободряла чад Своих, врученных Ей с Креста, на Голгофе, Ее Божественным Сыном (Се сын Твой! Се Мати твоя!), и одновременно теперь (со 2 марта 1917 г.) подданных Своих: Аз есмь с вами и никтоже на вы!
Образ Казанской Божией Матери в начале 1920-х годов неоднократно являлся на оконном стекле избы в одном из подмосковных сел. Но особенно массовый характер чудесные обновления приняли в пределах Петроградской и Псковской губерний. Обновились иконы Старорусской Божией Матери в Спасо-Преображенском монастыре (г. Старая Русса), Владимiрской Божией Матери в часовне д. Овчинкино Астриловской волости. Признавали это даже сами богоборческие власти.
Вот строки из официальных документов: «Эпидемия обновления икон начала пора-жать одну за другой деревни Медведской и Самокражской волостей Новгородского уезда»; «Вообще... в ряде волостей Новгородского и Старорусского уездов обновилось столько икон, что подсчитать их точно при данных условиях является работой весьма трудной. Однако органами дознания в этих уездах обнаружено более 150 обновленных икон...»
Судя по документам, все обновленные иконы отбирались и уничтожались; их владельцы, свидетели и священники, служившие перед ними молебны, попадали на скамью подсудимых.
В письме от 22 июля 1922 г. известный духовный писатель С.А. Нилус сообщал своему адресату: «Писал ли я вам про массовое обновление старых икон, чему мы были сами многократно благоговейно-изумленными свидетелями. Весь прошлый год прошел у нас на Украине в этом сплошном чуде. Обновлялись целые церкви, кресты и купола позолоченные на храмах и колокольнях. В Ростове-на-Дону таким образом обновился собор и много церквей. У нас по деревням и хуторам не было почти дома, где бы не совершилось подобное чудо, где, по крайней мере, о нем бы не говорили. Встали в тупик перед ним даже самые ярые гонители Христовой Церкви. На мой разум и понимание, это – знамение, предваряющее близость нового Лазаря в лице Преподобного (Серафима – С.Ф.); нового Торжественного Входа в Иерусалим – яркого торжества Православной веры и Преображения Тела Христа – Вселенской Его Церкви, близость соединения Которой в единую Православную хотя бы и в малом Филадельфийском стаде, я давно предчувствую; и только уже затем – конечного предания Ее, Ее смерти и всеобщего Ее Воскресения для Страшного Суда и вечной блаженной жизни под новым небом и на новой земле, идеже будет обитать одна правда...»
«…Первые случаи благодатных явлений на Дальнем Востоке, – отмечал архиепископ Харбинский и Маньчжурский Мефодий (Герасимов, 1856†1931), – произошли во Владивостокской епархии… […] После первых случаев благодатных обновлений пришла как бы какая-то волна благодатных обновлений по всему Приморью. Стали обновляться святые иконы в храмах и у частных лиц по разным селам Приморья; обновлялись в храмах хоругви, утварь и другие священные предметы. […] После Приморья волна обновлений двинулась как бы на запад, в пределы Харбинской епархии. […] Иконы Божией Матери обновлялись преимущественно перед другими святыми иконами, и наибольшее число обновившихся икон – иконы Божией Матери. Не показывает ли это знамение, что Матерь Божия близка нам, так близка, как мать к своим детям. […] Есть обновившиеся иконы Спасителя, но их небольшое по сравнению с обновившимися иконами Божией Матери число».
Обращает на себя внимание также тот факт, что чудесные обновления икон Божией Матери происходили только в России или в сопредельных землях (связанных с Россией), где была русская эмиграция. Причем начало волны обновлений образов на Дальнем Востоке (начиная с февраля 1923 г.) хронологически последовало вслед за тем, как туда епископом Нестором Камчатским была привезена Державная икона.
Напомним краткую хронологию обстоятельств этого события.
8/21 февраля 1918 г. Патриарх Тихон соборне с архиепископом Коломенским и Можайским Иоасафом (Каллистовым) и епископом Камчатским Нестором (Анисимовым, 1885†1962) служил в храме Богоявления Господня в Елохове Божественную литургию в присутствии специально принесенной туда Крестным ходом Державной иконы Божией Матери.
В помещенной в издании Московской Духовной консистории хроникальной заметке об этом событии Державный образ впервые официально назван чудотворным.
Для Владыки Нестора то были особые дни. Только что в январе он принимал участие в отправке группы офицеров в Тобольск для спасения Царской Семьи. Возможно, он молился за успех этого дела. Не исключено, что об этом знал и Патриарх… Через неделю, 16 февраля/1 марта, член Поместного Собора 1917-1918 гг. епископ Нестор был арестован большевиками. 12/25 марта его освободили. В ближайшее воскресение 18/31 марта владыка Нестор сослужил Святейшему Патриарху Тихону на заупокойной Литургии в храме Московской Духовной семинарии, на которой поминались имена первых новомучеников и исповедников Российских.



Епископ Нестор (Анисимов, 1885†1962) – будущий митрополит, «Апостол Камчатки».

В августе Владыка Нестор, ожидавший новых репрессий со стороны властей, вынужден был оставить Москву.
В Киеве он прибыл 22 октября 1918 г., в день праздника Казанской иконы Божией Матери. Здесь, по благословению Патриарха Тихона, Владыка разыскал генерала от кавалерии графа Ф.А. Келлера (1857†1918).
«Патриарх Тихон, – вспоминала в 1967 г. киевлянка Е.Н. Безак, – прислал тогда (в конце 1918 года) через еп[ископа] Нестора Камчатского графу Келлеру (рыцарю чести и преданности Государю) шейную иконочку Державной Богоматери и просфору, когда он должен был возглавить Северную Армию…»



Генерал от кавалерии граф Федор Артурович Келлер.

В связи с этим показателен отказ святителя Тихона перед этим (весной 1918 г.) в благословении белым генералам лично (даже «при условии соблюдения полной тайны»), не говоря уже о Белой Армии как таковой.
Время показало прозорливость Святителя. Патриарх не мог благословить людей, изменивших присяге Государю (целовавших в том Крест и Евангелие); армию, которая сражалась в конечном итоге за учредительное собрание, в которой офицерские монархические организации были на нелегальном положении, генералы которой приказывали пороть крестьян, встречавших их не только хлебом и солью, но и Царскими портретами.



Личный значок генерала от кавалерии графа Ф.А. Келлера с изображением Спаса Нерукотворного.

Что же касается графа Ф.А. Келлера, которому Патриархом была послана в благословение Державная икона, то он, будучи человеком православным, монархизм которого проистекал из глубокой веры, категорически отказался присягнуть временному правительству и привести к этой присяге вверенный ему корпус.


Своим значком граф Ф.А. Келлер чрезвычайно дорожил. Рассказывали, что даровала его верному рыцарю Монархии Сама Императрица Александра Феодоровна.

Приняв в начале гражданской войны предложение возглавить Монархическую Северную Армию, он заявил, что через два месяца поднимет «Императорский штандарт над священным Кремлем». Вот что благословил Патриарх Тихон. К сожалению, в Киеве генерал Келлер был схвачен петлюровцами и расстрелян перед Софийским собором.


Под патронатом супруги генерала, графини Марии Александровны Келлер, урожденной княжны Мурузи, находился военный госпиталь в Харькове. После гибели супруга и сына она обосновалась в Ново-Лебяжьем монастыре под Екатеринодаром, где продолжала помогать армии. Скончалась ли она своей смертью или в застенках НКВД, приняв монашеский постриг или оставшись в мiру, – все сие пока нам неведомо.

Из Киева епископ Нестор отправился в Крым, где 1 марта 1919 г. посетил Вдовствующую Императрицу Марию Феодоровну, подарив Ей также «небольшой образок» Державной иконы и рассказав о самом явлении чудотворного образа.


Окончание следует.
Tags: Державная икона Божией Матери, Переворот 1917 г.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments