sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

РИТУАЛ: ЖРЕЦЫ И ЖЕРТВЫ (11)


Петербургский особняк графини М.Э. Келлер графини на улице Сергиевской (Чайковского), 33-37.
Все дореволюционные и современные фотографии этого дома взяты нами из публикаций:
http://photoprogulki.narod.ru/spb_ulserg7.htm
http://www.citywalls.ru/search-street1.html
http://v-murza.livejournal.com/86078.html


Графиня Клейнмихель и ее библиотека (окончание)


Библиотека графини М.Э. Клейнмихель, которую молодой князь Ф.Ф. Юсупов часто посещал в поисках заинтересовавших его книг, размещалась не на Каменноостровской даче, а в особняке на Сергиевской улице, построенном архитектором В.Е. Патером в 1893 году.



Улица эта считалась одной из самых аристократических. Тут стояли особняки графов Апраксиных, князей Трубецких и Барятинских.


Интерьер особняка графини М.Э. Клейнмихель. Золотая свадьба князей Куракиных. 1914 г. Фото И.А. Оцупа.

В 1905-1907 гг. графиня временно сдавала свой особняк американскому посольству.



Кстати, 15-комнатная квартира самой Марии Эдуардовны располагалась на втором этаже.



Ну, а теперь пришло время пояснить, откуда в библиотеке графини М.Э. Клейнмихель появились заинтересовавшие князя Ф.Ф. Юсупова такие книги.
Этот подбор литературы не был, разумеется, случайным.



У подъезда особняка графини Клейнмихель.

Мы уже говорили, что незадолго до замужества Мария Эдуардовна находилась при дворе Великой Княгини Александры Иосифовны, где увлекались внеправославным мистицизмом.
Заправляла всем фрейлина Мария Сергеевна Анненкова (1837–1924), заядлая спиритка, сумевшая втянуть в эти занятия супруга Александры Иосифовны – Великого Князя Константина Николаевича, брата Царя.




В феврале 1857 г. Император Александр II с Императрицей Марией Александровной поведали фрейлине А.Ф. Тютчевой (а та занесла в дневник) следующую историю:
«Во время нервных припадков m-lle Анненкову магнетизировала Великая Княгиня Александра Иосифовна.
Анненкова впадала в состояние сомнамбулизма, во время которого ей бывали откровения из сверхчувственного мiра; она видела сонмы небесных сил, впадала в экстаз, вступала в сношения с духами; ей являлась Мария-Антуанетта, которая открыла ей, что она вовсе не то лицо, за которое себя считает, — не дочь своего отца, но дочь герцога Ангулемского и одной датской принцессы, правнучка Карла X и внучатая племянница Людовика XVI и Марии-Антуанетты […]
…В эту сказку благоговейно уверовала Великая Княгиня Александра Иосифовна, которая так много и так часто повторяла свои магнетические опыты, что кончила тем, что с ней сделался выкидыш, и она чуть не сошла с ума».




Что касается графини Марии Эдуардовны Клейнмихель, то она также не была чужда увлечениям оккультными науками. Тому были свои причины.
Еще в 1877-м, за год до того, когда безвременно, от чахотки, скончался ее муж, граф Николай Петрович Клейнмихель, в ее семье произошло еще одно судьбоносное событие: мать, графиня Мария Ивановна Келлер покинула своего супруга, выйдя замуж за человека на 15 лет ее моложе.
Однако прежде, чем поведать о ее новом муже, следует рассказать и о ней самой.
Графиня родилась в 1827 г. в семье одесского негоцианта и банкира Ивана Степановича Ризнича, по происхождению серба из Дубровника. Первая его супруга, скончавшаяся в 1825 г. дочь венского банкира Риппа – Амалия Ризнич, была предметом страсти А.С. Пушкина в период южного изгнания. Ей он посвятил несколько стихотворений, включив ее имя в свой «Дон-Жуанский список».
Матерью Марии Ивановны Келлер была полька Полина Адамовна Ржевусская, сестер которой – Эвелину-Констанцию Ганскую (впоследствии жену О. Бальзака) и Каролину Собаньскую – также близко знал А.С. Пушкин.



Графиня Мария Ивановна Келлер, урожденная Ризнич.

Путешествуя по Европе, графиня М.И. Келлер познакомилась с чиновником Министерства внутренних дел Франции Жозефом Александром Сент-Ивом (1842–1909), родившимся в Париже в семье медика (ревностного католика).
Брак был оформлен в Лондоне 6 сентября 1877 г.
Вскоре Мария Ивановна купила поместье Альвейдр, по которому (после приобретения в 1880 г. в Сан-Марино титула маркиза) ее муж стал именоваться Сент-Ивом д`Альвейдром.



Официальное уведомление о присвоении титула маркиза д`Альвейдра. 19 сентября 1880 г. Семейный архив.

Этот известный впоследствии оккультист, учитель небезызвестного мага Папюса (называвшего Сент-Ива воспитателем своего ума), друг Виктора Гюго, связывал перелом в своей судьбе именно со своей женитьбой.
Перу этого известного мистика принадлежат пять книг: «Миссия Суверенов» (1882), «Миссия рабочих» (1883), «Миссия евреев» (1884), «Миссия Индии в Европе» (1886), «Миссия французов» (1887), а также сконструированный им «археометр» – приспособление, состоящее из концентрических подвижных окружностей, в которые вписаны различные элементы соответствий (буквы, нотные знаки, цвета, планеты), служащее, по уверению автора, ключом ко всем религиям и всем наукам древности, а также к универсальной религии и универсальной науке.



Жозеф Александр Сент-Ив, маркиз д`Альвейдр.

Именно общение с новым мужем своей матери (не только оккультистом, но и алхимиком) оказало сильное влияние и на графиню М.Э. Клейнмихель.
Жившая по соседству в своем дворце (ул. Чайковского, 46-48) Великая Княгиня Ольга Александровна (сестра Императора Николая II) рассказывала о ней: «…Она увлекалась оккультными науками. Я слышала, что однажды вызываемые ею духи до того расшалились, что один из них сорвал с ее головы парик и открыл тайну ее плешивости. Думаю, что после этого случая она прекратила занятия подобного рода».
Сегодня о Каменноостровской даче иногда пишут, как об «алхимическом особняке».
Дело тут, конечно, не в гербе, украшающем здание, и являющимся по сути двойным гербом графов Клейнмихелей и Келлеров (из Балтийского гербовника).
(Кстати говоря, свёкр Марии Эдуардовны, генерал-адъютант граф П.А. Клейнмихель за отвагу, выказанную им в 1837 г. во время тушения пожара в Царской Резиденции, Именным Императорским Указом получил право присоединить к своему гербу объятый пламенем Зимний Дворец.)



Двойные гербы в декоре дачи на Каменном острове.

Гораздо более перспективным с точки зрения символики представляется нам изучение другого декора, хорошо сохранившегося здесь.





Что же касается матери графини М.Э. Клейнмихель, маркизы д`Альвейдр, то она скончалась в 1895 году. Другие даты, встречающиеся иногда в литературе (1914 или даже 1924 годы), следует признать ошибочными.
С одной стороны, они противоречат тому культу памяти, который учредил, воздвигнув в ее память домашний алтарь, безутешный супруг, скончавшийся, как известно, в 1909 году.
С другой, ставшие не так давно известными прямые свидетельства внука маркизы – графа Александра Федоровича Келлера (1883–1946)
.


Александр Кабанель. Портрет графини М.И. Келлер. 1873 г. Музей Орсэ в Париже.

Именно с этим человеком связана другая, не менее яркая, страница общения графов Келлеров со своим знаменитым французским родственником.
Александр Федорович был сыном брата графини М.Э. Клейнмихель – генерал-лейтенанта Федора Эдуардовича Келлера (1850–1904), героя Русско-турецкой и Балканской войн, кавалера многочисленных боевых наград, погибшего смертью героя в Русско-японскую кампанию.



Граф Ф.Э. Келлер с сыном Александром.

Матерью была графиня Мария Александровна Келлер (1861–1944), урожденная княжна Шаховская.


Леон Бакст. Портрет графини Марии Александровны Келлер. 1902 г. Музей «Зарайский кремль».
После гибели мужа она в 1910 г. вышла замуж за германского дипломата барона Ганса Карла фон Флотова (1862–1935), с которым развелась в 1916 г. После революции жила в эмиграции. Скончалась в Италии.

Дальнейшее наше повествование мы основываем на недавно ставших доступными документах:
http://www.varvar.ru/arhiv/slovo/keller-a-f.html

Первый из них – собственноручная записка графа А.Ф. Келлера, написанная в Париже 26 декабря 1939 г.:
«Отношения между моим покойным отцом и маркизом Saint-Yves d`Alveydre (вторым мужем моей бабушки) были всегда очень близкие и дружественные.
Я смутно помню мою бабушку, когда мне было 5 около пяти лет, так же как смутно помню и Сент-Ива в эту эпоху.
Я уже гораздо ближе познакомился с ним уже после смерти бабушки, когда, после смерти моей сестры, мы провели 1894-й и 1895-й годы во Франции, и мне минуло 10 лет.
Разговоры Сент-Ива произвели на меня очень большое впечатление, и с этого времени началось мое увлечение историко-религиозными и философскими науками.
В июне и июле 1900 года я снова был в Париже и почти что ежедневно ездил в Versailles к Сент-Иву.
В это время он работал над своим Archeometr`ом и, после завтрака, в своем кабинете пытался пояснить мне значение своего труда. Я, конечно, не мог понять и половину его слов, но, во всяком случае, он твердо внедрил в меня убеждение, что невозможно заниматься так называемыми оккультными науками, не будучи раньше хорошо ознакомленным с физикой, химией и прочими естественными науками, а также с историей и филологией.
В это же время он рассказал мне о своих химических опытах. […]
С тех пор, по возвращении моем в Петербург, я начал серьезно заниматься химией (главным образом физико-химией), историей и историей религий».
Как раз в это время граф А.Ф. Келлер учился в Пажеском корпусе, будучи выпущенным в 1902 г. корнетом в Лейб-Гвардии Кавалергардский полк.



Граф Александр Федорович Келлер.

«Когда я вернулся в Париж в 1902 году, – пишет он далее, – я опять-таки часто бывал у Сент-Ива, который в это время был поглощен своей работой над второй частью Archeometr`a […]
Это было последний раз, что я его видел.



Сент-Ив, маркиз д`Альвейдр.

Он умер, оставив свою библиотеку и архив моему дяде [в публикации ошибочно “деду”. – С.Ф.] графу Александру Эдуардовичу Келлеру.
После смерти последнего в 1939 году, помимо других вещей, мне достались три пакетика, на которых рукой Сент-Ива было написано дата алхимического опыта и точный вес заключенного в каждом из них золотого образца, добытого алхимическим путем».
Александр Эдуардович Келлер, о котором тут идет речь, восприемниками которого при крещении был Император Александр II и Великая Княгиня Александра Петровна, имел звание камергера Высочайшего Двора.
Он был похоронен вместе со своей сестрой, графиней М.Э. Клейнмихель, скончавшейся в 1931 г., на кладбище в Версале.
Рядом с ними находится могила их знаменитого родственника Сент-Ива д`Альвейдра, умершего, как мы уже говорили, еще в 1909 году.



Могильная плита графини М.Э. Клейнмихель и ее брата, графа А.Э. Келлера на кладбище в Версале.

Возвращаясь к их племяннику, графу А.Ф. Келлеру, следует упомянуть о том, что вслед за своим отцом он отправился Восток, где участвовал в Русско-японской войне, получив чин поручика и несколько боевых наград, в том числе орден Анны 4-й степени с надписью «За храбрость».
В 1907 г. он поступил в Николаевскую Академию Генерального штаба, а затем на некоторое время оставляет военную службу, возвращается на которую лишь с началом Великой войны. Служит в составе Чеченского конного полка, в 1915 г. получает орден Святого Георгия 4-й степени и чин ротмистра, а в 1916 г. – звание полковника.
Пишут, что А.Ф. Келлер участвовал в гражданской войне, правда не сообщают, где именно. Как бы то ни было, в 1920 г. он оказывается во Франции.
Жил он в Париже, а с 1936 г. – в Медоне. В 1926 г. был служащим в банке, со следующего года – рантье. Работал в Лиге Наций.
Главным делом Александра Федоровича в эти годы становится масонство. В 1920-е годы он член лож «Гермес» и «Северное сияние». К последней он присоединился в 1925 г. Был «оратором» (1926-1927), архивистом и библиотекарем (1928), хранителем архива (1929), хранителем печати (1930), достигнув, как считают, 32 градуса посвящения.
Во втором браке (с 1916 г.) он состоял с масонкой: фрейлиной Императорского Двора Ниной Ивановной, урожденной Крузенштерн (1893–1966).
Характерно, что и она вторым браком (после кончины графа А.Ф. Келлера) также вышла замуж за масона, друга первого своего мужа, полковника Генерального штаба Н.Л. Голеевского (1878–1958), до революции русского военного атташе в США, служащего американского посольства во Франции (1925-1940), секретаря консульства США во Франции (с 1945).
Положение его и роль становятся ясными из собственноручной записки графа А.Ф. Келлера 1939 г., в которой он пишет о «золотом образце, добытом алхимическим путем» Сент-Ивом д`Альдвейром: «Пакет с образцом золота весом в 0 грамма,0286, добытого во время опыта 5 октября 1893-го года, передан мною Великому Командору Русского Масонства Древнего и Принятого Шотландского Устава Николаю Лаврентьевичу Голеевскому для заключения в Командорской Ленте».
Примечательно, что этот Н.Л. Голеевский в 1954 г. вернулся в СССР, где доживал свой век в Доме актеров ВТО в Москве.
«Высокообразованный и тонкий человек, граф Келлер, – сказал один из братьев на его похоронах в июне 1946 г., – был потомком графа Вьелгорскаго, знаменитого вольного каменщика Александровой поры. Еще будучи кадетом Пажескаго rорпуса, Александр Федорович сделался учеником знаменитого Сен-Ива д`Альвейдра. За ним вторым браком была замужем его родная бабушка графиня Келлер, к которой в Версаль часто ездил юный А.Ф., и подолгу гостил у неё. […]
Говорят, не было ни одной отрасли знания, который бы он не интересовался и которую бы он не изучал. […] Весь мiр для него был словно символ, в тайну которого он пытался проникнуть.
Вдохновенный масон, он придавал исключительное значение ритуалу, говоря, что ритуал поставил его на настоящий посвятительный путь».
Особым увлечением графа А.Ф. Келлера была нумизматика и археология. Известно, например, что он вел раскопки в Сирийской пустыне.
Интерес к восточной археологии заронил в него, вероятно, брат первой его жены (1907–1916) Ирины Владимiровны Скарятиной (1888–1962) – Михаил, однополчанин графа А.Ф. Келлера, полковник-кавалергард, автор расшифровки (под псевдонимом Enel) каббалистической надписи в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге.



Граф Александр Федорович Келлер с первой своей супругой – графиней Ириной Владимiровной, урожденной Скарятиной.

Именно о нем – следующий наш пост.


Продолжение следует.
Tags: Архив, Убийство Распутина: как это было, Убийство Распутина: русские участники, Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments