sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 123)


Куклы «Царица Вашти и Эстер» (Царица Астинь и Эсфирь).


«Лупяска»


«Прошло 18 лет с того счастливого дня, который изменил весь ход моей жизни. Едва ли несколько пар сумели поддерживать постоянную любовь в течение столь долгого времени. Мы прошли через такие трудности… […] Наша любовь бросает вызов всем… […] Мы связаны навеки, ничто не разлучит нас».
Экс-король КАРОЛЬ II. 14 февраля 1943 г.


Елена Лупеску… Трудно найти более ненавистное имя в истории Румынии. Эта «злополучная женщина» – наиболее, пожалуй, нейтральная ее характеристика. В народе ее презрительно называли Лупяской.
В биографии этой любовницы Принца Кароля многое сомнительно и фальшиво: имя, фамилия, дата рождения, происхождение, образовательный ценз, род занятий…
При определении года рождения опираются, главным образом, на ее воспоминания, в которых она подчеркивала, что была на шесть лет моложе Кароля. (Именно это для нее было важно.) В соответствии с этим выходило, что рождение ее имело место в 1899-м. Однако в биографических справках обычно указывают – 1896-й. Иногда 1895-й или 1897-й. В конце жизни Лупеску решила еще раз навести легкий макияж, объявив о своем рождении в… 1902 году.
В качестве дня появления ее на свет в разных источниках фигурирует 15, 16 или даже 2 сентября.
Судя по биографическим справкам, нет разногласия лишь в месте рождения: город Яссы (наиболее еврейский из всех румынских городов).
Хотя в своих «Воспоминаниях», вышедших в Париже в 1927 г., она, что называется на голубом глазу, утверждала: «Родилась я Бухаресте, мои отец и мать румынские русские. Мой отец был химиком. Мы не евреи, хотя об этом и говорят. У меня есть много близких друзей среди евреев и если бы я была еврейкой, то очень гордилась бы этим…»
Британский исследователь Ал. Истерман утверждал в своей книге 1942 года, что Е. Лупеску была даже незаконнорожденной дочерью Короля Кароля I, приходясь, таким образом, двоюродной сестрой своему любовнику.
На самом деле и отец и мать ее были евреями. Отец, Наум Грюнберг принял православие, став Никулой Вольфом, позднее переделав фамилию на румынский манер, став Лупеску.



Елена Лупеску.

Об этом «Никуле», стараясь его хоть как-то облагородить, пишут как об аптекаре или даже фармацевте. На самом деле он был обычным лавочником, продававшим в своем магазинчике, наряду с другими мелочными товарами, кое-какие лекарства. В магазинчике господина Вольфа-Лупеску, по свидетельству очевидцев, можно было купить многое, начиная с дешевых духов и вплоть до армейских пуговиц.
Примерно такая же история с матерью мадам Лупеску – Элизой Фальк, по словам дочери, танцовщицей из Вены, перешедшей из талмудизма в католицизм.
Вспомним, кстати, что и писатель Фридрих Горенштейн, о котором мы недавно писали, хвастался своим московским друзьям, что отец его не простой, а венский еврей.
В чем тут дело, разъяснить не беремся. Но хорошо известно, что Адольф Гитлер, уроженец Австрии, по его словам, «прозрел» именно в Вене.
Однако выйти замуж в австрийской столице, подобно родителям Элизы Фальк (заодно расставшимся там с талмудизмом и превратившимся в «добропорядочных католиков»), еще не значит быть в полном смысле этого слова «вéнцами». Так, друзья любовницы Кароля вспоминали ее рассказы о том, что мать ее была родом из Бессарабии.
Что же касается самой Елены Лупеску, то она известна и под другими именами: Дута Грюнберг, Магда Вольф.
Кроме нее в семье был еще брат – Константин (Шлёма) Лупеску.



Мадам Лупеску.

Немало легенд сложено и вокруг полученного ею образования.
Вот несколько образчиков подобного мифотворчества.
«…Амбициозный отец, зная, что он не может обезпечить свою дочь состоянием, чтобы продвинуть ее в высшем обществе», отправил ее в Бухарест «изучать языки и манеры, именно то, что требуется для того, чтобы попасть в мiр добра».
С этой целью Елена Лупеску будто бы «посещала пансион благородных девиц, основанный немецкими монахинями, которые обучили ее правилам хорошего тона, а также французскому и немецкому языкам».
В этом, как подчеркивается, «католическом учреждении», созданном «баварскими монахинями их Нимфенбурга», обучались юные представительницы «столичной элиты». Учили всему тому, что «было необходимо, чтобы вращаться в модных кругах».
Именно эта последняя фраза, как-то не вяжущаяся с «монастырским» воспитанием, пусть и немецким, заставляет задуматься, с каким таким «пансионом» мы имеем дело.
Ряд публикаций уточняет, что речь идет о школе моды в Бухаресте «Pitar Mos», воспитанницы которой были нацелены на «обретение хорошего финансового положения», в том числе при помощи флирта с VIP-персонами в известном казино в Синае.
Там обучали «искусству обольщения», к примеру, как «провокационно шевелить бедрами при ходьбе».
Вряд ли, конечно, всему этому могли обучить «баварские монахини».
Первой жертвой Лупеску стал офицер горных егерей капитан Ион Тымпяну, женившийся на ней 17 февраля 1919 г. в Яссах. Однако вскоре, устав от образа жизни своей жены и постоянных измен, офицер расторг брак. По одним сведениям, это произошло в 1920 г., по другим – в 1923-м или даже 1924-м.
К тому времени Елена Лупеску (после развода она восстановила свою девичью фамилию) точно знала, что она хочет получить от жизни: деньги и славу.
Еще когда она училась в «школе моды» в Бухаресте «за ней закрепилась репутация женщины, склонной к безпорядочным половым связям».

http://www.jewish.ru/theme/world/2015/12/news994331741.php


Лупеску.

В соответствии с этими наклонностями она позировала обнаженной для фотографий известного сорта, которые попадали затем в специальные альбомы, находившиеся в поле зрения Принца Кароля.
Снимал Лупеску кинооператор Культурного Фонда «Принц Кароль» Тудор Посмантир (1893–1982) – еврей из Брэилы, промышлявший в 1920-е годы, наряду с документальными фильмами, выпуском порнографических кинолент и альбомов, а также предоставлением «специальных» женщин для «эскортов».
Этот, считающийся одним из первых кинорежиссеров Румынии, был знаком с Принцем, начиная еще с путешествия последнего, в которое его отправили, чтобы он побыстрее забыл свою первую жену Зизи Ламбрино.
Именно в то время режиссеру становятся известны сексуальные аппетиты Кароля, что позволило ему впоследствии войти во внутренний круг Принца, а затем и Короля.
Первая встреча Лупеску с Каролем состоялась в саду кинотеатра «Классический» (более известный как «Капитолий») на просмотре фильма «Нибелунги», куда вместе с ним пришли Король Фердинанд I и Королева Мария.
Именно во время этого сеанса Посмантир и свел Принца с Еленой Лупеску.
Как и ранее во всей этой истории, точная дата встречи неизвестна. Одни относят ее к 1923-му, другие – к 1924 году. Скорее всего, однако, это случилось в 1925 году.
Подтверждение тому позднейшие дневниковые записи Кароля.
(14 февраля 1943 г.): «…Великий день. […] Восемнадцать лет минуло с того счастливого дня, который изменил весь ход моей жизни». (Был день святого Валентина и это событие они отмечали всю последующую жизнь.)
Род занятий своей новой пассии нисколько не волновал его.
Само прозвище, под которым была известна Елена Лупеску: «Магда» – на бухарестском сленге того времени означало: «проститутка».



«Магда».

Что касается Принца Кароля, то он также был завсегдатаем бухарестских борделей. Это был человек, который, как о нем говорили, «любил каждую женщину».


Один из бухарестских борделей 1920-1930-х годов на улице «Каменный Крест», нв которой их было немало.

«Высокая, стройная; рыжие волосы венецианки, хорошо сочетались с бело-розовым цветом ее лица; зеленые глаза, нос и рот, нарисованные великим живописцем, очень красивые руки, женственность подчеркнута великолепным нарядом истинной дамы», – так описывает Елену Лупеску Еуджен Артур Бухман, будущий личный секретарь Короля Кароля.
Впрочем, другие очевидцы рисовали ее по-другому: грубые черты, вульгарная речь…
Но о вкусах, как говорится, не спорят, да к тому же ценность ее для Кароля была в ином. По свидетельствам современников, он страдал приапизмом. В этом, как пишут, и следует искать причины его вызывающе неприличного поведения.
Являлось ли это, в данном случае, действительно болезнью или мы имеем дело тут с распущенностью (т.н. «лжеприапизм») – трудно судить. Так же, как, например, о слухах, приписывающих его матери (при наличии, как мы уже писали, многочисленных любовников) противоестественные связи с представительницами одного с ней пола, включая и любовницу ее мужа.
Говорят, что Лупеску была подвержена таким же приступам, что и Кароль, но по женской линии. Однако вернее всего, что, обладая древнейшим опытом еврейских женщин, она попросту могла, используя этот недуг, ловко манипулировать своим коронованным любовником в личных и общинных интересах.
Это был тот же психотип, что и у ее современницы – «музы русского авангарда» Лили Брик / Каган (1891–1978). Ее лечащий врач-невропатолог делился с коллегами некоторыми особенностями личности своей пациентки – «агента-наблюдателя органов при исполнении»: «Полная фригидность. Отсюда масса шуму, чтобы скрыть правду. Типичная истерическая конституция. И жадность».
Что касается непристойных фотографий мадам Лупеску, сделанных в ателье Тудора Посмантира, то из опасения, что они попадут на страницы печати, их разыскивали впоследствии румынские спецслужбы, похищали или выкупали за большие деньги.
Однако, как ни старалась в свое время сигуранца, одна, по крайней мере, такая фотография сохранилась и недавно была опубликована в Румынии:

http://www.infobraila.ro/2013/02/exclusiv-in-romania-povestea-barbatului-care-a-%e2%80%9cplasat-o%e2%80%9d-regelui-carol-al-ii-lea-pe-celebra-elena-lupescu/


В ожидании клиентов.

Режиссер Посмантир, тем временем, способствовал укреплению связей своей протеже с Принцем, организовав целую серию их встреч в бухарестском кинотеатре «Палас», гостиницах столицы и в разных румынских городах.
Это принесло ему положение и средства. Он был назначен официальным режиссером Дома Королевской кинематографии, сняв немало фильмов, пропагандировавших правление Кароля II.
Согласно материалам службы безопасности, Тудор Посмантир использовал обширную сеть проституток для получения информации политического и экономического характера по всему мiру.
С древности хорошо знакомая история соблазнения, за которой четко просматривается известного рода «интернационал» действующих в единой связке чаровниц и их манипуляторов:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/53341.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/103073.html


Принц Кароль.

Вскоре Принц взял инициативу этих встреч в свои руки. Летом роман бурно развивался в Синае – городе в живописном месте в Карпатах на стыке Валахии и Трансильвании, известном своим монастырем, горнолыжным курортом и замком Пелеш – летней королевской резиденцией.
Метресса Принца поселилась неподалеку, на вилле Giani, рядом с православной обителью.
Зная характер и темперамент Кароля, неудивительно, что порочная связь вскоре стала известна не только супруге, Принцессе Елене, но и всей Королевской семье, а также, одновременно, превратилась и в достояние самой широкой общественности.
Жители маленького городка с интересом наблюдали за ночными встречами в лесном коттедже, передавая друг другу реальные и выдуманные подробности.
Оглашение всей этой истории, несомненно, было одним из пунктов плана мадам Лупеску и тех, кто стоял за ней.
По окончании летнего сезона, адюльтер не менее интенсивно продолжал развиваться и в Бухаресте: сначала в доме ближайшего друга Кароля – полковника Тауту, а затем в специально приобретенном для «Дудуйи» (так называл Принц свою любовницу) доме на улице Михая Гики.
Принцесса Елена не могла, разумеется, сколько-нибудь эффективно противостоять опытной интриганке, в совершенстве владевшей искусством обольщения.



Принцесса Елена с сыном Михаем.

Досужие разговоры и сплетни толкали Принцессу порой на опрометчивые и заведомо безрезультатные действия. Известна история, когда однажды она попыталась запереть своего неистового мужа на ночь в комнате. В поисках выхода, Кароль прыгнул с балкона, подвернув лодыжку. Но это не остановило его и, сильно прихрамывая, он понесся к вожделенному домику своей «Дудуйи».
Семья, супруга и маленький сын отошли у Кароля на второй план. Смыслом жизни для него стала мадам Лупеску, с которой он стал сожительствовать совершенно открыто.
Некоторые полагали, что она удовлетворится статусом официальной любовницы. Однако проблема была в том, что она хотела гораздо большего. «Я предпочла бы лучше умереть, – заявляла она, – чем отказаться от него». Твердо настроенная на победу, она решила бороться за самый большой приз.



Одна из последних предотъездных фотографий Принца Кароля с женой и сыном.

20 ноября 1925 г. скончалась Королева Великобритании Александра, приходившаяся Принцу Каролю теткой. Учитывая родственные связи, Королевская семья Румынии должна была послать в Лондон делегацию.
Премьер-министр Ионел Брэтиану предложил, воспользовавшись этим случаем, послать в качестве главы делегации Кароля, задержав его там, вдали от бухарестской куртизанки, подольше. Это предложение поддержала и Принцесса Елена.
Перед отъездом Кароль дал отцу, Королю Фердинанду I, честное слово, что вернется домой к Рождеству.
По предварительному сговору с Принцем за границу, во Францию, отправилась и мадам Лупеску.
Что касается Кароля, то, пробыв Лондоне неделю, он переправился через пролив и поспешил поездом к своей «Дудуйе» в Париж.
Через несколько дней парочка выехала в Италию, сначала в Милан, а затем в Венецию, откуда Кароль отправил отцу письмо:
«Примите, пожалуйста, это заявление об отказе от всех моих прав Наследного Принца Румынии. Согласно воле Вашего Величества прошу Вас сделать этот акт безповоротным. Для того, чтобы не вызывать каких-либо неудобств в будущем, дайте Высочайшее указание вычеркнуть меня из числа членов Королевской Семьи Румынии, предоставив мне имя для дальнейшего моего гражданского существования. Настоящим я заявляю, что у меня нет никаких претензий на мои права, от которых я отказываюсь добровольно…»
Получив это послание 21 декабря, вся Королевская Семья была в шоке.
Король Фердинанд назвал сына «гнилой ветвью», а Королева Мария заявила о том, что считает его «человеком больным и одержимым».
Потрясен был и премьер-министр Брэтиану, сказавший: «Совершенно очевидно, что мы не можем позволить себе в будущем Короля психопата».
Созванный 30 декабря 1925 г. Коронный Совет, рассмотрев письмо с отречением Принца Кароля от своих прав, провозгласил Наследником Престола Принца Михая.
В свою очередь, парламент на своем заседании 4 января 1926 г. ратифицировал акт отказа Кароля от своих прав и утвердил Принца Михая в качестве Наследника Престола, а также предоставил его матери, Елене, титул Принцессы Румынии.



Королева Мария и Принцесса Елена с Михаем.

Король и Королева направили сыну письмо, в котором написали, что, судя по тону и содержанию полученного ими послания, автор, его написавший, является человеком ненормальным.
В ответ из Италии пришло новое письмо, в котором Кароль просил объявить его погибшим в автомобильной аварии. «Я уже мертв для многих, – писал он, – позвольте же мне быть мертвым для всех. Я знаю, как исчезнуть без следа».
Но исчезать он, разумеется, не собирался…
В Италии вместе с любовницей он регулярно появлялся в наиболее людных местах: в казино, ресторанах, на улицах, позируя преследовавшим их фоторепортерам.
В конце февраля они переехали в Париж, где также были в центре внимания.
23 марта 1926 г. в Румынии официально объявили, что бывший Наследный Принц Кароль отныне будет использовать имя «Кароль Карайман». На это имя ему и выдали паспорт.
Любовники поселились в Нёйи, на западной окраине Парижа, приобретя там хороший дом. (Кстати говоря, там же с 1921 г. жила с сыном Кароля первая его жена – Зизи Ламбрино.)
В августе 1926 г. Кароль тайно встречался в Париже со своим отцом – Королем Фердинандом I, а в октябре – с матерью, Королевой Марией, находившейся там проездом по пути в Соединенные Штаты.
На вопрос, будет ли он верен данному им слову и не предпримет ли он впоследствии попытку придти к власти нечестным путем, Кароль горячо заверил: «Никогда! Мы полностью лояльны к Вам, Папа. Ничто не заставит нас прибегнуть к политической интриге».
Король, заметим, задавал вопрос этот отнюдь не случайно. Даже не потому, что экс-Принц уже не раз нарушал собственное слово. Дело в том, что в Румынии многие были недовольны произошедшими переменами в порядке престолонаследия. Ходили слухи о том, что Кароль стал-де жертвой заговора двух румынских премьеров: князя Барбу Штирбея (1873†1946) и Ионела Брэтиану (1864†1927). (Первый из них к тому же считался любовником Королевы Марии и фактическим отцом Принца Мирчи и Принцессы Иляны.)
Чтобы усыпить бдительность, Кароль даже заявил журналистам в декабре 1926 г. о том, что «никогда не имел никакого намерения совершить переворот в Румынии, что слухи о таком плане распространяются людьми, надеющимися приобрести себе преимущество за счет возбуждения общественного безпокойства».
Мы не случайно употребили здесь слово «усыпить», поскольку, как показали дальнейшие события, такие действия в действительности все-таки Каролем предпринимались.
Не трудно предположить, что пружиной всех этих предприятий была «Дудуйя». Именно она пробуждала, а затем терпеливо взращивала в Кароле эти честолюбивые устремления. Ей по-прежнему нужны были власть и деньги.



«Кароль Карайман» и его «Дудуйя».

Близко наблюдавший в эти годы мадам Лупеску, ее соплеменник Еуджен Бухман не жалел для нее эпитетов: «умная, живая, наблюдательная, обладающая острой памятью»,
По его мнению, только теперь, в Париже, «Принц начал понимать эту женщину. Она была не только красива и привлекательна, но и умна, предлагая весьма ловкие решения. Часто можно было подпасть под обаяние ее речи. От ее компании вы получаете удовольствие. Этим моим многолетним впечатлениям впоследствии я нашел подтверждение у многих из тех, кто ее близко знал».
Несомненно, мадам Лупеску обладала способностями опытного имиджмейкера. Вопреки тому, что эта «сладкая парочка» не раз заявляла ранее, она делали всё возможное, чтобы не кануть в безвестность, стараясь всегда оставаться на виду.
Любой скандал шел ей на пользу.
В мае 1928 г. они (вместе с «Никулой» и «Костаке» Лупеску, отцом и братом «Дудуйи») были изгнаны из Лондона. Присутствие их там было официально признано «нежелательным». Инцидент был немедленно раздут в европейской прессе и охарактеризован как еще одно проявление типичного британского ханжества и снобизма, с явным привкусом антисемитизма.
Впоследствии они даже согласились сняться в голливудском фильме, посвященном их роману, где играли самих себя.



Кароль и Елена Лупеску.

Между тем в 1927 г. произошли решающие события.
20 июля скончался Король Фердинанд I.
24 ноября последовала еще одна значительная смерть: скончался премьер-министр Ионел Брэтиану.
До тех пор, пока были живы оба эти человека, путь Каролю в Румынию был заказан.
С их уходом открывались некоторые возможности.
После смерти Фердинанда I, в соответствии с законом, Королем стал шестилетний Принц Михай под опекой совета регентов, возглавлявшегося его дядей, Принцем Николаем (вторым сыном Короля Фердинанда I).



Принц-Регент Николай.

В декабре 1927 г. Кароль, желавший, по всей вероятности, воспользоваться моментом, чтобы узаконить свои отношения с мадам Лупеску, обратился с просьбой к Принцессе Елене о расторжении брака. Сначала она отказалась, но затем согласилась и в итоге 21 июня 1928 г. Верховным судом Румынии брак был расторгнут.
Однако, получив долгожданную свободу, Кароль не спешил связывать себя официальными узами с «Дудуйей», но не потому, что охладел к ней, а потому, что неожиданно возникла возможность возвращения домой и восхождение на Трон…



Продолжение следует.
Tags: История Румынии, Легион Михаила Архангела
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment