sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

УБИЙСТВО РАСПУТИНА В ДНЕВНИКЕ И ПИСЬМАХ «ОДНОГО АНГЛИЧАНИНА» (3)




1916 год.
Суббота, 30 декабря.

Дневник.
Петроград. Около 5 ч. вечера спал, когда пришел Сеймур. Друг из полиции, которого он повстречал на улице, сказал ему, что в Распутина трижды стрелял Феликс Юсупов. Он не знает, умер ли Распутин.
Я позвонил по телефону в посольство, но леди Джорджины не было на месте. Она позвонила мне в 5.40, чтобы сказать, что она только что слышала сообщение. Между тем я уже написал Великой Княгине Марии Павловне.
В гостинице слух распространился в 7.15.



Ресторан Гранд Отеля «Европа».

Во Французский театр, где в Императорской ложе были Великие Князья Борис [Владимiрович] и Дмитрий [Павлович]. Там был кузен Юсупова, ничего не знавший. Никто не знает ничего определенного.
Похоже, что предостережение, которое я получил 19 декабря о трагической развязке до 31 декабря, сбылось.


Воскресенье, 31 декабря.
Рассказ.
Великолепная погода: – 2 градуса по Фаренгейту. Целуя руку Великой Княгине Марии Павловне после Литургии, я сказал: «Сегодня даже солнце светит», – но она отвечала: «Мы еще не удостоверились в факте».
На завтраке нас было тридцать четыре человека; и трое Великих Князей, ее сыновей. Великий Князь Андрей только что вернулся с фронта после двухмесячного отсутствия.



Прием во дворце Великой Княгини Марии Павловны. Фото К.И. Буллы.

Еще ничего определенного не известно; много рассказов, но все кончаются одинаково – что Распутин исчез.
В 1 ч. 16 пополудни я пешком отправился в посольство: блеск солнца, в котором сияло красное здание посольства. Я встретил посла, леди Джорджину, мисс Мериэль, генерала Хэнбери-Вильямса и полковника [Чарльза] Бёрна, который принес портфель.



Мериэль Бьюкенен (1886–1959), дочь посла. В 1925 г. вышла замуж за майора Гарольда Вильфреда Ноулинга.

Я рассказал им всё, что слышал об исчезновении Распутина. Я также сказал генералу, что десять дней назад написал домой о том, что политическая ситуация разрешится трагической развязкой.


Глава Британской военной миссии при Царской Ставке генерал-майор Джон Хэнбери-Уильямс (1859–1946) и корреспондент газеты «Таймс» Стенли Уошбурн. Петроград.

Когда мы говорили, принесли копию донесения полиции с указанием разных прибытий, отъездов и звонков полиции в Юсуповском дворце той ночью.
Все ушли и я сидел с леди Джорджиной. В угловом чертежном зале. Позвонила леди Сибил Грей: она сказала, что Феликс Юсупов был в субботу днем в англо-русском госпитале, который занимает второй этаж дворца Дмитрий, с Великими Князем Дмитрием, чтобы вынуть из горла рыбью кость.



В центре – Сибил Грей (1882–1966) – дочь экс-генерал-губернатора Канады, племянница английского министра иностранных дел Эдуарда Грея. Возглавляла англо-русский госпиталь в Петрограде:
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/28838.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/29197.html


Англо-русский госпиталь во дворце Великого Князя Дмитрия Павловича накануне открытия.
Этот и другие снимки взяты из альбома Дороти Коттон, медицинской сестры, приехавшей в Петроград из Канады:

http://www.bac-lac.gc.ca/eng/discover/military-heritage/first-world-war/canada-nursing-sisters/Pages/dorothy-cotton.aspx#photos


Члены Царской Семьи, английский посол Бьюкенен и леди Сибил Грей в день открытия госпиталя. 19 января 1916 г.





Это были первые определенные новости о Феликсе Юсупове после слухов об убийстве. На запросы в Юсуповском дворце весь день отвечали, что он уехал в Крым.
Из посольства я поехал на моторе прямо во дворец Великой Княгини Марии Павловны и просил аудиенции. Обо мне тотчас доложили. Она была в рабочем кабинете покойного Великого Князя Владимiра [Александровича] на первом этаже, где она во время войны всегда обедает и отдыхает после обеда.



Великая Княгиня Мария Павловна Старшая в рабочем кабинете своего дворца.

Я сказал ей всё, что мог вспомнить из донесения полиции, а потом она сказала мне, что Великий Князь Дмитрий Павлович посажен под арест – неслыханное дело, ибо с самого убийства Императора Павла (1801) ни одного Великого Князя не арестовывали по серьезному обвинению, и по этой причине Император Павел поплатился жизнью лишь за то, что угрожал этим.
Я вернулся в посольство и прямо, без доклада направился к леди Джорджине. Она была одна, и я спросил, могу ли я поговорить с послом. Она позвала меня в его комнату, и он со мной повидался. Я рассказал ему об аресте Великого Князя Дмитрия [Павловича] и о том, что Феликс Юсупов сказал по телефону Великой Княгине из дворца Дмитрия: «Это недоразумение».
Его Превосходительство был весьма впечатлен новостями и тут же начал писать свое донесение.
Я спросил его, могу ли я принести донесение полиции Великой Княгине. Он сказал: «Конечно, только принесите назад».



Джордж Уильям Бьюкенен (1854–1924) – с 1910 г. чрезвычайный и полномочный посол Англии при Русском Дворе.
О нем и его семье см.:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/29128.html

Тогда я поехал на моторе во дворец Великой Княгини и вошел к ней в комнату. Она прочла документ вслух: там не было никого, кроме меня.
Когда я вернулся в посольство, я направился прямо в кабинет посла и вернул ему документ. Он покинул комнату вместе со мной и спустился со своим донесением в канцелярию. Выходя, я встретил в холле Брюса, которому объявил об аресте Великого Князя.
Перед моим уходом посол попросил меня дать ему знать, если я услышу еще какие-либо новости. Поскольку я обедал у Великой Княгини Марии Павловны, которая всегда ложилась спать в 10, я сказал, что позвоню по телефону, если будет что-то важное.
Впервые надел свою шубу: – 5 градусов по Френгейту – и мой костюм покрылся мехом.
Пока меня чистили в передней, вошел Великий Князь Борис [Владимiрович], и мы вместе прошли в рабочий кабинет, где Великая Княгиня сидела за своим письменным столом.
Затем Великая Княгиня сказала: «Я звонила по телефону Дмитрию Павловичу, и сначала чужой голос отвечал мне по-английски; потом он сам говорил со мной. Он клялся, что ничего не знает о деле Распутина, что он ушел с ужина в 4».



Обслуживающий персонал и пациенты англо-русского госпиталя в Петрограде, располагавшемся во дворце Великого Князя Дмитрия Павловича. Английская открытка периода Великой войны.

Это было ответом на слова Великой Княгини, что ее сыновья пришли в ярость при мысли о его аресте. Тогда он сказал, что Императрица послала генерала, чтобы арестовать его, что генерал извинялся за действия, не вписывавшиеся в регламент, но надеялся, что «Великий Князь поймет». Он сказал также, что Император собирается прибыть в Царское завтра и заявил, что он намерен «бушевать».
Во время обеда мы все были поражены тем, что Великий Князь Дмитрий отрицает, что вообще знал об этом деле и говорит, что хотя он там и ужинал, но уехал до четырех.
Когда Великий Князь Борис отправился в балет, я пошел пешком в посольство.



В конце 1915 г. Великий Князь Борис Владимiрович познакомился с 17-летней дочерью офицера Зинаидой Сергеевной Рашевской (1896†1963). К лету 1916 г. она забеременела. Выехав после револоюции за границу, сожители в 1919 г., наконец, смогли оформить свои отношения в Генуе.

Поскольку было еще рано, я подумал, что мне лучше явиться лично, чем говорить по телефону. На лестничной клетке посольства горел свет, так что я спросил, могу ли я видеть леди Джорджину, и меня провели в спальню посла; она как раз собирался раздеваться.
Я сказал ему, что Великий Князь Дмитрий совершенно отрицает любое участие в убийстве – каковое, в конце концов, единственно и возможно, хотя он поклялся на собственной иконе. Если бы все заговорщики оповещали своих друзей и родственников о своей причастности, то это было бы пагубно для настоящего исполнителя или для всего заговора.
Я нашел посла весьма обезпокоенным и усталым; его заключили в спальню на неделю. Он ходил взад-вперед по комнате; я сидел у огня.
Я пожелал послу «доброй ночи», вышел и сел с леди Джорджиной в ее гостиной. Это было в 10.30.



Джорджина Мериэль Бьюкенен (1863–1924) – супруга английского дипломата.

Ей позвонила по телефону мисс Беринджер, жена корреспондента «Рейтер», но говорил с ней он сам.
Единственной новостью, которую он сообщил, было то, что полиция участка, где жил Распутин, видела мотор, направлявшийся к его дому около 4 ч. утра, забравший его и уехавший.
Это первые подлинные новости, которые я услышал, о прибытии Распутина в Юсуповский дворец, или, вернее, о его отъезде туда.



Продолжение следует.
Tags: Убийство Распутина: английский след
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments