sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 140)


Административное здание бывшей бухарестской бойни в Стрэулештах. Ныне в нем находится ресторан.


«Безсмысленный и безпощадный» (продолжение)


«Расистские законы, которые ныне принимаются против евреев, могут оказаться и мучительными и гибельными для тысяч и тысяч евреев, но всё еврейство в целом они очистят, разбудят и омолодят».
В. ШЕЙЦ, венгерский раввин.


«Я сомневаюсь, что без уничтожения шести миллионов евреев, большинство в ООН проголосовало бы в пользу создания еврейского государства».
Наум ГОЛЬДМАН,
президент Всемiрной сионистской организации. 1975 г.



Центральным событием железногвардейского бунта 1941 г., на котором, по вполне понятным причинам, до сих пор концентрируется основное внимание (более, чем даже на самом «еврейском погроме»), является то, что – как утверждают – произошло в те дни на бухарестской бойне в Стрэулештах.
Об этом пишут все, так или иначе поминающие январское восстание, несмотря даже на то, что источники самих этих сведений крайне мутны, по своей достоверности, и ненадежны.
К этому последнему сюжету мы еще вернемся. Но прежде о том, как это подается и что из этого вытекает.
То есть – безотносительно к тому, имели эти события в действительности место или нет, – нас интересует: чем это могло бы быть.
Вот краткое описание того, о чем обычно пишут в связи с этим, извлеченное из уже упоминавшейся в одном из наших предыдущих постов книги американского историка Николаса Надь-Талаверы «Зеленые рубашки и прочие»:
«В то время как сборище фашистов снаружи насмешливо скандировало еврейские молитвы, происходила массовая резня евреев в соответствии с иудейским ритуалом забоя. Еще живых их подвергали всем стадиям расчленения скота, после чего обезглавленные тела были повешены на крюки с надписью “кошерная пища”».
Статья же в Википедии еще более категорична и адресна: «Во время одной из расправ легионеры [sic!] загнали евреев на скотобойню, убили их там и вывесили трупы на крюки, после чего разрубили их так, как мясники разделывают тушу животного по еврейским традициям».
Для тех, кто не вполне понимает, о какой «традиции» тут речь, отсылаем к одному из наших прежних постов:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/125876.html


На одной из современных бухарестских боен.

Мы же продолжим прерванную цитату из книги Надь-Талаверы: «Некоторые легионеры сошли с ума – один из них, молодой парень, пребывая в восторженном неистовстве, разрядил свой револьвер в прохожих […], а по его щекам катились слезы».
Что касается фактологии событий, то так не было (о чем мы расскажем далее). Но так могло быть. Причем, не только в 1941-м. Не только в Румынии. И не только в связи с одними лишь евреями.
В более широком смысле речь тут идет о возможном / дозволенном Свыше, о выходе за эту невидимую запретную грань со вполне ощутимыми последствиями.
Без урона для души осуществлять это практически невозможно.
В связи с этим мне вспоминается рассказ моего крестного (не совсем, конечно, об этом, но – о том же).
Будучи еще молодым священником, он, как рассказывал сам, горел желанием отчитывать страждущих. Однако, находясь под началом строгого настоятеля (известного в то время старца), даже боялся заикнуться об этом и решил подойти к делу с другой стороны…
«Говорю: “Батюшка, благословите к вам кого-нибудь, всё-таки... ну, с отчитыванием...” – “Да нет... – отвечает. – Ну, а ты сам?” – “Батюшка, как это я сам? – а я еще только год служил. – А мне можно?” – “Можно, – я уж совсем рот разинул. Кто ж я такой? – Можно, – повторяет, – но только при одном условии. Чтобы ни тени не было, что ты что-то делаешь!” – Ну, я понял, что нет, к этому приступать, конечно, невозможно, потому что какие уж там тени...»
Это примерно то, что в свое время отлил в словах древнеримский историк Тацит: Sine ira et studio / Без гнева и пристрастия.
Но, как говорил еще апостол Павел: «Всё мне позволительно, но не все полезно; всё мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6, 12).
К месту тут придутся и слова из программной статьи Мирчи Элиаде «Почему я верю в победу Легионерского движения», опубликованной 17 декабря 1937 г. в главной газете Легиона «Buna Vestire»:
«Я верю в победу Легионерского движения, потому что я верю в любовь. Только любовь превращает животное в Человека и заменяет инстинкты свободой. “Dilige et quod vis fac”, говорил святой Августин: “Любите, и делайте, что вы хотите!”.
Тот, кто любит истину – свободен. Любовь преображает человеческую сущность. И свобода, побеждающая в любящем индивиде, не будет никого ущемлять, никому не сделает больно».
Мысли эти полностью разделял Корнелиу Зеля Кодряну: не зря он зачитал статью Элиаде во время последнего суда над ним в мае 1938 года.
А теперь судите сами, насколько всё это похоже на то, что, как утверждают, имело место на бойне…
Но чем же всё это могло быть, будь всё описанное правдой?
Ответ на этот вопрос можно найти у того же Мирчи Элиаде.



Мирча Элиаде.

Даже столь ангажированный современный автор, как выпускник Еврейского университета в Москве Вячеслав Лихачев, стажировавшийся затем в Израиле и обслуживающий ныне интересы еврейской общины на Украине, а оттуда, «з нэньки», – и всего евроазиатского еврейства; так вот даже он вынужден писать об Элиаде, как об «одном из наиболее выдающихся мыслителей ушедшего века», принадлежащем «к когорте тех, кто своими идеями сформировал ментальный климат эпохи».
«Его сочинения, – пишет Вячеслав Андреевич, – входят в обязательный круг чтения современного интеллектуала. […] В одном ряду с Элиаде стоят, например, Карл Густав Юнг, Мартин Хайдеггер или, допустим, Жан-Поль Сартр. Не зная творчества этих людей, невозможно многого понять в интеллектуальной истории ХХ века. […] Безспорно, Элиаде принадлежит к этим влиятельнейшим авторам минувшего века».
Создавший в области истории религий свою особую школу, Мирча Элиаде отрицал, в частности, историческое понимание мифа, а также историческое, «введенное» иудаизмом (не талмудизмом, заметьте, а еще иудаизмом), профанное время, преодоленное Христианством и подвергаемое отрицанию секулярной постхристианской современностью.
Помянутый В.А. Лихачев называет это «цивилизационным антисемитизмом».
И вот, где, между прочим, следует искать истоки перехода на линейное время, а вовсе не там, где, уводя от главного, предлагают заигрывающие ныне с сионистами «зовомые патриоты»:

http://katehon.com/ru/article/odin-iz-russkih-vzglyadov-na-evreyskiy-vzglyad-na-russkiy-vopros


Эрих Нойманн, Карл Густав Юнг и Мирча Элиаде.

Но, однако, постараемся приблизиться к основному предмету нашего разговора.
Один из современных переводчиков Мирчи Элиаде на русский, доктор философских наук В.П. Большаков, развивая тему критики религиоведом исторического понимания мифа, пишет о том, что румынского философа, например, «не устраивает ни одно из традиционных объяснений феноменов гитлеризма и сталинизма в XX веке.
Экономические, социальные, политические причины он отвергает, принимая измерение лишь “чистое”, сакральное.
По его мнению, эти социальные явления есть продолжение древнего культа жертвоприношения, аналогичного, например, тем человеческим жертвоприношениям, которые устраивали ацтеки в честь бога Солнца, выбирая в жертву несколько тысяч самых красивых юношей и девушек».



Два плаката 1930-х: немецкий и советский.
Далее, для сравнения, приводим другие подобные фотопары.


Действительно, человеческие жертвоприношения, по Элиаде, проистекают из мифа о «вечном возобновлении», иными словами о воссоздававшемся в рамках циклического, «доиудейского» времени, периодическом возрождении сакральных сил.
Поскольку, читаем в его «Очерках сравнительного религиоведения», «космогонический миф включает в себя ритуальную (т.е. насильственную) смерть изначального великана, из тела которого были сотворены мiры и выросли растения, – то принесение в жертву людей ставит своей целью “воспроизвести” акт творения, впервые давший жизнь зерну».
То есть, как сказано в Иоанновом Евангелии (12, 24): «если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода».






Наибольшее приближение к предмету нашего разговора дает беседа Мирчи Элиаде с французским искусствоведом и писателем Клодом-Анри Роке, фрагменты из которой мы приводим далее:

М.Э.: «Жизнь поддается преображению через сакраментальные действа. […] …Нужно усилие, чтобы понять каннибализм: человек стал людоедом не в силу инстинкта, а в силу теологических и мифологических представлений. Если ученый-религиевед намерен это понять, это и множество других ситуаций, ему надо в них вжиться. […]
Эта трагическая концепция, в соответствии с которой жизнь обезпечивается убийством, на протяжении тысячелетий владела умами большой части человечества; и если не хочешь описывать эту концепцию только в качестве антрополога, а хочешь понять ее в экзистенциальном плане, тогда причащаешься и самому трагическому опыту.
Специалист […], чтобы понять древний мiр изнутри, должен его пропустить сквозь себя. Он вроде актера, который входит в роль и становится неотделим от нее. А между нашим привычным мiром и тем, архаическим, иногда пролегает такая пропасть, что на кон может быть поставлена твоя собственная личность.

К.-А.Р: Речь идет, если я понял, о сохранении собственной личности и рассудка под сильнейшим напором иррациональных сил?

М.Э.: Сформулировано точно. Ведь известно – это и фрейдисты говорят, – что психиатр рискует собственным умственным здоровьем, вникая в состояние душевнобольных. Похожее положение у историка религий. То, что он изучает, глубоко его затрагивает. […]
…Решение человека через жертвоприношение себе подобного обезпечить плодородие или даже спасти мiр скорее, думаю, относятся к экстремальным явлениям.

К.-А.Р.: Слушая вас, я подумал о Пазолини, о том, как навязчиво в его творчестве присутствует мотив каннибальского пиршества. […]

М.Э.: Пазолини преследовала мысль о вырождении человека – не до животного уровня, но до другого уровня культуры. […]
Религиевед имеет дело с феноменом десакрализации – обряда ли, таинства, мифа, – в которых убийство имело религиозный смысл. Это возврат к этапу давностью в тысячи лет, но возврат, который не несет в себе изначального духовного наполнения, поскольку трансцендентных ценностей больше нет. Что “толку” от коллективной смерти, если она утратила смысл? А массовые убийства продолжаются. Поэтому такой ад – самый что ни на есть настоящий, чистая, абсурдная жестокость. Когда с кровавых мифов спадает святость, остается дьявольщина – голая жестокость и преступление, не ограниченное ничем.






К.-А.Р.: Разберемся. Давайте ка я стану адвокатом дьявола. Разве жертва сама по себе не творит святость, не придает смысл? Казалось бы, нельзя найти никаких оправданий гитлеровским преступлениям, нацистскому безумию. Патриотические гекатомбы с течением лет оборачиваются плодом уродливых иллюзий. Тем не менее – сколько воинов умирали и убивали с верой, самозабвенно. Камикадзе были союзниками нацистов, а камикадзе означает “божественный ветер”. Кто поручится, что святая иллюзия владела ацтеками, а эсэсовцами – нет? Где проходит грань между злодейским убийством и убийством священным?

М.Э.: Для ацтеков принесение в жертву человека означало, что его кровь питает и укрепляет божество–солнце и всех прочих богов. Для эсэсовца истребление миллионов людей в лагерях тоже несло в себе определенный смысл, можно сказать эсхатологический. Он считал, что представляет Добро в противовес Злу (как и японский летчик).
По нацистской теории, Добро выглядело известно как: белокурый человек, нордический тип, чистый ариец… Все остальные были воплощением Зла, дьявола. Почти манихейская доктрина: борение Добра и Зла. По этому дуализму (иранскому), верующий, который убивает лягушку, змею, любое исчадие ада, содействует очищению мiра и триумфу Добра.
Представьте же себе современных манихейцев, фанатиков, больных или одержимых – они усматривали воплощение Зла в целых народах, и принести их в жертву многими миллионами преступлением не считалось.
Та же подоплека у ГУЛАГа и у эсхатологии великого освобождения, которое несет коммунизм, – ему противостоят враги, наместники Зла, противящиеся триумфу Добра, триумфу свободы, триумфу человека и т.п. Вполне сопоставимо с ацтеками: и те и другие были убеждены в своей правоте.
Вот только ацтеки верили, что помогают богу солнца, а нацисты и русские – что реализуют историю».

http://www.e-reading.club/bookreader.php/1035273/Eliade_-_Ispytanie_labirintom_besedy_s_Klodom-Anri_Roke.html





Не может, конечно, не бросаться в глаза то, что Элиаде «нацистов» и «эсэсовцев» не сопоставляет с немцами; «коммунистов» же с русскими – да.
Что же касается схожих явлений в СССР и Третьем Рейхе, то имеется немало и иных «рифм», не приходящих иногда на ум, прежде всего, по неведению «наших» реалий.
Кто, например, не знает о медицинских экспериментах, осуществлявшихся в концлагерях немецкими врачами, вроде пресловутого Менгеле – «доктора Смерть».
Однако и у нас велось немало схожих экспериментов над людьми.

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/126036.html

Причем экспериментов гораздо более массовых и продолжительных, и не только над заключенными или военнопленными, но часто и вовсе над ничего не ведавшими советскими гражданами, во времени далеко не ограничивавшихся одной лишь эпохой Сталина.
http://www.sovsekretno.ru/articles/id/5507/





Ну, а теперь, как и обещали, обратимся к реальным событиям на бойне в Стрэулештах в январе 1941-го
Благодаря недавно проведенным в Румынии исследованиям возникли сильные сомнения, как в самих этих событиях, так и в их «авторстве».
В наиболее подробном из них, называющемся «Бойня. Анатомия низости», предпринята попытка разобраться, на чем, собственно, основана информация об этом, включенная затем в официальные документы «Международной комиссии по Холокосту в Румынии».

https://translate.googleusercontent.com/translate_c?anno=2&depth=1&hl=ru&rurl=translate.google.ru&sl=ro&tl=ru&u=https://mizeriaistoriei.wordpress.com/2012/12/25/masacrul-de-la-abator-anatomia-unei-abjectii/&usg=ALkJrhhSQFOGmcqlhzQlGsi8QKK4scY1aA


Одна из бухарестских синагог после погрома. Январь 1941 г.

Впервые такая информация, как оказалось, была зафиксирована в письме некоего «товарища Циммера» (вероятно, еврея-комминтерновца), написанного в начале марта 1941 г., отложившегося в архиве Сигуранцы и опубликованного в 2003 г. в Бухаресте в составе сборника документов «Коммунистическая партия Румынии в годы второй мiровой войны в 1939-1944 гг.».
«Железная Гвардия, – говорится в нем, – растеряла очень много из своего влияния. Это восстание многим раскрыло глаза. Грабеж, поджоги и убийства, о которых писали газеты, были игрушкой по сравнению с тем, что было».
21-22 января, по словам автора письма, на улицах Бухареста «легионеры устроили оргии». «На бойне евреи, подобно скоту, были подвешены на крюки. У меня есть несколько фотографий, которые вы получите».
Однако, как замечает автор исследования, «эти фотографии так никогда и не были обнародованы».



Жертвы январских событий 1941 г. в Бухаресте.

Первое упоминание о насмешливой надписи «кошерное мясо», соседствовавшей якобы с телами евреев, содержится в вышедшей в феврале 1942 г. (т.е. ровно через год после событий) романе-репортаже «Athenee Palace» Розы Гольдшмидт (впоследствии, по третьему мужу, известной как графиня Рози Вальдек), корреспондентки американского еженедельника «Newsweek», еврейки по происхождению.


Роза Гольдшмидт (1898–1982) – американская журналистка. Дочь еврейского банкира. Родидась в Германии. Доктор социологии Гейдельбергского университета (1920). В 1934 г. эмигрировала в США. Работала в СССР, Северной Африке. После романа «Athenee Palace» не написала ничего важного. До самой смерти жила в Нью-Йорке. Скончалась всеми забытой в одном из монастырей.


«Красная графиня» (как ее именовали за политические пристрастия) действительно проживала в те дни в бухарестском отеле «Athenee Palace» (по которому и был назван сам роман.
Заселилась она туда 14 июня 1940 г., в самый день падения Парижа, прожив семь наиболее трагических для Румынии месяцев. Она была свидетельницей событий, связанных с потерей Бессарабии, Северной Буковины, Трансильвании и Южной Добруджи, отречения Кароля II, провозглашения Национального Легионерского государства, разрушительного землетрясения, Жилавской резни, похорон Капитана Кодряну и погибших вместе с ним его соратников, легионерского бунта.
Многие из этих событий Гольдшмидт могла наблюдать прямо из окон своего отеля, располагавшегося рядом с Королевским дворцом.
«Athenee Palace» был как будто специально создан для удобства шпионажа: «удовольствие для глаз и радость для ушей».
То было место встреч и проживания премьер-министров, послов, аристократов, генералов, писателей, журналистов, международных аферистов, и, конечно же, разведчиков. Американскую журналистку и саму считали шпионкой, правда, так и не смогли прийти к единому мнению, чьей именно: американской, советской, французской, немецкой или чьей-то еще.



«Athenee Palace» был центром больших интриг. Внутренняя его атмосфера была буквально перенасыщена информацией, которая тут же, в его стенах, обрабатывалась и анализировалась. Писательница Иоанна Иероним, опираясь в том числе и на впечатления Розы Гольдшмидт, писала, что в отеле были места, где были хорошо слышны разговоры, происходившие на разных этажах. Даже если вы говорили себе под нос, порой всё было хорошо слышно за соседним углом. Были даже своеобразные игры, когда американские журналисты специально говорили шепотом, сообщая ложные сведения, специально предназначенные для ушей немецких шпионов. По рассказам Гольдшмидт, она не раз подслушивала разговоры, которые велись в соседних комнатах.


Что же касается январских событий 1941 г., а в особенности описания произошедшего якобы на Стрэулештской бойне, то, судя по тексту самой книги Гольдшмидт, она описала там не виденное ею самой, а со слов ее знакомых, а также официантов, парикмахеров, маникюрш и т.п. лиц.
О степени профессионализма американской журналистки можно судить уже хотя бы по тому, что висящих в бойне на крюках евреев она сравнивает с «висящими свиными ногами», виденными ею, вероятно, в какой-то мясной лавке.
Следующим, столь же «надежным», свидетелем был писатель и драматург Михаил Себастиан, также еврей (настоящее имя его, как мы уже писали, Иосиф Хехтер). Он также сам лично ничего не видел, питаясь слухами и занося их в свой дневник, который ныне проходит почему-то по разряду документов, которым до́лжно безусловно верить.
В записи от 29 января читаем: «…Кажется, многие евреи были убиты на Стрэулештской бойне. Некоторых, прежде, чем убить, ужасно изувечили».
Через несколько дней, вновь возвращаясь к этой теме, он пишет о «звериной свирепости», с которой совершались убийства на бойне. По его словам, евреи были «подвешены на крюках за горло». При этом «каждый труп снабдили наклейкой “кошерное мясо”».
Наконец, уже после выхода Румынии из войны на стороне Держав Оси, появилось еще две публикации, которые следует упомянуть.
Это статья в бухарестском издании «Jurnalul de Dimineaţă» (№ 57) от 21 января 1945 г. и публикация Ильи Эренбурга, не могшего, как мы понимаем, являться свидетелем тех событий.
«Никто из них, – подводит итог современный румынский исследователь, статью которого мы цитируем, – не видел своими глазами того, что описал, сделав это на основе рассказов разных людей, слухов, начавших циркулировать сразу после так называемого “восстания” или даже во время него».
Показательно, что даже авторы «Заключительного отчета Международной комиссию по холокосту в Румынии» ни на один из этих источников, кроме журнальной публикации 1945 г. (строго говоря, также ненадежной), не ссылаются.

Весьма важным является вопрос и о числе жертв. Подавляющее большинство авторов, так или иначе упоминающих о «резне на бойне», утверждают, что она была «массовой». Однако тот же адвокат М. Карп, автор «Черной книги» о «холокосте в Румынии» (к фактологии которой также, между прочим, есть немало вопросов) сообщает в ней только о 15 евреях, убитых там.
Ну, а теперь о «зверствах». Автор «Анатомии низости» обращает внимание на то, что, несмотря на отсутствие подтвержденных свидетельств очевидцев, пишут о множестве замученных на бойне с особой жестокостью – «обезглавленных, с галстуками из кишок, раздавленными гениталиями», о «висевших на крюках кусках тел», принадлежность которых так никогда и не была определена.
Описав все эти страсти, автор далее вполне резонно замечает: «Давайте проясним ситуацию: тогда, в 1941-м, как и нынче в 2012-м, ни один труп, будь то еврей или христианин, не мог быть погребен или кремирован без свидетельства о смерти. Даже если тело не было никем востребовано и не были найдены документы, удостоверяющие его личность, в графе об идентификации писалось: “неизвестный”. Если выяснялось, что человек умер насильственной смертью: был застрелен, зарезан, задушен и т.п., –проводилось расследование. С одной стороны, для того, чтобы установить обстоятельства смерти, а с другой – чтобы похоронить или кремировать, не говоря уже об уничтожении вещественных доказательств убийства. Отчеты эти существовали, даже в том случае, если на запросы по разным причинам не отвечали или результаты были фальсифицированы. Так что ни одно тело не могло раствориться в воздухе».
Тем не менее, слухи, вскоре проникшие и на страницы средств массовой информации, прочно внедрили все эти домыслы и непроверенные слухи в массовое сознание.
В качестве примера приведем четыре рисунка Марселя Янку, вдохновленных подобными россказнями.




Одним из источников вдохновения для последнего рисунка послужила, по-видимому, одна реальная фотография, публикуемая нередко и сегодня, однако, как правило, в скадрированном или даже несколько отретушированном виде.
Согласно сведениям автора цитируемой нами румынской публикации, она имеется даже в собрании Яд ва-Шема – «Израильского национального мемориала катастрофы и героизма» в Иерусалиме.
На деле, однако, запечатленное на снимке не имеет никакого отношения ни к Стрэулештской бойне, ни вообще к событиям 1941 года
На нем запечатлены гимнастические занятия студентов в Бухаресте в 1940 году.




Были и другие фото, столь же, как выяснилось, ненадежные.
Небезынтересные сведения о них содержатся в размещенной в интернете другой обширной публикации: «Попытка государственного переворота 20-23 января 1941 года».

http://www.scritube.com/istorie/TENTATIVA-DE-LOVITURA-DE-STAT-13349241.php

Совершенно неожиданно, пишет автор этого исследования, вскоре после событий в румынской столице в мiровой прессе появились фотографии, сделанные якобы на скотобойне в Бухаресте.
По распоряжению заместителя председателя Совета министров Михая Антонеску, было немедленно проведено тщательное расследование, выяснившее, что впервые эти снимки появились в германской прессе, уже оттуда попав в американскую и английскую печать.
Было установлено также, что это дело рук аккредитованных в Бухаресте немецких фотографов, входивших в некую германо-венгерскую группу, ставившую целью выставить Румынию перед всем мiром как страну еврейских погромов.
В том же исследовании говорится, что сами убийства были сделаны совершенно в ином месте; тела же лишь привезли на бойню, подвесили на крюки, прикрепили надпись «кошерное мясо», пригласив после этого фоторепортеров.
При этом до сих пор никто не обращает внимания на то, что сами работники бойни категорически отвергали появившиеся в прессе сообщения о массовых убийствах там евреев. Однако это «невыгодное» свидетельство оставили без всякого внимания, проверки и объяснения.
Таким образом, и сегодня нет никакой ясности с этой демонстративной и, несомненно, хорошо продуманной, акцией. Кто был ее инициатором? Кто исполнителем?
Некоторые, например, пишут о том, что все нити вели к шефу Сигуранцы – Еуджену Кристеску. Однако так ли это, также неведомо..



Продолжение следует.
Tags: История Румынии, Легион Михаила Архангела, Мирча Элиаде
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments