sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 156)




Испытание войной (продолжение)


«Человек становится сам собой лишь после того, как перенесет “пытки” и “смерть”, за которыми последует пробуждение к новой жизни, качественно иной – потому что это “возрождение”».
Мирча ЭЛИАДЕ.
1959 г.


Война на Восточном фронте стоила Румынии огромных потерь.
Более 30 тысяч человек погибло в июне-июле 1941 г. в боях за Бессарабию.



«Кладбище героев» в Кишиневе, располагавшееся неподалеку от собора Рождества Христова.

Потом было Приднестровье.


На военном кладбище под Тирасполем.

Взятая 16 октября 1941 г. Одесса обошлась румынам более чем в 20 тысяч убитых и умерших от ран.


Одно из румынских кладбищ под Одессой.

Затем был Крым. Бои за Керчь и Феодосию с большими (до 19 тысяч) потерями.
В одних лишь боях за Севастополь полегло две с половиной тысячи румын.



Горные стрелки устанавливают крест в память о погибших своих товарищах на берегу Черного моря. Крым. 1942 г.

Завоеванные земли покрывались кладбищами.
Братские и отдельно расположенные могилы.
Кресты… Кресты… Кресты…



Военное кладбище. Коммуна Катаржи. Транснистрия. 1941 г.

А пределов России, впрочем, как и конца войне, не предвиделось.
Между тем кредит доверия маршалу Антонеску в стране, надеявшейся, что вот-вот – в Бессарабии, на Северной Буковине, в Транснистрии, в Крыму, наконец, – война завершится и солдаты (братья и сыновья) вернутся домой, – иссякал.
Страх перед неведомым будущим и грядущим возмездием также постепенно овладевал общественным сознанием.
Людские же ресурсы подходили к концу.
Тогда-то маршал Антонеску и вспомнил о еще одном, причем отличавшемся беззаветной любовью к стране и личной жертвенностью, своем резерве – брошенных им в застенки в 1941-м легионерах.
Те же самые качества вкупе с безкорыстностью и честностью, а также доверие к ним народа, заставили позднее даже коммунистов пойти с ними на сотрудничество.



Выпускники мужского лицея в Сторожинце 1940 г. с преподавателем Александру Павелеску – членом Легиона Михаила Архангела, замученным при коммунистическом режиме.

Практически сразу же после начала войны Ион Антонеску отдал приказ амнистировать тех гардистов, срок наказания которым определялся менее чем пятью годами.
Каждый из освобождавшихся предварительно должен был подписать обязательство воздерживаться от политической и публицистической деятельности, еженедельно отмечаясь в ближайшем к дому полицейском участке.
Затем пятнадцать тысяч членов Легиона Михаила Архангела было отправлено на Восточный фронт.
Среди них было немало представителей интеллигенции, учителей, школьников, членов гардистского Братства Креста (Frățiile de Cruce).



Члены Братства Креста в одном из лицеев.

Как правило, это были отличные солдаты. Одновременно Кондукэтор избавлялся от весьма опасных политических конкурентов в будущем. Легионеров, как правило, отправляли на передовую, давая самые опасные задания.


Погребение погибшего в Крыму легионера Иона Немцяну. 1942 г.

Пожалуй, одним из первых легионеров, погибших на фронте, был художник Александру Бассараб (1907†1941).


Александру Бассараб. Автопортрет.

Родился он в Бакэу, учился в Академии художеств и параллельно на юридическом факультете Бухарестского университета, завершив свое художественное образование в частной школе живописи Константина Владеску.
Работал Бассараб в технике линогравюры, рано обретя свою стилистическую манеру, благодаря которой принадлежность его работ определяется практически безошибочно.



Александру Бассараб. На рассвете.

В 1932 г. художник вступил в ряды Легиона Михаила Архангела, став организатором художественного кружка «Лукиан», названного так в честь известного румынского художника Штефана Лукиана (1868†1916).


Александру Бассараб. Архангел.

Осенью 1937 г. вместе с легионерами Мирчей Элиаде и Михаилом Полихрониаде Александру Бассараб принял участие в избирательной кампании и, одержав победу, получил место среди депутатов уезда Яломица, однако лишился его в результате гонений на Железную Гвардию, организованных Королем Каролем II.


Александру Бассараб. Капитан.

Именно благодаря принадлежности художника к Легиону его работы было запрещено воспроизводить и выставлять. Их будут уничтожать. Немногие сохранятся. Вот почему этот пост мы насыщаем, насколько это возможно полно, репродукциями, которые нам удалось разыскать на интернет-пространстве.


Александру Бассараб. Хория. 1940 г.

1940 год – время прихода Легиона к власти – стал для Александру Бассараба годом признания его творчества.


Александру Бассараб. Ион Моца.

В это время он заявил о себе как лидер группы «Графика». Тогда же прошла первая его персональная выставка.


Александру Бассараб. Никулае Тоту. 1937 г.

На ней были представлены гравированные портреты народных героев: Хории, Капитана Кодряну, Ионы Моца, Георге Климе, Никулае Тоту и других.


Александру Бассараб. Святой Архангел Михаил.

13 сентября 1940 г., вскоре после эксгумации тела Капитана Кодряну и убитых вместе с ним Никадоров и Децемвиров, в Бухаресте прошло чествование памяти замученных Героев. Один из центров его был легионерский храм Святого Пророка Илии в Горганах.
Вход в церковь украшали два гигантских полотнища, исполненных по гравюрам, созданным еще в 1935 г. Александру Бассарабом.
На первой – «Рождение Капитана» – запечатлен Архангел Михаил с младенцем у его ног. Вверху – дата рождения Корнелиу Кодряну.




Вторая – изображает Капитана среди персонажей народной баллады «Миорица» – «вранчанина» и «унгурянина». (Сам Корнелиу Кодряну предстает, таким образом, в роли «молдаванина».)



В своем творчестве гравер не смог пройти мимо двух жемчужин народного фольклора – «Миорицы» и «Мастера Маноле», – в которых нашли отражение главные румынские архетипы, своего рода румынское безсознательное.
Далее мы даем две сюиты линогравюр Алесандру Бассараба, которые воспроизводим по специальному Пасхальному номеру 1938 г. бухарестского журнала «Vremea».
Первая из них посвящена «Миорице».






Вторая серия гравюр – иллюстрации к «Мастеру Маноле».








Сразу же после январского железногвардейского бунта 1941 г. художника арестовали, а с началом войны отправили на фронт.
Александру Бассараб погиб 8 июля 1941 г. около села Циганка на реке Прут (ныне оно входит в состав Кантемировского района Молдавии).
Об обстоятельствах его смерти говорили по-разному. Одни рассказывали, что он взорвался на одной из мин, которые его отправили обезвреживать. Другие – что он попал в плен и был сразу же застрелен, поскольку о том как и где содержать пленных в то время никто не думал.
Вдова Александру Бассараба, ученый-филолог, сохранила верность своему мужу до смерти, наступившей в 1999 году (в возрасте 95 лет). Сын их Шербан, появившийся на свет в 1940 г., стал математиком.



Александру Бассараб. Автопортрет.

В том же 1941 году на Восточном фронте погиб и другой художник-легионер – Андроник Кантакузино. Он был выпускником Высшей национальной школы искусств, лауреатом официального Салона 1937 года.
В 1938 г. Андроник Кантакузино присоединился к созданному Александру Бассарабом кружку «Лукиан», объединявшему состоявших в Легионе художников, архитекторов, скульпторов и философов.



Могилы погибших румынских солдат на кладбище в коммуне Грэдиница. Транснистрия. 1941 г.

В 1943 г., после Сталинградской катастрофы, маршал Антонеску еще раз решил прибегнуть к «легионерскому резерву», брошенному им в тюрьмы.
Одним из тех, кто добровольно решил отправиться на фронт, был доктор философии Константин Нойка (1909†1987).
Ученик профессора Нае Ионеску, друг легионеров-интеллектуалов Михамла Полихрониаде, Хейга Актеряна, Мирчи Элиаде и Эмиля Чорана, он и сам вступил в движение сразу же после того, как узнал об убийстве Капитана.
Случилось это в то время, когда он проходил стажировку в Париже. В сентябре-октябре 1940 г., во времена Национального Легионерского государства, он был главным редактором основного печатного органа движения – газеты «Buna Vestire».



Константин Нойка.

После подавления железногвардейского бунта Константина Нойку заключили под стражу.
Добровольно вызвавшись идти на фронт, туда он, однако, не попал, поскольку не прошел медицинскую комиссию, которая признала его непригодным по причине удаления у него одной из почек.
При коммунистическом режиме Константин Нойка находился сначала под домашним арестом (1949-1958), а затем в заключении (1960-1964). В тюремном документе была обозначена его вина: «легионер».
Биографы этого известного философа, посмертно избранного членом Румынской Академии, отмечают, что он в течение всей своей длинной и нелегкой жизни ни разу не посчитал нужным отречься от Легиона, одновременно сохраняя по сему поводу «абсолютное молчание».



Константин Нойка у своего убежища в Пэлтиниш (рядом с Сибиу), в котором он обитал в последние годы жизни.

Более трагической оказалась судьба одного из друзей Константина Нойки – Хейга Актеряна (1904†1943) – поэта, писателя, театрального режиссера, происходившего из армянской общины Констанцы.
Принадлежа к Железной Гвардии, в годы Национального Легионерского государства (с ноября 1940 г.) он управлял Национальным театром в Бухаресте.
Во время январского гардистского бунта 1941 г. на террасе театра были установлены мегафоны, по которым транслировались призывы, обращенные к молодежи. В результате Актерян был приговорен к 12 годам лишения свободы.
Заключение он отбывал в Лугожской тюрьме, в которой написал свою книгу о Мольере, увидевшую свет лишь после переворота 1989 г.
Хлопоты его жены, известной актрисы Мариэтты Садова, обратившейся к Королю Михаю, увенчались успехом: Хейг Актерян был освобожден и отправлен на Восточный фронт, где погиб на передовой 8 августа 1943 г. Случилось это на Кубани.




Один из его ближайших друзей Мирча Элиаде посвятил ему первое издание своей драмы «Ифигения», вышедшей в 1951 г. в одном из аргентинских издательств.
Кстати говоря, премьера этого спектакля, являвшегося своего рода реквиемом по Легиону, состоялась 12 февраля 1941 г. (уже после подавления бунта) в Бухарестском Национальном театре, руководил которым Хейг Актерян.
О высоком духе и патриотическом настрое легионеров-интеллектуалов, не отождествлявших себя с диктатурой Кондукэторула, но любивших Родину и готовых положить за нее на алтарь Отечества собственную жизнь, свидетельствует зафиксированный в дневнике того же Мирчи Элиаде, находившегося во время войны в далеком от войны Лиссабоне, искренний порыв отправиться в армию после того, как стало известно о переправе советских армий через Днестр и вступлении их в Бессарабию.
«Два дня назад, – писал он в дневнике от 6 апреля 1944 г., – я решил просить, чтобы меня отозвали в Румынию… Отправлюсь на фронт – не для того, чтобы сражаться, а чтобы умереть». Так же, как это случилось и с его другом – Хейгом Актеряном…



Хейг Актерян и Мариэтта Садова.

Несколько слов следует сказать и о супруге Хейга – Мариэтте Садова (1897†1981), актрисе и режиссере.
Уроженка трансильванского города Сибиу, первоначально она вышла замуж за драматурга и писателя Иона Марина Садовяну (отсюда и ее сценический псевдоним «Садова»; настоящее ее имя было Мария Бырсан).
Расставшись с ним в конце 1920-х, Мариэтта вышла замуж за Хейга.
Это круто изменило ее жизнь. В 1934 г. она присоединяется к легионерскому движению, тесно общаясь с гардистской интеллектуальной элитой.
Именно о таких, как Мариэтта, писал в газете «Buna Veatire» в статье «Электра – женщина-легионерка» друг семьи – философ Константин Нойка.
«Капитан всегда мечтал иметь вокруг себя аскетическую элиту. Именно через нее осуществляется любое духовное движение». Особая роль в этом, подчеркивал автор, принадлежит женщине: «Как сестра, жена или мать – она служит единению сообщества».
Вслед за мужем, 24 марта 1941 г., по личному приказу шефа Сигуранцы Еуджена Кристеску, Мариэтта Садова-Актерян была арестована и препровождена в лагерь Тыргу Жиу.
Освободили ее 15 июля того же года, но с тех пор – и при Антонеску, и при коммунистическом режиме – она находилась под неусыпным наблюдением спецслужб.
Гастроли Национального театра в Париже в 1950-х годах вновь привлекли пристальный интерес к участвовавшей в них Мариэтте Садова.
В октябре 1959 г. она была арестована и обвинена в том, что ввезла в страну «опасные материалы антикоммунистической пропаганды», к которым относились книги Эмиля Чорана и друга ее мужа – Мирчи Элиаде. К последним относились «Миф о вечном возвращении» (1949) и «Изображения и символы» (1952).
Среди подсудимых, объединенных в «группу Нойка-Пиллат», наряду с Константином Нойка и Дину Пиллатом, входили Аршавир Актерян, Серджиу Аль-Джордже, Теодор Энеску, Александру Палеологу, Анка Кантакузино, Ион Негоицеску, Николае Штейнхардт, Владимiр Стрейну, Пэсторел Теодоряну и другие.
Следствие продолжалось вплоть до марта 1960 г., когда состоялся закрытый процесс. Двоих приговорили к смертной казни, остальные 23 получили различные сроки лишения свободы. Мариэтте дали восемь лет, которые она отбывала в тюрьме Меркуря-Чук.



Лагерная карточка обвиняемой в «заговоре против общественного порядка» Мариэтты Садова.

Отпустили ее 18 января 1963 г. После освобождения она вновь вернулась в театр. В новый брак она так и не вступила, сохраняя верность Хейгу Актеряну. Скончалась в Бухаресте 17 июля 1981 г. через три дня после того, как ей исполнилось 84 года.


Актриса и театральный режиссер Мариэтта Садова в последние годы жизни.

Среди легионеров, воевавших на Восточном фронте, а затем активно противостоявших коммунистическому безбожному режиму в Румынии, было немало лиц духовного звания – тех, кто уже был или вскоре принял священный сан или монашеский постриг.
Одним из них – иеромонах Филарет (Гэмэлэу, 1919†после 1950).
Уроженец Сучавского уезда, он был насельником монастыря Дурэу. Воевал на Восточном фронте, а затем стал одним из основателей «Гвардии Децебала» – повстанческой организацией, действовавшей в Южной Буковине в 1946-1958 гг.
Отец Филарет, настоятель скита Рарэу, был арестован в 1949 г., а 4 октября военным судом в Яссах приговорен к 25 годам каторжных работ. Наказание он отбывал в Сучаве, Жилаве и Аюде – в румынских тюрьмах с самым суровым режимом.



Иеромонах Филарет (Гэмэлэу). Фото из следственного дела.

Также из Буковины, только Северной, происходил другой участник войны и антикоммунистического сопротивления – архимандрит Адриан (Фэгецяну, 1912†2011).
Александр (таково было его имя в мiру) родился в семье сельского священника под Черновцами. После подавления легионерского бунта в январе 1941 г. арестован и, обвиненный за подготовку в участии в восстании, приговорен к пяти годам лишения свободы.
Освобожденного после начала войны, его отправили на Восточный фронт.



Военный священник Марин Думитреску у могилы своего брата Мирчи, погибшего 7 сентября 1941 г.

После серьезного ранения под Сталинградом Александр Фэгецяну возвратился на родину, где его интернировали в лагерь Тыргу Жиу, из которого он вышел в 1943 г., видимо, после того, как он заявил о желании принять монашеский постриг, что и произошло в том же году в монастыре Путна.
После ареста летом 1945 г. и годового заключения в лагере Слободзея-Яломица его выпустили. Завершив свое богословское образование в Сучаве, в 1947 г. о. Адриан отправился в Бухарест, чтобы изучать философию. Там он обосновался в монастыре Антим, в котором принял участие в возникшем там движении «Неопалимая Купина» – сопротивлении коммунистическому безбожию через сердечную молитву (исихию).
В результате отца Адриана в 1957 г. арестовали, приговорив к 20 годам каторги и десяти годам поражения в гражданских правах.



Карточка из дела о. Адриана (Фэгецяну). 1957 г.

Проведя 12 лет в коммунистических тюрьмах, он вышел на свободу по амнистии в 1964 году.
Вернувшись в монастырь Антим, архимандрит Адриан почил 27 сентября 2011 г. в возрасте 99 лет.



Архимандрит Адриан (Фэгецяну) в последние годы жизни.

Еще одним уроженцем Буковины (также Южной) был родившийся в селе Петру Водэ Нямцкого уезда в семье набожных крестьян великий румынский старец и духовник архимандрит Иустин (Пырву, 1919†2013).
В 1936 г. он поступил в монастырь Дурэу, в котором три года спустя принял монашеский постриг, после чего приступил к учебе в Духовной семинарии при монастыре Черника.



Монах Иустин (Пырву) в монастыре Дурэу. 1938 г.

Именно там о. Иустин впервые смог познакомиться с Легионерским движением, сразу же примкнув к нему.
Приверженность преподавателей и семинаристов идеям гардизма обратила на себя внимание Иона Антонеску, приведя в 1941 г. к упразднению семинарии.
Пришлось о. Иустину продолжить свое богословское образование в Рымнику-Вылче.
В том же 1941 г. в Яссах его рукоположили в священный сан, а в 1942-м, в качестве полкового священника, отправили на Восточный фронт.
4-й дивизия горных стрелков, при которой он состоял, принимала участие в боях под Одессой, а затем и в других местах – вплоть до Дона.



Тела убитых румынских солдат везут на подводах к месту отпевания и погребения. Одесская область.

На родину о. Иустин возвратился в 1944 г., продолжив обучение в Романской духовной семинарии, которую окончил в 1948 г. Тогда же его арестовали, приговорив к 12 годам заключения. По окончании срока в 1960 г., за отказ отречься от Православной веры, ему дали дополнительно еще четыре года. На свободу о. Иустин смог выйти лишь в 1964 году.


Иеромонах Иустин со своими братьями и сестрами по возвращении с фронта. Около 1945 г.

В последние годы жизни он был настоятелем основанного им в 1990 г. на родине монастыря Петру Водэ, в котором свято хранилась память о Легионе Михаила Архангела, о чем речь еще впереди…


Великий румынский старец Иустин.

Мы рассказали лишь о нескольких членах Легиона Михаила Архангела, принимавших участие во второй мiровой войне.
В действительности число гардистов, отправленных на фронт, как правило на передовую, на верную смерть, исчислялось тысячами. Сотни из них погибли.
Всего в России погибло 480 тысяч румынских военнослужащих.
Могилы их оказались разбросанными на огромных пространствах – от Прута до самой Волги.
Начиная с лета 1944 г., все эти захоронения были уничтожены, подобно вот этому мемориалу, созданному в 1941-1942 гг. в Кишиневе.




Первое в России кладбище румынских солдат и офицеров, погибших в годы Великой Отечественной войны, было открыто 25 октября 2015 г. на территории Россошинского военно-мемориального комплекса в Городищенском районе Волгоградской области, в 35 километрах от Сталинграда.
До этого обнаруженные останки румынских военнослужащих хоронили в немецкой части кладбища.
На траурной церемонии и панихиде при погребении останков 72 румынских солдат, найденных поисковиками на территории Волгоградской области и Калмыкии, присутствовал румынский посол Василе Соаре, сказавший, что это кладбище «станет почитаемым местом для потомков воинов, погибших на Сталинградской земле».




Всего под Сталинградом погибло около 160 тысяч румынских солдат и офицеров.
Что ж, как написал когда-то Пушкин:

Есть место им в полях России
Среди нечуждых им гробов.




Можно сказать и по-другому, как пелось в одной старой солдатской песне:

Я ранен, товарищ, шинель расстегни мне,
Подсумок скорее сними.
Дай вольно вздохнуть и в последний разочек
Ты крепче меня обними.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Да где ж ты, товарищ? Тебя уж не вижу...
Ты женушкин крестик сними…
И, если не ляжешь со мною ты рядом,
Смотри, – повидайся с детьми.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Скажи им, чтоб знали... чтоб знали всю правду
Про муку про нашу они.
Скажи им: отец на далеких Карпатах
Засеял немало земли...
. . . . . . . . . . . . . . . . .

Костями да громом, да гневом безмерным
Засеял и кровью полил.
И в час свой предсмертный, о вас вспоминая,
Он с верой в посев свой почил...

И если я сам не собрал урожая,
Скажи им – пусть знают и ждут,
Что мертвые кости с далекого края
Домой за ответом придут!..


То и другое – правда.И перед Богом, и перед людьми.


Продолжение следует.
Tags: История Бессарабии, История Румынии, Легион Михаила Архангела, Мирча Элиаде
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments