sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

УБИЙСТВО РАСПУТИНА В ДНЕВНИКЕ И ПИСЬМАХ «ОДНОГО АНГЛИЧАНИНА» (3)




1916 год.
Суббота, 30 декабря.

Дневник.
Петроград. Около 5 ч. вечера спал, когда пришел Сеймур. Друг из полиции, которого он повстречал на улице, сказал ему, что в Распутина трижды стрелял Феликс Юсупов. Он не знает, умер ли Распутин.
Я позвонил по телефону в посольство, но леди Джорджины не было на месте. Она позвонила мне в 5.40, чтобы сказать, что она только что слышала сообщение. Между тем я уже написал Великой Княгине Марии Павловне.
В гостинице слух распространился в 7.15.



Ресторан Гранд Отеля «Европа».

Во Французский театр, где в Императорской ложе были Великие Князья Борис [Владимiрович] и Дмитрий [Павлович]. Там был кузен Юсупова, ничего не знавший. Никто не знает ничего определенного.
Похоже, что предостережение, которое я получил 19 декабря о трагической развязке до 31 декабря, сбылось.


Воскресенье, 31 декабря.
Рассказ.
Великолепная погода: – 2 градуса по Фаренгейту. Целуя руку Великой Княгине Марии Павловне после Литургии, я сказал: «Сегодня даже солнце светит», – но она отвечала: «Мы еще не удостоверились в факте».
На завтраке нас было тридцать четыре человека; и трое Великих Князей, ее сыновей. Великий Князь Андрей только что вернулся с фронта после двухмесячного отсутствия.



Прием во дворце Великой Княгини Марии Павловны. Фото К.И. Буллы.

Еще ничего определенного не известно; много рассказов, но все кончаются одинаково – что Распутин исчез.
В 1 ч. 16 пополудни я пешком отправился в посольство: блеск солнца, в котором сияло красное здание посольства. Я встретил посла, леди Джорджину, мисс Мериэль, генерала Хэнбери-Вильямса и полковника [Чарльза] Бёрна, который принес портфель.



Мериэль Бьюкенен (1886–1959), дочь посла. В 1925 г. вышла замуж за майора Гарольда Вильфреда Ноулинга.

Я рассказал им всё, что слышал об исчезновении Распутина. Я также сказал генералу, что десять дней назад написал домой о том, что политическая ситуация разрешится трагической развязкой.


Глава Британской военной миссии при Царской Ставке генерал-майор Джон Хэнбери-Уильямс (1859–1946) и корреспондент газеты «Таймс» Стенли Уошбурн. Петроград.

Когда мы говорили, принесли копию донесения полиции с указанием разных прибытий, отъездов и звонков полиции в Юсуповском дворце той ночью.
Все ушли и я сидел с леди Джорджиной. В угловом чертежном зале. Позвонила леди Сибил Грей: она сказала, что Феликс Юсупов был в субботу днем в англо-русском госпитале, который занимает второй этаж дворца Дмитрий, с Великими Князем Дмитрием, чтобы вынуть из горла рыбью кость.



В центре – Сибил Грей (1882–1966) – дочь экс-генерал-губернатора Канады, племянница английского министра иностранных дел Эдуарда Грея. Возглавляла англо-русский госпиталь в Петрограде:
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/28838.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/29197.html


Англо-русский госпиталь во дворце Великого Князя Дмитрия Павловича накануне открытия.
Этот и другие снимки взяты из альбома Дороти Коттон, медицинской сестры, приехавшей в Петроград из Канады:

http://www.bac-lac.gc.ca/eng/discover/military-heritage/first-world-war/canada-nursing-sisters/Pages/dorothy-cotton.aspx#photos


Члены Царской Семьи, английский посол Бьюкенен и леди Сибил Грей в день открытия госпиталя. 19 января 1916 г.





Это были первые определенные новости о Феликсе Юсупове после слухов об убийстве. На запросы в Юсуповском дворце весь день отвечали, что он уехал в Крым.
Из посольства я поехал на моторе прямо во дворец Великой Княгини Марии Павловны и просил аудиенции. Обо мне тотчас доложили. Она была в рабочем кабинете покойного Великого Князя Владимiра [Александровича] на первом этаже, где она во время войны всегда обедает и отдыхает после обеда.



Великая Княгиня Мария Павловна Старшая в рабочем кабинете своего дворца.

Я сказал ей всё, что мог вспомнить из донесения полиции, а потом она сказала мне, что Великий Князь Дмитрий Павлович посажен под арест – неслыханное дело, ибо с самого убийства Императора Павла (1801) ни одного Великого Князя не арестовывали по серьезному обвинению, и по этой причине Император Павел поплатился жизнью лишь за то, что угрожал этим.
Я вернулся в посольство и прямо, без доклада направился к леди Джорджине. Она была одна, и я спросил, могу ли я поговорить с послом. Она позвала меня в его комнату, и он со мной повидался. Я рассказал ему об аресте Великого Князя Дмитрия [Павловича] и о том, что Феликс Юсупов сказал по телефону Великой Княгине из дворца Дмитрия: «Это недоразумение».
Его Превосходительство был весьма впечатлен новостями и тут же начал писать свое донесение.
Я спросил его, могу ли я принести донесение полиции Великой Княгине. Он сказал: «Конечно, только принесите назад».



Джордж Уильям Бьюкенен (1854–1924) – с 1910 г. чрезвычайный и полномочный посол Англии при Русском Дворе.
О нем и его семье см.:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/29128.html

Тогда я поехал на моторе во дворец Великой Княгини и вошел к ней в комнату. Она прочла документ вслух: там не было никого, кроме меня.
Когда я вернулся в посольство, я направился прямо в кабинет посла и вернул ему документ. Он покинул комнату вместе со мной и спустился со своим донесением в канцелярию. Выходя, я встретил в холле Брюса, которому объявил об аресте Великого Князя.
Перед моим уходом посол попросил меня дать ему знать, если я услышу еще какие-либо новости. Поскольку я обедал у Великой Княгини Марии Павловны, которая всегда ложилась спать в 10, я сказал, что позвоню по телефону, если будет что-то важное.
Впервые надел свою шубу: – 5 градусов по Френгейту – и мой костюм покрылся мехом.
Пока меня чистили в передней, вошел Великий Князь Борис [Владимiрович], и мы вместе прошли в рабочий кабинет, где Великая Княгиня сидела за своим письменным столом.
Затем Великая Княгиня сказала: «Я звонила по телефону Дмитрию Павловичу, и сначала чужой голос отвечал мне по-английски; потом он сам говорил со мной. Он клялся, что ничего не знает о деле Распутина, что он ушел с ужина в 4».



Обслуживающий персонал и пациенты англо-русского госпиталя в Петрограде, располагавшемся во дворце Великого Князя Дмитрия Павловича. Английская открытка периода Великой войны.

Это было ответом на слова Великой Княгини, что ее сыновья пришли в ярость при мысли о его аресте. Тогда он сказал, что Императрица послала генерала, чтобы арестовать его, что генерал извинялся за действия, не вписывавшиеся в регламент, но надеялся, что «Великий Князь поймет». Он сказал также, что Император собирается прибыть в Царское завтра и заявил, что он намерен «бушевать».
Во время обеда мы все были поражены тем, что Великий Князь Дмитрий отрицает, что вообще знал об этом деле и говорит, что хотя он там и ужинал, но уехал до четырех.
Когда Великий Князь Борис отправился в балет, я пошел пешком в посольство.



В конце 1915 г. Великий Князь Борис Владимiрович познакомился с 17-летней дочерью офицера Зинаидой Сергеевной Рашевской (1896†1963). К лету 1916 г. она забеременела. Выехав после револоюции за границу, сожители в 1919 г., наконец, смогли оформить свои отношения в Генуе.

Поскольку было еще рано, я подумал, что мне лучше явиться лично, чем говорить по телефону. На лестничной клетке посольства горел свет, так что я спросил, могу ли я видеть леди Джорджину, и меня провели в спальню посла; она как раз собирался раздеваться.
Я сказал ему, что Великий Князь Дмитрий совершенно отрицает любое участие в убийстве – каковое, в конце концов, единственно и возможно, хотя он поклялся на собственной иконе. Если бы все заговорщики оповещали своих друзей и родственников о своей причастности, то это было бы пагубно для настоящего исполнителя или для всего заговора.
Я нашел посла весьма обезпокоенным и усталым; его заключили в спальню на неделю. Он ходил взад-вперед по комнате; я сидел у огня.
Я пожелал послу «доброй ночи», вышел и сел с леди Джорджиной в ее гостиной. Это было в 10.30.



Джорджина Мериэль Бьюкенен (1863–1924) – супруга английского дипломата.

Ей позвонила по телефону мисс Беринджер, жена корреспондента «Рейтер», но говорил с ней он сам.
Единственной новостью, которую он сообщил, было то, что полиция участка, где жил Распутин, видела мотор, направлявшийся к его дому около 4 ч. утра, забравший его и уехавший.
Это первые подлинные новости, которые я услышал, о прибытии Распутина в Юсуповский дворец, или, вернее, о его отъезде туда.



Продолжение следует.
Tags: Убийство Распутина: английский след
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments