sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ДЕРЖАВНАЯ ПРАВИТЕЛЬНИЦА ЗЕМЛИ РУССКОЙ (3)




Революция. Иконы. Россия (начало)


В годы Первой мiровой войны и революции произошло еще одно важное событие: открытие в России иконы. Речь идет не об открытии иконы образованным обществом – это дело вторичное по отношении к проявлению (трудами реставраторов) скрывавшихся под потемневшей олифой и позднейшими записями первообразных Ликов.
Первым об этом стал писать русский философ князь Е.Н. Трубецкой (1863–1920).
«До самого последнего времени, – отмечал он в 1915 г., – икона была совершенно непонятной русскому образованному человеку. Он равнодушно проходил мимо нее, не удостаивая ее даже мимолетного внимания. Он просто-напросто не отличал иконы от густо покрывавшей ее копоти старины. Только в самые последние годы у нас открылись глаза на необычайную красоту и яркость красок, скрывавшихся под этой копотью. Только теперь, благодаря изумительным успехам современной техники очистки, мы увидели эти краски отдаленных веков, и миф о “темной иконе” разлетелся окончательно. Оказывается, что лики святых в наших древних храмах потемнели единственно потому, что они стали нам чуждыми; копоть на них нарастала вследствие нашего невнимания и равнодушия к сохранению святыни, частью вследствие нашего неумения хранить эти памятники старины».
«Совершившееся на наших глазах открытие иконы, – писал Евгений Николаевич год спустя, – одно из самых крупных и вместе с тем одно из самых парадоксальных событий новейшей истории русской культуры».
Далее, завершая статью, он почти пророчествует: «Возможно, что переживаемые нами дни представляют собою лишь “начало болезней”; возможно, что они – только первое проявление целого грозового периода всемiрной истории, который явит мiру ужасы, доселе невиданные и неслыханные. Но будем помнить: великий духовный подъем и великая творческая мысль, особенно мысль религиозная, всегда выковывается страданиями народов и великими испытаниями. Быть может, и наши страдания – предвестники чего-то неизреченно великого, что должно родиться в мiр. Но в таком случае мы должны твердо помнить о той радости, в которую обратятся эти тяжкие муки духовного рождения. Среди этих мук открытие иконы явилось вовремя».
И в третьей заключительной статье, опубликованной в самом начале 1918 года: «В исторических судьбах русской иконы есть что-то граничащее с чудесным. […] Можно ли считать случайностью, что она явилась именно в последние десять-пятнадцать лет? Конечно, нет! Великое открытие древней иконы совершилось незадолго до того, когда она снова стала близкою сердцу, когда нам стал внятен ее забытый язык. Она явилась как бы накануне тех исторических переживаний, которые нас к ней приблизили и заставили нас ее почувствовать. […] Икона – явление той самой благодатной силы, которая некогда спасла Россию».
«Именно катастрофические переживания наших дней, – признавался Е.Н. Трубецкой в сентябре 1918 г. – сделали автору понятным древнее русское религиозное искусство […], дававшее ответ на великие страдания народные».



Портрет А.И. Анисимова работы Б.М. Кустодиева. 1915 г.
Александр Иванович (1877–1937) – знаток русской иконы, искусствовед и реставратор. В 1919 г. вместе с И.Э. Грабарем расчистил от позднейших наслоений чудотворную Владимiрскую икону Божией Матери. Автор вышедшей в 1928 г. в Праге на русском и английском языках монографии «Владимiрская икона Божией Матери». После революции не раз арестовывался. Расстрелян 2 сентября 1937 г.
В посвященном А.И. Анисимову стихотворении «Владимiрская Богоматерь» (1929) Максимилиана Волошина есть такие строчки:

Верный страж и ревностный блюститель
Матушки Владимiрской, – тебе –
Два ключа: златой – в Её обитель,
Ржавый – к нашей горестной судьбе.



Почитание образа верующими, по воспоминаниям современников, началось сразу же после его явления. Видимо, все же оно росло постепенно, по мере вразумления Свыше и под воздействием опамятования народа.
Первые печатные сведения о Державном образе до недавних пор датировались октябрем 1917 года. Однако, как выяснилось недавно, это не так.
Ныне выявлен более ранний текст, появившийся в повременной печати в непростое, как будет ясно из дальнейшего, для России время.
Речь идет о публикации 12 августа в газете «Московские ведомости», в разделе «Московская хроника», информации о предстоящем на следующей день крестном ходе из храма Воскресения Словущего в Кадашах в Вознесенскую церковь в Коломенском. В заметке он напрямую связывался с «недавно» явленной иконой Божией Матери, об обстоятельствах находки которой подробно повествовалось. В Коломенском 13 августа ожидался архиепископ Московский и Коломенский Тихон, который должен был совершить там Божественную литургию и отслужить перед Державным образом молебен.
О том, чем вызвано было это событие, о его неслучайности можно судить, познакомившись с обстановкой описываемого времени, забежав в хронологии событий в самый конец июня 1917-го и продолжив до середины сентября.


23 июня – 13 августа.
Выборы епархиальных архиереев на кафедры. «Временное правительство обязало церковную иерархию впредь не назначать иерархов на кафедры, а избирать их в епархиях…»
(О некоторых особенностях выборов архиереев той поры на кафедры см.: «Страж Дома Господня». Патриарх Московский и всея Руси Сергий (Страгородский). Жертвенный подвиг стояния в Истине Православия. Автор-составитель С.В. Фомин. М. «Правило Веры». 2003. С. 633, 891, прим. 51).

23 июня.
Поставление на Московскую кафедру архиепископа Виленского и Литовского Тихона (Белавина), «избранного свободным голосованием клириков и мiрян Московской епархии».
(Следует помнить при этом антиканоническое удаление с кафедры его предместника – ныне прославленного в лике святых святителя Макария (Парвицкого-Невского), митрополита Московского и Коломенского, о чем мы подробно писали в кн.: «Свете Тихий». Жизнеописание и труды епископа Серпуховского Арсения (Жадановского). Сост. С.В. Фомин. Т. 3. М. 2002. С. 498-539, 703-719).


Архиепископ Тихон (Беллавин).

27 июня.
Постановление украинской Центральной Рады о созыве в Киеве не позже июля съезда всех национальностей России, добивающихся автономии и федерации.


Демонстрация в поддержку Февральской революции в Харькове.

«Предполагалось, – писал П.Н. Милюков, – что на этом съезде примут участие финляндцы, поляки, эстонцы, латыши, литовцы, белорусы, грузины, евреи, татары, армяне, калмыки, башкиры, сарты, горные народы, турки, а также донцы, сибиряки и т.д. […] В программу съезда внесены были следующие вопросы: будущее устройство федеративного государства, государственный язык отдельных федеративных частей, принципы размежевания автономных единиц, права национальных меньшинств…»


Народная демонстрация на Эриванской площади Тифлиса. Февраль 1917 года.

29-30 июня.
Переговоры в Киеве А.Ф. Керенского, М.И. Терещенко и И.Г. Церетели с представителями Центральной Рады, завершившиеся соглашением, вызвавшего в Петрограде сильнейший протест других министров Временного правительства.


Манифестация в Киеве за украинскую автономию. 1917 г.

«Неопределенному множеству русских граждан, живущих на неопределенной территории, предписывалось подчиниться государственной организации, которую они не выбирали и во власть которой их отдали без всяких серьезных оговорок. Русское правительство не знает даже, кого оно передало в подданство новому политическому образованию… Над этими миллионами русских граждан поставлена власть, внутреннее устройство и компетенция которой внушают полное недоумение…», – так оценивал этот безответственный акт барон Б.Э. Нольде.


И евреи, конечно же, тоже «за». Демонстрация бундовцев в поддержку революции.

3-4 июля.
Большевицкий бунт в Петрограде.


Июльская демонстрация в Петрограде.

5 июля.
Финляндский Сейм принял закон: «Сим постановляется: за прекращением прав монарха, […] Сейм окончательно определяет […] о решении всех […] дел Финляндии, подлежащих, согласно действовавшим до сих пор законоположениям, решению Государя Императора и Великого Князя».

14 июля.
Издан закон «О свободе совести». (Еще 20 марта Временное правительство приняло постановление об отмене вероисповедных и национальных ограничений).

5 июля.
Определение Св. Синода об открытии Поместного Собора 15 августа в Москве.
«В конце июля 1917 г., – пишет С.Л. Фирсов, – Святейший Синод своим определением за № 4652 постановил, ввиду предстоявшего 15 августа открытия Поместного Собора, перенести свои заседания из Петрограда в Москву. Работы Святейшего Синода в северной столице планировалось завершить 2 августа, а 9 августа – открыть уже в первопрестольной. На время пребывания в Москве Святейшего Синода в Петрограде должна была работать Синодальная контора…»


22 июля.
Подписано Послание Св. Синода: «...Пробил час общественной свободы Руси. Вся страна, из конца в конец, единым сердцем и единой душой возликовала о новых светлых днях своей жизни, о новом, благоприятном для нее лете Господнем. И расцветала надежда на то, что Русь, сбросив с себя сковывавшие ее политические цепи, обратит всю мощь свою на освобождение свое от немецкого ига, и весь разум свой — на мирное внутреннее развитие и устроение государства и общего народного блага».


Святитель Тихон в Москве.

30 июля.
Апостолов от 70-ти Силы, Силуана, Крискента, Епенета и Андроника (I).
День рождения Наследника Цесаревича и Великого Князя Алексия Николаевича (1904).

Напутственный молебен Царственным Мученикам в Царском Селе перед чудотворным образом Божией Матери «Знамение».
Из письма Императрицы Александры Феодоровны: «Приносили икону Знамения. Как я благодарна, что это удалось сделать в этот дорогой для меня день».
Из дневника Государя: «Сегодня дорогому Алексею минуло 13 лет. Да даст ему Господь здоровье, терпение, крепость духа и тела в нынешние тяжелые времена! Ходили к обедне, а после завтрака к молебну, к которому принесли икону Знаменской Божией Матери. Как-то особенно тепло было молиться Ее святому лику вместе со всеми нашими людьми. Ее принесли и унесли через сад стрелки 3-го полка».
Молебен служил священник Николай Беляев. Вот запись из его дневника: «30 июля. Воскресенье. [...] В 11 часов началась Литургия. Как-то чувствовалось, что это последняя Божественная Литургия, совершаемая в царских покоях и последний раз бывшие хозяева своего родного дома собрались горячо помолиться, прося со слезами, коленопреклоненно у Господа помощи и заступничества от всех бед и напастей. За Литургией присутствовала вся Царская Семья и вся их, уже очень малочисленная, прислуга. К 12 часам Литургия кончилась. Давая целовать Крест, я сказал последнее слово на чтённое Евангелие, где между прочим указал, что выше нет любви, как любовь родителей к своим детям. Царица плакала, а Царь, видимо, волновался. Целуя Крест, Николай Александрович сказал: “Благодарю вас”. Все остальные подходили и целовали Крест молча. [...]
В половину второго часа, не получая никаких распоряжений, мы сами решили встречать икону. В облачениях, с певчими направились к главному подъезду, но оказалось, что икону несут к 4-му подъезду [...] Двери открыли, и мы, с пением тропаря “Необоримую стену и источник чудес”, встретили показавшуюся в дверях Св. Икону, сопровождаемую о. протоиереем Сперанским со своим диаконом. Икону торжественно пронесли по коридорам Дворца и поставили, не снимая с носилок, посредине церковного зала. Тотчас же явилась вся Царская Семья, свита, прислуга и караул. На икону, на венчик Младенца Спасителя я положил цветы гвоздики. Начался молебен. Царская Семья, преклонив колена, усердно молилась. Ектении, Апостол и Евангелия и молитва читались по чину напутственного молебна ко Св. Богородице. Молебен кончился многолетием Державе Российской, ее правительству, воинству и всем предстоящим и молящимся в храме. По окончании молебна все приблизились к иконе и, земно кланяясь пред нею, приложились к Лику Богоматери. Я снял лежащие на иконе цветы и подал их Императрице, целуя ее руку. После этого Государь молча подошел ко мне под благословение, за ним Супруга его, Дочери и Наследник. Икону подняли на руки принесшие ее солдаты и понесли через круглое зало в парк. За иконою шло духовенство, певчие, Царская Семья на балкон до спуска в парк, где и остановились. Икону понесли дальше, а мы, возвращаясь в церковь, уже окончательно, в последний раз, поклонились Царю и его Семейству. [...] Последние слова Государя были: “Мне не жаль себя, а жаль тех людей, которые из-за меня пострадали и страдают, жаль Родину и народ”».
Письмо сверстников-москвичей Цесаревичу 1917 г.: «Ваше Императорское Величество, Алексей Николаевич! Поздравляем Вас в День Рождения Вашего, молим Бога: сохранить Вашу жизнь и здоровье, и чтоб Он, Всевышний, оберег Вас от врагов Ваших. Как хочется нам быть возле Вас и рассказать Вам, что делается на Руси Святой. Преданные Вам Ваши сверстники москвичи».
Письмо русских детей Цесаревичу 31.7.1917: «Царское Село. Александровский Дворец. Бывшему Цесаревичу Алексею Николаевичу. Господин цензор, мы очень Вас просим передать это письмо по адресу: Дорогой Алексей Николаевич. Русские дети, которых Вы никогда не видели, но которые Вас никогда не забудут, поздравляют Вас с Днем Вашего рождения. Они Вас очень любят и сегодня были в церкви, по случаю Вашего рождения. Назвать Вас иначе и сказать свои имена – не смеем».



Цесаревич Алексий Николаевич в одном из прудов в Царском Селе. Июль 1917 г.

1 августа.
Происхождение Честных древ Животворящего Креста Господня.
Отъезд Царственных Мучеников из Царского Села в Сибирь под наблюдением Керенского.

По свидетельству князя А.П. Щербатова, Тобольск для ссылки Царской Семьи, по словам Керенского, и выбран был также масонской ложей.


Керенский в окружении «красы и гордости Революции».

«Однажды, – пишет Алексей Павлович, которого особенно интересовал вопрос об аресте временщиками Государя, – после долгого колебания Керенский все-таки ответил на мой вопрос: “Решение об аресте вынесла наша ложа”. Речь шла о могущественной масонской ложе Петербурга “Полярная звезда”. Напомню, что все члены первого состава Временного правительства, за исключением профессора Тимашева, были масонами, при этом – ярыми антимонархистами».
Из дневника Государя: «Красив был восход солнца, при кот[ором] мы тронулись в путь [...] Покинули Ц[арское] С[ело] в 6.10 утра».



Александровский Дворец в Царском Селе. Современный снимок.

Протоиерей Николай Беляев: «Без четверти 6 часов утра Александровский дворец лишился своих жильцов – опустел. Всю ночь никто не ложился спать. Ночь прошла тревожно. К утру были поданы автомобили, и вся Царская Семья, измученная долгим ожиданием, со слезами простившаяся с родным домом, отправилась в дальнюю дорогу, в неизведанную глушь, в холодную Сибирь».


Продолжение следует.
Tags: Державная икона Божией Матери, Переворот 1917 г., Царственные Мученики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments