sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 145)


«500 евреев-коммунистов казнено в Яссах». Передовица в бухарестской газете «Universul». 1941 г.
Данный пост проиллюстрирован документальными фотографиями Ясского погрома, взятыми нами с различных румынских сайтов.


Испытание войной (продолжение)


Вечно гонимы, бездомны, нищи, всемiрны […]
Как ни сживали со света, а мы все целы.
Как ни топтали, как ни тянули жилы,
Что ни творили с нами – а мы всё живы.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Как наши скрипки плачут в тоске предсмертной!
Каждая гадина нас выбирает жертвой
Газа, погрома ли, проволоки колючей –
Ибо мы всех беззащитней – и всех живучей!
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Наша кругом Отчизна. Наша могила.

Дмитрий БЫКОВ. «Послание к евреям».


«Иуда страдает, потому что он Иуда».
Профессор Нае ИОНЕСКУ.


Походу на Восток предшествовало своего рода «жертвоприношение»: «кровавая неделя в Яссах», длившаяся с 27 июня по 2 июля.
Что касается причин событий и его итогов, то, не смотря на обилие на этот счет литературы, а также уверенный тон авторов, со всем этим до сих пор нет полной ясности.
Для того, чтобы хоть как-то разобраться с тем, что́ это было, нужно хотя бы вкратце обрисовать саму обстановку, в которой всё описанное далее стало возможным.



Король Михай с германским генерал-фельдмаршалом Вальтером фон Рейхенау. Яссы 1941 г.

Формально являясь национальным меньшинством, румынские евреи (впрочем, как и во многих других странах) не являлось таковым на самом деле. Прежде всего, по месту их в экономике и в реальной политике. Такое выдающееся положение обезпечивали их представители на ключевых постах, начиная с владельцев крупнейших банков и промышленных предприятий, кончая сферами торговли, культуры и искусства, а также средствами массовой информации и т.д., вплоть до любовницы в алькове Короля.
При этом определить степень подлинного их влияние весьма не просто. Хотя бы в силу обычной мимикрии: смене внешней идентичности (взятия традиционных для коренного населения имен и фамилий, в том числе и через крещение).
Широко распространенным в тех же Яссах мошенничеством была маскировка подлинных владельцев тех или иных заведений (евреев) подставными (с христианскими именами). Персонал, разумеется, также был румынским. (Прием, думаю, хорошо известный многим. Правда, ныне в этой роли у нас теперь подвизаются кавказцы.)



Очередь на общественные работы в Яссах, которыми евреям заменили службу в армии в военное время. За несколько дней до погрома.

«Массивное проникновение евреев в последние десятилетия румынского становления, – писал в своей известной книге “Преображение Румынии” философ Эмиль Чоран, – сделало антисемитизм существенной характерной чертой нашего национализма. Если в других местах это и может быть непонятно, то у нас в Румынии на это есть определенное право, которое, тем не менее, не следует преувеличивать. [...]
Национальный организм всегда подвергается испытанию в конфликте с евреями, особенно тогда, когда они ввиду своей высокой численности и последовательных усилий по проникновению “пронизывают” какой-то народ.
Но [практический] антисемитизм не решает ни национальных, ни общественных проблем государства. Он представляет собой акт очищения, не больше. Помимо этого, то, от чего народ страдает, остается.
Ограниченное направление удара румынского национализма обязано тому факту, что он развился из одного лишь антисемитизма. Тем самым маргинальная проблема этой нации стала источником [национального] движения и видения».
Над теми же проблемами размышлял и Мирча Элиаде. Один из наиболее ярких примеров осмысления им создавшейся в стране ситуации была его статья «Слепые поводыри» в газете «Buna Vestire», опубликованная в десятую годовщину образования Легиона.
В ней, касаясь непропорционального представительства иноплеменных меньшинств, он не мог не упомянуть и о болезненной для Румынии еврейской проблеме.
Автор, по его словам, сознавал, что евреи тут же обвинят его в антисемитизме, демократы же – в фашизме. Что касается первых, то «абсурдно» было бы ожидать, «что они будут довольствоваться тем, что являются меньшинством с правами и обязанностями, после того, как они стояли у власти и захватили так много ведущих ролей».
Что до вторых, то «когда им говорят, что больше уже нельзя услышать румынский язык в горах Бучеджи, что в Марамуреше, на Буковине и в Бессарабии говорят на идиш, что румынские деревни вымирают, и лицо городов изменяется, то они думают, что мы подкуплены немцами, или заверяют нас, что они издали законы для защиты национального труда».



Регистрация.

Всё сказанное, однако, относилось к влиянию внутреннему. Но ведь существовало еще и внешнее давление. Один из наиболее ярких примеров – диктат стран Антанты в ходе осуществления Версальской системы мирных договоров, в результате которой Румынию принудили – в обмен на приращение территорий и допуска в мiровой истеблишмент – уничтожить традиционное национальное законодательство в отношении евреев, установленное не произвольно, а как результат длительного исторического опыта.
Между тем, на протяжении 1920-1930-х годов проблемы внутри страны не просто накапливались, а приобретали уже совершенно иной, гораздо более опасный характер. Прежде всего, румынские евреи получили нового, гораздо более опасного союзника в лице СССР. Скептикам напомним, что вопреки марксистско-ленинской пропаганде, национальное на деле часто превалирует над классовым сознанием. Расовое же – часто царит над национальным, в нашем конкретном случае смыкаясь с вероисповедным началом.
Наглядный тому пример те же немцы, к удивлению красных комиссаров, презревших в 1941-м классовую солидарность. Да и насчет русских, ставших на защиту Отечества, у того же Сталина не было никаких иллюзий. Вспомним его откровение американскому послу Гарриману, высказанное в первые месяцы войны: «У нас нет никаких иллюзий, будто бы они сражаются за нас. Они сражаются за мать-Россию».
Вот и евреи Румынии сделали свой выбор. Имеем в виду их активное участие в коммунистическом и революционном движении (включая Коминтерн и Румынскую компартию), а также их ведущие позиции в партийной и советской номенклатуре созданной в 1924 г. на левом берегу Днестра Молдавской АССР.
Основательность подозрений к ним подтвердили события 1940 г. в связи с присоединением к СССР Бессарабии и Северной Буковины, вызвавшие в июне-июле целую серию погромов, о чем мы уже писали:

См.: http://sergey-v-fomin.livejournal.com/156086.html



То же повторилось год спустя в Яссах, с той только разницей, что, став союзницей Германии, Румыния едва ли не впервые получила возможность действовать самостоятельно, без оглядки на повязанный по рукам и ногам коллективный демократический Запад.
О причинах погрома сегодня пишут по-разному.

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/148448.html

Говорят о «вспышке слепой ксенофобии», о «некомпетентности румынских военных властей», о «массовом убийстве в отместку за собственное безсилие», о «первом погроме, устроенном по инициативе властей». Пытаются даже найти «легионерский след».


Аресты.

Поминают, что в ноябре 1940 г. Яссы были провозглашены «Городом Легионеров», в то время, как из ста тысяч жителей половину составляли евреи; что здесь родилась ненавидимая всей страной любовница Кароля II – еврейка Вольф-Лупеску. Ищут среди принимавших в нем участие легионеров и т.д.
При этом «неудобная» информация скрывается.
«Интересная дискуссия… – написал участник обсуждения одной из статей на эту тему. – […] Легионерское движение обвиняют в “антисемитизме”, что свидетельствует о незнании автором темы. […] Он не знает, например, о том, что одним из первых шагов легионеров, когда они в сентябре 1940 г. пришли к власти, была отмена ими ряда антисемитских законов, разработанных и принятых при Кароле II. Приходилось ли вам над этим задумываться?
Я обращаю внимание на это, потому что слишком многие бранят легионеров за то, о чем узнать проще простого: антисемитские законы, действовавшие в период 1939-1944 гг., – плод деятельности Кароля II и знаменитой еврейки Лупяски.
Суть информации, отсутствующей ныне в сознании 99% историков и тех, кто ответственен за формирование общественного мнения в Румынии, заключается в том, что антисемитские законы появились во время Карлистской диктатуры, а легионеры, придя к власти, отменили часть этого законодательства».

https://razboiulpentrutrecut.wordpress.com/2016/01/24/masacrarea-populatiei-evreiesti-in-basarabia-si-bucovina-iulie-august-1941/#comment-1428


Задержание подозреваемых.

Один из ярких примеров сказанному – деятельность поэта Раду Джира, одного из командиров Легиона и создателя его гимна, на посту генерального директора театров в период Национального Легионерского Государства.
Именно он дал разрешение на открытие в Бухаресте еврейского театра «Барашеум», постановки которого на идише ранее находились под запретом. В описываемое время это был единственный еврейский театр в странах Европы с авторитарным режимом.



В полицейский участок для проверки.

Возвращаясь к летним событиям в Яссах в 1941 г., подчеркнем: до сей поры среди исследователей нет согласия относительно их причины.
По-разному пишут и о числе жертв: от 1000 до 14 000.
Еврейская сторона, как всегда, приводит цифры маловероятные, по странному для подобных событий принципу: чем больше – тем лучше. Согласно их мнению, было убито 14 850 человек.
Официальные данные послевоенного «народно-демократического» правительства (также всем известного состава): 13 266.
Нынешние данные: 8 000.
Наиболее вероятная, как считает ряд исследователей, цифра содержится в документах немецких дипломатов. По этим данным, общее количество умерших в Яссах составляет до 4 000.
Автор одного из последних исследований, вышедшего в начале этого года, Адриан Чофлынкэ, 75 лет спустя после событий пишет, подводя своего рода промежуточный итог: «…Погибли тысячи евреев. Сколько именно – мы не знаем, и, вероятно, уже никогда знать не будем».



Перед проверкой.

Что же, однако, произошло?
Прежде всего, подчеркнем ту неспокойную атмосферу в руководстве страны в канун предстоявшего нападения на СССР.
Напомним также, что Яссы находились всего в 15 километрах от фронта. Настроения же еврейства были хорошо известны по событиям 1940 г. в Бессарабии и Северной Буковине. Еврейское население составляло половину населения города, а в условиях мобилизации румынского населения (евреев в военную службу, как известно, не брали) – и того больше.
Всё это, в известной мере, и предопределило дальнейшие события.
21 июня 1941 г., накануне вторжения, командующий 30-м армейским корпусом 11-й Германской армии генерал-лейтенант Ганс Эберхард Курт фон Зальмут отдал приказ, согласно которому принял на себя командование всеми вооруженными силами в Яссах. На улицы вышли немецкие патрули. Одновременно Антонеску отдал приказ 4-й румынской армии укрепить безопасность в зоне, прилегающей к Пруту.
Неудачи первых дней войны, когда практически все плацдармы напавших были ликвидированы, вызвали у многих тревогу, страх и разочарование. Была угроза и самим Яссам.
Начиная с 22 июня, среди местного населения и военных поползли слухи о том, что местные евреи вступили в сговор с Советами.
Не забудем также, что в городе были собраны полицейские, приготовленные для водворения в Бессарабии. В большинстве это были те, кого там год назад разоружали и унижали.
Сегодня они, наряду с военными, также пережившими тогда позор сдачи без боя, просили разрешить им искупить его кровью. Этим людям было что вспомнить, в том числе и предательство местных евреев…
Вот как рассказывал о том, что происходило впоследствии в Бессарабии, один из работников Кишиневского горкома комсомола, участник войны Цви Кэрэм (псевдоним), эмигрировавший в 1972 г. в Израиль, приписывая это, правда, совершенно несправедливо, легионерам, которые в то время по большей части сами находились в заключении:
«Ровно через год разъяренные банды железногвардейцев […] вступили с румынской армией Антонеску в Бессарабию. Они назывались “группы ISE / Ын сприжинул елибераторилор” (“в поддержку освободителей”). С гиканьем и ревом они врывались в дома евреев, в особенности в местечках на севере – Фалешты, Секурены, Флорешты, Дондюшаны, Згурица, Резина и др. – хватали всех без исключения евреев, застрявших или иной раз даже и не очень спешивших уйти на Восток. […] На столбах и деревьях еврейских местечек висели плакаты иэсеовцев: “Получайте, жиды-предатели, за поруганную честь румынской армии!”».



Разоружение румынских полицейских. Бессарабия. Июнь 1940 г.

Напряжение еще более увеличили воздушные налеты советской авиации на Яссы 24 и 26 июня.
В первый из этих дней бомбардировщики с красными звездами появились над Яссами среди бела дня. Они шли несколькими волнами, заходя на цели с юга, где не было зениток.
Особенно разрушительным был второй налет. До 30 самолетов сбросили более 100 фугасных и зажигательных бомб. Были разрушены десятки домов, в том числе использовавшийся в качестве административного здания Дворец, телефонная станция, немецкий гараж с автомобилями, церковь, несколько больниц, частные постройки. Погибло 77 человек, более 100 получили ранения.
Сразу же заговорили о том, что местные евреи разными сигналами наводили советские самолеты на цели.



В ожидании проверки.

Лидеров еврейских общин вызвали в штаб 14-й румынской пехотной дивизии, где от имени командующего генерала Георге Ставреску их предупредили о недопустимости сговора с врагом. В противном случае им угрожает суровое наказание.
Последовало также несколько арестов евреев. Некоторые, после разбирательства, были отпущены. Другие, однако, не избежали насилия. Но не по официальному приказу, как выяснилось потом, а из-за самоуправства конвоиров. Первый такой случай произошел 26 июня.
Расстрелы уже по приказу начались на следующий день во исполнение распоряжения генерала Антонеску от 26 июня о том, что «шпионов, предателей и всех тех, кто работает на благо противника, немедленно расстреливать на месте».



Одна из жертв на улице Господаря Кузы.

Первый такой приказ отдал командир 6-го полка, уроженец Бельц, полковник Ермил Матеяш. Экзекуцией командовал капитан Ион Стихи, офицер разведки полка. (Капитану «повезло»: вскоре он погиб под Одессой. А вот полковника при «народной» власти судили, скончался он в 1954 г. в тюрьме от туберкулеза.)



Кроме бомбардировок, рассказывают, были еще и советские парашютисты, захваченные в те дни около Ясс, тоже как будто по происхождению бессарабские евреи.
В этом нет ничего удивительного. Взять хотя бы биографию человека весьма известного – Александра Сергеевича Никольского (в действительности Бориса Грюнберга), в 1948-1953 гг. возглавлявшего Главное управление народной безопасности Румынии, а в 1953-1961 гг. генерального секретаря Министерства внутренних дел, о котором мы уже однажды упоминали:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/151914.html



Этот уроженец Тирасполя в 1940-1941 гг. прошел специальное обучение на курсах НКВД в Черновцах, а 26 мая 1941 г. с фальшивыми документами на имя Василе Штефэнеску скрытно пересек границу.
Будучи почти сразу же схваченным румынскими пограничниками, он был отдан под суд как шпион. Несмотря на требование прокурора приговорить его к смертной казни, в качестве наказания ему определили пожизненное заключение.




В конце сентября 1941 г. Никольского водворили в тюрьму Аюд, где уже отбывали наказание другие советские разведчики: Владимiр Грибич и Афанасий Шишман. Вместе с ними он и был освобожден из-под стражи 28 августа 1944 г. (за пять дней до начала восстания) проникшими к тому времени в систему румынской безопасности и власти советскими коллегами.



Одновременно с Никольским во время шедшей полным ходом войны (!) тюремное заключение отбывали многие другие советские агенты: Сергей Николау (Никонов), Петр Гончарук, Георге Пинтилие (Тимофей Бондаренко), Валериу Мазуру (Мазур), Михаил Гаврилович, Валериан Бучиков.
Все эти люди были пойманы как шпионы вражеского государства, нелегально проникшие в страну с разведывательно-диверсионными целями. Нетрудно рассудить, что случалось бы с подобными спецами, будь они задержаны у нас…
И все-таки самое удивительное с ними случилось после освобождения и установления в Румынии режима «народной демократии»: все они заняли руководящие посты в системе государственной безопасности, разведки и контрразведки этой новой страны соцлагеря. Правда, уже после прохождения ими своего рода «инициации»: женитьбы на соответствующих женщинах.



Группа евреев, арестованных утром 29 июня 1941 г. на улице И. Брэтиану.

Тем временем в Яссах происходило немало странного, до сих пор не до конца понятного.
Так, 28 июня в местную полицию стали обращаться обезпокоенные жители, сообщающие об одиночных выстрелах. Они утверждали, что это, «делали коммунисты и жиданы». Однако жертв среди румынских солдат не было. Не были также обнаружены ни стрелки, ни оружие.
Однако при этом немецкое командование заявило о «двадцати убитых и раненых».



На этом и следующих двух снимках задержанные во дворе полиции. 29 июня 1941 г..

Германские патрули задержали множество евреев, которых повели в полицию. Стоящие на улицах люди плевали в них, бросали камни, проклинали. Появились первые жертвы…
Уже к часу дня во дворах полицейских участков скопилось до 3 500 подозреваемых. После проверки около двух тысяч из них отпустили. Но продолжали приводить всё новых и новых…




По ним-то в два часа дня и стали стрелять. Избиение, в котором участвовали военные и полицейские, продолжалось до шести вечера. Было убито несколько сотен евреев.
Прекратилось всё только после вмешательства командира дивизии генерала Георге Ставреску, что, кстати говоря, не избавило его впоследствии от мести. После войны его судили. Скончался генерал в тюрьме Аюд от туберкулеза 10 января 1951 года.




В ночь с 28 на 29 июня Антонеску отдал приказ вывезти из Ясс, во избежание дальнейших эксцессов, всё еврейское население. Однако осуществить это технически было невозможно. Перевезти 45 тысяч евреев, в то время как поезда использовались для отправки войск на фронт, было задачей в сущности невыполнимой.


Подвоз подлежащих депортации к одному из поездов. 30 июня 1941 г.

Рано утром 30 июня почти две с половиной тысячи евреев, под охраной полицейских и жандармов, в колоннах двинулись в сторону железнодорожного вокзала.
Пытавшиеся бежать по дороге были застрелены немецкими солдатами, стоявшими в некотором отдалении от пути следования колонны.



У поезда Яссы–Кэлэраш.

На станции депортируемых погрузили в товарные вагоны, которые, из-за опасений побегов, закрыли понадежней. Это, в конце концов, и погубило многих. Из-за противоречивых распоряжений и безразличия охраны, которую никто должным образом не проинструктировал и не подготовил, оба поезда двигались весьма медленно, а теснота, жара, отсутствие воды и нормальной вентиляции довершили дело.



В первом поезде из находившихся двух с половиной тысяч евреев выжило только 1 011. Пятисоткилометровый путь состав прошел за шесть с половиной дней.
Второй поезд двигался несколько быстрей: 20-километровое расстояние было проделано за восемь часов. Из 1902 ехавших в нем выжило всего лишь 708.
В конце августа все оставшиеся в живых они были освобождены и смогли вернуться в Яссы.



На этом и еще трех следующих снимках – выгрузка погибших во время транспортировки.

Что же касается депортаций населения по национальной принадлежности в условиях войны, то практика эта сама по себе была самой обычной в то время (вспомним высылку в СССР немцев Поволжья в августе 1941 г. или интернирование в феврале 1942 г. в США всех без исключения японцев, в том числе и имевших американское гражданство).



В Румынии – спору нет – дело было организовано из рук вон плохо, что, наш взгляд, доказывает, спонтанность самой этой акции, которая, вопреки тому, что утверждают ныне работники разного рода «институтов холокоста», заранее не планировалась.



Сами эксцессы во время ее проведения совершенно очевидны, в отличие, скажем, от подобных в США или СССР, что также понятно: то были страны, выигравшие войну. Победителей же, с одной стороны, не судят. А с другой – «горе побежденным». Да и пострадавшие «советские немцы» или «американские японцы» ведь не принадлежали к «избранному» племени.



И еще один вывод, который можно сделать из ясских событий: любая нерешительность, промедление или необоснованное отклонение от плана (при наличии такового, конечно), коль его уже собрались проводить в жизнь, обычно чревато лишними жертвами.
Эти уроки подтверждает и «советский опыт». Абстрагируясь от нынешних политических и этических оценок, подчеркнем, всё же, что именно определенный «профессионализм» (пусть и весьма жестокого свойства) избавил в 1943-1944 г. многие народы, подвергнувшиеся в СССР выселению, от чрезмерных страданий.



Выжившие.

«Отец народов», как известно, высоко оценил заслуги проводившего все эти акции генерала И.А. Серова, наградив его орденом Суворова I степени, которым обычно отмечали военачальников «за отлично организованную фронтовую или армейскую операцию, в которой с меньшими силами был разгромлен численно превосходящий противник».


Продолжение следует.
Tags: История Бессарабии, История Румынии, Легион Михаила Архангела
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments