sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 151)


Крестный ход в Одессе. 1943 г.


Испытание войной (продолжение)


«Завоевание любого народа начинают оружием, продолжают данной ему администрацией, но оно не может быть завершено иным образом, нежели его духовным завоеванием».
Митрополит ВИССАРИОН (Пую).
Из письма маршалу Анотонеску. Одесса. 5 января 1943 г.



Уже в первом указе Румынского правительства, касавшемся Транснистрии, помеченном 19 августа 1941 г., указывается одна из первостепенных задач: «возвращении населения в Христианство». Осуществить это предполагалось, прежде всего, путем возобновления закрытых при коммунистическом режиме храмов.
Востребованность такой политики лучше всего подтверждала действительность. Дошедшие до нас документы свидетельствуют об огромной нагрузке, которая в первые месяцы войны легла на плечи полковых румынских священников.
Родители несли к ним крестить своих детей, супруги, находившиеся в гражданском браке, просили их повенчать.
Согласно одному из отчетов немецкой полиции безопасности от 1 октября 1941 г., два румынских батюшки в Ананьевском округе окрестили почти что 600 детей в возрасте до восьми лет.



Походный набор румынского военного священника периода второй мiровой войны.

Так было не только на территории Транснистрии, но и в других местах. Так, по информации той же германской службы, в районе Симферополя румынское военное духовенство в период с 12 декабря 1941 г. по 2 января 1942 г. крестило почти что 200 тысяч человек. Таинство приняли не только дети, но и военнопленные…
Крестными отцами всех этих людей, пришедших ко Христу, стали румынские солдаты…
Всего, согласно некоторым документам, в Транснистрии румынским духовенством было крещено свыше миллиона душ.
Священники и офицеры Королевской армии активно способствовали открытию православных храмов. Частью это были старые, закрытые коммунистами-богоборцами церкви, частью временные, наскоро построенные солдатами вражеской, но при этом все-таки православной армии.
О размахе возрождения духовной жизни можно судить по дошедшему до нас свидетельству командира одного из горных стрелковых полков. По его словам, их полковой батюшка освятил в Заднестровье около 200 православных храмов.



Военный священник Марин Думитреску.

Как и в случае с крещением, деятельность эта также не ограничивалась одной Транснистрией. В Крыму, например, при содействии румынского военного духовенства было открыто 125 православных храмов.
За первыми богослужениями вместе с местным жителями молились румынские офицеры и солдаты.
Губернатор Транснистрии Георге Алексяну вместе с другими членами администрации и градоначальником Германом Пынтей возглавили Пасхальный Крестный ход в Одессе в 1942 г., превратив это, пусть и ненадолго, в традицию.
Однако ни армия, ни военное духовенство не способны были решить задачу духовного оздоровления Транснистрии (да они для этого и не предназначались). Требовалась серьезная, кропотливая, каждодневная работа.
Именно с этой целью Священный Синод Румынской Православной Церкви решил создать специальную Румынскую Православную Миссию. Центром пребывания ее был определен первоначально Тирасполь, а затем – Одесса.
С учетом особенностей населения этой территории был назначен и ее первый начальник – профессор кафедры гомилетики и катехизации богословского факультета Бухаресткого университета архимандрит Юлиу (Скрибан).
Дело в том, что, начиная с 1928 г. и вплоть до 1940 г., он был профессором Богословского факультета в Кишиневе. С другой стороны, он был известен своим германофильством (в начале 1900-х он учился на факультете католической и протестантской теологии в Страсбурге, а затем на философском факультете Гейдельбергского университета).



Архимандрит Юлиу (Скрибан, 1878†1949).

По каким-то причинам (ходили разные слухи, но ничего определенного точно не известно) архимандрит Юлиу (Скрибан) в Миссии не прижился: 6 ноября 1942 г. он был уволен.
На его место 16 ноября 1942 г. назначили бывшего митрополита Буковинского Виссариона (Пую), тесно связанного, как мы уже писали, с Легионом Михаила Архангела:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/153903.html


Митрополит Одесский и всея Транснистрии Виссарион (Пую, 1879†1964) в Одессе.

Пребывавший с 6 мая 1940 г., по распоряжению Кароля II, на покое во Введенском скиту Нямецкого монастыря, Владыка был назначен правящим Архиереем Одесским и всея Транснистрии.
Митрополит был лично знаком с маршалом Антонеску и, когда это было нужно, мог обращаться к нему лично, что делало его независимым, как от Патриарха Никодима, так и от губернатора Алексяну.
В Одессу он прибыл 6 декабря 1942 г.



Приветствие прибывшего в Одессу митрополита Виссариона (Пую) в резиденции губернатора. Слева от Владыки Георге Алексяну. Крайний справа – градоначальник Герман Пынтя. 6 декабря 1942 г.

Одной из первоочередных проблем для него, как и для его предшественника, была острая нехватка духовенства.
Миссию буквально осаждали делегации от приходов, приезжавшие не только из Транснистрии, но и из-за Буга. У всех была одна просьба: дайте батюшку!
С молдавскими селами трудностей не было. Проблемы были с русскими и украинскими. Первоначальную потребность обезпечило духовенство из Бессарабии.
Служили «вахтовым» методом, в течение полугода. Чуть долее могли задерживаться вдовые и холостые. Согласившиеся ехать получали льготы: тройное жалование, продовольственные и промтоварные пайки. Основной приход, само собой, за командированными сохранялся.
Всего в течение 1941-1944 гг. из Румынии (включая Бессарабию) в Транснистрию было направлено 436 белых священников и 31 монашествующий.



Митрополит Виссарион с духовенством Миссии и представителями администрации Транснистрии. Одесса.

Владыка Виссарион как нельзя лучше подходил для руководства Миссией. Закончивший в свое время Киевскую духовную академию, он бегло говорил по-русски, часто проповедовал на нем, мог служить на церковнославянском языке.
Для священников-румын, по его благословению, были организованы курсы по изучению церковнославянского и русского языков.
Вступив в управление Миссией, Владыка сразу же строго запретил преследование за проведение богослужений по старому стилю. Решение этого вопроса он предоставил на усмотрение священников и мiрян каждого отдельного прихода.
Архиерей также осуждал навязывание бытовавших в Румынской Церкви некоторых отличных от привычных в России церемоний и обрядов, а также языковое насилие в богослужении.
В одном из писем маршалу Антонеску, написанном 20 мая 1943 г., он производил подсчет: из имевшихся в Транснистрии к тому времени 607 приходов молдавских было 62 и еще 98 – смешанных. Таким образом, приходил к выводу митрополит Виссарион, службу на румынском языке следует вести только в этих 160 приходах. В остальных 447-ми, с русским, украинским и болгарским населением, необходимо церковнославянское богослужение.
Как подлинный отец своей паствы, он деятельно откликался на ее нужды, организовав широкую деятельную помощь обездоленным и детям.
Всеми этими мерами Владыке удалось завоевать доверие большинства верующих. Его принимали как подлинного Архипастыря, а не как оккупанта.



Дети Транснистрии.

Все принятые меры, не позволили, однако, снять проблему нехватки знавшего церковнославянский и русский языки духовенства.
Тем не менее, Владыка, как и его предшественник, архимандрит Юлиу (Скрибан), не спешил давать назначение местным священникам. Тому были серьезные причины.
В отличие от немецкой зоны оккупации Украины, в Транснистрии подходили к этому с разбором, строго руководствуясь каноническими правилами.
Из местного духовенства были приняты в общение лишь те, которые в советское время принадлежали к канонической Церкви. Обновленцев, самосвятов и автокефалистов, которых в 1920-1930-е годы на Украине была целая туча, принимали в клир только после перерукоположения.



Священник из-под Тирасполя, придерживавшийся тихоновской ориентации.

Наряду с сиюминутными нуждами нужно было думать о будущем.
Этой цели должны были служить Духовные семинарии.
Первая из них, рассчитанная на обучение будущих священнослужителей, которым предстояло служить на румынском языке, открылась 30 ноября 1942 г. в Дубоссарах. Ректором ее был назначен профессор богословия из Бухареста Григоре Кристеску.
Вторая Духовная семинария открылась в январе 1943 г. в Одессе. Здесь обучение велось на русском языке. Возглавлял ее протоиерей Феодосий Бо́гач, в 1930-е годы директор Измаильской духовной семинарии, когда-то служивший сельским священником на Буковине.
(С его сыном, пушкинистом Георгием Феодосьевичем Бо́гачем (1915†1991), по вполне понятным причинам скрывавшим это свое родство, – я был довольно близко знаком, переписываясь и общаясь с ним в Кишиневе, Иркутске и Москве в 1980-е годы.)
Но вернемся к началу 1940-х.
Православное религиозное образование стало непременным правилом во всех школах Транснистрии, в лицеях и высших учебных заведениях.
Обязательный с первого класса Закон Божий был введен во всех 2100 государственных и частных школах. Кроме священников, преподавали его прошедшие специальные учительские курсы в Одессе и Тирасполе, обучали на которых богословы и ученые из Румынии.
«В каждом классе, – вспоминал учившийся в Одесском лицее очевидец, – на стене в углу висела икона, и перед началом занятий с приходом учителя все вставали, и дежурный читал молитву: “Преблагий Господи! Ниспошли нам благодать Духа Твоего Святаго, дарствующего и укрепляющего душевные наши силы, дабы, внимая преподаваемому нам учению, возросли мы Тебе, нашему Создателю, во славу, Церкви и Отечеству на пользу, родителям же нашим на утешение”.
Иногда по Закону Божьему, как и по другим предметам, устраивались письменные проверки пройденного материала. Мы тщательно повторяли тексты своих записей, но в наших головах приобретенные знания усваивались часто в искаженном виде, и тогда учитель Закона Божьего сокрушенно восклицал: “Какая ересь!” Перед контрольной работой по трудному предмету мы подходили к иконе […]
Священником был у нас уже не молодой человек, приехавший из Румынии вместе с женой, преподававшей нам румынский язык. Вероятно, до революции они жили в России, так как свободно говорили по-русски. Священник был веселым и добродушным…»



Митрополит Виссарион в сопровождении губернатора Транснистрии Георге Алексяну посещает лагерь для советских военнопленных. Одесса. 1943 г.

В Университете Транснистрии в Одессе, несмотря на противодействие немцев, удалось создать кафедру богословия, заведующим которой был назначен один из заместителей начальника Миссии – архимандрит Антоний (Харгел).
Вскоре при университете открыли Богословские курсы, созданные совместными усилиями начальника Православной миссии и ректора П.Г. Часовникова. Планировавшееся создание отдельного Богословского факультета не удалось осуществить, причем опять-таки из-за активного противодействие этому германских властей.
Еще одним, к сожалению, малоизвестным учебным заведением в Одессе был Православный лицей, открытый при поддержке Православного общества женщин Румынии, возглавляла которое княгиня Александрина Кантакузино. За это ее особо благодарил в своей речи, произнесенной 26 января 1944 г., губернатор Георге Алексяну.
Княгиня была женщиной особенной, заслуживающей, чтобы о ней сказали хотя бы несколько слов. Происходила она из старинной молдавской боярской семьи Паллади. Была широко известна своим участием в женском движении: Александрина Кантакузино руководила Национальным советом женщин Румынии, была вице-президентом Международного совета женщин, представляя Румынию в Лиге Наций.
Кроме того, она приходилась родственницей генералу князю Георге Кантакузино-Грэничерулу, члену Политического совета Железной Гвардии и председателю партии «Всё для Страны». Также она была матерью другого командира Легиона – князя Александра Кантакузино, убитого, по приказу Кароля II, в ночь с 21 на 22 сентября 1939 г. в тюрьме Рымнику Сэрат. Княгиня и сама в это время попала под домашний арест.
Точное время и обстоятельства кончины княгини Александрины до сих пор точно неизвестны. Называют сентябрь, октябрь или даже ноябрь 1944 года. Румынский историк Ион Константин пишет, что, узнав о государственном перевороте, она решила покончить с собой, чтобы избежать мучительств от представителей нового режима.



Княгиня Александрина Кантакузино (1876†1944).

Одним из важнейших направлений Миссии было храмоздательство.
В течение 1941-1943 гг. в Транснистрии отремонтировали 474 церкви. К июню 1943 г. было сформировано 607 приходов. Кроме храмов открывались молельные дома (к началу 1944 г. их насчитывалось 135). Все церкви были снабжены необходимым церковным инвентарем из Румынии.
Восстанавливались и обители. Ни один из 13 существовавших на этой территории до 1917 г. монастырей к 1941 г. не функционировал вплоть. К январю 1944 г. действовали 12 из них.
Не забудем, что всё это совершалось в условиях войны.



Митрополит Виссарион среди сотрудников типографии Православной Миссии в Транснистрии.

Признанным центром религиозной жизни «Заднестровья» стала Одесса.
Еще 6 декабря 1941 г. здесь была открыта не действовавшая вот уже 24 года церковь Свято-Ильинской обители на Пушкинской улице. Она-то стала временным кафедральным храмом, который освятил приехавший из Бухареста архиепископ.
Прежний обширный Спасо-Преображенский собор, освященный еще в 1808 г., в 1936-м был взорван коммунистическими властями. Перед этим были разграблены находившиеся там могилы Новороссийского и Бессарабского губернатора светлейшего князя М.С. Воронцова и его супруги Елизаветы Ксаверьевны, вдохновившей А.С. Пушкина на многие его стихотворения. Из гробницы князя украли саблю и ордена; у княгини – украшения. Позарились даже на их одежду. Останки выбросили у забора одного из окраинных кладбищ. Только стараниями простых горожан они были спасены от уничтожения.
Пять лет спустя, осенью 1941 г. Антонеску отдал распоряжение о сооружении на месте уничтоженного собора нового. С этой целью, сообщала 24 декабря «Одесская газета», была создана специальная комиссия. Начались «буровые исследования почвы и съемка участка», приступили даже «к свозу на Соборную площадь строительных материалов».
«К проектированию нового Кафедрального Собора, – говорилось в заметке, – в порядке конкурса будут привлечены, наряду с румынскими архитекторами, и архитекторы г. Одессы, которым будет предоставлена возможность ознакомиться путем экскурсии с румынскими памятниками церковной архитектуры».
Ктиторство главного храма Одессы принял на себя Король Михай. Собор, однако, удалось восстановить только в наше время.



Губернатор Георге Алексяну и градоначальник Герман Пынтя (справа налево) во время приема в губернаторской резиденции. На стене кабинета хорошо виден портрет Короля Михая – ктитора восстанавливавшегося Спасо-Преображенского собора в Одессе.

Всего в 1941-1944 гг. в городе было открыто четыре монастыря и более 30 православных храмов.
5 февраля 1943 г. митрополит Виссарион направил письма настоятелям двух русских обителей на Святой Горе Афон: Пантелеимонова монастыря и Свято-Ильинского скита. Владыка предлагал им, как и встарь, вновь принять в свое ведение принадлежавшие им когда-то подворья в Одессе, отправив туда монахов. Этой инициативе воспрепятствовали, однако, немцы.
Преображение духовной жизни Одессы ярко обрисовано в письме одного из русских эмигрантов, вернувшихся в город в январе 1942 г.:
«…В праздники все подступы к церквам и соборам запружены толпой с обнаженными головами (несмотря на страшный холод). Состав молящихся: и молодые и старые, и первых, пожалуй, еще больше… Тишина все время; служба поразительная; даже дети, десятками приносимые для крещения, – и те захвачены торжественной тишиной и молчат. Здесь, мой друг, можно молиться и будешь молиться, если даже и не хочешь. И все это в Одессе, чуть ли не в Содоме, по нашим прежним представлениям! Службы, конечно, на русском [церковнославянском] языке».



Сообщение «Одесской газеты» от 30 ноября 1941 г. об открытии в городе новых православных храмов.
http://zanuda32.livejournal.com/

С началом отступления осенью 1943 г. пришлось решать множество других задач. Целый ряд русских священнослужителей вынуждены были искать убежища, в том числе и в Румынии. Одним из них был архиепископ Ростовский и Таганрогский Николай (Амасийский, 1859†1945), в судьбе которого Владыка Виссарион принимал самое деятельное участие.


Митрополит Виссарион (Пую) и архиепископ Николай (Амасийский) с духовенством. Одесса. 1943 г.

Преосвященному Николаю он помог сначала перебраться в Одессу, а затем и в Румынию. Перейдя под омофор Румынского Патриарха, Владыка был возведен в сан митрополита, обосновавшись в монастыре Черника под Бухарестом, где его впоследствии и похоронили.


Митрополит Виссарион и архиепископ Николай среди духовенства Миссии и священников-изгнанников.

Между тем над самим митрополитом Виссарионом стали сгущаться тучи. Некоторые сотрудники администрации и члены Миссии жаловались на его излишнее русофильство. В конце концов, 14 декабря 1943 г. он был отозван с этого поста, удалившись на покой.
На место начальника Миссии был назначен архимандрит Антим (Ника) – заместитель еще архимандрита Юлиу (Скрибана), весьма критически относившийся к политике Владыки Виссариона.



Архимандрит Антим (Ника, 1908†1994) – уроженец Бессарабии. Окончил Ясский университет, преподавал на богословском факультете Бухаресткого университета. Снимок 1942 г.

Вскоре настал черед и губернатора Георге Алексяну. 26 января 1944 г. его заменили командовавшим II армейским корпусом генералом Георге Потопяну (1889†1966).
Еще 7 января архимандрит Антим вместе с Миссией покинул Одессу. 14 января его нарекли епископом Измаильским, хиротонисав 23 января в Бухаресте во епископа Измаильского и Транснистрийского.
21 марта, когда фронт уже совсем приблизился к Одессе, территория между Южным Бугом и Днестром была передана под контроль германского командования.
Румынская администрация спешно покидала населенные пункты губернии. Университет был закрыт. Служившие там ученые и преподаватели, деятели культуры и другие горожане, опасавшиеся преследования со стороны советских органов госбезопасности, также собирали чемоданы.
После эвакуации Миссии управление церковной жизнью Транснистрии на короткое время перешло к настоятелю Одесского Свято-Пантелеимонова монастыря игумену Василию (Солтици) родом из Бессарабии. Однако на этом посту он оставался считанные дни: 28 марта Советская армия освободила Николаев, а 10 апреля – Одессу.



Митрополит Виссарион служит панихиду по погибшим румынским воинам.

Остается рассказать о судьбе основных действующих лиц этого поста.
Губернатор Алексяну в августе 1944 г. был арестован и отправлен в Москву. В апреле 1946 г. его судил «Народный суд» в Бухаресте. 1 июня Георге Алексяну казнили в Жилавской тюрьме вместе с маршалом Ионом Антонеску, заместителем Председателя Совета министров Михаем Антонеску и командовавшим жандармерией Румынии генералом Константином Василиу.



Георге Алексяну и Ион Антонеску перед расстрелом.

Дважды арестовывали и судили генерала Георге Потопяну. Ему посчастливилось дожить до помилования в 1963 г. Скончался он уже на свободе три года спустя.
Сравнительно благополучно сложилась судьба епископа Антима: состоя с 1950 г. Патриаршим викарием, в 1973 г. он был определен епископом Нижнего Дуная, на этой кафедре он пробыл до самой кончины в 1994 г.



Митрополит Виссарион во время одного из объездов своей епархии.

А вот жизнь митрополита Виссариона была не столь безоблачной.
Предвидя дальнейшее развитие событий, в августе 1944 г. он покинул пределы Румынии. И действительно, «Народный суд» в Бухаресте 21 февраля 1946 г. заочно приговорил его к смертной казни за «военные преступления» на оккупированных территориях».
Четыре года спустя (28 февраля 1950 г.) Св. Синод Румынской Православной Церкви лишил Владыку монашеского сана.
Решение это было принято под сильнейшим нажимом государства, о чем свидетельствуют сношения митрополита Виссариона с Румынским Патриархом Никодимом, посоветовавшим – в ответ на предложение учредить в Западной Европе свободную от коммунистического диктата автономную Румынскую епархию, – устроить ее, войдя в ведение Русской Православной Церкви Заграницей. Только таким образом, по мнению Патриарха, можно было сохранить каноническую независимость такой епархии от румынских «народных» властей.
Обосновавшись в 1949 г. во Франции, митрополит Виссарион руководил основанной им епархией вплоть до 1 апреля 1958 г., когда объявил о ее роспуске и уходе на покой. Жил он в деревне Вьель-Мэзон. Здесь он и скончался 13 августа 1964 г. Тут его и погребли на местном сельском кладбище.
Сразу же после падения коммунистического режима в Румынии, 25 сентября 1990 г. Св. Синод Румынской Православной Церкви отменил свое решение 1950 г., полностью реабилитировав Владыку.
В 1990-е годы прах его перенесли в Париж на кладбище Монпарнасс, где его останки пребывают и поныне. А в 2015 г. в Бельцах (на севере Молдавии), где когда-то находилась кафедра митрополита Виссариона, в присутствии местного и румынского духовенства, был торжественно открыт его бюст.



Владыка Виссарион (Пую) на церемонии закладки фундамента будущего храма Святых Равноапостольных Царей Константина и Елены в Бельцах. 28 сентября 1924 г.

Посудите теперь сами, как я был удивлен, прочитав в 2010 г. в «Русском вестник», с которым я тогда тесно сотрудничал, вот это:
«С немцами бежали преступники разных мастей, например, “митрополит Транснистрии” (“За Днестром”) Виссарион Пую, “благославлявший” немецко-румынский террор и латинизацию в Одессе и на юге Украины. Виссариона пригрели в Калабрии, знаменитой своей Ндрангетой, папа Пий XII и разведчик-кардинал Тиссеран. Виссарион, заочно приговоренный в Румынии к смерти за военные преступления, умер во Франции в 1964 г. и был похоронен на католическом кладбище. Он и ему подобные – “иезуиты восточного обряда”, ныне чтимые Европой на безчисленных конференциях как “жертвы коммунизма”».

http://www.rv.ru/content.php3?id=8316


Бюст митрополиту Виссариону, открытый 11 августа 2015 г. в Бельцах.

Под статьей стояла подпись? «Николай Селищев, член Русского Исторического Общества».
Откуда же уже сегодня, когда многое стало известно, такая злоба, невежество и безстыдная ложь?
Во время очередной встречи в главным редактором Алексеем Алексеевичем Сениным, с которым дружил еще с начала 1990-х, я между прочим поинтересовался, зачем же такое печатать?
– Ты же хорошо знаешь, – сказал он, – наше финансовое положение. Почти что на каждый номер хожу побираться. А тут за публикацию платят… Представляешь? Да и сами эти статьи многим нравятся, их читают…
Что значит «платить за публикацию» я так и не узнал. А статьи у этого автора и впрямь были боевитые, антизападные, антифашистские, «правильные»…
И невольно подумалось: а кому это, действительно, нужно знать, как было на самом деле, размышлять, что да как?
Гораздо проще ведь да и «полезнее» классифицировать то или иное лицо или явление, причислить к тому, что уже получило свое название, общественное отношение к которому определилось и устоялось.
Пять лет минуло с той поры…
Теперь – после событий на Украине, «гаванских посиделок» с Римским папой, с нарастанием конфронтации с Западом – всё это еще более выкристаллизовалось, став гораздо безкопромисснее, упростившись при этом донельзя, до того состояния, которое, согласно известной поговорке, хуже всякого воровства…



Продолжение следует.
Tags: История Бессарабии, История Румынии, Легион Михаила Архангела, Мемуар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments