sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 129)


Сандро Боттичелли. Саломея с головой Св. Иоанна Крестителя. Фрагмент.


Капитан и Иродиада


«Пляшет плясея плясучая. […] Каблучками постукивает, лодыжками подрыгивает, – всё за пречистую главу народную, чтоб поиграть ею на блюде, яко узрелым яблоком… […] Пляшет Иродиада студодейная. […] Оборотень окаянный. […] Пляшет Иродиада безкостная. […] Всё за всечестную пророческую и достохвальную главу народа…»
Н.А. КЛЮЕВ.


Имя королевской любовницы в связи с историей уничтожения Легиона Михаила Архангела, массовыми убийствами гардистов и самого Капитана упоминается исследователями не так уж часто, что и неудивительно, учитывая неофициальное положение этой хозяйки королевского алькова.
Однако именно она была одним из главных действующих лиц всей этой истории. Это она хлопотала, напоминала, подзуживала.
Именно Лупеску / Грюнберг и опекаемые ею соплеменники были заинтересованы в устранении этой силы, выражающей глубинные народные чаяния. А ведь еще в древнем Риме, родине Римского права, говорили: ищи, кому это выгодно, cui prodest.
Под дымовой завесой «государственного антисемитизма», принятого правительством Кароля II для вида (по причине народного недовольства и для перехвата инициативы у приговоренного к закланию Легиона), самые крупные рыбы (вспомните всё ближайшее королевское окружение!) чувствовали себя вольготно.
Да и не только «крупные», но и рыбешки помельче.
Среди моих кишиневских знакомых конца 1970-х – начала 1980-х гг. было два старых бессарабских еврея, служивших в Академии наук Молдавии: литературовед, доктор филологических наук Ефим Давыдович Левит (1921–2001) и библиограф и литературовед Александр Самойлович Кидель (1904–1986).
Отец первого был коммерсант (торговец), мать – дочерью закройщика. Родители второго занимались доходным табачным бизнесом.
Как видите, никому из них (при том, что они не были выкрестами, а – иудеями) никакие «антиеврейские законы», которые до сих пор шумно (учитывая реальное положение дел, я бы даже сказал, чрезмерно шумно) осуждают борцы с антисемитизмом, – нисколько не помешали.
Левит, завершив обучение в кишиневском лицее имени Александра Донича и сдав экзамен на степень бакалавра, поступил в Бухарестскую коммерческую академию. Кидель получил образование в другом кишиневском лицее (имени Михая Эминеску); затем, окончив со степенью доктора права Ясский университет имени Александра Иоанна Кузы, работал адвокатом в Кишиневе.
Оба – примечательнейшая деталь – после присоединения к СССР Бессарабии приняли новый строй, поступив на официальную службу. Во время чисток не пострадали. Социальное мелкобуржуазное их происхождение новой власти было явно чуждо, зато т.н. «пятый пункт» перевесил. (Были «социально близкие»; но «национально близкие» Советской властью, выходит, в каких-то случаях ценились гораздо выше.) С началом войны оба моих знакомых ушли с Красной армией, чтобы оказаться в Кишиневе сразу же после возвращения туда Советской власти.
Так вот, в моей записной книжке сохранилась рассказ Е.Д. Левита, записанный мною весной 1982 г.: «До седьмого класса учился я неважно. В седьмом что-то произошло (не помню что) и по итогам года я стал вторым учеником. Летом получил посылку с отличными книгами от имени Короля Кароля II. Помню его приезд в Кишинев в январе 1940 г. Он приехал в собор. Народа собралось очень мало…»



Король Кароль II и Принц Михай у кафедрального собора в Кишиневе. Январь 1940 г.

Приведенные факты – лишнее доказательства декоративного характера принятого при Кароле II «антиеврейского законодательства», применявшегося либо выборочно, либо не применявшегося вообще. Оно было рассчитано на то, чтобы, с одной стороны, вытеснить опасную для власти силу (Легион) с политического поля, а, с другой, для того, чтобы парализовать в народе волю к борьбе, купировав таким образом нависшую над еврейством угрозу. Просматривалась и еще одна цель: заставить местные еврейские круги быть в известных случаях посговорчивее.
Специфика политики правительств Румынии разных периодов (что в отдельные моменты было характерно и для других стран) заключалась в том, что они вынуждены были маскировать свои подлинные намерения, уступая сильному давлению общества (главным образом простого народа).
Прежде всего, как еще в 1938 г. отмечал Юлиус Эвола, «они тщательно уклонялись от всего, что касалось еврейского вопроса».
Причем, эта последняя сторона им подыгрывала.
«В 1919, 1920 и 1921 годах, – писал Кодряну, – вся еврейская пресса нападала на Румынское государство, провоцировала повсюду безпорядки и призывала к насильственным действиям против правительства, режима, Церкви, общественного порядка и всякой национальной идеи и патриотизма. А что теперь? О чудо из чудес! Теперь эта пресса, руководимая до сегодняшнего дня всё теми же евреями, внезапно превратилась в защитницу государственного порядка и законов! Теперь она убеждённая противница всякого насилия. А мы стали врагами Румынии‚ “правыми экстремистами”, мы находимся “на службе и содержании врагов Румынии”. На наше лицо, на нашу румынскую душу обрушиваются удар за ударом, нам достаётся унижение за унижением, и в итоге мы увидим чудовищное утверждение: евреи – это защитники Румынии! Они защищены от неприятностей и живут в мире и достатке. Мы же, напротив‚ являемся “врагам Румынии”. Наши жизнь и свобода находятся под угрозой. Все румынские органы власти преследуют нас, как бешеных собак!»
Положение, кстати говоря, сильно напоминающее современное, о чем нам приходилось недавно писать:
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/146542.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/146933.html

Что же касается роли Елены Лупеску во всей дальнейшей кровавой истории с Легионом, то на сей счет ни у современников, ни, тем более, у непосредственных ее участников и свидетелей, не было никаких сомнений.
Вспомните того же барона Юлиуса Эволу, внимательно следившего за деятельностью Легиона Михаила Архангела и его Капитана, слова которого на сей счет мы уже приводили:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/152214.html

Признанный специалист в истории румынских спецслужб, современный румынский историк Кристиан Тронкота, изучивший немало секретных документов, пришел к выводу: «Корнелиу Кодряну был убит под воздействием влияния масонства на Королевский Дом… Со стороны масонских кругов Франции на это был сделан заказ, осуществленный Каролем II рука об руку со своей любовницей Еленой Лупеску…»
Другой румынский историк, профессор Иоанн Скурту, сообщил о ставшей ему недавно известной встрече Кароля II c Кодряну, состоявшейся в конце февраля 1937 г. На ней Король заявил, что относится «весьма благожелательно» к Легионерскому движению. Он-де желает, устранив правительство Георге Татареску, установить – при поддержке гардистов – режим личной власти. Главой нового правительства будет назначен Кодряну.
Капитан, однако, не принял предложения, заявив, что легионеры не готовы войти в правительство. Они присягнули Вере, которая не имеет ничего общего с политикой.
«Он не хотел участвовать в борьбе, условия которой устанавливали враги народа», – объяснял отказ Кодряну от сотрудничества с властью Юлиус Эвола в своей статье «Драма румынского легионерства», написанной в декабре 1938 г.
Цель этой «уловки», по словам барона, заключалась в том, чтобы под дымовой завесой сотрудничества с Легионом, «продолжать свою игру», «предложив нации эрзац-национализм», при этом «тщательно уклоняясь от всего, что касалось реального решения еврейского вопроса».




Как бы то ни было, все эти факты – лишнее доказательство отсутствия у Корнелиу Кодряну каких-либо властных амбиций. К нему в полной мере можно отнести характеристику, данную другому (пусть и совершенно иных взглядов) европейскому деятелю – Эрнсту Никишу: «Он не был практическим политиком, ему не хватало оппортунизма, изворотливости, демагогического таланта, даже элементарной жажды власти, без которой политик не может состояться».
Капитан и не мог стать таковым, поскольку был человеком православным (не по букве, а по сути).
После этого неожиданного для Короля отказа произошли некоторые другие события, укрепившие Монарха в решении уничтожить непокорный Легион.
Дело в том, что весной 1937 г. наступила последняя стадия размолвки Кароля II с его братом, Принцем Николаем, обратившегося, в свою очередь, за поддержкой к Железной Гвардии.
Больше других по этому поводу волновалась «Эстерка», умолявшая Короля побыстрее избавиться от Принца, лишив его всех прав и отправив за границу. Тайно созванный 8 апреля Коронный совет срочно утвердил это решение.



Принц Николай.

А 11 апреля появился предназначенный специально для распространения в прессе документ, подписанный одним из видных и старейших легионеров – князем Георге Кантакузино-Грэничерулом, в котором тот открыто обличил «негодяйство премьер-министра», пекущегося якобы о престиже Династии, но на самом деле постыдно допускающим «вмешательство госпожи Лупеску в государственные дела».
Принц Николай, говорилось далее, шесть лет живет в браке с христианкой в родной стране. В то же время другая, враждебная нашему народу женщина привела к тому, что «сегодня евреи и “жиданы” управляют страной! Правда состоит в том, что в течение шести лет Принц Николай не хотел поклониться мадам Лупеску и не желает, чтобы румыны и христиане стали слугами венецианской удавки. […] Страна сотрясается от негодования и недовольства».
Все эти события привели, в конце концов, Кароля II к решениям, описанном нами в предыдущих постах.



«Кровавая Магда».

После Мюнхенского соглашения 29 сентября 1938 г. Румыния оказалась в сложной ситуации. Чтобы узнать, на чью поддержку он может рассчитывать в создавшейся ситуации (кто может гарантировать границы страны, у кого можно купить современное оружие), Кароль II в середине ноября отправился вместе с Принцем Михаем в европейское турне.
13 ноября они прибыли в Лондон. Прием им был оказан весьма прохладный. Правда, министр иностранных дел лорд Галифакс попросил Короля во время предполагавшейся встречи с Гитлером постараться понять, чего хотят немцы.
Такое же задание коронованный визитер получил и в Париже, хотя стенограмма этой встречи почему-то до сих пор так и не найдена (во всяком случае, недоступна историкам).



Король Кароль II со своим сыном Принцем Михаем. 1938 г.

Была у этого путешествия и еще одна цель: получение санкции на голову находившегося в заточении Капитана. Однако место это за решеткой, по мнению Кароля II, было все-таки не вполне надежным.
Природа этого противостояния Румынского правительства и Легиона была непонятна многим современникам тех событий, даже тем, кто внимательно следил за их развитием. К числу «непонимающих» принадлежал и Юлиус Эвола, угадавший, однако, за всем этим влияние извне. «…Этот антагонизм, – замечал барон, – непонятен, и в нём обнаруживается либо непосредственное, либо косвенное воздействие внешних сил».
«Король, – пишет современный румынский исследователь Ионуц Цене, – вел переговоры с французскими и английскими лидерами и канцлером Адольфом Гитлером. Естественно возникает вопрос: был ли с ними разговор о физическом устранении Кодряну? Который из них дал Каролю разрешение на убийство лидера Легиона?»
По поводу того, кто же дал это разрешение, существует немало спекуляций.
Авторы изданной в Америке книги «Зеленые рубашки и другие» (1970) пишут, что, узнав об убийстве Кодряну, Гитлер был взбешен тем, что многие могут прийти к выводу, что это было осуществлено по соглашению с ним.



Встреча Короля Кароля II с Рейхсканцлером Адольфом Гитлером. Второй справа Принц Михай, будущий Румынский Король. Берхтесгаден. 24 ноября 1938 г.

Упомянутый нами Ионуц Цене пишет о том, что «союзники Румынии, западные державы, находящиеся под контролем масонских организаций, требовали ликвидации Корнелиу Кодряну».
Еще более определенен с заказчиком румынский историк Кристиан Тронкота. По его мнению, то были «масонские круги Франции».
Встреча Кароля II с Адольфом Гитлером произошла в Бергхофе 24 ноября 1938 г. На ней был Принц Михай, а вот маршалу Двора Эрнесту Урдэряну путь туда был заказан. Гитлер не желал видеть этого человека весьма сомнительного происхождения.
Разговор шел в общих чертах. От дачи гарантий границ Фюрер уклонился.

В одной из своих статей тот же И. Цене обращает внимание на странные лакуны в известных историкам королевских дневниках: «В ежедневных записях Кароля II отсутствует тетрадь № 7 (период с 5 сентября 1938 г. по 12 марта 1939) с записями о встрече с Гитлером и о смерти К. З. Кодряну. Тетрадь была либо уничтожена Королем, либо не была передана в Национальный архив Моникой Урдэряну. Схожая ситуация с дневником Арманда Кэлинеску, в котором отсутствуют записи за период с 14 ноября по 23 декабря 1938 г. […]
28 ноября Кароль II прибыл в Румынию, а в ночь с 29 на 30 ноября был убит Корнелиу Зеля Кодряну. Из ежедневных записей Кароля II, в которых отсутствуют важнейшие страницы, следует, что сразу же после того, как королевский поезд пересек границу с Чехословакией, он с первой же чешской станции отдал по телеграфу в Румынию генералу Гавриле Маринеску и министру внутренних дел Арманду Кэлинеску приказ убить Корнелиу Зеля Кодряну. Арманд Кэлинеску понял приказ, доложив: “Ваше Величество, сегодня я подписал смертный приговор”».
Далее, ссылаясь на мемуары хорошо информированного землевладельца и промышленника Иоанна Москони-Стырча (1909†1992), состоявшего на придворной службе брата румынского посла в Лондоне, исследователь пишет: «В своих воспоминаниях Иоанн Москони-Стырча выдвинул версию, что еще в то время, “когда поезд находился на территории Чехословакии, Кароль телеграфировал в Румынию Гавриле Маринеску, префекту столичной полиции ликвидировать главных вождей легионеров во главе с К.З. Кодряну”».

http://www.napocanews.ro/tag/la-ordinul-lui-carol-al-ii-lea-de-asasinare-a-lui-c-z-codreanu


Последнее известное письмо Корнелиу Кодряну. 28 октября 1938 г.

Правда, до сих пор жив непосредственный свидетель этого преступления – экс-Король Михай I, ехавший в том королевском «поезде смерти», наверняка слышавший разговоры его отца с его наперсником, Эрнестом Урдэряну, решавшими участь Капитана.
Но надеяться, что он захочет сказать правду, нет, конечно, никакой.
Вечером 28 ноября, после короткой остановки в Праге, королевский поезд прибыл в Бухарест на вокзал Бэняса.
Сутки спустя Корнелиу Зеля Кодряну вместе с 13 другими легионерами, Никадорами и Децемвирами, был задушен удавками конвоировавшими их жандармами при перевозке из тюрьмы Рымнику Сэрат в Жилаву на 30-м километре шоссе Плоешты–Бухарест.



Последнее письмо одного из Децемвиров родителям.

30 ноября по радио объявили: «Команда легионеров, во главе с Корнелиу Кодряну, хотела уйти от сопровождения и была расстреляна».
В мемуарах «Самоубийство Европы» (1968) дипломат и легионер князь Михаил Стурдза (1866†1980) пишет: «Между вальсом и джазом радио объявило, что Кодряну и тринадцать его товарищей застрелены при перемещении из одной тюрьмы в другую».
Между тем преступники, на всякий случай, тщательно заметали следы. Ведь совершенная по приказу Короля расправа над находящимися под стражей, отбывавшими по суду тюремное наказание заключенными подпадала под категорию государственного терроризма.
Тела 14 легионеров перевозят с места убийства, в лесу Тынкэбешты, в Жилавскую тюрьму. Каждому из задушенных стреляют в спину, что должно было свидетельствовать о предпринятом ими якобы побеге.
В выпущенном 30 ноября официальном коммюнике военный прокурор Второго армейского корпуса сообщил: «В ночь с 29 на 30 ноября […] в лесу, расположенном на 30-м километре по дороге из Плоешт в Бухарест машина, перевозившая заключенных, была атакована пятью автомобилями с неизвестными […] В ночное время в густом тумане заключенные выскочили из автомобиля с явным намерением исчезнуть в лесу. […] Жандармы, выполняя соответствующие предписания, применили оружие…»
Однако истина выяснилась гораздо раньше, чем могли предположить преступники.
23 сентября 1940 г., вскоре после отречения Кароля II, была учреждена Специальная комиссия, которой удалось выяснить, как всё было на самом деле.
Из показаний майора Константина Динулеску, родственника премьер-министра Арманда Кэлинеску (ноябрь 1940 г.):
«Однажды я был вызван бывшим председателем совета министров Кэлинеску. […] Кэлинеску мне тогда сказал, что, по политическим причинам, Кодряну и его 13 последователей должны быть убиты; это было желание Короля.
29 ноября 1938 года в 10 часов вечера Кодряну и его товарищи были взяты из тюрьмы в Рымнику-Сэрат, где они сидели, и посажены на грузовик.



Тюрьма Рымнику Сэрат.

Легионеры были размещены таким образом, чтобы они не могли видеть друг друга. Будучи со связанными руками за спиной, они не могли сделать ни малейшего движения. Они даже были вынуждены постоянно стоять, вытянувшись вверх.
За каждым из них сидел один жандарм. Я сел рядом с водителем.
Он ехал по дороге между Плоештами и Бухарестом, когда на рассвете 30 ноября, после того, как я дал условленный сигнал фонариком, жандармы вытащили из карманов струны, которые они накинули на шею стоящего перед каждым из них легионера.
Таким образом, Кодряну и 13 его товарищей были задушены, в то время как машина продолжала свой путь на полной скорости.
Вскоре после этого я приехал в Бухарест, где мы направились в один из фортов Жилавы, внутри которого был вырыта большая яма. После того, как грузовик въехал в форт, в каждый из удушенных трупов выстрелили […] Тела были брошены в яму. […]
Их забросали землей, но на следующий день выкопали и перенесли в другую яму. Вылили на них несколько бутылок серной кислоты, а после того, как засыпали землей, еще и залили цементом.
Каждый жандарм подписал свидетельство о смерти, в котором говорилось, что 14 легионеров были застрелены, потому что пытались бежать из-под конвоя.
Каждый полицейский был награжден 20 000 леев. Я получил 200 000 леев».



Никадоры.

Был также найден и допрошен жандармский сержант Сырбу, непосредственно убивавший Корнелиу Кодряну:
«...На заре 29 ноября 1938 г. я прибыл в Рымнику Сэрат. В тюрьме все жандармы зашли в одну камеру, где майор Динулеску и Маковяну проинструктировали нас, как казнить легионеров. Поставив на колени водителя автомобиля, один из них набросил на его шею петлю сзади, показывая, как легко можно это исполнить.
В течение нескольких минут всё было готово. Жандармы выходили один за другим и каждому из них вручался один легионер.
Мне дали более крепкого, высокого. Позже я узнал, что это был капитан Корнелиу Кодряну. Я повел его в машину. Здесь каждого легионера так связали […], что он не в состоянии был двигаться. […]
В одной машине было 10 легионеров, а в другой четверо. Я был в первой машине с десятью легионерами, находясь позади Капитана. Каждый полицейский сидел за легионером, охрана которого на него была возложена. […]
В моей машине находился майор Динулеску, в другой – Маковяну.
Стояла мертвая тишина; ни нам, ни легионерам не разрешалось разговаривать.
После того, как мы очутились в лесу Тынкэбешты, майор Динулеску просигналил нам заранее условленным образом, мигнув трижды фонариком.
Наступило время исполнения, но почему-то никто ничего не предпринимал.
Майор Динулеску приказал остановить машину, вышел из нее, подойдя сзади. […]
Капитан повернул голову ко мне, прошептав: “Товарищ, дай мне поговорить с моим другом”.



Одна из последних фотографий Корнелиу Зеля Кодряну.

В тот же момент, еще прежде, чем он успел закончить свою просьбу, майор Динулеску появился в автомобиле с револьвером в руке, скомандовав сквозь зубы: “Исполнять!” И тут же жандармы набросили удавки…
Вслед за ревом и храпом наступила могильная тишина. Машины продолжили свой путь в Жилаву…
Когда мы приехали, часы показывали семь утра. Здесь нас ждал полковник Зечю, Дан Паску, тюремный комендант полковник Герович, судебный коронер подполковник Ионеску и другие.
Была готова могила. Легионеров вытащили из машины, положили лицом вниз и выстрелили в спину, имитируя стрельбу во время бегства из-под стражи.
Затем тела бросили в братскую могилу…»

http://www.napocanews.ro/tag/c-z-codreanu-a-fost-asasinat-de-carol-al-ii-lea-de-teama-sa-nu-fie-detronat-de-miscarea-legionara


Один из фортов тюрьмы Жилава.

Проведенная осенью 1940 г. эксгумация и допросы свидетелей выяснили важные особенности этого убийства.
Поместив в братскую могилу, тела мучеников затем выкапывают, перезахоранивают в другое место, заливают серной кислотой, засыпают известью, а сверху, для верности, заливают еще и бетоном.
По мысли злодеев, это не должно позволить впоследствии выяснить причины смерти, затруднит идентификацию жертв, воспрепятствует возможному почитанию их как мучеников.
Вам ничего это не напоминает?..
Страны разные, времена разные – а почерк один и тот же!
О весьма заинтересованных бенефициарах этой акции свидетельствуют вот эти глумливо написанные строки из современной еврейской интернет-энциклопедии:
«В ноябре, четырнадцать самых важных фашистских лидеров (первый из которых Кодряну) были “ополоснуты” в кислоте».

http://ru.encydia.com/en/%D0%98%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F_%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B5%D0%B2_%D0%B2_%D0%A0%D1%83%D0%BC%D1%8B%D0%BD%D0%B8%D0%B8

И еще. В упоминавшихся нами воспоминаниях «Самоубийство Европы» министр иностранных дел Румынии в 1940-1941 гг. князь Михаил Стурдза отметил одну важную подробность.
По странному стечению обстоятельств, пишет он, убийство Корнелиу Кодряну с товарищами произошло в ночь праздника Святого Андрея, являющуюся, согласно румынским народным поверьям, ночью вампиров.
Прибавьте к этому арест Капитана в Пасхальную ночь – и туман вообще как ветром сдует…
Мученичество Капитана и его товарищей не забыто в современной Румынии, хотя сегодня сохранять память совсем не просто…
На месте убийства, на краю леса Тынкэбешты установлен крест, у которого в каждую годовщину священники совершают памятное богослужение.



Первоначальный памятный знак на месте убийства Капитана, Никадоров и Децемвиров в лесу Тынкэбешты.

Собираются в этот день помянуть Капитана и его легионеров и в бухарестском храме Святого Пророка Илии в Горганах.



Приведем один из отзывов, опубликованных на одной из страничек с объявлением об очередном таком богослужении.
Cristian Аrdeleanu (30 ноября 2015 г. 6:18 вечера):
«Да упокоит Господь нашего дорогого Капитана с его Децемвирами и Никадорами и легионерами, убитыми в лагерях Кароля и в коммунистических тюрьмах. Все они были умерщвлены за Христианскую веру и румынский народ. Что же касается этого зверя в человеческом облике, Кароля II, то я не могу назвать его иначе, как палачом легионеров, нашего народа и Румынии. Корнелиу Кодряну был убит по приказу масонов и оккультистов. А исполнил это палач Кароль».
Пока жива память – жива Вера, жив и народ.



У мученического креста в лесу Тынкэбешты. 2010 г.

В своем послевоенном романе «Купальская ночь» (во французском переводе «Заповедный лес») находившийся в лагере Меркуря Чук Мирча Элиаде так описывал реакцию легионеров на известие о гибели их Капитана:
«Заключенные покинули камеры и собрались небольшими группами во дворе. Но как только кто-то пытался подойти к забору из колючей проволоки, жандармы начинали кричать и поднимать оружие.
Один сержант приблизился к забору с журналом в руках и дал знак, чтобы кто-нибудь из узников подошёл. Вперёд вышел высокий худой мужчина с седой бородой. Сержант свернул журнал и бросил через забор.
Мужчина подобрал его и вернулся на середину двора. Остановился, открыл журнал и покачнулся. Все подбежали к нему. Вдруг Штефан услышал нечеловеческий крик, словно рёв раненого животного: “Убили Капитана!”.
На весь двор опустилась смертная тишина. Окаменелая тишиная казалась чудовищней крика. В следующий миг все упали на колени со слезами и стонами. Некоторые бились головой о землю, другие рычали, как побитые собаки. Жандармы следили за ними с оружием руках.
Штефан перекрестился и склонил голову, опустевшую от всяких мыслей».
«Мы все безсмертны, – пишет в этом романе автор. – Только сначала мы должны умереть».



Продолжение следует.
Tags: История Румынии, Легион Михаила Архангела
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments