sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

РИТУАЛ: ЖРЕЦЫ И ЖЕРТВЫ (1)


Князь Ф.Ф. Юсупов в сопровождении поверенного адвоката Фанни Гольцман. Нью-Йорк. 25 октября 1965 г. Собрание музея «Наша Эпоха» (Москва).


Бумаги из юсуповского чемодана


«Но с ними случается по верной пословице: пес возвращается на свою блевотину…»
2 Пет. 2, 22.


Ключевой фигурой убийства Царского Друга, несмотря на молодость и видимую неопытность в такого рода делах, связывавшей, тем не менее, все сегменты участвовавшие в преступлении, был князь Ф.Ф. Юсупов.
Какие еже качества обезпечивали ему такое положение?
Принадлежность к высшим аристократическим кругам России. Близость к Императорскому Дому и непосредственно к Царской Семье.
Многолетняя оккультная практика. Связь с эзотерическим масонством (причем, не только русским, но и зарубежным).
Тесные контакты с английскими спецслужбами.
Именно он предоставил, оборудовав соответствующим образом, место убийства.
Он также пригласил, познакомившись задолго до этого (еще до отъезда в Лондон на учебу), жертву – Григория Ефимовича Распутина.
В ноябре 2014 г. в Париже на торгах, организованных аукционным домом Друо неожиданно всплыл чемодан с архивными документами, попавшими в 1970 г. (после смерти княгини Ирины Юсуповой) в распоряжение мексиканского скульптора Виктора Контрераса, с 1958 г. в течение пяти лет жившего у них как член семьи.
Среди этих бумаг была сравнительно небольшая связка документов, представляющих, на наш взгляд, большое значение для понимания характера убийства Царской Семьи и Их Друга.
Характер их неоднороден: рукописи, машинопись, личные письма, редчайшая брошюрка.
Хронологический разброс также значителен? Начиная с 1930-го и вплоть до 1967 года.
Совершенно очевидно, что владелец их тщательно подбирал, включив в состав особого досье. В самом этом отборе и соединении заключен весьма важный смысл, характеризующий, прежде всего, самого князя.
Знакомство с бумагами – лучшее доказательство того, что их хозяин, что бы он впоследствии ни рассказывал знакомым и сообщал в своих мемуарах, хорошо понимал, в чем он участвовал.
Вопреки каталогу, характеризовавшему лот, как «Исторические документы о трагической судьбе Императорской Семьи в Екатеринбурге», содержание их не ограничивается ритуальным (именно на этой теме сосредоточено внимание) убийством Царственных Мучеников; есть там материалы о таковом же характере убийства Г.Е. Распутина. Всё это, судя по тематике документов, тесно переплетено с каббалистикой и масонством.




Всё это соединилось и в самом князе Ф.Ф. Юсупове, одним из предков которого был небезызвестный сподвижник Императора Петра Великого – еврей П.П. Шафиров. Он и жену себе выбрал такую (Княжну Императорской Крови Ирину Александровну), в которой также текла еврейская кровь.
Что же касается масонства и оккультизма, то они также всегда шли рука об руку.
А началось всё с увлечения Феликса спиритизмом, который он практиковал вместе со своим старшим братом Николаем.
«В ту пору, – вспоминал Ф.Ф. Юсупов, – мы с братом увлекались спиритизмом. Устраивали с приятелями спиритические сеансы и наблюдали вещи удивительные. Но в день, когда мраморная статуя сдвинулась с пьедестала и рухнула перед нами, столоверчение мы прекратили. […]



Николай Феликсович Сумароков-Эльстон, Юсупов (1883–1908).

Столы вертеть я бросил, а все же продолжал интересоваться потусторонними материями. […] Я ударился в оккультные науки и теософию. […] Объяснений христианства я уразуметь не мог. […] К тому ж убеждался я, что иные упражненья духа и тела могут придать человеку сверхъестественную силу и власть над собою и другими. Я есмь носитель божественного начала. Проникнутый сей идеей, я занялся йогой. Каждый день проделывал я особую гимнастику и множество дыхательных упражнений».
Связь всех этих сатанинских практик с убийством Царского Друга безспорна. Один из участников убийства Великий Князь Дмитрий Павлович, говорилось в публикациях в эмигрантской прессе, «ссылался на какую-то таинственную силу, толкнувшую его на преступление. Она будто бы мешала поднять занавес над этими событиями».



«Столоверчение». Карикатура.

Допрошенный в Париже 10 сентября 1920 г. масон и соучастник убийства Г.Е. Распутина В.А. Маклаков передал следователю Н.А. Соколову свой разговор с князем Ф.Ф. Юсуповым, когда тот на реплику Василия Алексеевича о том, что «важно не то, что существует Распутин, а что он может иметь такое влияние; словом, что виноват режим, а не личность», князь «с большой живостью» возразил: «Вот в этом-то Вы глубоко ошибаетесь. Вы не занимались оккультизмом, а я им занимаюсь давно [sic!] и могу Вас уверить, что такие люди, как Распутин, с такой магнетической силой, являются раз в несколько столетий. Императрица – нервная женщина, и часто бывают люди, которые имели на Нее влияние, но никто никогда не имел подобного влияния. […] Эта сила обнаружилась не сразу, но теперь она в полном развитии и никто Распутина не сможет заменить; поэтому устранение Распутина будет иметь хорошие последствия. Если Распутин будет убит, Императрицу придется через несколько же дней посадить в дом для душевно больных; Ее душевная жизнь поддерживается только Распутиным; Она вся рассыпется, когда его уберут; а если Императрица будет сидеть в больнице и не сможет влиять на Государя, то по Своему характеру Он будет очень недурным конституционным Государем».


Василий Алексеевич Маклаков (1869–1957).

Видимо, дело не ограничивалось одними лишь разговорами. Из случайно дошедших до нас известий мы знаем, например, об откровениях психографолога И.Ф. Моргенштерна, рассказавшего в первые дни после февральского переворота 1917 г. одному столичному журналисту: «Несколько лет тому назад ко мне пришли два высокопоставленных лица – противники старца и просили меня определить его почерк». То же просил его сделать и в отношении почерка Императрицы Александры Феодоровны «один из Великих Князей – Ее противник».
Однако многие заговорщики хорошо понимали, что на пути их к Царской Семье стоял Григорий Ефимович Распутин.
Незадолго до смерти, почти через полвека после убийства Г.Е. Распутина, по свидетельству биографов Ф.Ф. Юсупова, «на вопрос одного молодого друга семьи [Принца Михаила Греческого] князь ответит, что взаимный интерес подогревался противостоянием и конкуренцией двух равносильных гипнотических сил [на деле, конечно, носителем благодати Божией и оккультной силы. – С.Ф.]. Недаром в одном из своих писем даже княгиня Юсупова подчеркнула, что Феликс может добиться многого, используя свою гипнотическую силу».
Речь идет о письме княгини З.Н. Юсуповой сыну (21.9.1916): «…Под твоим гипнозом всё делается, как ты хочешь. – Не права ли я?».
В воспоминаниях самого Феликса Феликсовича читаем: «Говорили, что я даже смотрю иначе. И правда, я видел, что многие не выдерживают моего взгляда, а посему заключил, что развил в себе гипнотическую способность[…] “Я властвую над собой, – с упоением думал я, – значит, властвую над другими”».
Развить эту силу помог братьям – маг, хиромант, чернокнижник, «профессор оккультных наук» Чеслав Иосифович Чинский, происходивший из крещеных евреев Варшавской губернии. Даже русские коллеги характеризовали его, как «небезызвестного гипнотизера и хироманта, но человека с уголовным прошлым».



Оккультист Чеслав Чинский (1858–1932? 1939?) в молодости.

Известным оккультистом Папюсом в Париже в 1910 г. Чинский был назначен членом Верховного совета ордена мартинистов и Генеральным делегатом для России. В 1913 г. в той же столице мiрового масонства был посвящен в высший градус шотландского устава, а также Мицраим и Мемфис.


Папюс в своей парижской оккультной ложе.

Из Франции Чинский привез «посвятительные тетради» и обрядники Ордена мартинистов. По мнению Департамента полиции, Папюс через Чинского хотел легализировать в России Орден мартинистов.


Папюс в России.

В одном только 1910 г. в ложу мартинистов вступило 8 тысяч человек (желающих же было более 10 тысяч). Особенно много приверженцев было среди высокопоставленных лиц. Однако мартинистами стали «не только лица с аристократическими фамилиями, но и будущие революционеры-большевики», такие как чекист Бокий, Москвин и Стомоняков.


Бланк учрежденного Папюсом Ордена мартинистов.

Орган спиритизма и медиумизма петербургский журнал «Ребус» в 1914 г. так характеризовал этот интерес: «Организовались общества так называемых сатанистов, люциферианцев, огнепоклонников, черных магов, оккультистов и пр., и пр. Все они в основе преследуют одну и ту же цель – достижения неограниченного могущества на земле во всех областях нашей жизни. Апостолы этих ультраэгоистических школ проникают во все слои общества. В Пажеском корпусе, в Медицинской Академии, в Лицее и, наконец, в роскошных салонах петербургского “света” вы всегда встретите адептов оккультизма и черной магии».


Спиритический сеанс в Петербурге Чеслава Чинского.

Что касается Чинского, то он открыто называл себя сатанистом. После окончания первой мiровой войны он продолжал свою деятельность в Польше. Там он организовал «изуверскую секту поклонников сатаны, в результате деятельности которой погибло несколько молодых людей». Варшавским окружным судом по этому делу проводилось судебное следствие. О деятельности Чинского польская пресса в начале 1930-х публиковала специальную подборку статей под названием «Верховный жрец сатаны».
Таков был один из учителей князя Ф.Ф. Юсупова.
Не следует забывать также, что мартинистами высокого посвящения (причем связанные напрямую с Папюсом) были Великие Князья Николай Николаевич, Петр Николаевич и Георгий Михайлович, продолжавшие свои работы в Царском Селе вплоть до 1916 года.



Диплом «доктора герметизма (ad honorem)», выписанный Высшей школой герметических наук в Париже 23 сентября 1900 г. на имя Великой Княгини Милицы Николаевны (супруги Великого Князя Петра Николаевича) Папюсом.

Известным приверженцем оккультизма был также тесть князя Ф.Ф. Юсупова – Великий Князь Александр Михайлович, также увлекавшийся спиритизмом
Накануне Великой войны он возглавлял масонскую ложу «Карма», работавшую по шведскому розенкрейцерскому ритуалу, включавшую в свой состав многих аристократов, в основном из придворных.



Великий Князь Александр Михайлович.

Именно по совету этого человека князя Ф.Ф. Юсупова перед убийством Г.Е. Распутина укреплял специальными гипнотическими сеансами розенкрейцер доктор К.Н. Рябинин, хороший знакомый художника Н.К. Рериха, также масона и оккультиста.


Константин Николаевич Рябинин (1877–1953).

Что касается самого Феликса Юсупова, точных данных о его членстве в какой-либо определенной ложе пока ничего неизвестно. Судя по всему, вряд ли он принадлежал к регулярному масонству.
Однако имеется свидетельство А.А. Вырубовой, не включенное ею в основной корпус своих мемуаров.
«Помню, – писала она, – как Головины, которые всегда были очень дружны с Феликсом Юсуповым, года за два до убийства рассказывали Распутину, что Феликс поступил в тайное английское общество. “Теперь он убьет меня”, – заметил Григорий Ефимович».
В связи убийства Г.Е. Распутина с вольными каменщиками была уверена и Императрица Александра Феодоровна. В стихотворении, переписанном Ее рукой, на смерть Царского Друга говорится о том, что он принял смерть «от рук орудия незримого масона».



Стихотворение, написанное на смерть Григория. Автограф Императрицы Александры Феодоровны. 1917 г.

Старинные английские друзья князя Ф.Ф. Юсупова (еще со времен его учения в Оксфорде) проявляли удивительное внимание к убийству Г.Е. Распутина. В юсуповских мемуарах имеется свидетельство об одной из этих знакомых, перебравшейся после войны во Францию: «В Англии собрала она для меня газетные вырезки – статьи об убийстве Распутина, писанные в ту зиму знакомыми моими, знавшими меня по оксфордской поре».


Продолжение следует.
Tags: Архив, Убийство Распутина: как это было, Убийство Распутина: русские участники, Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments