sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 161)


«Кровавая Ханна». Лидер коммунистов послевоенной Румынии – Ханна Рабинсон, более известная под именем Анны Паукер. Рисунок с обложки американского журнала «Time» 1948 г., в котором она характеризовалась как «самая влиятельная из живущих женщин».


Испытание миром (начало)


Твои кровяные шарики,
Кусаясь, пускаются за́ реку,
Как крысы на водопой.

Борис ПАСТЕРНАК.

В послевоенные годы премьер-министры в Румынии менялись словно перчатки.
Назначенный сразу же после переворота 23 августа 1944 г. генерал Константин Сэнэтеску вынужден был уже 2 декабря, под советским давлением, уступить этот пост генералу Николае Рэдеску, на которого возлагались, видимо, определенные надежды: внебрачный сын его Нику, воспитанный коммунистами-нелегалами еврейского происхождения, был офицером госбезопасности.

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/153382.html

Однако с этим назначением просчитались: генерал открыто обличал рвавшихся к власти коммунистов как «иностранцев без Бога и национальности».
В результате вмешательства заместителя министра иностранных дел СССР А.Я. Вышинского Рэдеску был отстранен от власти.



Георге Георгиу-Деж, Петру Гроза, Георге Тэтэреску во время посещения посольства СССР в Бухаресте (в центре А.Я. Вышинский) по случаю воссоединения Северной Трансильвании с Румынией. 11 марта 1945 г.

Король Михай не мог не принять ультиматум, поскольку ценой его было возвращение Румынии отторгнутой от нее в 1940 г. Северной Трансильвании – земли, для любого румына имевшей слишком большое значение, чтобы хотя бы и в мыслях от нее можно было отказаться.


Еще в сентябре 1944 г., в период подготовки к совместной с Красной армией операции по освобождению Северной Трансильвании от немецко-венгерских войск, под руководством Генштаба Румынской армии и началом Гаврилэ Олтяну, была создана добровольческая «Гвардия Юлию Маниу («Garzile Iuliu Maniu»). Позднее (под тем же командованием) она трансформировалась в группу «Гайдуков Аврама Янку» («Haiducii lui Avram Iancu») – «Черные серьмяги» («Sumanele Negre»), вступив в борьбу не только с местным венгерским населением, но и с коммунистами, представленными в тех местностях в основном теми же венграми. Повстанцев, в числе которых было немало офицеров Королевской армии и легионеров, ликвидировали благодаря внедренному в их среду провокатору. С 11 по 18 ноября 1946 г. проходил процесс над «Черными серьмягами». Как сообщала пресса, Гаврилэ Олтяну вскоре после ареста покончил жизнь самоубийством, приняв стрихнин. Однако на самом деле, как утверждают современные исследователи, он был убит.


Полномочия последнего некоммунистического премьер-министра генерала Николае Рэдеску завершились 1 марта 1945 г., а 6 марта на его место заступил Петру Гроза.


Справа налево: Король Михай, Королева-Мать Елена и Петру Гроза (1884–1958), премьер-министр Румынии в 1945-1952 гг..

Своим румынским происхождение, да еще из крупных помещиков, широко известный своей антифашистской позицией и формальной безпартийностью, подобно фиговому листку, он прикрывал непотребную возню водворившихся на румынском политическом олимпе, на советских штыках, новых хозяев – безродных и малограмотных политиканов, безразличных, а то и прямо враждебных тому народу, от имени которого и в интересах которого они якобы правили.
Именно под прикрытием этого человека были сделаны самые важные шаги по коммунизации страны: выборы 19 ноября (на следующий день после вынесения приговора на процессе над «Черными серьмягами»), изгнание Короля, красный (с ярко выраженными еврейскими нотками) массовый террор, коллективизация.
Соответственно делам была и та благодарность, которую выразил ему, в конце концов, румынский народ…



Свергнутый истукан Петру Грозы у дворца Могошоая. 2010 г.

Король Михай стал последним из трех Монархов стран Восточной Европы, оказавшихся после второй мiровой войны в сфере советского влияния, лишившихся Престола. Первым (15 сентября 1946 г.) был Царь Болгарии Симеон. Вторым (29 ноября 1946 г.) Король Югославии Петр II.


Крест Короля Михая I с его вензелем. Военный музей в Бухаресте.

Поводом к свержению было объявление Королем о помолвке с Принцессой Анной Бурбон-Пармской, укреплявшей легитимность Монархии в глазах народа, чего коммунисты допустить не могли.


Король Михай и Королева Анна познакомились на свадьбе Английской Королевы Елизаветы II. Бракосочетание состоялась в июне 1948 г., вскоре после изгнания из Румынии.

Впоследствии Король вспоминал: «30 декабря утром я был за городом Звонит премьер Гроза, говорит: “Ваше Величество, не могли бы вы приехать в столицу? Нужно обсудить одно семейное дело”.


Король Михай в своем кабинете. 1946 г.

Я подумал, что речь идет о моей помолвке. Мы с мамой приехали в небольшой Елизаветинский дворец. Гроза пришел с лидером коммунистов Георгиу-Дежем. Они вручили мне текст манифеста об отречении от Престола».


Манифест об отречении от Престола.

О том, что произошло дальше, Михай и много лет спустя вспоминал с дрожью в голосе:
«Я говорю Грозе и Дежу: “Это так не решается. Свою волю должен высказать народ”.
Они мне отвечают: “Если вы не отречетесь в течение получаса, мы расстреляем тысячу студентов – сторонников Монархии, которые посажены в бухарестскую тюрьму”.



Король Михай и Георге Георгиу-Деж, в 1944-1954 гг. генеральный секретарь Румынской коммунистической партии.

Я не считал себя вправе бороться за власть ценой людских жизней и подписал их манифест.
Как только я это сделал, Гроза заулыбался и говорит: “Пощупайте мой карман”. В кармане оказался пистолет.
Тогда Гроза повернулся к маме и говорит ей по-немецки: “Это я на всякий случай прихватил, чтобы со мной не поступили, как с Антонеску”».
Откликнулось!..



Король Михай и Георге Георгиу-Деж. День Победы 9 мая 1947 г.

Сборы были короткими. 3 января 1948 г. специальный поезд, отправлявшийся из Синаи, увозил в Швейцарию
– кавалера ордена Победы

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/151914.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/164926.html

– и будущую «Праведницу мiра».
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/153382.html


Король Михай и Королева-Мать Елена. 1946 г.

Одновременно в Бухаресте был опубликован указ о лишении Монарха гражданства и конфискации всего принадлежавшего Ему имущества.
Подобно своему отцу, Король Михай выехал не с пустыми руками, как и родитель перепутав личную собственность с тем, что принадлежало Короне.

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/156410.html

Правда, вагонов было уже не 12, а только семь, но и они не все смогли пересечь границу.
Осуществлявший охрану Королевского поезда Костикэ Гэлэван, известный нам по участию в казни маршала Иона Антонеску, вспоминал, что четыре вагона на таможне отцепили и Король покинул Румынию только с тремя.



Георге Георгиу-Деж и Петру Гроза. 1946 г.

Названные нами уже Георгиу-Деж и Гроза были, деятелями, безусловно, важными. Однако ключевыми фигурами, осуществлявшими реальную политику, были не они, а совершенно иные люди.
Нужно очень хорошо разбираться в хитросплетениях власти того времени, к тому же намеренно весьма запутанной и закрытой от посторонних глаз, чтобы понять, откуда, кто и как дергал за веревочки.
Есть и еще одна трудность: почти никто из них не выступал под своим собственным именем. Но даже если бы даже вам и удалось раскрыть всю эту псевдонимию: румынскую, венгерскую, русскую, украинскую и какую-либо иную, – вы тут же неминуемо столкнулись бы с многими другими неясностями.
Гораздо сложнее обстоит, например, дело с их мамами, по которым у них, собственно, и определяется национальность.
Еще труднее с женами, девичьи фамилии которых также находились под двойным прикрытием: псевдонимов и тех же «мамочек».
Закулисная, анонимная, тайная власть – всё как они любят.
И всё же – общими усилиями исследователей разных национальностей и взглядов – в последние годы удалось преодолеть заговор молчания, приоткрыв при этом тошлько краешек завесы.
Существенную роль в этом сыграли исследования израильского ученого Моисея Срулевича Брухиса (1919–2006), книги которого выходили под именем «Михаил Брухис».
Работавший в послевоенное время в Госиздате Молдавии, преподававший в Кишиневском государственном университете и заведовавший секцией перевода в Институте истории АН Молдавской ССР, в 1974 г. он эмигрировал в Израиль, где работал старшим научным сотрудником в Центре российских и восточно-европейских исследований при Тель-Авивском университете. Там на русском языке вышла его книга «Россия, Румынии и Бессарабия: 1812, 1918, 1924, 1940» (Тель-Авив. 1979), переведенная на румынский язык изданная в Кишиневе в 1992 году.



Обложка книги Михаила Брухиса «Rusia, România și Basarabia: 1812, 1918, 1924, 1940» (Chișinău. Universitas. 1992).

Следующим шагом на пути обретения правды о страшном времени стало исследование румынского генерала Нягу Космы (1925–2007), возглавлявшего III Управление контрразведки Секуритате, – «Вклад некоторых национальных меньшинств в большевизацию Румынии» (Бухарест. 1996).
Другим важным этапом стал выход книги также недавно скончавшегося Иеронима Христи «От звезды Давида к звезде Ротшильда» (Бухарест. 2004).



Обложка книги Иеронима Христи «De la steaua lui David la steaua lui Rothschild» (Editura «Ţara noastră». Bucureşti. 2004).

Именно на основе этих изданий были составлены краткие справочные материалы, раскрывающие (пусть пока и не полностью) действительное положение дел в послевоенной Румынии.
Прежде всего, это статья Георге Гаврилэ Копила «Подлинный холокост в Румынии ХХ века. Евреи в руководящих структурах Румынского государства. За кулисами реальной истории»:

https://bucovinaprofunda.wordpress.com/2015/07/22/adevaratul-holocaust-din-romania-secolului-xx-evrei-in-structurile-de-decizie-ale-statului-roman-din-culisele-reale-ale-istoriei/

Более значительный вклад принадлежит составителям «Списка коммунистов евреев, приведших Румынию к самой свирепой диктатуре и репрессиям»:
http://romaniabreakingnews.ro/lista-evreilor-comunisti-care-au-condus-romania-in-anii-celei-mai-crunte-dictaturi-si-represiuni/

Опираясь на эти и другие данные, попытаемся и мы показать эту картину; в самых общих чертах, разумеется.
Авторы исследований называют эту эпоху «геноцидом евреев против румын».
При этом в большинстве книг все несчастья, постигшие страну в период между 1944 и 1989 гг. связывают с именами двух румын: Георге Георгиу-Дежем и Николае Чаушеску.
Справедливо ли это? – задаются вопросом исследователи.
Из 900 коммунистов, имевшихся в наличие к августу 1944 г. в Румынии, собственно румын можно было сосчитать по пальцам одной руки. В основном же это были евреи, да еще несколько венгров, болгар, русских, украинцев и армян. По этой самой причине всю эту «мешанину» невозможно было именовать «партией румынских коммунистов», разве что «партией коммунистов Румынии».
Положение – и по количеству и по составу – было, безусловно, неприемлемым.
Именно поэтому прибывшая вместе с Красной армией Анна Паукер (Ханна Рабинсон), фактический лидер компартии Румынии, приняла решение увеличить число коммунистов за счет т.н. «нелегалов». Причем, для узаконения положения достаточно было свидетельства двух таких же «нелегалов». Таким образом, часто весьма сомнительные свидетельства конвертировались в авторитетные документы.



Король Михай, министр обороны генерал Михай Ласкар и Анна Паукер. 1947 г.

Число членов партии возросло на пять тысяч человек, никак при этом не повлияв на национальный состав, остававшийся по-прежнему еврейским. Немало было среди них агентов НКВД, засланных в Румынию в довоенную и военную пору.
И по политическим причинам (роль в перевороте и сдаче страны), и по отношению к вере (естественной враждебности к христианству талмудистов), и по национальному составу (не имевшему ничего общего с румынским народом) коммунистов в Румынии считали «партией предателей».
Однако число тех, кто пришел к управлению страной, превышало численность членов партии. Сформировался этот слой за счет ближайших родственников коммунистов (супругов, братьев, сестер, племянников), друзей и знакомых. Нужно ли говорить, что все они происходили, в основном, из той же самой среды.
Понимая свою чужеродность и чувствуя отношение к ним большинства народа, правили они за счет страха: присутствия на территории Румынии Советской армии и всепроникающей власти госбезопасности, во главе которой были поставлены сплошь «свои» люди, кровными и родственными узами связанными с партийной верхушкой.
Всё это не было исключительно румынским явлением. После 1945 г. точно таким же был состав руководства практически всех восточноевропейских компартий. И на последовавших вскоре т.н. «антисемитских процессах» (вызванных вовсе не мифической «юдофобией» Сталина, а неумением этих деятелей управлять отданными в их руки странами и возбуждением ими народной к себе, а заодно и к социализму, ненависти) одни евреи обвиняли и вешали других.
Такое положение вряд ли, конечно, можно назвать нормальным. Однако, в то же время, оно было и закономерным.
В революционном 1917 г. Борис Пастернак, по его словам, «чужими кровями сдабривавший свою», написал весьма примечательное стихотворение «Materia prima» / «Первоматерия» – так он называл кровь.
В нем он, между прочим, пишет о том, что же порой могут выделывать эти «жадные мои кровинки», часто помимо воли их хозяина:


…Свирепствует свист в подполье,
Свистят мокроусые кро́ви в крови.


Какая же – если вдуматься – потрясающая разница с тем, как девять лет спустя описывал то же самое в своем эссе Эрнст Юнгер:
«Кровь глубже всего того, что можно сказать или написать о ней. Ее темные и светлые колебания чаруют мелодиями, настраивающими нас на печаль или на счастье. Они притягивают нас к лицам, пейзажам и вещам или они отвращают нас от них. То нечто, то избыточное, что вовлекает нас в очертания гор, в длящиеся линии долин, в игру облаков на небе, в смех человека, в движения животных или в краски картины, чей создатель, может быть, давно уже умер, в ту весомость, которую жизнь с безошибочностью сновиденья придает всем вещам, – это определяется родом и своеобразием крови. Явление дано, но только мощь и полнота крови устанавливают его ценность, делают его значительным, символическим и глубоким».



Одно из мероприятий в Бухаресте. На плакате надпись: «Да здравствует Красная армия – освободительница!»

В последнее время, в связи с 60-летием венгерских событий, о Будапештском мятеже у нас пишут немало, подчеркивая, как правило, его антисоветский, инспирированный Западом характер, дополняя сей «джентльменский набор» – по условиям нынешнего времени – вызванной войной русофобией венгров.
Невозможно, конечно, отрицать ни участия венгров в войне против СССР на стороне Германии, ни жестокости, которой они отличались и до этого (например, еще во времена первой мiровой войны). Есть, разумеется, также право победителя на контрибуции и репарации; допустимо отторжение части национальной территории и даже оккупация, но отдавать целый народ в аренду другому, да еще испокон веков враждебному и ему и его вере – это уже слишком…
Но ведь именно это – под прикрытием социально-политической демагогии – и произошло.
Тем не менее мимо этого важнейшего обстоятельства (тщательно обходя его, а при невольном приближении «забалтывая» и уводя в сторону) так и прошла вся наша оппозиция советскому режиму. Ни диссидентское движение, в основе своей еврейское, ни русофильское, по своим принципам этатистское («За державу обидно!»), не хотели и не могли сформулировать этой очевидности.
Странно, но и сегодня, когда опубликованы многие ранее секретные документы и мемуары очевидцев, предпочитают писать по старинке: «В дни мятежа будапештцы поразили своей звериной жестокостью во время расправы над своими коммунистами» («Литературная газета». 2016. № 11). Правда, кому они были «свои» в «писательской газете» предпочитают не уточнять.




Но «свои», конечно же, были. Немаловажная деталь: решение о вводе советских войск в Венгрию руководство СССР – после сильных колебаний – приняло по настойчивому требованию посла в Будапеште Ю.В. Андропова, чья национальная принадлежность и выучка у старого коминтерновца Отто Куусинена не являются ни для кого секретом.
Цена этого решения была высока. Наши потери составили 706 человек убитыми (75 офицеров и 631 солдат), 1 450 раненых, 51 человек пропал без вести.
Венгров с обеих сторон погибло 2 652 человека, ранено – 19 226.
Арестовано и интернировано около 26 тысяч человек, 13 тысяч из них получили тюремные сроки, 846 отправлены в советские лагеря и тюрьмы. Около 350 человек казнили. Страну покинуло 200 тысяч венгров.




Было бы хорошо задуматься о действительных причинах этой ненависти, долго копившейся и сдерживавшейся, но вдруг в октябре 1956 г. вырвавшейся протуберанцами ярости, когда, по словам статьи, напечатанной недавно в другой московской газете, в Будапеште «отлавливали и убивали партийных функционеров и сотрудников ГБ. В горкоме Венгерской партии труда 20 коммунистов вместе с портретами Ленина прибили гвоздями к полу. Гэбэшников линчевали и подвешивали за ноги, а некоторых просто вешали на деревьях…» («Совершенно секретно». 2016. № 11).
Но перед этим-то ведь было другое.
Число сотрудников венгерской госбезопасности превышало 28 тысяч человек. На них работало 40 тысяч завербованных сексотов. Были заведены досье на миллион граждан, что составляло 10 процентов всего населения страны, включая детей и младенцев. 650 тысяч граждан подвергались разного рода преследованиям. Около 400 тысяч человек были приговорены к различным срокам заключения.



Венгры сжигают портреты одного из ненавистных коммунистических лидеров Матьяша Ракоши (Розенберга).

На фоне этих событий не могли не бросаться в глаза те, кто рулил процессом.
Весьма осторожно отметил это в своих ныне опубликованных записках руководивший подавлением восстания председатель КГБ СССР И.А. Серов. По его словам, поставленный в 1956 г. во главе Венгрии Янош Кадар «сам венгр (Ракоши был еврей) знал правильный подход, как к крестьянину, так и к рабочему». (Выходит, те «не знали»...)
Всё это заставляет вспомнить слова Мирчи Элиаде: «Иногда, будучи в хорошем расположении, можно сказать себе, что, в сущности, удельный вес евреев не имеет значения, что они умные и работящие люди и что, если они накапливают капитал, это идет на пользу всей стране… Если это так, то я не понимаю, почему бы нам не дать колонизовать себя англичанам – они ведь тоже умные и работящие… Нации, чей правящий класс рассуждает таким образом и разглагольствует о положительных качествах некоторых иностранцев, жить осталось не слишком долго».



Расправа над коммунистами и работниками госбезопасности в Венгрии. Лицо убитого прикрыто портретом Ракоши.

К национальной составляющей событий 1956 г. возвращает нас еще один эпизод.
Вряд ли случайно, что премьер-министра мятежного правительства Имре Надя вместе с 53 его соратниками, «для полного спокойствия Венгрии», по словам генерала И.А. Серова, вывезли до суда, состоявшегося полтора года спустя, ни в какую-нибудь иную страну, а именно в Румынию. Дело было не только в вековой румыно-венгерской вражде, но и в национальных особенностях госбезопасности и правящего слоя Румынии. Там посмевшие поднять руку на «избранных» были под надежной охраной.




В целом же Венгерский мятеж еще раз подтвердил, что коммунистическое движение и по происхождению своему (Карл Маркс), и по практике (Ленин/Бланк – Троцкий и Ко), и по кадрам (Коминтерн) в основе своей было явлением не национальным, а более всего тяготеющим, всё же, к еврейскому мiру.
Перефразируя Маяковского:

Мы говорим Ленин, подразумеваем Бланк,
Мы говорим Рабинсон – подразумеваем Паукер.

Ну и т.д.


Листовка одной из русских монархических эмигрантских организаций, распространявшаяся в Западной Европе сразу же после окончания второй мiровой войны. Собрание автора.

Венгерские и другие им подобные события конца 1940-1950-х годов подали недвусмысленный сигнал о том, что здание нуждается, по крайней мере, в капитальном ремонте, а команда строителей – в немедленной замене. Однако ни идейных, ни кадровых решений – по их исчерпанности и отсутствию – не последовало.
Прибегли к гриму, ретуши и подморозке, в качестве фреона обратившись к русской (в своей материальной основе) силе, усталость которой и надрыв, в конце концов, и привели к складыванию карточного домика, который, по проектам «Карлы Марлы» и фантазиям «дедушки Ленина», слепил как мог «дядюшка Джо».
Рано или поздно такое происходит с любой «не своей», навязанной извне, властью.



Продолжение следует.
Tags: История Румынии, Легион Михаила Архангела
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments