sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 117)




«Перья Архангела»


«Святой Архангел Михаил, вождь небесных легионов, защити нас в битве против зла и преследований дьявола. Будь нашей защитой! […] …Предводитель небесных легионов, низвергни сатану и прочих духов зла, бродящих по свету и развращающих души, низвергни их силою Божиею в ад. Аминь».
Из старинной молитвы АРХАНГЕЛУ МИХАИЛУ.


Долголетним исследователем легенды о Мастере Маноле и связанной с ней темой жертвенности и жертвоприношения был уже не раз упоминавшийся нами Мирча Элиаде.
Первое обдумывание смыслов, заключенных в «созидательной жертве», осуществил он в своих семинарах, проведенных им в 1936-1937 гг. в Бухарестском университете.



Мирча Элиаде в молодости.

Внимание к этому, как он его охарактеризовал, «главному мифу духовности румынского народа», не иссякало у исследователя в течение всей его жизни.
Редкостный его дар распутывать сложнейшие проблемы, внятно растолковывая «темные места», был по достоинству оценен его коллегами. Вспомним хотя бы характеристику Мирчи Элиаде британским этнологом Эдмундом Рональдом Личем (1910–1989): «шаман в одежде ученого».



Дом в Бухаресте, где жил Мирча Элиаде в 1934-1940 гг., и мемориальная доска, установленная на нем. Бульвар Дачия, № 141.


Важно также подчеркнуть, что интерес к названным проблемам у Элиаде не был исключительно академическим, а был вызван самой жизнью того времени.
Не секрет, что Мирча Элиаде, как и множество других его коллег и друзей (ученых, философов, писателей, людей искусства), сочувствовал идеям Железной Гвардии, Более того, он даже состоял ее членом, будучи связанным тесными личными отношениями с ее лидером – Корнелиу Зеля Кодряну.
Именно он организовал в 1936 г. встречу барона Юлиуса Юволы с Капитаном в резиденции последнего под Бухарестом – т.н. «Зеленом Доме». В результате появилось известное интервью барона «Аскетическое Легионерство», переведенное на русский уже в наши дни Викторией Ванюшкиной.

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/6544.html


Корнелиу Зеля Кодряну (1899†1938).

«Да, передо мной стоял герой, в мифическом и историческом смысле слова. В нем была мудрость и мужество, мечта и действительность, физическая сила и физическая красота полубога, простота и евангельская ясность…», – так описывал свою первую встречу к Кодряну князь Михаил Стурдза.
В таких же примерно выражениях о Капитане высказывались и многие другие его современники.
По словам барона Юлиуса Эволы, это была «одна из наиболее праведных, благородных и чистых фигур».
Сохранилось описание (Клаудиу Михуциу), как в самом начале 1920-х начиналась эта борьба:
«…Они должны пожертвовать собой, руководители, чтобы дать своей стране яркий пример для будущей непреклонной борьбы. Они погибнут, но раньше они должны застрелить тех, кто был виновен в бедах народа.
Кодряну согласился с планом. С пятью другими они хотели осуществить его.
Они составили список людей, которых они хотели застрелить: в первую очередь виновными считались не евреи, на первом месте стояли румынские государственные деятели, которые вместо того, чтобы вести народ, предали его эксплуататорам и самыми жесткими средствами подавляли любое националистическое движение. Так возник длинный список министров, раввинов, банкиров и редакторов.
Все приготовления были сделаны. Но еще до того, как дата покушения была установлена, Кодряну и его сокурсников-заговорщиков арестовали. Один из семи их предал…»
Зиму 1923 г. друзья провели в следственной тюрьме в Вэкэрешти под Бухарестом (той самой, кстати говоря, в которой в 1950-м, при коммунистическом уже режиме, был замучен глава румынской Сигуранцы Еуджен Кристеску: меняются времена – меняются жертвы).
Именно тут, в тюрьме, будущие легионеры осознали различие между ними и прежними националистами. По словам Кодряну, они поняли, что «прежде, чем заниматься недостатками нашего народа, мы должны заняться нашими собственными ошибками».
Здесь, в тюремной часовне, произошла встреча Капитана с иконой, ставшей Путеводительницей будущего движения.
«…Я чувствовал себя, – вспоминал он позднее, – связанным с этой иконой всей душой. У меня было впечатление, как будто бы Святой Архангел как живой стоял передо мной. С тех пор я полюбил эту икону. […]
Чем сильнее угнетали нас трудности, и чем больше ударов сыпалось на нас со всех сторон, тем более непоколебимо стояли мы под иконой и защитой божественного воина, Архангела Михаила, и под сенью его пылающего меча. Для нас он больше не был мертвой картиной. Живым и сильным представлялся он нам, мы чувствовали его дух в нашей группе».
«Наш покровитель – Св. Архангел Михаил, – написал Капитан в своей книге-завещании “Моим легионерам”. – Его икону мы должны иметь в своих домах и в тяжёлый час просить его помощи, и он нас никогда не оставит».
Созданию организации предшествовал уход Кодряну – после его освобождения из тюрьмы – в горы. Там он пробыл в одиночестве, посте и молитве полтора месяца.
24 июня 1927 г. вместе с несколькими товарищами он, наконец, создал «Легион Михаила Архангела», преобразованный 13 апреля 1930 г. в «Железную Гвардию».



Корнелиу Зеля Кодряну с первыми легионерами: Илией Гырняцэ, Корнелиу Джеорджеску, Раду Мироновичем, Ионом Моца (стоит крайний справа), Тудосе Попеску.

Организация, хотя и ставшая впоследствии массовой, предъявляла к вступающим высокие требования. Им мог стать только тот человек, «вера которого безгранична».
«От каждого отдельного члена Железной Гвардии, – отмечал в одной из своих публикаций Юлиус Эвола, – требовался добровольный строгий стиль жизни».
«Нас не интересовало, победим ли мы, потерпим поражение или погибнем, – разъяснял позицию Легиона Капитан. – Нашей целью было другое: двигаться вперед вместе. Идти друг с другом, едиными, с Богом перед нами и правом румынского народа; тогда любая судьба будет желанна нам, поражение или смерть, это будет благословлено и это принесет плоды для нашего народа».



Кодряну.

Мирча Элиаде характеризовал Легион, как «единственное политическое движение, которое серьезно относилось к Христианству и Церкви», а потому, писал он: «Я верю в эту победу, так как прежде всего я верю в победу христианского духа. Движение, возникшее и развившееся из христианской духовности, ментальная революция, в первую очередь направленная против Греха и против Потери Достоинства, не является никаким политическим движением. Она является скорее христианской революцией».
Цель движения, писал он, «максимальное искупление всей нации, и, как сказал Капитан, приведение жизни румынской нации в соответствие с волей Божьей», «примирение народа с Богом».
«Не следует забывать, – не уставал повторять своим единомышленникам сам Капитан, – что мы, румынский народ, живем здесь, на этой земле, по воле Божией и с благословения Христианской Церкви».
Опору для себя Кодряну всегда находил в Вере.
«Единственную поддержку посреди этих адских интриг и сильнейших натисков, – писал он впоследствии, – нашёл я только в Боге. Начали поститься. Держали чёрный пост, все пятницы. А каждую ночь, в 12-ть часов, читали Акафист Божией Матери».
Как видим, высказанное еще в 1937 г. мнение Мирчи Элиаде, о том, что победа движения «будет означать победу Христианского духа в Европе», не было пустой фразой.
Разобраться в сути идей, лежавших в основе Железной Гвардии и искажавшихся затем не раз, в политических ли, национальных ли интересах, а также из-за ненависти к Христианству и Православию, помогает опубликованная еще в довоенное время та самая помянутая нами беседа итальянского барона Эволы с Кодряну, состоявшаяся в марте 1936 г. в «Зеленом Доме» – резиденции Железной гвардии в Бухаресте.



«Зеленый Дом» начали строить 4 августа 1933 г. Снимок 1934 г.

Из поездки в Бухарест Эвола вынес впечатление, что гардизм «возник и развился из христианской духовности». Таким образом, движение это, по его мнению, было направлено «против греха и против утраты достоинства, отнюдь не являясь лишь политическим движением».
И коли уж речь зашла об этом, не мог, понятно, не возникнуть также вопрос и о соотношении идеологии Легиона с основами итальянского фашизма и германского национал-социализма.
Барон написал об этом весьма скупо, но более чем внятно: «Румынское движение легионеров, в отличие от этого, включает в себя в первую очередь всё то, что берет начало от духовно-религиозного аспекта в жизни души народа».
Однако нынешние «идеологи от истории» стараются этого не замечать, в качестве «доказательства» приводя, как им кажется, убийственный по силе факт: свадебную фотографию Кодряну, на которой он с невестой запечатлены с венцами, украшенными свастикой.



«Положил еси на главах их венцы, от камений честных…»

В связи с этим нужно бы сразу заметить: венчание Корнелиу Зеля Кодряну с Еленой Илиною состоялось в Фокшанах 14 июня 1925 г. То есть в то время, когда НСДАП была не только нисколько не влиятельна, но даже не очень популярна и известна за пределами самой Германии. В Румынии, по крайней мере, точно.
Кроме того, свастика никогда не была принята ни Легионом Михаила Архангела, ни Железной Гвардией. Символом движения был, как известно, тройной крест в форме тюремной решётки (знак мученичества), который часто назывался «Крестом Архангела Михаила».




Что касается так называемого «фашистского приветствия», то оно было взято легионерами не из Германии, а из традиций Римской Империи, с которой Румыния была тесно связана и исторически и кровно.
То, что «римский салют» был в то время в Румынии делом обычным, свидетельствуют вот эти два снимка, сделанные на никак не связанных с Легионом мероприятиях американским фоторепортером в 1938 г., т.е. как раз в самый разгар расправы Короля Кароля II над гардистами.






Наконец, венцы – это атрибут Таинства бракосочетания, входящий в состав церковного убранства.
Появлению гамматического креста на церковных венцах в румынском храме есть вполне внятное, хотя, следует признать, и малоизвестное для широкой публики, объяснение.
Дело в том, что в 1922 г., по итогам первой мiровой войны, когда территория Румынии существенно расширилась, готовилась Коронация Короля Фердинанда I и Королевы Марии в качестве Государей Объединенной Румынии.
Специально для нее были заказаны Королевские Венцы.



Корона Королевы Марии. Проект ее, созданный художником Костином Петреску, в августе 1922 г. был отправлен в парижский ювелирный дом Lucien Falize. В сентябре она была уже готова. Коронация прошла 15 октября 1922 г. в кафедральном соборе в трансильванском городе Алба Юлия. Ныне Корона хранится в Историческом музее в Бухаресте.


По личному желанию Королевы Марии, ее Корону должна была венчать свастика – символ Солнца.


Корона с Солнечным Крестом хорошо видна на бюсте Королевы Марии, установленном у Собора Объединения, или, как его еще называют, Собора Коронации. Посвященный Святой Троице и Архангелам Михаилу и Гавриилу, этот храм в Алба Юлии был сооружен в 1921 г. по проекту зодчего Виктора Штефанеску специально для этого события.


Возвращаясь к свадебным венцам Корнелиу и Елены Кодряну, нельзя не заметить, что древний христианский мученический гамматический крест предвещал выпавший им мученический путь.
Что же касается «фашизма», то, согласно документам даже Нюрнбергского трибунала, Железная Гвардия не названа там в числе «преступных организаций».



Заключенные в окружности свастики украшают также боковые подвески Короны Королевы Марии.
Супруга Короля Фердинанда I (1865†1927) – Королева Мария (1875†1938) была дочерью Принца Альфреда, Герцога Эдинбургского (сына Английской Королевы Виктории) и Великой Княжны Марии Александровны (дочери Императора Александра II). Две ее дочери стали Королевами Греции и Югославии. Сын Кароль – Королем Румынии.



Продолжим, однако, прерванный нами разговор в «Зеленом доме» Эволы и Кодряну.
«Специфика нашего движения, – заявил Капитан, – уходит корнями в очень далекое прошлое. Уже Геродот называл наших предков‚ “безсмертными даками”. Наши предки, гето-фракийцы, еще до христианства верили в безсмертие и несокрушимость души…» (Идеи, как видим, весьма созвучные научным штудиям Мирчи Элиаде.)
Наши «собрания, – продолжал между тем Кодряну, – следуют особенным ритуалам. Они открываются перекличкой всех наших погибших товарищей, и присутствующие отвечают “Здесь!”. Для нас это отнюдь не пустой церемониал… […] Исключительно важно для нас вечное присутствие в настоящем наших мертвых и, прежде всего, наших героев. Мы неразделимо связаны с ними».
Слова эти подтверждались практикой. «Легион, – читаем в предисловии, написанном Капитаном к “Памятке руководителю гнезда”, – защищает алтари, на которые покушаются наши враги. Легион преклоняет колена перед крестами на могилах храбрецов и святых, павших за родину».
«Войны выигрывают те, – говорил Кодряну, – кто смог привлечь на помощь таинственные силы невидимого мiра. Эти таинственные силы – души наших предков, связанные с нашей почвой, которые умерли, защищая эту землю и ныне связаны с нами, их детьми, воспоминанием об их здешней жизни».
Тут невольно вспоминается и житие первых русских святых благоверных Князей-страстотерпцев Бориса и Глеба, не раз помогавших своим потомкам, и вот эти слова из известной песни Владимiра Высоцкого:

Наши мертвые нас не оставят в беде,
Наши павшие как часовые…


Что касается гардистов, то каждый из них рядом с нательным крестом носил кожаный мешочек со «святой землей, окропленной кровью предков».
В июне 1938 г., находясь в своем последнем, предсмертном заключении, Капитан писал: «Я целый день провожу в диалоге с нашими мертвыми. Я вижу их, как они жили, и они находятся возле меня. Они проходят через эту комнату, они сидят на этих досках…»



Жертвы Легиона. Гравюра Симона Лефтера. Газета «Buna Vestire». Бухарест. 22.9.1940.

По словам Элиаде, Кодряну «верил в необходимость жертвы».
Основанное на изначальных христианских принципах – мученичество и самопожертвование были основополагающими принципами Железной Гвардии.
«Кто боится смерти, не получит воскресения», – не раз говорил своим соратникам Капитан.
Весной 1933 года была сформирована Echipa Morții («Команда смерти»). Члены этой группы, добровольцы, ходили по городам и селам Румынии, донося до народа правду о целях движения. Часто они просто пели. Однако любой из них мог жестоко пострадать от полицейских, коммунистов, активистов еврейских организаций. Случалось даже, что их убивали.
В свою очередь, гардисты с не желавшим их слушать режимом боролись жесткими методами: жертвуя собственной жизнью, они убивали тех, кто, с их точки зрения, игнорировал интересы народа, нагло попирал национальную честь, глумился над справедливостью и Верой.
«Мы клянемся, – открыто перед лицом всей страны заявили в 1936 г. на своем молодежном конгрессе в Тыргу-Муреше легионеры, – защищать честь и наказывать изменников и негодяев ценой нашей крови. Да обрушится на нас проклятие всего народа, если дрогнет наша рука».
Добровольно шедший на «смертное решение» гардист после совершения акта возмездия обязан был сам сдаться полиции. Как правило, их потом казнили.
Они сознательно готовили себя в жертву во имя будущего народа, следуя словам Господа нашего Иисуса Христа:
«Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мiре сем сохранит ее в жизнь вечную» (Ин, 12, 24-25).



Продолжение следует.
Tags: История Румынии, Легион Михаила Архангела, Мирча Элиаде
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments