sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 139)


Подвергшийся во время легионерского бунта разгрому еврейский магазин в Бухаресте. Январь 1941 г.


«Безсмысленный и безпощадный» (продолжение)


«Антисемитизм не является спонтанной реакцией румын, немцев, поляков, венгров, французов: его провоцируют сами евреи. Его вызывает их собственный ужас, хотя именно таким способом, по их мнению, им удается его избежать».
Петре ЦУЦЯ, румынский философ.

«Я полагаю, что мы, евреи, должны извлечь честные выводы из еврейской игры на “чужой свадьбе”».
Михаил ХЕЙФЕЦ, советский и израильский писатель.


Другая (помимо Антонеску) фальсификация январских событий 1941 г. в Бухаресте исходила от евреев.
Шла она в основном по двум линиям. И та и другая – вполне традиционные и легко узнаваемые.
Первую можно назвать «перетягиванием на себя одеяла»: мы, мол, одни пострадали, именно мы главные страдальцы.
Вторая также давно известна: «отсутствие присутствия» или «без вины виноватые». То есть вполне соответствует ими же сочиненному знаменитому двустишию:
Если в кране нет воды –
Значит выпили жиды.

Общим местом в объяснении «еврейского погрома», которым, как известно, сопровождался «легионерский бунт», является утверждение об «обычном вымещении злобы на слабом/чужом».
Но так ли это?
Большое недовольство легионеров вызывали непрекращающиеся контакты премьер-министра Антонеску с главой еврейской общины Румынии Вилли Филдерманом, каждый раз вырывавшим у своего школьного друга ту или иную уступку.
Хория Сима отмечал ту «легкость, с которой Антонеску принимал все жалобы, которыми его бомбардировали ежедневно, не принимая во внимание источники, откуда исходила вся эта критика».
Все эти приватные встречи и передача безконечных меморандумов, прошений, записок от Филдермана начались сразу же после прихода генерала к власти. Обзор сотен этих ходатайств и некоторых из встреч однокашников содержится в опубликованной в 2014 г. специально посвященной этому статье:

https://translate.googleusercontent.com/translate_c?anno=2&depth=1&hl=ru&rurl=translate.google.ru&sl=ro&tl=ru&u=https://lupuldacicblogg.wordpress.com/2014/02/17/willi-filderman-colegul-de-liceu-al-maresalului/&usg=ALkJrhhqsrT5-VCRe7qJDBBC5KVVC-tMsA


Ион Антонеску.

Первая жалоба последовала на закон о лишении талмудизма статуса охраняемого государством исторического культа. «Антиеврейское законодательство Национального легионерского правительства, – возражал Филдерман, – вреден не только евреям, но и всей стране». Ведь евреи теперь, мол, ограничены в своих молитвах.
Напомним, что Легион сумел в 1940 г. добиться принятия правительственного решения о закрытии 600 синагог с последующей передачей их зданий Румынской Православной Церкви. Архиереи поддержали это решение.
Филдерман, однако, сумел добиться отмены этого акта.
Дальнейшая борьба разгорелась вокруг принятого законодательства об ограничении евреев в некоторых сферах деятельности.
В результате запрета на профессии, жаловался 30 сентября Филдерман, по крайней мере, 80 тысяч человек «обречены на голод».
22 октября он вновь бьет тревогу: готовится закон, ограничивающий врачей-евреев.
А 31 октября, после запрета евреям быть фармацевтами, предупреждает: «это не может не иметь серьезных последствий для здоровья населения».
Наконец, 10 декабря, подводя итоги принятия ограничительных декретов, Филдерман утверждает, что в результате «98% еврейского населения брошено в объятия страданий». Зная ахиллесову пяту своего визави (приверженность порядку и опасение нестабильности), он пишет, что во избежание «настоящего хаоса», необходимо срочно «приостановить применение законов». Только это «обезпечит стабильность, без которой жизнь стала невыносимой».



Президент Центрального совета евреев в Румынии Вильгельм (Вилли) Филдерман (1882–1963).

Общение это, не являвшееся ни для кого тайной, ставило премьер-министра в двусмысленное по отношению своих коллег в правительстве положение: выходило так, что одной рукой он принимал все эти законы, а другой – после встречи со школьным товарищем – ограничивал их применение или же вовсе отменял.
Парадокс заключался в том, что подобная половинчатая политика негласно осуществлялась и в Третьем Рейхе.
На всех без исключения оккупированных территориях немецкие власти покровительствовали состоятельным евреям, при том, конечно, непременном условии, что они не были приверженцами коммунистических идей. Иная судьба была у большинства сравнительно небогатых евреев, считавшихся базой большевизма в Европе.



Медаль, изготовленная по прямому указанию Й. Геббельса.
В 1933 г. начальник отдела по делам евреев СД барон Леопольд фон Мильденштейн в сопровождении деятеля берлинской сионистской организации Курта Тухлера совершил полугодовую поездку по Палестине, опубликовав, по возращении, осенью 1934 г. серию статей в нескольких номерах газеты «Der Angriff» под общим заголовком «Путешествие национал-социалиста в Палестину», высказывая симпатию к сионистскому движению.
История «пламенной дружбы» на этом не закончилась, ярким подтверждением чему является еще один малоизвестный, но совершенно безспорный факт: среди военнопленных в СССР в годы Великой Отечественной войны число евреев составляло 10 173 человека, что равнялось целой полнокровной дивизии (Галицкий В. П. Вражеские военнопленные в СССР (1941-1945) // Военно-исторический журнал. 1990. № 9. С. 46). Эту тенденцию подтверждают также современные еврейские источники. Так, согласно данным, опубликованным в «израильской» газете «Вести» (22.8.2002), в составе лишь одной Германской армии служило 150 тысяч еврейских солдат и офицеров, что в общей сложности составляло 15 дивизий. Это не считая союзников, в армиях которых также сражались представители «избранного племени»…



Что касается Антонеску, то такое «стояние нараскоряку» не могло продолжаться долго. Кондукэтор должен был выбрать, наконец, между Легионом Михаила Архангела и интересами еврейства.
Точкой разрыва Антонеску с Железной Гвардией стала легионерская полиция, подвергавшаяся особенно яростной атаке Филдермана.
Друг детства, зная присущее генералу обостренное «чувство справедливости» и «приверженность закону», особо подчеркивал многочисленные нарушения гражданских прав евреев, выражавшиеся в избиениях, шантаже, кражах собственности «алчными легионерами». Приводил примеры разгромов и сожжений еврейских молельных домов и синагог, нарушавших общественный порядок.
На одном из таких меморандумов Антонеску наложил резолюцию: «Министерству внутренних дел совместно с легионерами господина Симы в срочном порядке расследовать все эти случаи».
Итогом, как мы помним, стал роспуск 9 декабря легионерской полиции, положивший начало конфликту, приведшего, в свою очередь, к бунту и крушению Национального Легионерского государства.



Полицейские-легионеры на улицах Бухареста.

Этот успех, без сомнения, окрылил Филдермана, еще с большим напором осаждавшего Кондукэтора.
«В течение трех месяцев, – писал он 2 января 1941 г., – Румынское правительство приняло законы, намного более жесткие, чем не только итальянские и венгерские, но даже и германские». И все они, включая Румынию, «идут к социально-экономической катастрофе, безпрецедентной и непревзойденной, со всеми вытекающими отсюда последствиями».
Особый взрыв эмоций у Фидермана вызвало введение 5 августа 1941 г. Советом министров обязательного ношения всеми евреями магендовида черного или желтого цвета, пришитого к рубашке, платью или пальто на уровне сердца.
Грозясь уйти в отставку, «главный румынский еврей» писал, что ношение «отличительного знака» вменено по отношению к тем, «которые нашли [их, румын и других христиан] Бога в люльке и дали мiру Иисуса Христа и Библию».
Пафосная часть, как и всегда, заканчивалась предупреждением о грядущей опасности: «Этот знак может привести к серьезному разброду. […] Он будет иметь серьезные экономические последствия […] …Крах финансов страны неизбежен».
6 сентября Филдерман совместно с главным раввином Шафраном обратились с письмом к Румынскому Патриарху Никодиму с просьбой, чтобы он посодействовал отмене «желтых звезд».



Иегуда Александр Шафран (1910–2006). В 1939-1948 гг. главный раввин Румынии.

Подчеркнув, что это непременно будет «иметь самые серьезные последствия для государственной политики, экономики и финансов страны», они прибавили, что такая нашивка является «глумлением и кощунством по отношению к одному из самых священных христианских религиозных эмблем».
Добиться чаемого благоприятного исхода удалось во время приватной встречи с маршалом, принявшего 8 сентября 1941 г. старого друга на своей вилле.
Итогом ее стала отмена нашивок.



Священник Константин Бурдуча и раввины Александр Шафран и Мозес Розен на съезде «священников-демократов». Бухарест 16-17 октября 1945 г.

Вернемся, однако, к дням железногвардейского бунта в январе 1941 г., вызванного как мы уже писали, убийством германского офицера.
Его убийцей был завербованный английской разведкой грек.
С греческо-еврейской сплоткой была связана организация процветавшей в то время в Румынии нелегальной перевозки евреев в Палестину, то есть на территорию, подмандатную как раз именно Британии.
Вопреки тому, что предпочитают рассказывать ныне, это была вовсе никакая не благотворительность или операция по спасению, а, прежде всего, бизнес.
Основанный на страхе спрос рождал высокое предложение. Трудности и препятствия повышали ставки. Отсюда проистекали огромные доходы организаторов этого прибыльного предприятия.
Однако, учитывая время, место и контингент, это, одновременно, была еще и политика. В причудливый клубок тут сплелось многое: сионистское движение, греческий бизнес, английская и советская агентура.



Разгромленное помещение одной из еврейских общин в Бухаресте. 1941 г.

Помимо румынского еврейства, возбужденного законодательством Национально-Легионерского государства и политическими перспективами союзнических отношений Королевства с Третьим Рейхом, дополнительное давление на ситуацию оказывали наводнившие страну в 1939 г. – после разгрома Вермахтом и Красной Армией Польши – толпы хлынувшего оттуда еврейства.
Эта «нелегально» пребывавшая в стране группа сильно безпокоила румынские власти. Для добычи средств к существованию они занялись привычным для них делом: торговлей, ведшей к массовым нарушениям законодательства и росту экономической нестабильности. «…Эта деятельность, – читаем в официальном документе, – существенно расширила взяточничество, коррупцию, контрабанду, черный рынок».
Нельзя сбрасывать со счетов и политический аспект. На заседании Совета министров 29 октября 1940 г. премьер-министр Антонеску потребовал от министра внутренних дел «заключать в лагеря всех евреев, въезжающих в страну нелегально, начинающих здесь распространять коммунизм и все виды волнений; оставляя их там, пока они не решат покинуть страну». Выполнить этот приказ, однако, не представлялось возможным из-за отсутствия места в лагерях.
В этих условиях бизнес по вывозу евреев, организованный Комитетом «Алия», процветал. Лидерами его были сионисты Евгений Мейсснер, Самуил Лейбович Ариэль, доктор Яков Леберман, Липа Хаимович, Эмма Гуттман-Бунеску.
Согласно доклада Министерства финансов от 13 декабря 1941 г., «бизнес был организован небольшой группой греков и евреев. […] Оборот бизнеса […] составляет около 150 миллионов леев» (т.е. около 15 миллионов долларов по нынешнему курсу).
Наряду с подкупом властей, этот сионистский гешефт на крови сопровождался грабежом эмигрантов-евреев.
Из сохранившегося документа известно, что Михаил Шварценберг из Кишинева заплатил, например, Борису Фишману, представителю Комитета «Алия» в Бухаресте, 766 тысяч леев (около 80 тысяч нынешних долларов) за вывоз его семьи, состоявшей из трех человек. Такова была астрономическая цена двухдневной поездки!
Грабеж одних евреев другими продолжался в течение всей войны.
В докладе, полученном маршалом Антонеску 30 мая 1944 г., читаем:
«Вся эмиграция евреев должна была осуществляться безплатно, однако ORAT [Общество, уполномоченное Министерством внутренних дел для организации эмиграции евреев, которое возглавлял сионист Ал. Зиссу] совместно с подпольными сионистскими организациями взыскивает с эмигрантов в Румынии сотни миллионов леев. […]
Общество ORAT объясняет это тем, что денежные поступления необходимы для того, чтобы заплатить Румынскому государству определенные сборы, которое в противном случае не позволит эмиграцию.
В действительности, однако, ни государство ни Совет вспомоществования социальным работам не получили от Общества ORAT ни копейки».

https://translate.googleusercontent.com/translate_c?anno=2&depth=1&hl=ru&rurl=translate.google.ru&sl=ro&tl=ru&u=https://mizeriaistoriei.wordpress.com/2012/12/25/masacrul-de-la-abator-anatomia-unei-abjectii/&usg=ALkJrhhSQFOGmcqlhzQlGsi8QKK4scY1aA

Именно этих-то «еврейских вожаков» (как сегодня их именуют) и задержала легионерская полиция 20 и 21 января. Арестовали их по обвинению в причастности к убийству германского офицера, хорошо зная, какие колоссальные суммы проходят через их руки, оседая в их бездонных карманах.
Отсюда становятся понятными и причины жестоких пыток, которым подвергались эти участники нелегального бизнеса, а также происхождение отобранных у них драгоценностей, с которыми совсем недавно расстались – в обмен на жизнь (отъезд из страны) – их соплеменники и единоверцы.
Никому, конечно, и в голову не придет оправдывать те методы, которые применялись для отъема неправедно добытых средств. Но ведь и тех безсовестных грабителей тоже как оправдать?..
Кстати, и в вопросе о пытках необходимо учитывать разницу между тем, что мы считаем таковыми сейчас и здесь, и обычной практикой в Румынии в то время: методами, широко применявшимися в 1920-1930-х годах в тамошних полицейских участках, пусть и не соответствовавших букве закона, однако по существу вполне легальных и привычных. Простолюдину (румыну или еврею) даже и в голову не пришло бы протестовать против такого обыденного произвола, а вот обладавшего средствами еврея, ограниченного в правах, но привыкшего от всего откупаться, это, понятно, не могло не возмущать.



Удостоверение единственного выжившего из Комитета «Алия» Давида Столиара.

К сказанному хочется прибавить и еще нечто.
Операция по организованному вывозу евреев из Румынии (равно как и из других стран, союзных Державам Оси) на «родину предков» предусматривала спасение жизней далеко не всех из них…
Теорию и практику воссоздания «еврейского народа в новом издании» (В. Жаботинский) в свое время раскрыл, основываясь на работах известных сионистов, В.В. Кожинов в памятной многим статье 2000 г. «Германский фюрер и “царь иудейский”».

http://kozhinov.voskres.ru/articles/furer.htm

«Вызываю огонь на себя» – так, пожалуй, можно было бы назвать эту тактику. Суть ее состояла в том, что за счет принесения в жертву «менее ценных» своих соотечественников, приобреталась иная, гораздо большая выгода – долговременное (на много лет вперед) доминирование, имеющее большую стратегическую и, одновременно, финансовую ценность.
Эта философия виноградаря, проводящего обрезку лозы в уповании небывалого еще щедрого урожая, прочно укоренена и в Ветхом завете, и в талмуде, и в основанной исключительно на биологии расовой теории, вполне умещающейся хоть в рамках дарвинизма, хоть, если угодно, безбожного чистого материализма.
Что же касается Христианства – тут дело всё-таки иное.
Но очень уж тонка иногда бывает грань…
Весьма к месту здесь привести вот эти размышления литературоведа Георгия Дмитриевича Гачева:
«…Ты просто патриот, Родину любишь, а тебе кажется, что ты – христианин, веру Христову исповедуешь и Его учение… […]
Соблазн и “прелесть”. Но что-то тут есть… А именно – Любовь огромная, умиление щемящее. А ведь “Бог есть Любовь”. И кто знает это чувство – “знает Бога” – хотел сказать; но нет: “может знать Бога”, имеет к Нему доступ…»



У разграбленного магазина. Бухарест. Январь 1941 г.

Ну, а теперь самое время перейти к цифрам и фактам.
В ходе январского восстания было уничтожено несколько синагог, ограблено более 1200 магазинов, мастерских, домов и квартир, иногда (для сокрытия следов преступления) сопровождавшихся поджогами.
Разграблению, однако, подвергались не одни лишь еврейские магазинчики и лавки. Согласно немецким отчетам, нападали и на румынских торговцев, что свидетельствовало, скорее, о действии обычных уголовных преступников, нежели о целенаправленной акции антисемитов.
В этой связи министр внутренних дел Константин Петровическу подчеркивал: «При революционной ситуации на окраине столицы всегда появляются безответственные элементы, которые грабят дома и убивают людей. Явление это не новое. Такое происходило во время всех революций в мiре. Это факт исторический. Ни французская, ни русская революции не отличались уважением к жизни и собственности других».
«…Если бы евреи, – писал генерал далее, – были наделены хотя капелькой объективности, они провели бы необходимое различие между преступлениями или погромами, совершенными в революционных условиях отбросами общества, и массовыми убийствами и погромами, инициированными государством, через правительство и ответственные органы, подобные, например, массовым убийствам легионеров во времена Кароля II, или тем, которые были совершены при коммунистическом режиме в отношении всего румынского народа».



Разгромленная сефардская синагога на улице Негру Водэ. Бухарест. Январь 1941 г.

После подавления январских выступлений армией было собрано до 200 грузовиков с отобранным у евреев имуществом. Общая сумма ущерба, по мнению еврейской общины, составила 383 миллиона леев.
Задержания евреев в январе 1941-го часто сопровождались допросами и избиениями.
В результате всех этих действий были жертвы, с которыми, однако, до конца не всё ясно.
Нынешняя общедоступная информация об этих событиях – чаще всего плод грубой манипуляции информацией путем смешения фактов со слухами, а также (учитывая основной «источник знаний» современного человека) – соответствующего редактирования в Википедии.
Большинство считающихся ныне «общеизвестными» фактов базируются на оценочных суждениях, рассказах с чужих слов или слухах
Тут, несомненно (впрочем, как и вообще во всем январском «бунте») присутствие провокации: многослойной, исходящей от разных заинтересованных сторон.
Существует, например, представление о том, что жертвами были одни евреи. Однако, согласно сведениям министра внутренних дел Константина Петровическу, во время январских событий в Бухаресте было убито до 800 человек. И среди них только 120 евреев.
Чтобы не шокировать общественность и, тем самым, не заставлять ее задумываться о произошедшем, число жертв в официальных сообщениях по горячим следам событий было значительно преуменьшено. Так, влиятельная румынская газета «Universul» в помещенной 12 февраля 1941 г. информации утверждала, что в Бухаресте погибли 236 гражданских лиц и 21 солдат, а в остальных частях страны 117 человек. Таким образом, общее число погибших в Румынии, по версии газеты, исчислялось только 374 жертвами.



Здание Института судебной медицине в Бухаресте, снесенного при коммунистическом режиме. Именно здесь происходило освидетельствование тел большинства из погибших в столице в январе 1941 г.

Итак, подавляющее большинство убитых не были евреями, а из последних не все были убиты, как евреи, и не всегда преднамеренно (были погибшие и от шальных пуль и умершие естественной смертью).
А те, что всё же были убиты, то еще большой вопрос: кем? Во всяком случае, на сей счет отсутствуют твердые документальные доказательства.
Тем не менее, как справедливо заметил тот же генерал Константин Петровическу: «Румынские и международные еврейские круги трубят о 124 своих единоверцах, погибших в эти дни, но, конечно, не проронят и слезинки по восьмистам убитым по приказу Антонеску. Ведь это были всего лишь румынские христиане, не принадлежащие к “избранному народу”. Конечно, они не заслуживают никакого внимания».
До сих пор неясной остается судьба схваченных легионеров, подвергавшихся пыткам и безсудным расправам. Не обнародовано ни одного показания, данного под присягой каким-либо участвовавшим в подавлении бунта румынским солдатом, засвидетельствовавшим присутствие среди тел погибших хотя бы одного легионера. Их никто никогда не считал, словно это были и не люди вовсе.
Зато о других пишут иначе: «Даже если во время кровавых столкновений между легионерами и военным диктатором Антонеску был убит хотя бы один человек из-за того, что он был рожден евреем, это преступно и непростительно…»
Исходя из таких настроений, понятно, почему множество недостаточно проверенных, по мнению некоторых современных исследователей, касающихся январский событий фактов попали в «Доклад Международной комиссии по изучению холокоста в Румынии» и в «Заключительный отчет» той же комиссии. А ведь именно на эти документы уже сейчас ссылаются как на не подлежащий никаким сомнениям надежный источник.
Но вот в Отчете, например, утверждается, что во время «погромов в Бухаресте» множество женщин-евреек были изнасилованы, «иногда даже на глазах их семей». При этом ссылаются на газетную статью, опубликованную 21 января 1945 г. в бухарестском «Утреннем журнале». (Время и место появления ее не может располагать к доверию.)
Или вот свидетельство писателя и драматурга Михаила Себастиана (Иосифа Хехтера), писавшего в своем дневнике о «резне в лесу Бэняса»: «Было убито множество евреев, брошенных в лесу Бэняса голыми».
Однако хорошо известно, что ни одно из найденных там тел не принадлежало еврею.
Впрочем, о сомнительности свидетельств этого человека мы уже писали:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/144282.html


Тела жертв, обнаруженных в Жилавском лесу. Январь 1941 г.

А вот в Жилавском лесу действительно было найдено 90 еврейских трупов, привезенных сюда в грузовиках. Большинство из них было убито выстрелом в голову.
Некоторые из них были предварительно раздеты.
Румынская версия статьи в Википедии «Бухарестский погром», со ссылкой на публикацию Якова Геллера, утверждает, что «на следующий день некоторые легионеры вернулись сюда для того якобы, чтобы «собрать одежду убитых и золотые коронки».
Не вдаваясь в детали, заметим, всё же: очень трудно представить себе саму возможность раздеть закоченевшие на январском морозе трупы. Что же до «коронок», то тут, скорее всего, налицо влияние постнюрнбергских представлений.
Столь же сомнительно и «свидетельство» о будто бы возвращавшихся на следующий день в лес «некоторых легионерах». Представлялись они что ли? И кому?
Почему, например, если это вообще имело место, вырывать коронки должны были именно легионеры? Вспомним хотя бы тех же не менее алчных сотрудников пресловутой «Алии», нисколько не стеснявшихся грабить своих соотечественников.
На каком основании только одна из версий должна иметь преимущество?



Начиная с этого снимка и вплоть до конца поста приводим фотографии, сделанные в Жилавском лесу 24 января 1941 г.

Что же до легионеров, то тот же Мирча Элиаде приводил в своем дневнике слова одного своего близкого товарища по движению, с которыми тут же и соглашался:
«Покажите мне хоть одного легионера, разбогатевшего за время существования легионерского режима».
Речь, разумеется, шла не о «примазавшихся» к гардизму или переодевшихся в те дни (были и такие) в зеленые рубашки, а о настоящих членах Легиона Михаила Архангела.
Именно честностью этих искренне верующих людей (наряду с чрезвычайной популярностью их в народе) можно объяснить попытки переговоров с ними некоторых коммунистических правителей в Румынии (кстати, этнических евреев) в первые годы после прихода последних к власти (о чем речь впереди).




И в заключение этого поста приведем отрывок из только что опубликованного исследования к 75-летию описываемых нами событий, основанного на опубликованных в разное время документах и личных свидетельствах, в том числе и участвовавших в них родственников автора, – профессора Флорина Добреску.
http://www.buciumul.ro/2016/01/21/inedit-pogromul-de-la-jilava-adevarul-despre-ianuarie-1941-redeschideti-ancheta-dupa-75-de-ani



(При этом мы выпускаем многочисленные цитаты из самих документов и ссылки на них, мало что могущих дать русскому читателю, оставляя самое, на наш взгляд, существенное: сделанные на их основании выводы.)
«…В орбиту Жилавской резни, – пишет автор, – были вовлечены государственные структуры. Именно в этом причина того, что расследование убийств этих несчастных так и не было доведено до конца.
Примечателен тот факт, что, хотя в зонах конфликта в центре Бухареста порядок и был обезпечен, включая и тяжелые танки, и армию, и полицию, из этой области исключаются центры еврейской жизни, в то время как преступники разрушает, грабят и убивают там мирных жителей.
Еще более интересным нам представляется тот факт, что среди них появляются подозрительные люди, одетые в легионерскую форму. И это в то время как сами легионеры, осажденные армией, находились в своих учреждениях, призванные туда по приказу своих вождей, а военные открыли настоящую охоту на легионеров. […]
Что касается Антонеску, то он был проинформирован о происходящих в еврейских районах зверствах. Он, однако, отказался отправить туда армию. Возникает вопрос: почему? […]
Министру юстиции коммунисту Лукрециу Пэтрэшкану, изучавшему после 23 августа 1944 г. находившиеся в прокуратуре следственные дела о событиях января 1941 г., пришлось заключить, что очень немногие из 2663 допрошенных участников грабежей были членами легионерского движения; в подавляющем своем большинстве они принадлежали к низам общества».




Однако к самым интересным выводам Флорин Добреску пришел после того, как изучил историю появления трупов евреев в Жилавском лесу:
«Извечный вопрос: кто организовал транспортировку взятых в еврейских кварталах заложников в Жилавский лес? Всё это происходило в условиях, когда, повторюсь, легионеры находились в осажденных армией учреждениях, а передвигаться они могли лишь скрытно маленькими группами».




Далее автор приводит свидетельство князя Михаила Стурдзы, бывшего министра иностранных дел, приведенное в вышедшей в 1994 г. в Париже книге Михаила Израилева «Румыния и конец Европы».
Князь рассказал о том, что как раз в те дни легионеры из расположенного под Бухарестом уездного гнезда Илфов остановили – под угрозой применения оружия – два грузовика, в которых были обнаружены раненые евреи и около тридцати трупов.
Легионерский штаб, по свидетельству князя, отдал приказ: «Прежде всего, позаботиться о раненых. Доставить их в больницу».




«К сожалению, после устранения легионеров от власти, – пишет далее Флорин Добреску, – эти события не были расследованы. Но приведенный в рассказе факт поражает: забота легионеров о спасении евреев, убивали которых неизвестные под прикрытием принадлежности к Легиону. […]
…Самое лучшее объяснение тому, что власти так никогда и не провели подробного расследование погромов в Жилаве, которое бы позволило установить виновных в этой резне, – это то, что режим Антонеску не хотел раскрывать участия Службы Секретной Информации [Сигуранцы] в этой этнической чистке.
После же прихода в 1945 г. к власти коммунистов, несмотря на то, что при новом режиме множество евреев занимали высокие посты, власти также не хотели сообщать о том, что они, вместе со спецслужбами, также были вовлечены в январские события 1941 года».
Об этом последнем любопытном обстоятельстве мы расскажем позже.



Продолжение следует.
Tags: История Румынии, Легион Михаила Архангела
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments