sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 127)


«Пурим» шагает по планете.


«Кто боится смерти, не получит воскресения» (Корнелиу Кодряну)


«…Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне».
Евангелие от Матфея, 10, 28.


«Легионеры, не бойтесь что вы умрете молодыми, ибо вы умираете чтобы возродиться, и рождены чтобы умереть, ибо мы Команда Смерти, которая должна победить или умереть, смерть, только легионерская смерть, это радостная свадьба для нас…»
Корнелиу ЗЕЛЯ КОДРЯНУ.


Важным подспорьем при написании этого поста явилась появившаяся в 2005 г. в бухарестском журнале «Erasmus» работа румынского историка Илариона Тиу «Взаимоотношения авторитарного режима Кароля II с оппозицией. На примере ареста руководителей движения Легионеров».
Автор ввел в свое исследование немало новых, остававшихся до сей поры малоизвестных, а то и вовсе неведомых документов.
Оказывается, что еще до известного королевского указа 21 марта 1938 г. о роспуске всех политических партий, приказом от 6 марта, министр внутренних дел Арманд Кэлинеску нацелил префектуры, полицейские участки и всех жандармов на арест легионеров, если появится хотя бы малейшее подозрение в уклонении от исполнения ими нового законодательства.
Для компрометации движения были запущены фальшивки: написанные якобы от имени руководителей Железной Гвардии воззвания, завершающие призывом «Да здравствует смерть!»
Отдельные аресты легионеров начались еще в марте, однако массовый характер они приняли позднее.
Последним перед началом этих репрессий документом стал опубликованный 15 апреля «Закон о поддержании порядка в государстве».
Знаковый арест – Корнелиу Зеля Кодряну и еще 44 его сподвижников – произошел в ночь с 16 на 17 апреля, на Пасху – время, согласитесь, весьма знаковое для того, чтобы понять, где находилось змеиное жало.



«Приветствую тех, кто идет к великой победе Легиона. Корнелиу З. Кодряну. 1938 г.»

В ночь с 18 на 19 апреля правоохранительные органы, по приказу министра внутренних дел Арманда Кэлинеску, провели в помещениях Легиона и на квартирах его лидеров тщательные обыски с целью найти хоть какой-нибудь компромат для суда над Капитаном. (О размахе операции можно судить хотя бы по тому, что обыску по всей стране подверглось почти что 30 тысяч домов.)
Однако ничего существенного обнаружено не было и 19 апреля, в Светлый Вторник Кодряну был приговорен военным трибуналом к шести месяцам тюрьмы за оскорбление экс-министра Николае Йорги.
Впоследствии, как говорили, академик требовал от королевского комиссара прекратить преследование Капитана, однако его и слушать никто не хотел, цинично использовав ученого в качестве «полезного дурака».
Но не стоит, однако, и упрощать дело. Йорга был не только ученым, но и государственным служащим высокого ранга: королевским советником в Совете Короны. Именно он, напомним, был одним из горячих сторонников возвращения Принца Кароля в Румынию, за что, взойдя на Престол, тот его и наградил, назначив на пост премьер-министра.
Правительство Йорги (апрель 1931 г. – июнь 1932 г.) считается, правда, одним из самых слабых в истории современной Румынии, однако поддержка им Кароля II оставалась неизменной.
После обнародования результатов так расстроивших Монарха декабрьских выборов 1937 г. Николае Йорга призывал всех к «объединению вокруг Короля», одновременно подталкивая оробевших, было, от успехов гардистов сенаторов к решительным действиям: «Ну, господа! Вы испугались? Вы испугались каких-то детей?»
Вдобавок ко всему, по свидетельству знавших его людей, академик был человеком гордым и властным. Тон письма Капитана показался ему оскорбительным и дерзким. Нет ничего удивительного поэтому, что Николае Йорга, поощряемый к тому же своим другом, министром внутренних дел Армандом Кэлинеску, подал на Корнелиу Кодряну в суд.



Слева направо: Король Кароль II, Принц Михай, Патриарх Мирон (Кристя) и Николае Йорга.

Судебные инстанции расценили это личное послание как «возмутительное» и «угрожающее».
Что руководило впоследствии академиком: искренне ли раскаяние (когда он понял, к чему это привело) или неожиданное прозрение, когда до него, возможно, наконец, дошло, во что он ввязался, – трудно судить.
Для последнего предположения тоже, конечно, есть основание. В листовках, выпущенных легионерами сразу же после осуждения Капитана, называлось только два имени, ответственных за произвол: Николае Йорга и Арманд Кэлинеску. Была даже издана специальная брошюра: «Правда о суде над Корнелиу З. Кодряну. Май 1938 года».
В конце концов, оценивают ныне в Румынии дальнейшую судьбу знаменитого историка, «Йорга стал жертвой своих собственных действий и занятой им позиции, пусть это и не может служить оправданием его убийства».
Задержанного префектурой столичной полиции, руководил которой, напомним, член «королевской камарильи» Гаврила Маринеску, Корнелиу Кодряну переместили в тюрьму Жилава, в которой он должен был находиться вплоть до разбора в суде жалобы Николае Йорги.
Условия содержания Капитана не были легкими. Находился он в одиночке. Наступала весна, но в камере было довольно холодно и зябко: стены буквально сочились влагой.



В тюремном дворе Жилавы, где впоследствии – при разных режимах – содержались легионеры всех других поколений.

Суд состоялся 19 апреля в обстановке сильно напоминающей, по словам Кодряну, «большевицкое правосудие»: подсудимый фактически был лишен многих конституционных прав. Он не имел права давать какие-либо оценки, должен был сам оплатить услуги адвокатов. Он даже не мог нанять юристов по своему желанию, поскольку тех, кому он доверял, также арестовали.
Защищали Капитана Себастиан Радович и Лизетта Георгиу.
Корнелиу Кодряну приговорили к шестимесячному заключению.
Одновременно с юридическим преследованием Капитана разворачивалась кампания по его диффамации в общественном сознании. Пресса, как по команде, публикует на своих страницах целый вал клеветы, основанный на фальшивках, сфабрикованных полицией и спецслужбами, «документах». Многие из тех публикаций до сих пор, к сожалению, в ходу у недобросовестных исследователей.
Тем временем репрессивный маховик набирал обороты. 20 апреля Совет министров, заслушав министра внутренних дел Арманда Кэлинеску и министра юстиции Виктора Яманди, объявил «Легион Михаила Архангела», «Железную Гвардию» и партию «Всё для Страны» распущенными.



«Травля 1938». Плакат легионеров.

Кэлинеску получил полномочия создать концентрационные лагеря, направляя в них всех, кого он заподозрит в подготовке каких-либо действий, предусмотренных законом от 15 апреля.
Поднялась новая волна арестов. «Более 300 арестованных, – сообщали 29 апреля газеты, – будут судить в течение трех дней».
Концлагеря в Меркуря-Чук, Тисмане, Драгомире и других местах быстро наполняются схваченными легионерами.
8 мая в своем бухарестском доме был арестован профессор столичного университета Нае Ионеску, директор правой газеты «Cuvântul» («Слово»).
В одной из своих статей он писал о «молодых людях, находящихся под защитой Архангела с огненным мечом»: «Ни смерть, ни насилие, ни предательство, ни лесть, ни подкуп – ничто не может заставить их уклониться от своего пути. Ибо это не их личный путь, а путь нации, путь спасения, защитником на котором является Бог».



Серия фотографий из публикации в одном из бухарестских журналов, посвященных кончине профессора Нае Ионеску, случившейся 15 марта 1940 г., вскоре после освобождения его из лагеря.

В первой половине мая 1938 г. все военные трибуналы в стране были заняты разбором дел арестованных легионеров. Среди них были сотни школьников. Преследовали не только подростков, но их родителей и родственников.
13 мая состоялся суд по делу 49 студентов из Крайовы, обвинявшихся в «безпорядках», случившихся в городе почти четыре года назад: 14 августа 1934 г.
Многие гардисты были брошены в лагеря. Среди них оказался и преподававший в Бухарестском университете Мирча Элиаде, категорически отказавшийся дать подписку о том, что не принадлежал к движению (на основании того, что Легион не был-де официально зарегистрирован).
«Мне представлялось немыслимым, – писал он уже в 1980-х в своих мемуарах, – отказаться от солидарности с моим поколение в момент самого страшного террора, когда преследовали и подвергали гонениям невинных».



Мирча Элиаде.

Однако ни подталкиваемый любовницей Король Кароль II, ни Арманд Кэлинеску не были довольны исходом этого первого процесса, а потому буквально через несколько часов после вынесения приговора Совет министров инициировал новый, выдвигавший гораздо более серьезные обвинения.
1 мая Кодряну узнал, что против него будут выдвинуты обвинения в убийстве еще в 1933 г. премьер-министра Иона Дуки, суд по которому уже давно состоялся. При этом он был лишен возможности вступить в контакт со своими адвокатами, поскольку практически все они, как мы уже писали, были задержаны полицией.



Четверо адвокатов, защищавших Корнелиу Кодряну на процессе в мае 1938 г.: Василе Маилат, Мирча Власто, Раду Генча и Хория Космович.

Постановление о подаче дела в суд официально было объявлено 16 мая, а уже 23 мая открылся этот новый процесс, который вел Военный трибунал II Армейского корпуса.
Кодряну обвинялся в государственной измене, покушении на общественный порядок.
Препятствия чинились не только с адвокатами, а буквально во всем. Защитники не имели доступа к некоторым досье, на основе которых базировалось обвинение. Из 120 человек свидетелей, вопреки требованиям защиты, было вызвано всего лишь тридцать. Всего же по делу было допрошено 117 свидетелей.



Во время процесса.

Одним из самых важных был, несомненно, Военный министр Ион Антонеску. На суде его прямо спросили: считает ли он Кодряну предателем. В ответ на это генерал подошел к Капитану, пожал ему руку, заявив: «Разве генерал Антонеску подаст руку предателю?»
После этого Кароль II отдал приказ об аресте министра, однако вскоре был вынужден его освободить.




Следует иметь в виду, что обвинения против Кодряну выдвигались на основе фальшивых документов или предвзятого толкования некоторых из них.
Так, обвинение в «заговоре с главой иностранной державы» базировалось на поздравительной телеграмме Рейхсканцлеру Адольфу Гитлеру по случаю воссоединения с Австрией, отправленной 12 марта 1938 г., хотя и подписанной Капитаном, но составленной одним из адвокатов-легионеров.




Процесс сопровождался хорошо организованной и тщательно спланированной пропагандистской кампанией. Прежде всего, были вброшены сведения о нерумынском происхождении Кодряну. Говорили (одновременно!) о его русских, украинских, немецких, польских и даже чешских корнях.
Все эти генеалогии были собраны воедино в изданной затем (в сопровождении текста приговора) брошюрке «Кем является Зелинский Кодряну?».
(Удивительно, но эта фальшивка, вышедшая из недр румынских спецслужб, и сегодня еще имеет хождение.)




В конце концов, суд признал Корнелиу Зеля Кодряну виновным в государственной измене, приговорив к десяти годам каторжных работ в соляных шахтах (самому тяжелому наказанию в Румынии в мирное время), шести годам поражения в гражданских правах, штрафу в пять тысяч леев и двум тысячам леев судебных расходов.
Приговор огласили 27 мая в три часа ночи, что было уникальным случаем в румынском судопроизводстве, продиктованным страхом перед сторонниками Капитана в столице страны, находившейся на осадном положении.



Дело Корнелиу Зеля Кодряну.

Через несколько дней после приговора (3 июня) Кодряну, находившийся в тюрьме в Жилаве, написал обращение:
«Не знаю другого такого случая в истории общественной жизни Румынии, когда бы другое лицо, как я, начиная с ареста, было столь же яростно, страстно и недобросовестно атаковано средствами массовой информации и клубами иудо-политиканов с целью соответствующей подготовки общественного мнения».



Дверь в камеру в тюрьме Жилава. Современный снимок.

Адвокаты Капитана сформулировали 15 оснований для отмены приговора, однако все они были отвергнуты военным трибуналом.
Несмотря на обезглавливание Легиона, все главные руководители которого находились под арестом, власти панически боялись всё еще остававшихся на свободе гардистов.
Руководство тюрьмы Дофтана, куда вскоре перевели Кодряну, готовилось к возможным неожиданностям.
Пересмотрели охрану тюрьмы, в которую набрали жандармов, прошедших военную службу. Денежное и пищевое довольствие их было существенно увеличено. Участились проверки. Охране категорически запрещалось вступать в какие-либо контакты с содержащимися под стражей. Каждый охранник у внешних стен тюрьмы был снабжен большим количеством боеприпасов. Ночью зажигались мощные прожекторы.
Условия содержания в Дофтане были хорошими. Кодряну посещали ближайшие родственники, через которых он передавал приказания оставшимся на свободе легионерам воздерживаться от любых попыток противодействия властям, которые бы могли привести к новым репрессиям.
15 сентября Капитана перевели в новую тюрьму в Рымнику Сэрат. Там с ним связались государственные чиновники. К тому времени в мiре произошли существенные измененения. После состоявшейся 29 сентября Мюнхенской конференции, в начале октября к Германии отошла Судетская область, 7 октября автономию получила Словакия, 8 октября – Подкарпатская Русь, которая 2 ноября отошла, в свою очередь, к Венгрии.
Результатом этих переговоров стало новое указание Капитана, переданное через супругу: воздерживаться от излишеств.



Тюрьма в Рымнику Сэрат. Современный снимок.

К тому времени, когда с Капитаном начали вести игру, румынские тюрьмы были забиты легионерами.
25 июля Военный трибунал II Армейского корпуса приступил к суду над лидерами Легиона. 1 августа был объявлен приговор: князь Александру Кантакузино и профессор Василе Кристеску получили по девять лет лишения свободы.
Георге Климе, Александру Кристиан Телл, Георге Истрате, Михаил Полихрониаде, доктор Паул Гража, Траян Котигэ, Сима Симулеску, Вирджил Ионеску, Бэникэ Добре, Георге Фурдуй, доктор Шербан Милковяну, Николае Тоту и Раду Будиштяну приговорили к семилетнему заключению.



Бэникэ Добре (1908†1939) – экономист и журналист. Убит в ночь с 21 на 22 сентября 1939 г. в Рымнику Сэрат.

Георге Апостолеску, Еуджен Ионикэ и Серафим Аурел к пяти, а священник Николае Джеорджеску-Единец к одному году тюрьмы.


Корнелиу Зеля Кодряну и Георге Климе на строительстве штаб-квартиры Легиона в Бухаресте (улица Гутенберга, 3).
Георге Климе (1889†1939) – инженер лесного хозяйства. Председатель партии «Всё для Страны» (1937). Согласно воле Кодряну должен был после него возглавить Легион. Убит в ночь с 21 на 22 сентября 1939 г. в Рымнику Сэрат.


Одним из самых деятельных преследователей легионеров был префект столичной полиции Гаврила Маринеску. Именно он проводил аресты и обыски, выказывая при этом чрезмерное рвение, увеличивая и без того немаленький список жертв.
Близость его к Дворцу определялась, как и у прочих участников «королевской камарильи», трогательной заботой о безопасности мадам Лупеску. Как пишут его биографы, он «был постоянным ее консультантом по этому вопросу, располагая при этом необходимыми специальными средствами».



Главный полицейский столицы.

Это он поставлял важную информацию о людях из ближайшего окружения Кароля II, сообщив, между прочим, еще в 1933 г. данные о связях королевского личного секретаря Константина Пую Димитреску с легионерами, в результате чего тот был немедленно уволен, а его место занял ставший приобретший затем огромное влияние при Дворе Эрнест Урдэряну.
Монарх учел эту заслугу, предоставив в апреле 1936 г. (сразу же вслед за студенческим съездом легионеров в Тыргу-Муреше) Гавриле Маринеску свободу рук в отношении гардистов.



Кароль II выгуливает любимых собачек мадам Лупеску. 1938 г.

Известна также еще одна королевская «вводная»: 28 февраля 1937 г. Кароль II во время встречи с префектом заявил ему, что «уверен в опасности Железной Гвардии и необходимости по отношению к ней репрессий».
Во исполнении этого указания Маринеску вместе с маршалом Дворца Урдэряну 1 марта обсуждали, по словам историков, план убийства Капитана.
Наряду с министром внутренних дел Армандом Кэлинеску, префект Гаврила Маринеску выступал за полное «истребление всей элиты Легиона».
Именно эти люди несли главную ответственность за проведение, пусть и по приказу Короля, террора, превращая его в составную и неотъемлемую часть государственной политики.



Продолжение следует.
Tags: История Румынии, Легион Михаила Архангела, Мирча Элиаде
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments