sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

НОВЫЙ ЦИКЛ


Иван Билибин. Иллюстрация к «Сказке о золотом петушке» А.С. Пушкина. 1910 г.


Бездна «Мартобря»


Этот новый наш цикл – после публикации материалов об обстоятельствах убийства Г.Е. Распутина – не будет означать смены темы, а, наоборот, продолжит ее, еще более углубив.
Ибо речь пойдет о Революции, первой пулей которой был убит Царский Друг, другой – Царская Семья. Следующей стреляли уже в Русский народ.
Понятно поэтому, что имя Григория Ефимовича, так или иначе, будет присутствовать и на этих новых страницах.



Б.М. Кустодиев. Большевик. 1920 г.

Лжи вокруг Царственных Мучеников и Их Друга всегда хватало. Нынче же, в год столетия Революции, соблазнов, софизмов и ловушек будет еще больше. (Мы это уже видим!)
Преодолеть их можно, лишь обладая высшим христианским даром, и отнюдь не «послушанием», которое, как упорно внушают нам, «выше поста, а молитвы», – а безценным даром рассуждения.
На вопрос Максимилиана Волошина: «Почему вы коммунист?» – незадолго до смерти Валерий Брюсов ответил так: «Вы знаете, вероятно, что я всегда любил Рим за то, что он знал, что такое власть, и хотел и умел властвовать. После Февральской революции, кто же это умел, кроме коммунистов».
Кого-то сегодня это убеждает.
Именно об этом соблазне («Кесаре без Христа») предупреждал нас в последней своей предсмертной диктовке Ф.И. Тютчев.
«…Князь Бисмарк, – говорил он, – не столько восстановитель Германской империи, сколько восстановитель преданий империи Римской. […] Вот этот-то элемент, который в древнем Риме был, так сказать, личным врагом Христа, этот-то элемент, по мере того, как он более и более станет овладевать политикою современных Европейских государств, он-то и поселил в них, даже без их ведома, личную враждебность к Христианской Церкви и в особенности католической. Ибо между абсолютизмом человеческой воли и законом Христовым не мыслима мирная сделка: это и есть Кесарь, что вечно воюет со Христом…»

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/157776.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/159765.html

Подобным же изъяном – по принципу схождения крайностей – страдала и иная сторона: верующие, отрицавшие Кесаря.
Одним из ярких примеров последнего на русской почве были староверы, именно в силу этого своего духовного увечья часто принимавшие участие в борьбе с Самодержавием и нередко, после революции, становившиеся даже членами компартии, подобно, например, тому же – поддержим начатую «литературную» линию – поэту Николая Клюеву.

http://www.rv.ru/content.php3?id=5983

Ваши черные белогвардейцы умрут
За оплевание Красного бога,

За то, что гвоздиные раны России
Они посыпают толченым стеклом.
Шипят по соборам кутейные змии,
Молясь шепотком за романовский дом,

За то, чтобы снова чумазый Распутин
Плясал на иконах и в чашу плевал...
. . . . . . . . . . . . . . . . .
О племя мокриц и болотных улиток!
О падаль червивая в божьем саду!
. . . . . . . . . . . . . . . . .
Пусть славится гибель и друг-пулемет!

Николай КЛЮЕВ. 1918 г.

Обе эти дороги – продемонстрировала История – вели к одному и тому же обрыву. Устоять могло лишь сплавленное воедино Царство и Церковь – Царство Кесаря, веровавшего во Христа
Однако кроме Веры и Царя, потребно и еще нечто столь же важное: Русский дух, ценный опять-таки не сам по себе. Ибо как говорил Ф.М. Достоевский, без Православия Русский человек – дрянь. Равно как и в соответствии с народными представлениями, тот, кто без царя в голове, – человек недалекий и опять-таки никчемный.


Это просто, как кровь и пот:
Царь – народу, Царю – народ.
Это ясно, как тайна двух:
Двое рядом, а третий – Дух.

Марина ЦВЕТАЕВА.

Итак, Вера, Царь и Отечество или Православие, Самодержавие и Народность. Единое нерасторжимое и несокрушимое целое. (Заметим при этом, что ни «Отечество», ни «Народность» не раскрывают всё же всей сложности такого понятия, как «Русский дух»; разве что намекают на него.)


Рисунок С.В. Чехонина к книге Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мiр».

Как-то нам уже приходилось писать о том, что в год надвигающегося 100-летия Русской Катастрофы в лакировке событий и деятелей тех лет, примут участие не только неверующие патриоты, но – как бы, может быть, им этого и ни хотелось – даже и некоторые православные, к тому же еще и именующие себя монархистами.
В общем безумном хоре они будут способствовать тому, что известный голландский историк культуры Йохан Хёйзинга (1872–1945) называл «интоксикацией дрессированных толп»: гнать – да побыстрее – в режиме нон-стоп (вспомним здесь Михаила Шатрова/Маршака) «дальше, дальше, дальше…»
Лишь бы не было у людей возможности остановиться и задуматься, приняв самостоятельное решение.
Да… «И ты, Брут?» Как ни печально, но всё, к сожалению, повторяется…


***

Одним из приемов – вполне убедительным с точки зрения формальной логики – будет попытка отделить Февраль от Октября, словно это «мухи» и «котлеты».
Однако выбор между Февралем и Октябрем – ложный выбор. Они оба хуже!




В далеком 1834-м вещун-Гоголь заводит речь о таинственном «Мартобре»новостильном гибриде случившихся 83 года спустя в Граде Святого Петра двух революций: Февральской и Октябрьской. (Или все-таки Мартовской и Ноябрьской? – поди разберись, если, как говорила М. Цветаева, «в чертову дюжину – календарь!»).
Причем не просто о «Мартобре», а о 86-м числе, столь же «невозможном», с точки зрения здравого смысла (а у нас ведь и всегда так!), вероятность которого «подтверждается», однако, названием произведения, в котором оно явилось: «Записки сумасшедшего».
Уже после революции гоголевское прозрение подтвердил Максимилиан Волошин, описывая в своих стихах «сумасшествие Мартобря», прибавляя при этом, что «его предвидел Гоголь».
И вот перед этим сказочно-былинным 86-м Мартобря пасует вся железная человеческая логика, доказывающая, что Февраль-де разрушал, а Октябрь, при всех, мол, «эксцессах» (да еще, пожалуй, и прибавят: «неизбежных»), исправлял то, что успели понаделать эти либералы, западники да масоны…
Но мы-то прекрасно помним, что́ это были за «эксцессы», а потому не в силах сделать бывшее не бывшим и, пока живы, будем помнить (детям и внукам заповедуем!), как это было на самом деле:


Твердь, твердь за вихры зыбим,
Святость хлещем свистящей нагайкой
И хилое тело Христа на дыбе
Вздыбливаем в Чрезвычайке.

Что же, что же, прощай нам, грешным,
Спасай, как на Голгофе разбойника, –
Кровь Твою, кровь бешено
Выплескиваем, как воду из рукомойника.

Кричу: «Мария, Мария, кого вынашивала! –
Пыль бы у ног твоих целовал за аборт!..»
Зато теперь: на распеленутой земле нашей
Только Я – человек горд.

Ататолий МАРИЕНГОФ.



Что же касается разлома и предчувствия гражданской войны в теперешние уже дни, то об этом говорят и пишут ныне многие, предугадывая порой даже, что разделение это происходит внутри внешне единого этноса. При этом саму линию разграничения далеко не всегда маркирует принадлежность к «красным» или «белым», в обычном, расхожем понимании этих слов. (А потому все эти разговоры о «необходимости примирения» по этому именно признаку – ничто иное, как пустая говорильня, которую мы, впрочем, всё равно любим...)
Осознавал это, как нам кажется, и ушедший недавно путем всея земли Владимiр Игоревич Карпец. Понимал и боялся договорить свои мысли до конца.
Свидетельствуют об этом, в частности, вот эти две цитаты из его текста, опубликованного 22 октября 2015 г.:
Первая: «Часть наших соотечественников ненавидит другую часть, причем ненавидит так, что сам факт ея существования исключает возможность существования другой. Классовая ненависть хотя и столь же не оправдана, но понятна: она вызвана низменными (зависть, жадность и проч. ...) мотивами, но она имеет причинно-следственные связи. То же самое касается ненависти чисто этнической. Здесь нет ни того, ни другого. Это ненависть как таковая. Чистейшая, безпримесная эссенция ненависти».
Вторая: «Перед нами сегодня действительно настоящий Русский вопрос: две России, две “русских породы”, две русских крови. Нет, и не “дворянская” и “крестьянская”. Не “рабочая” и “номенклатурная”. Не “быдло” и “небыдло”. На самом деле я не знаю, какая и какая эта кровь. Кажется, они взаимно неотличимы. Возможно, что-то об этом мы поймем только тогда, когда она зальет наши города. Собственно, одна и та же кровь восстала на себя саму».

http://zavtra.ru/content/view/obonyatelnoe-i-osyazatelnoe-otnoshenie-russkih-k-krovi/

Один из протуберанцев этой ненависти, причем на примере православной среды, фиксирует в одной из недавних (24.1.2016) записей на своей интернет-страничке Олег Фомин-Шахов – «ближайший друг и духовный брат», по его словам, Карпеца: «Видя святотатство, христиане не по названию плачут о душе виновного, а не о том, что не могут “оскорбителя своих чувств” сжечь на костре».
Но всё это «быт», хотя и реально страшненький. Что же, однако, кроется за этим непроговоренным (недоговоренным?) разломом? Какие хляби там зыбятся, какие «коркоделы» в них водятся?
Вся эта ситуация сильно напоминает нам вот эти строки из небезызвестного сочинения «Миф ХХ века» о «внезапных и резких изменениях нравственных и общественных моментов, которые постоянно повторяются в русской жизни и […] являются признаками того, что враждебные потоки крови сражаются между собой и что эта борьба закончится не раньше, чем сила одной крови победит другую».
К этому следует присовокупить, пожалуй, некоторые странности и в самой биографии автора этой книги – Альфреда Розенберга (1893–1946), уроженца Ревеля, окончившего в январе 1918 г. Московское высшее техническое училище (Бауманку).
Историк С.А. Гурулев обнародовал недавно («Вопросы истории». 2006. № 5) сведения (пока что, по его словам, до конца непроверенные) о том, что Розенберг в 1915-1918 гг. учился еще и в Ярославской духовной семинарии, а стало быть, принял Православие.
Интересно также, что известный русский мыслитель А.Ф. Лосев в 1980-х посылал одного из своих помощников (В.И. Скурлатова) в спецхран Ленинки конспектировать для него эту строго табуированную в то время розенберговскую книгу…
Tags: Владимiр Карпец, Переворот 1917 г.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment