sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

УБИЙСТВО РАСПУТИНА В ДНЕВНИКЕ И ПИСЬМАХ «ОДНОГО АНГЛИЧАНИНА» (5)




Воскресенье, 7 января.
Письмо.
Я явился с визитом к Великой Княгине в 6 часов. Она сказала мне, что госпожа Дерфельден, дочь княгини Палей, арестована. (Всего на 48 часов.)


Юрий Анненков. Портрет неизвестной в зеленом на фоне окна с Эйфелевой башней (Марианны Дерфельден). Архангельский художественный музей.
О М.Э. Дерфельден, урожденной Пистолькорс см.:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/26884.html


Она была в Царском Селе на ёлке у Великого Князя Павла [Александровича]. Вернувшись, она обнаружила, что все ее покои обысканы и замки взломаны.
Хотя народной революции еще не ожидают, положение никогда не было таким плохим. В России после многих арестов обычно случается убийство.
Что-то может произойти.
Если только нашему послу удастся повидаться с Императором, я уверен, что он сможет обрисовать Ему настоящее положение дел.
Император всегда прислушивался к сэру Джорджу. […]



Русский Царь глазами «союзников». Французская открытка.

Понедельник, 8 января.
Дневник.
Завтракал у Великой Княгини Марии Павловны; семейство Леона Радзивилла тоже там, а также Великий Князь Борис. Я привез ему все самые свежие «рэгтаймы» для его частного оркестра.


Великий Князь Борис Владимiрович.

Остался побеседовать с Великой Княгиней. Она сказала, что хотела бы в следующий понедельник поужинать в посольстве, так что я отправился туда, чтобы передать это Его Превосходительству.


Один из уцелевших интерьеров английского посольства.

Четверг, 11 января.
Письмо.
Кажется Великая Княгиня Елизавета Феодоровна написала Императрице Александре [Феодоровне], своей Сестре, прося Ее приехать к ней в монастырь (После убийства Великого Князя Сергия в 1905 г. его вдова стала настоятельницей обители Милосердия.) на месяц или около того, чтобы восстановить доверие народа и показать ему, что Она не имеет желания вмешиваться в дела Правительства.


Великая Княгиня Елизавета Феодоровна.

Можете себе представить, как было встречено это предложение!
Теперь нам грозит Регентство над Империей на время пребывания Императора в Ставке. Если суждено случиться самому худшему – а Она готова пойти на любой риск – то лучше для бедной страны, чтобы это случилось скорее!
Как вам должно быть известно, Дмитрий Павлович и вся Фамилия в ярости от того, что эти прерогативы затрагиваются. Никто не имеет права входить в их дома, и даже дом этого бедного мальчика заполонили, по приказу Императрицы простые солдаты.



Англо-русский госпиталь, размещавшийся во дворце Великого Князя Дмитрия Павловича, действительно предназначался для излечения нижних чинов, однако сделано это было из чисто пропагандистских целей. Инициатива же исходила не от Императрицы, а от хозяина дворца и английской стороны, заинтересованных создать в Русской столице еще один центр британского влияния для координации политического заговора.
Этот снимок госпитальной палаты взят из альбома английской медсестры Дороти Коттон:

http://www.bac-lac.gc.ca/eng/discover/military-heritage/first-world-war/canada-nursing-sisters/Pages/dorothy-cotton.aspx#photos

Я думаю, что «Неназываемый», без сомнения, был в агонии несколько часов.



[О заседании Государственной думы, назначенном на 25 января:] Если их распустят, они отправятся заседать в другой город. Будет большая заваруха. Это снова Генеральные Штаты.
Не удивляйтесь самым поразительным новостям в любое время. Интересно, что и в каком объеме говорят английские газеты. […]



Заседание Государственной Думы Российской Империи 4-го созыва. 1917 г.

Повествование.
Дмитрий Павлович без своего адъютанта был выслан на персидскую границу в 2 часа ночи в субботу, 6 января.


Горная дорога в Северном Иране. Город Казвин находится на полпути между Тегераном и Рештом.
Эта и другие персидские фотографии взяты с ресурса:

http://humus.livejournal.com/4313334.html

Известия о нем доставляются верным человеком. В поезде было нечего есть, хотя уверяли, что еда будет. Место назначения держалось в тайне. Даже машинисты, которые сменялись через каждые двести верст, знали только о следующей станции, куда они направлялись.
Он, насколько нам известно, доехал в Баку. Место назначения – Казвин.



Мавзолей имамзаде шахзаде Хусейна и базар перед ним в Казвине.

Что до Феликса, то его поместили без еды и прислуги в вагоне второго класса, прицепленном к товарному поезду, и полтора дня, вместо десяти часов, везли в Москву; его тесть, Великий Князь Александр [Михайлович], встретил его там.


Великий Князь Александр Михайлович и Великая Княгиня Ксения Александровна (сестра Императора Николая II) – тесть и теща князя Ф.Ф. Юсупова.

Я чувствую, Феликс достаточно умен, чтобы получить всё, что хочет, в то время как другой мальчик всё время остается безпомощным и растерянным; у него нервный срыв, и на следующий день после голодания в поезде ему было дурно.
Ни одного из мальчиков и их слуг не допрашивали ни полиция, ни военные власти. Их просто выслали.
Мы все знаем, где похоронили мужика, как и когда. Это безчестно. Чего действительно следует опасаться Императорской Фамилии, так это того, что Императрица объявит Себя Регентом, пока Император будет в Ставке. […]


Пятница, 12 января.
Дневник.
[…] За ужином, пока слуг не было в комнате, Великая Княгиня сказала мне, что она получила разработанное и подписанное всей Императорской Фамилией, присутствующей в Петрограде, прошение к Императору, взывающее к человеческим чувствам в Деле Дмитрия Павловича. Оно было вручено Императору вчера вечером. […]


Подписи Великих Князей под письмом Императору Николаю II от 29 декабря 1916 г.
О письме и его подписантах мы подробно писали. Начало публикации см:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/50868.html

Суббота, 13 января.
Дневник.
В канун Нового года на ужине у князя Михаила Горчакова мне сказали, что ответ на прошение Императорской Фамилии касательно Дмитрия Павловича был изложен в самых резких выражениях.
Сен-Совёр
[офицер Французской военной миссии. – С.Ф.] уверял меня, что Великие Князья решили не являться в Царское Село завтра, на Новый год, поздравлять Императора. Я усомнился в его новости, но, не будучи совершенно уверен, не спорил с ним.


Резолюция Императора Николая II на письме Великих Князей.

Воскресенье, 14 января.
Дневник.
После церковной службы на завтраке у Великой Княгини нас было 28 человек; никого из ее сыновей не было. Великая Княгиня сказала мне, что они отправились в Царское – каждый в своем официальном качестве – на новогодний прием у Императора.
Она также сказала мне, что Великий Князь Николай Михайлович приехал повидаться с ней вечером перед отъездом, так как Император повелел ему удалиться в свое имение на юге России.



Продолжение следует.
Tags: Убийство Распутина: английский след
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments