sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 141)


Единственный из известных снимков, на котором запечатлены легионеры непосредственно во время мятежа. Бухарест. Район моста «Родник» рядом с домом князя Георге Кантакузино и «Зеленым Домом».


«Безсмысленный и безпощадный» (продолжение)


«…Бунт ничего не творит и не созидает, а лишь отрицает и разрушает, – и общество, положившее революционный принцип в основание своего развития, должно неминуемо, от революции к революции, дойти до анархии, до совершенного самоотрицания и самозаклания».
И.С. АКСАКОВ.


Странности январского восстания были непонятны многим современникам, в том числе самим легионерам, причем далеко не рядовым.
Даже с течением времени туманности эти никак не прояснялись.
Летом 1942 г. Мирча Элиаде, находившийся тогда в Лиссабоне, заносил в свой дневник: «Я продолжаю расспрашивать моих легионерских друзей: что произошло 21 января и почему это случилось?»
В конце концов, он приходил к выводу: «Я всё больше убеждаюсь, что им была подстроена ловушка, куда они и угодили как наивные дурачки».
Одна из этих странностей нашла отражение в ставшем не так давно известном свидетельстве одного из участников восстания – Штефана Логигана.
Наряду с 14 другими вооруженными легионерами он в те дни защищал здание мэрии.



Одно из зданий, на стенах которого хорошо видны следы обстрела во время восстания легионеров. Бухарест. Январь 1941 г.

В ночь с 21 на 22 января, сразу после полуночи, туда на такси добрался один из их товарищей – Бэлэнеску, сообщивший, что в районе Дудешт идет избиение и грабеж еврейских домов. Местная полиция исчезла, находящиеся же рядом войска, хотя и являются свидетелями всех этих насилий, не вмешиваются. «Боюсь, – сказал Бэлэнеску, – что вся вина падет на Легион».
Во главе группы легионеров на двух машинах Штефан Логиган выехал на место.
«Сцена, происходившая в районе Дудешт, была ошеломляющей. Сотни женщин, детей и мужчин, евреев и неевреев, были выведены из своих домов на улицу. Заправляли три или четыре человека в зеленой легионерской униформе; остальные пили, а также грабили дома и хозяйства евреев и неевреев.
Награбленное вывозилось на ручных и грузовых тележках и на телегах, запряженных лошадьми. Стоял неописуемый крик и плач.
На нескольких евреев, пытавшихся сопротивляться, накинулись с резиновыми дубинками и револьверами и они остались лежать на асфальте. Избивали также женщин и детей, которым никто не мог помочь.
Все мои люди были в легионерской форме: черных кожаных куртках, высоких черных сапогах, зеленых рубашках и черных меховых шапках. Для того, чтобы меня услышали, я приказал дать сначала один залп в воздух.
Затем я приказал через мегафон – как на футбольных матчах – прекратить грабеж. Я также потребовал сказать, чье распоряжение выполняют участвующие в этой акции легионеры. Большинство тех “зеленых рубашек” сразу же испарились. Мне удалось поймать лишь двоих, находившихся в состоянии сильного опьянения. На одного из мародеров я надел наручники».
Принадлежность арестованных к Легиону установить по имевшимся записям не удалось. Никто из них так и не сказал, как и от кого получил он свою зеленую рубашку. (В то время легионерскую форму можно было приобрести во многих магазинах, владельцами которых бывали даже и евреи.) По впечатлению Штефана Логигана, это были рабочие.
По свидетельству оказавшегося в те дни на улицах Бухареста человека совершенно иных убеждений, лидера либеральной молодежи Иона Константинеску Мэрэчиняну, среди встретившихся ему в Дудештах, Вэккэрештах и Рахове вооруженных ломами и кирками людей «бок о бок с уголовными преступниками грабеж еврейских магазинов вели цыгане».




Воспоминания эти подводят нас к вопросу о силах, так или иначе принимавших участие в описанных событиях.
Что касается Легиона, то главной, наиболее дееспособной силой был его Рабочий Корпус.
Образовавшийся 25 октября 1936 г. из «Рабочей группы», со времени Национального Легионерского государства он приобрел весьма высокий официальный статус, по существу заменив собой профсоюзы. Именно Корпус предложил ввести норму минимальной оплаты труда.
«Сегодняшние рабочие, – заявил министр-легионер Василе Ясинский, – если не в первом, то втором поколении станут завтра фабрикантами».



Василе Ясинский (1892†1978) – уроженец Буковины, высшее образование получил в Черновцах (фармацевт). В Легионе с самого его основания. В Национальном Легионерском государстве министр труда, здравоохранения и социальной защиты. В 1941-1944 гг. находился в немецком лагере. В первые годы изгнания был заместителем Хории Симы.


Легионеры, однако, не только делали громкие заявления, они упорно учились хозяйствовать. За то короткое время, что они находились у власти, резко выросло число организованных ими предприятий, которыми они не только владели, но и руководили. Это была линия, начатая, как мы помним, еще при Корнелиу Кодряну.
Экономическую силу и общественный авторитет Корпус подкрепил силой физической, учредив собственное военизированное крыло («гарнизоны»), число членов которого только в Бухаресте составляло 13 200 членов. Люди, входившие туда, были готовы пожертвовать своими жизнями за торжество идей Легиона.
Это была грозная сила, выделяясь даже среди других членов движения организованностью, целеустремленностью и радикализмом.
Именно они в ноябре 1940 г. совершили массовые убийства в Жилавской тюрьме находившихся там деятелей Карлистской диктатуры. Они же были главными участниками железногвардейского бунта в январе 1941 г. Им (пусть, видимо, и не совсем справедливо) приписывают сопровождавший его еврейский погром.



Группа легионеров из Рабочего Корпуса.

Совершенно особая тема – инфильтрация Рабочего Корпуса коммунистическими идеями и советской агентурой.
Именно через него, как утверждают некоторые румынские историки, «сильное советское влияние» распространялось и на все Легионерское движение в целом.
Базой «гарнизонов» Корпуса были Гривицкий железнодорожный завод, «Трамвайное общество Бухареста» и фабрики Николае Малакса, известные сильными прокоммунистическими симпатиями рабочих.
Антикапиталистическая борьба, профсоюзная деятельность, рабочее движение – всё это, как правило, всегда служило полем для смычки с коммунистами, а заодно предоставляло идеальную возможность для инфильтрации эмиссарами последних, в подавляющем числе случаев (применительно к Румынии, во всяком случае) по национальности являвшихся евреями (причем, часто выходцами из Бессарабии или России).



Германский и советский плакаты, посвященные борьбе рабочих с мiровым капиталом.

Еще 29 октября 1940 г. на заседании Совета министров из уст министра внутренних дел Константина Петровическу прозвучало предупреждение: «Уже давно к нам поступает информация о проникновении коммунистов в движение». Тогда же были озвучены данные Сигуранцы о том, что преподаваемый в легионерских гнездах курс теории и практики уличной борьбы читали люди, тесно связанные с Москвой.
Проведенная затем чистка в Легионе мало что дала: рост симпатий рабочих-гардистов к коммунистическим идеям продолжался, что, по мнению секретной агентуры, объяснялось старыми связями некоторых руководителей Легиона с коммунистическими лидерами.
Согласно составленному позднее, уже после бунта, докладу секретных агентов, «коммунисты внесли в движение большой вклад. Рабочий человек, как правило, храбрый, хорошо подготовленный к политической борьбе, объединился под зеленым знаменем». Именно эти элементы, говорилось далее, подвергались вербовке.
«События во время бунта доказали, что коммунистический элемент в Корпусе не смог быть ассимилирован. Заимствованная Легионом у коммунистов техника пропаганды и тактика представляли собой несовершенную копию. Мало того, коммунисты сумели навязать движению директивы Коминтерна. Нам удалось установить руководителей Рабочего Корпуса, которые в прошлом понесли наказание за коммунистическую деятельность».
Одним из них, пишут, был поставленный после переворота 1940 г. Хорией Симой во главе Рабочего Корпуса Легиона Думитру Грозя – человек с достаточно мутной биографией:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/157555.html


Улицы Бухареста в конце января 1941 г.

В документах Сигуранцы он характеризуется как «один из твердолобых боевиков крайней левой». В сентябре 1939 г. Думитру Грозя покинул Кишиневскую тюрьму, в которой отбывал срок за запрещенную на территории Королевства коммунистическую деятельность. Сам он, понятно, категорически отрицал это.
Примечательно, что ряд старых легионеров выдвигали обвинения и против самого Хории Симы, оказывавшего покровительство Думитру Грозе. Они обвиняли нового Капитана в заключении негласного договора с коммунистами.
Священник-легионер Штефан Палагицэ в своей книге «Garda de Fier. Spre reînvierea României» (Buenos Aires. 1951) в следующих выражениях набрасывает портрет этого политического хамелеона: «Он работал с немцами и коммунистами, после того, как не смог удержаться во власти, – боролся против немцев. Так что сегодняшняя его борьба против коммунистов мало что значит». (За эти разоблачения отца Штефана вскоре после выхода книги убили. Не спасли ни сан, ни свободный Запад.)
А вот мнение уже современного автора из России – пост, симптоматично озаглавленный «Хория Сима – трупное пятно разложения румынских правых»:
«Вы устроили гнусную перепалку с семьей вашего учителя Корнелия Кодряну, обвиняя их в захвате власти в Движении. Вы пытались играть “демократа” в рядах Всемiрной Антикоммунистической Лиги, но вас разоблачили с позором. Вы ругали американских плутократов и тесно сотрудничали с ЦРУ. […] На кого же вы действительно работали, Хория? Ничего удивительного, что современные правые Румынии так быстро пали ничком перед последователями Железного Феликса. Школа прогиба господина Симы».

http://tverbelarusklan.livejournal.com/84255.html

Вряд ли, конечно, Хория Сима был замаскированным коммунистом. Скорее – человеком, обуреваемым похотью власти, не брезгавшим ничем для достижения вожделенной цели.
И, конечно, это еще один пример традиционной румынской политики, буквально пронизанной провокацией, где всё и вся ненадежны, продажны и фальшивы, в чем мы еще не раз убедимся.
Однако, наряду со всеми этими спорными данными, есть и факты. В документе Генеральной инспекции жандармерии от 1 ноября 1940 г. сообщалось о «разработке коммунистами плана внедрения в Легионерское движение агентов-коммунистов, которые, в соответствии с полученными инструкциями из Центра (Москвы), могли бы спровоцировать – под эгидой Легиона – безпорядки и манифестации».
В составленном в феврале 1941 г. Сигуранцей «Отчете о восстании» содержатся данные, подтверждающие эту информацию. Там приводятся, к примеру, сведения о пресеченной попытке некого Бориса Никонова из Бессарабии, посланного из Советского Союза с целью проникновения в состав Легиона. А также об известном коммунисте из Черновцов сапожнике Моге, получившем от Легиона материальную помощь в 200 тысяч леев в качестве беженца. Службой безопасности в Сучаве были выявлены и другие проникшие в движение коммунисты: Кревинский, Червинский и Алоис Вискерон.
В Румынию из СССР были посланы большие средства, использованные для пропаганды среди легионеров. Об одном из источников этих денег рассказал, со ссылкой на некое авторитетное германское лицо, известный румынский правый политик Никифор Крайник. По его словам, в Бессарабии и Северной Буковине советские спецслужбы захватили до двух миллиардов леев, которые и были использованы для подготовки январских событий в Бухаресте.
«Советы, – писали авторы “Отчета о восстании”, – пытались использовать любые внутриполитические осложнения в Румынии. Проникнув в ряды легионеров, они, с одной стороны, получали необходимую внутреннюю информацию о движении, а, с другой, использовали анархические настроения там для проведения действий в соответствии с советскими интересами».
В посольстве СССР в Бухаресте, многие работники которого самым внимательным образом следили за январскими акциями, не отрицали участия коммунистических элементов в бунте и сопровождавших его грабежах.
В отчетах о событиях упоминались лозунги, которые выкрикивали отдельные участники бунта, одетые в легионерскую форму: «Да здравствует советская Россия!»
Агенты Сигуранцы отметили активное присутствие на проводившихся легионерами мероприятиях советского контрразведчика Михаила Шанова, работавшего под прикрытием представителя ТАСС.
Составители представленного генералу Антонеску отчета о бунте утверждали: «…Повстанческие кадры были уже давно подготовлены, но не полностью; планы реализации восстания, путем захвата государственных органов и уличных боев, были разработаны в полном соответствии с троцкистскими принципами». И далее: «Сопровождавшейся грабежами и убийствами бунт носил коммунистический революционный характер».
Всё это, разумеется, интерпретация режима Антонеску, базирующаяся на документах расследования, проведенного верным человеком генерала – шефом Сигуранцы Кристеску. Ангажированность этого человека заставляет с осторожностью относиться и к документам, исходивших из его ведомства, в особенности же на те, на которых зиждился приход Кондукэтора к единоличной власти.



Раненые во время восстания легионеров.

Тем не менее, невозможно отрицать повышенный интерес Москвы к этим событиям, равно как и участие в них советской агентуры.
Одно из свидетельств этого повышенного интереса – доклад Румынской компартии, направленный 9 февраля 1941 г. в Коминтерн, в котором сообщалось о том, что проникновение коммунистических кадров в Легион принесло неожиданные результаты. Январские события названы в документе «самой эффективной попыткой революции в Румынии».
Чем же объяснялась такая активность СССР в Румынии?
Как известно, 18 декабря Гитлер подписал директиву операции «Барбаросса», о чем практически сразу же стало известно Сталину.
Исходя из этого, Легионерский мятеж в январе 1941 г. в Румынии, Апрельскую войну в Югославии, активное советское финансирование повстанческого движения в Греции и Болгарии можно рассматривать в качестве попытки задержки нападения Германии на СССР.
Тут как раз всё понятно. А вот политика бенефициара январского бунта – генерала Антонеску – не поддается столь легкому объяснению.
Взять, к примеру, того же Думитру Грозю, которого Кондукэтор выделял как одного из лидеров восстания. Однако ни его, ни Хорию Симу премьер-министр так и не арестовал, позволил покинуть страну. С Грозей же и его формально прекратившим свое существование Рабочим Корпусом – через службу государственной безопасности – даже сохранял негласное сотрудничество в течение всей войны.
Показательно при этом, что в 1944 г. образовавшаяся вокруг Думитру Грози группа легионеров-рабочих наотрез отказалась вести переговоры с Румынской компартией, предлагавшей легионерам «политическое перемирие».
Странно, конечно, для «советского агента», каким представляют Думитру Грозю некоторые исследователи.
Так, собственно, и вообще со всей этой историей: искать в ней один лишь советский след – контрпродуктивно, если, конечно, не ищешь решение с заранее заданным ответом.



Еврейский квартал Дудешты. Бухарест. Январь 1941 г.

Сенсационный документ был обнародован 3 сентября 2003 г. румынской газетой «România liberă»: рассекреченная конвенция, заключенная 11 января 1941 г. между Компартией Румынии (через Константина Давида) и режимом Антонеску (через комиссара Сигуранцы Петровича).
Согласно этому документу, коммунисты собирались «принять участие в событиях 20-23 января 1941 г. в еврейских районах среди полицейских, бродяг и воров».
Нужно ли говорить, что эта страница Румынской компартии до недавнего времени находилась среди особо строго табуированных.
Константин Давид (1908–1941) был одним из известнейших коммунистических активистов. В 1931-1940 гг. его арестовывали 24 раза. Во время бунта, в ночь с 20 на 21 января 1941 г. Давида в собственном доме арестовали легионеры и привели в штаб Бухарестской полиции, где его пытали, а потом убили. При коммунистическом режиме Давид был провозглашен «героем рабочего класса», тело его перевезли в специально устроенный мавзолей, существовавший вплоть до 1989 года.
По словам профессора Флорина Добреску, опубликованная в 2003 г. конвенция «впервые подтверждает ошеломляющее: участие в погроме в еврейских кварталах, по крайней мере, одного этнического еврея.
Это соглашение между коммунистами и секретной румынской службой может, наконец, предоставить правдоподобное объяснение тому, что ни антонесковские власти, ни те, что пришли после 1944 г. не желали доводить расследование погромов до тех подробностей, которые могли бы установить действительных виновников этой резни.
Режим Антонеску не хотел дезавуировать участие Секретной службы Румынского государства в этой этнической резне; после же прихода в 1945 г. к власти коммунистов, несмотря на большое число евреев, которые занимали различные должности при новом режиме, эти евреи во власти также не желали огласки того, что и они, наряду со спецслужбами, участвовали в событиях января 1941 г., в том числе и в бойне в Жилавском лесу…»

http://www.buciumul.ro/2016/01/21/inedit-pogromul-de-la-jilava-adevarul-despre-ianuarie-1941-redeschideti-ancheta-dupa-75-de-ani


Участники погрома.

Сказанное объясняет и недоумения адвоката Матиаса Карпа, автора «Черной книги», по поводу того, что насилия по отношению к евреям продолжались «долгое время после капитуляции повстанцев», т.е. после того, как Антонеску уже полностью контролировал положение в столице.
Кроме того, это отсутствие расследования и долголетнее замалчивание январских событий 1941 г. как нельзя лучше способствовали дальнейшему раздуванию мифов, основанных на непроверенной, искаженной, а порой и вовсе тенденциозной информации.
Вот всего лишь один образчик такого «творческого» подхода из книги двух современных авторов-одесситов (Якова Григорьевича Верховского и Валентины Исидоровны Тырмос) «Сталин. Тайный “Сценарий” начала войны», изданной в Москве в 2005 г.:
«…Бухарестский погром, в январе 1941 г., отличался от всех предыдущих какой то особой, патологической, изуверской жестокостью. […] Два долгих дня продолжался погром. Варвары громили магазины, жгли синагоги и дома, насиловали еврейских женщин. Но самым чудовищным в этом бухарестском погроме были пытки. […]
Пытки, которым подверглись в эти дни евреи Бухареста трудно описать, и все, что будет написано, не отразит происходившего. У живых людей вырезали языки, выкалывали глаза, вспарывали животы и вешали окровавленные кишки на шею несчастным в виде галстука. У мужчин отсекали половые органы, женщинам просверливали сверлами груди и даже трупы насиловали.
Самым страшным местом пыток евреев стала городская бойня. Здесь людей, среди которых была и пятилетняя девочка, подвесили за ноги на крюки для мясных туш и прикрепили к их извивающимся телам таблички с надписью: “Кошерное мясо”».



Следы январских безпорядков в румынской столице.

И напоследок еще один сюжет – об участии в январских событиях в Бухаресте силы, просоветская ориентация которой не вызывает и тени сомнения, при том, что деятельность ее вплоть до последнего времени была окружена непроницаемой завесой молчания.
Речь о «Гайдуках Котовского» – революционной террористической организации анархо-коммунистического толка, действовавшей в Бухаресте сравнительно недолго с 1939 по 1941 годы.
Ухватки боевиков подобного толка (диверсии, зверства, крайний атеизм) хорошо известны нам по событиям гражданской войны в Испании, в которой, на стороне генерала Франко, за Крест и Веру Христову, сражались и погибли румынские легионеры:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/150978.html



Царившая в Румынии атмосфера, расклад политических сил и их взаимоотношения – всё это на удивление точно отлилось в методах борьбы «гайдуков», их организации и тактике, что, на наш взгляд, указывает на опытную руку, направлявшую деятельность этих 14-17-летних мальчишек со всем присущим их возрасту романтизмом и максимализмом.
Организация была создана в 1939 г. – в самый разгар противостояния Кароля II Легиону Михаила Архангела, когда обе стороны прибегали к методам политического террора.
В этих обстоятельствах появление третьей силы, маскирующейся то под одну, то под другую, – могло остаться совершенно незаметным. Так, кстати говоря, и случилось. «Гайдуки» оставались неопознанными вплоть до самого января 1941 года.
Формировалась подпольная организация по классической системе «пятерок».
Создателем ее был Ион Ветрилэ (1923–1941) – сын и племянник участников знаменитого Татарбунарского восстания 1924 г. на Юге Бессарабии, хотя и спровоцированного внутренними причинами, однако сразу же поддержанного (оружием и руководством) извне – из сопредельного СССР.



Ион Ветрилэ.

Активные действия террористической организации, насчитывавшей до 25 подростков, совпали с неразберихой, возникшей в сентябре 1940 г. в результате отречения Кароля II и прихода к власти Железной Гвардии. Именно тогда «гайдуки» разжились оружием: несколькими пистолетами и винтовками.
С этого времени фиксируются их нападения на полицейских, солдат, жандармов и легионеров. При этом террористы маскировались то под гардистов, то под правительственные силы, сами при этом оставаясь не идентифицированными, а потому и неуловимыми.
Накануне январского бунта «Гайдуки Котовского» насчитывали в своих рядах до 70 человек. Вооружены они были десятью винтовками, несколькими пистолетами, некоторым количеством взрывчатки и гранатами.
Вечером 22 января боевики берут штурмом один из районных комиссариатов полиции столицы, занятый утром легионерами. Часть из них с захваченным оружием Ветрилэ отправляет в еврейские кварталы для их защиты. Другая, под его личным руководством, предприняла попытку захвата оружейного склада.
Обе группы «гайдуков» были уничтожены в ночь с 22 на 23 января. Таким образом, трупы этих шестидесяти террористов должны были, в конце концов, оказаться среди тел, обнаруженных в Жилавском лесу и в других местах.



Тела убитых евреев, обнаруженных в Жилавском лесу. Январь 1941 г.

Так что, памятуя еще и убитых во время бунта 1941 г. сионистских деятелей из Комитета «Алия», устраивавших свои гешефты на крови единоплеменников, а также коммуниста Константина Давида и других его товарищей, – еще большой вопрос, кто были все те убитые, запечатленные на известных фотографиях, которые нам пытаются подать исключительно как «несчастные невинные жертвы погрома».


Продолжение следует.
Tags: История Румынии, Легион Михаила Архангела
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments