sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 121)


Союз на Жизнь! И на Смерть!!
Свадьба Корнелиу и Елены Кодряну, на которую пришло от 80 до 100 тысяч человек. Фокшаны. 14 июня 1925 г.


Блеск и нищета Румынской Монархии


«Нет, нет! нельзя молиться за царя Ирода – Богородица не велит».
А.С. ПУШКИН. «Борис Годунов».


Трагедия румынского народа заключается в том, что последние два века его истории он находился под водительством, с одной стороны, тех, кто не смог или не захотел стать румыном, а с другой, тех, кто перестал им быть, предпочтя превратиться в «среднего европейца», по точному определению Константина Леонтьева, «орудие всемiрного разрушения».
К одним нарочито надеваемые ими, для поддержания имиджа, национальные одежды так и не приросли.



Королева Румынии Марии со своими дочерьми.


Будущий Король Кароль II с сестрой Елизаветой, ставшей Греческой королевой.

Другие – стыдящиеся своего прошлого, решительно отрекшиеся от него сыновья крестьян, лавочников и пастухов, в обретенных ими наконец-то вожделенных европейских фраках и цилиндрах явно чувствовали себя не в своей тарелке, подобно провинциальным актерам во взятой в театральной костюмерной чужой, не подогнанной по ним одежде.
Именно благодаря этим, открыто заискивавшим перед европейцами, людям, с полным равнодушием при этом относившимся к своему народу и его насущным нуждам, вошли в ход речения, вроде французской поговорки: «Когда ворует один, это клептомания; когда многие – мания; когда все – Румыния», или известные слова Отто фон Бисмарка: «Румын – это не национальность, это профессия смычка и отмычки».
При этом следует заметить: ни французы, пустившие это присловье, ни Железный канцлер Германской Империи румынского народа, как такового, разумеется, не знали.
Сказанное ими относилось к румынскому правящему слою: политикам, бухарестскому бомонду и интеллигентам из либералов-западников, постоянно оттиравшимся в обожаемом ими Париже.
Особо следует сказать об институте Королевской власти в Румынии.
Прежде всего, нужно иметь в виду, что образовалась она (такой, какой мы ее знаем с исхода XIX века) далеко не естественным путем, происходя вовсе не от Господарей Молдавии или Валахии – традиции, удушавшейся усилиями Османской Империи при содействии греков-фанариотов.
Румынская Королевская Династия немецкого происхождения была навязана этому народу Державами Центральной Европы и означала встраивание православных княжеств в европейский политический оркестр.
Королевская Семья ранее никак не была связана со страной, а потому, в известной мере, была чуждой народу.
Примечательно, что бракосочетание Наследника Румынского Престола Принца Фердинанда с Марией Эдинбургской состоялось в 1893 г. в германском замке Зигмаринген, с учетом вероисповедания жениха и невесты, по двум ритуалам: католическому и протестантскому. То есть без какого-либо учета православной страны, которой им было назначено править.
Такой же была и политика, которую Королевская Семья проводила совместно с подобной же, во многом денационализированной, политической элитой страны.
Как утверждают румынские историки, 12 из 19 премьеров при Короле Кароле II состояли членами масонских лож.
Сам Кароль также был вольным каменщиком:

http://www.mlnar.ro/masoni-celebri/regele-carol-al-ii-lea-al-romaniei

Лучшей иллюстрацией к только что сказанному являются вот эти фотографии Короля Михая I, сделанные в разное время, с краткой атрибуцией запечатленного на них.


Встреча Короля Михая с Адольфом Гитлером во дворе Рейхсканцелярии в Берлине.


Бухарест. 26 декабря 1940 г. Слева направо: германский посол Вильгельм фон Фабрициус, лидер Железной Гвардии Хория Сима, премьер-министр генерал Ион Антонеску, Король Михай, командующий немецкими войсками в Румынии генерал Хансен.


Король Михай и Кондукэторул Румынии Ион Антонеску наблюдают за тем, как румынские войска форсируют Прут – пограничную с СССР реку. 3-4 июля 1941 г.


Король Михай, маршал Ион Антонеску и начальник штаба Верховного командования Вермахта генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель на Параде победы в честь взятия Одессы. Бухарест 8 ноября 1941 г.
В этот день, когда отмечался день памяти национального героя Румынии, Господаря Валахии Михая Храброго, все трое были награждены орденом его имени – высшей боевой наградой Королевства.


Бухарестская газета «Timpul» от 10 ноября 1941 г.: «Под Триумфальной аркой (чем не Париж?) проходят овеянные славой войска. Это вернувшиеся в Бухарест герои, одержавшие победу над крепостью Одесса. Во главе прославленный генерал Иосиф Якобич, командующий 4-й румынской армией. Это он поставил Одессу на колени! Бухарест – сердце новой страны – встречает своих героев».


Поднесение Королю Михаю хлеба-соли. Одесса. Лето 1942 г.
Со всего мiра шли в Бухарест телеграммы с поздравлениями в связи с «великой победой»: взятием Одессы. Всего было получено около 200 официальных поздравлений.


Король Михай и коленопреклоненный маршал Антонеску. 10 мая 1943 г. Парад в Бухаресте по случаю 10-летнего юбилея провозглашения Румынии Королевством.


Заместитель председателя Союзной контрольной комиссии в Румынии генерал-полковник Иван Захарович «дает» Королю «прикурить». Сентябрь 1946 г.


Указом, подписанным 6 июля 1945 г. И.В. Сталиным, Король Михай был награжден орденом «Победа». Он был самым молодым кавалером этого высшего советского военного ордена. Михаю тогда было только 24 года. Получил он эту награду третьим по счету из иностранцев, будучи единственным среди них, кстати говоря, Монархом. Вручил орден Королю маршал Советского Союза Федор Иванович Толбухин.



Это, пожалуй, один из наиболее известных снимков Короля Михая, которого приветствуют представители командования Советской Армии.
Мало кто обращает, однако, внимание на то, что на королевском мундире рядом с орденом «Победа», чуть ниже и правее его, находится другая награда – тот самый румынский орден Михая Храброго, полученный Монархом 8 ноября 1941 г. за взятие Одессы.


Имя Короля Михая I увековечено на Мемориальной доске кавалеров ордена «Победа», установленной 9 мая 2000 г. в Большом Кремлевском Дворце.
Как единственный из здравствующих обладателей этой награды, Король посетил Москву в 2005 г., где В.В. Путин вручил ему юбилейную медаль в честь 60-летнего юбилея Победы. В 2010 г. Михай вторично посетил столицу России в качестве почетного гостя Парада Победы.
Оба раза он был без ордена. Известный русский исследователь российских наград Сергей Шишков утверждает, что в 1947-1948 гг. свергнутый Король, сильно нуждаясь, продал награду Джону Рокфеллеру-младшему за 800 тысяч долларов. Через некоторое время новый владелец выставил ее на аукционе Сотби, продав за два миллиона долларов покупателю, пожелавшему остаться неизвестным. Все остальные 19 орденов, после смерти своих владельцев, находятся на государственном хранении в Москве.

http://nikolay-istomin.livejournal.com/1445017.html

Нужно ли говорить, что за подобного рода политику всегда приходится платить народу.
Гораздо более тяжкую, нежели остальным румынам, цену пришлось заплатить за все эти метания бессарабцам: в одной армии они гибли под Одессой, в Крыму, на Дону и в Сталинграде; в другой – по всей Европе, включая Берлин.
Для них это было в чистом виде «в чужом пиру похмелье».
В одном из интервью американскому корреспонденту «Нью-Йорк Таймс» Король Михай рассказал об одном таком курьезном случае с «сержантом Константином Санду, который является, наверное, единственным румынским солдатом, расписавшимся на Рейхстаге. У него очень странная история. Он сначала был солдатом Красной армии, а потом, когда его демобилизовали, стал офицером румынской армии и именно как румынский воин расписался на Рейхстаге на румынском языке».
Дед моей супруги Георгий Васильевич Касап (1903†1985), человек редкой души и безукоризненной честности, всю первую половину войны провоевал в Румынской Королевской Армии, был ранен под Сталинградом. Вернувшись домой, в Криуляны на Днестре, закопал свои солдатские награды (они, видимо, и сейчас покоятся где-то в земле на его огороде) и был призван уже в Советскую Армию, с которой дошел до Берлина, получив медаль «За победу над Германией» и вполне законно став ветераном Великой Отечественной войны.
И таких людей было немало. Тех, конечно, кто выжил…



Георгий Васильевич Касап (слева) – румынский солдат. Сфотографирован с другом Думитру Стратулатом в окрестностях Ясс. На обороте снимка дата: 21 июня 1942 г. То есть перед самой отправкой под Сталинград.

Одними из первых опасность управления страной подобной элитой увидели члены Железной Гвардии.
Причем они не только предупреждали о последствиях, а еще и предлагали решение.
Только исчерпав все разумные средства убеждения, когда пришло понимание, что там не желают слушать и слышать, Легион перешел к иным методам воздействия…
Однако, принуждая правящие слои отвечать на чаяния народа и соблюдать национальные интересы страны, гардисты ставили политическую элиту в случае, если бы она пошла навстречу этим требованиям, в весьма неудобное положение конфронтации с западными демократиями и «священными» либеральными ценностями.
Что же касается легионеров, то сама Православная Вера (не формальная, как у многих членов Королевской Династии и бюрократов-управленцев, а исповедническая, истинная) превращала их в глазах этого мiра в опасных изгоев.
Не могла не пугать румынских политиков, одновременно, и широкая популярность идей Легиона в народе, а также формирование в среде гардистов новой аристократии, к чему там с определенных пор стремились вполне осознанно, планомерно и, следует признать, небезуспешно.
Меж его членов было немало священников, офицеров, учителей, университетских преподавателей, муниципальных служащих.



Корнелиу Кодряну среди преподавателей и студентов.

Для примера приведем всего лишь один факт. Из более чем 700 участников добровольного трудового лагеря гардистов в Кармен Сильве – свыше половины обладали высшим образованием или же учились в вузах.
Среди членов Железной Гвардии было немало видных представителей новой столичной интеллектуальной элиты.
Речь, прежде всего, идет об уже упоминавшемся нами круге профессора Бухарестского университета Нае Ионеску (1890†1940) – учителя и воспитателя целого поколения молодых румынских философов.



Похороны профессора Нае Ионеску, отравленного сигуранцей, как говорили, по указанию Короля Кароля II, происходили под усиленной охраной полиции.
Подробнее о профессоре Ионеску см.:
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/144282.html

Эту сгруппировавшуюся вокруг него блестящую плеяду мыслителей называли по-разному: философами «национального бытия», «поколением Критерион» (по названию возникшего в 1937 г. объединения) и т.д.
Как бы то ни было, то были самые талантливые и самобытные умы страны.
Этот произошедший в межвоенный период интеллектуальный взрыв оценивается как одно из наиболее выдающихся явлений культурной и политической жизни Румынии.
Причем, начиная с самого профессора Нае Ионеску, все эти молодые интеллектуалы, если и не были членами Легиона, то, по крайней мере, были его деятельными помощниками, за что и пострадали: кто во время Королевской диктатуры Кароля II, кто при Кондукэторуле Антонеску, кто в коммунистической Румынии, а кто и на «свободном» Западе.
Перечислим некоторых, наиболее выдающихся представителей «Нового поколения».
Это и уже знакомый нам Мирча Элиаде (1907†1986):



Мирча Элиаде (справа) и его учитель Нае Ионеску.

…и Эмиль Чоран (1911†1995):


Корнелиу Зеля Кодряну (сидит в центре) и Эмиль Чоран (справа).

Были и другие:
…Константин Нойка (1909†1987):



Константин Нойка – философ, эссеист и поэт. В 1931 г. окончил Бухарестский университет. В 1938-1939 гг. специализировался во Франции, получив у себя на родине степень доктора философии (1940). После подавления восстания Железной Гвардии в Бухаресте 21-24 января 1941 г., во время которого Нойка находился в Берлине, был заключен правительством Антонеску под стражу. После указа 1943 г. об освобождении при условии отправки на фронт, заявил о своем добровольном согласии; однако был признан медицинской комиссией непригодным для участия в войне. Уехал в Берлин, где работал референтом по философии в Румыно-немецком институте, участвуя в семинарах, которые вел Мартин Хайдеггер. При коммунистическом режиме находился под домашним арестом (1949-1958). В 1960 г. его приговорили к 25 годам каторжных работ с конфискацией всего имущества. Освободили по амнистии в августе 1964 г. В качестве политической принадлежности в тюремной анкете значилось: «легионер». Жил в Бухаресте, а с 1975 г. и до самой смерти – под городом Сибиу. Будучи в оппозиции к режиму, Нойка для румынских интеллектуалов стал столпом национальной идеи. В 1990 г. посмертно стал членом Румынской Академии.

…Петре Цуця (1902†1991):


Экономист и философ Петре Цуця появился на свет в селе Ботень Аржешского уезда в Южных Карпатах (Валахия). Был внебрачным сыном священника. Окончил юридический факультет Клужского университета со степенью доктора права. С 1933 г. служил в Министерстве народного хозяйства. С 1935 г. сотрудничал с Железной Гвардией, с сентября 1940 г. став ее членом официально. Был главой гнезда. Сотрудничал в газете Нае Ионеску «Cuvântul» («Слово»), опубликовав там серию статей об экономическом стиле гардизма. После легионерского восстания в январе 1941 г. ненадолго был заключен в лагере Тыргу Жиу.
После ареста 12 апреля 1948 г., при «народном» уже режиме, находился в тюремном заключении вплоть до мая 1953 г. В 1956 г. был снова арестован и за преступную агитацию, направленную «на свержение народной власти», приговорен к 10 годам лишения свободы. В 1959 г., находясь в тюрьме Аюд, был обвинен в «поддержке морального духа легионеров». Был выпущен из заключения по амнистии 1 августа 1964 г. Вплоть до конца коммунистического режима находился под наблюдением органов безопасности.


…Мирча Вулкэнеску (1904†1952):


Мирча Вулкэнеску – философ, богослов, экономист, социолог, профессор этики. Окончил философско-юридический факультет Бухарестского университета, специализировался в Париже. В 1928-1933 гг. работал в выходившей в Бухаресте газете легионеров «Cuvântul», возглавлял которую профессор Нае Ионеску. С 1935 г. находился на государственной службе: генеральным директором таможни, директором Министерства финансов государственного долга. В правительстве Антонеску был заместителем Государственного секретаря Министерства финансов (27.1.1941–23.8.1944). После переворота вернулся на пост главы государственного долга, пока 30 августа 1946 г. не был арестован. Приговорен к 8 годам лишения свободы. Вместе с 12 другими заключенными тюрьмы Аюд был раздет догола и помещен в холодную камеру, где можно было только стоять. Когда один из заключенных упал, Вулкэнеску держал его у себя на коленях, сам сев на цементный пол. Предсмертным его завещанием сокамерникам были слова: «Не мстите!»
В 2009 г. выяснилось, что виновниками безчеловечного обращения с Вулкэнеску, воспрепятствовавшими его госпитализации, были два уроженца Тирасполя: генеральный директор Главного управления народной безопасности генерал-лейтенант Георге Пинтилие (1902–1985) и его заместитель генерал-майор Александр Никольский (1915–1992).
«Никольский» (на нижней фотографии) в действительности был сыном Александра и Розалии Грюнберг, женатым сначала на коминтерновке Ванде (Шейле) Авербух, а затем на коммунистке-боевике Иозефине Маркович, также еврейке.
«Пинтилие» или «Пантюшу», звали на самом деле Тимофеем Бондаренко. Он был женат на коммунистке-подпольщице Анне Тома (Гроссман), секретаре небезызвестной Анны Паукер. После смерти генерала их дочь эмигрировала из Бухареста в Израиль.



К этому внушительному списку имен можно прибавить и других представителей культурной румынской элиты, разделявших идеи Железной Гвардии.
Среди них невозможно не упомянуть философа и писателя Лучинана Благу (1895†1961):



Бюст Лучина Благи скульптора Корнела Тоша у Центральной университетской библиотеки в городе Клуж-Напока, установленный в 1990 г. На постаменте хорошо виден стилизованный «Крест Михаила Архангела» – символ Железной Гвардии.

…а также скульптора с мiровым именем Константина Брынкуша (1876-1957):


Слева направо: Сюзанна Дойческу (супруга архитектора Октава Дойческу), Константин Брынкуш и певица Мария Тэнасе. Париж. 1939 г.
Подробнее о Тэнасе см.:
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/148448.html

Легион и разделявшие его идеи мыслители (которые – подчеркнем это – не только формулировали, но и разрабатывали многие из них) предлагали решения целого ряда проблем, с разумностью которых, принимая в расчет окружающую действительность, трудно было не согласиться.
Однако их взгляды и с неумолимой логикой вытекающие из них решения отрицали сами принципы, которые исповедовала румынская правящая политической элита, отрицая, таким образом, ее саму как таковую.
«Человек, – утверждал Мирча Элиаде, – не может писать законы для нации. Они существуют вне его, в объективной реальности; он лишь обнаруживает их и формулирует».
О нежизнеспособности сложившегося в стране демократического режима, ведущего к ее истощению, упадку и полному разложению не раз писал Эмиль Чоран:
«Либералом становятся только вследствие усталости, демократом – на основании доводов рассудка».
«У либерального общества, – утверждал он, – нет корней, оно обязано своим происхождением главным образом упадку аристократии и способно процветать исключительно в больном социуме; в конечном итоге терпимость и безсилие являются синонимами. Кроме того, ликвидировав Тайну, Абсолют, Порядок и не обладая больше ни подлинной метафизикой, ни действенной полицией, такое общество отбрасывает индивидуума к самому себе, одновременно отстраняя его от всего того, чем он является на самом деле, от его собственных глубин».
Об интеллектуальном уровне этой новой, тесно связанной с Легионом, элиты можно судить хотя бы по тому факту, что двое из названных нами ранее лиц были после войны номинированы на Нобелевскую премию.
В 1956 г. кандидатом на ее получение от Франции и Италии был выдвинут оставшийся после 1944 г. в Румынии Лучиан Блага. Однако коммунистическое руководство страны, наградив философа ярлыком «буржуазного идеалиста», настояло на снятии его кандидатуры с рассмотрения Нобелевским комитетом.
Другой сходный случай произошел уже в 1980 г., когда Лионский университет Жана Мулена выдвинул философа и религиоведа Мирчу Элиаде, оставшегося после войны на Западе, на получение Нобелевской премии. Присвоение ее этому номинанту сорвали на сей раз уже либералы, напомнив о его легионерском прошлом.
Щупальца у спрута могут иметь разный окрас, но центр, из которого исходят команды, – один.
Возвращаясь, однако, к румынским реалиям 1930-х годов, отметим, что в правящих кругах Королевства хорошо осознавали, что открытую конкуренцию с такими силами им никак не выдержать, а потому стали придумывать свои правила игры.



Один из активных членов Железной Гвардии, профессор Бухарестского университета Кристеску работает на постройке «Зеленого Дома». 1933 г.
Василе Кристеску (1902†1939) – археолог и историк античности. Образование получил в Бухаресте. Доктор истории (1929). Специализировался в Берлинском университете (1927–1928) и румынской школе в Риме (1930–1931). 29 января 1939 г., во время террора, развязанного Королем Каролем II, убит агентами полиции и сигуранцы на пороге собственного дома. Выстрел в лоб произвел еврей Отто Рейнер.

Легион запрещали несколько раз: в январе 1931-го, в марте 1932-го, в декабре 1933-го. Но, не смотря на это, он всякий раз воскресал, восходя из силы в силу…
После дополнительных выборов в Нямце в августе 1931 г. он становится самой сильной партией с 11 301 голосом. Корнелиу Кодряну получил меcто в Палате депутатов.
5 июня 1935 г. Кодряну объявил о создании партии «Всё для Страны», предназначавшейся для того, чтобы представлять Легион на политических выборах.
Она была официально зарегистрирована, получив, как и другие партии, специальный знак: квадрат с двумя точками.



Предвыборная листовка партии «Всё для Страны» с присвоенным ей знаком.

Первым председателем ее стал генерал князь Георге Кантакузино, о котором мы писали. После его кончины (9 октября 1937 г.) его место занял (12 октября) также уже знакомый нам по описанию поездки в Испанию – инженер Георге Климе, один из первых (еще с 1927 г.) легионеров.
Круг приверженцев Железной Гвардии рос как на дрожжах. Симпатии к движению высказывали многие представители в среде крупных представителей румынской промышленности и армии, а также деятелей администрации. Чтобы консолидировать поддержку всех этих слоев, по вполне понятным причинам не желавших афишировать свои политические пристрастия, Кодряну организовал 6 ноября 1936 г. ассоциацию «Друзья легионеров». Члены этого скрытого от посторонних глаз общества могли без опаски оказывать движению информационную и финансовую поддержку.
В течение десяти лет своего существования, констатировал в своем юбилейном приказе 24 июня 1937 г. Капитан, Легион Михаила Архангела, наперекор всем преследованиям, смог увеличить ряды своих сторонников с пяти человек до миллиона приверженцев выдвинутых им идей.



Продолжение следует.
Tags: История Румынии, Легион Михаила Архангела, Лучиан Блага, Мирча Элиаде
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments