sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 78)


В.Э. Борисов-Мусатов. Призраки. 1903 г.


«Угодника святые мощи» (начало)


«…При своей жизни Савва в одно время заплакал и сказал своей братии: “Придет время, на земле люди забудут Бога и будут над Ним смеяться, к власти придет антихристова сила. Она выгонит меня из монастыря, но я совсем не уйду. Я поселюсь в другое место, где еще часть людей не забудет Бога и я буду за них молиться перед концом мiра”».
Старое монастырское предание.


Говоря о пребывании нашей семьи у стен обители Преподобного Саввы, не могу умолчать о некотором касательстве моей матери к человеку, вся жизнь которого была отдана миссии сохранения честных и цельбоносных мощей этого Святого…
Постараюсь рассказать о том, что знаю, по порядку.
В июле 1970 г., в связи с назначением отца в воинскую часть под Звенигородом, маме также пришлось сменить место работы.



Надежда Сергеевна Фомина (1925†2011). С марта 1975 г. по ноябрь 1980 г. начмед санатория «Звенигород».

В качестве врача-ординатора она поступила в санаторий № 3 «Звенигород», размещавшийся рядом со станцией Звенигород в усадьбе «Введенское», некогда именовавшейся «зеркалом души века, быта русского».
Местоположение вкупе с искусством выдающегося русского архитектора Н.А. Львова принесло ей славу одной из красивейших подмосковных.




История имения начинается с Царствования Императора Павла I. Первым его владельцем был светлейший князь П.В. Лопухин. Затем оно последовательно переходило к Зарецким, Головиным, Якунчиковым, графам Шереметевым и графам Гудовичам.


В.Э. Борисов-Мусатов. Прогулка на закате. 1903 г.


Постановочный снимок для картины «Прогулка на закате»: Е.В. Александрова, Е.Э. Мусатова, С. Стеблова, Т.С. Шемшурина на фоне усадьбы Введенское.


Благодаря художнице Марии Васильевне Якунчиковой (1870†1902), дочери богатого московского фабриканта, владельца кирпичного завода в Одинцове, слывшей в мiре искусства «певцом Звенигородского уезда», в усадьбе бывали и подолгу жили живописцы И.И. Левитан, В.Э. Борисов-Мусатов, писатель А.П. Чехов, композитор П.И. Чайковский.


М.В. Якунчикова. Из окна старого дома. Введенское. 1897 г.

Запечатленная на полотнах художников начала XX века природно-архитектурная среда много лет спустя была закреплена в значимых работах видных отечественных режиссеров.


В.Э. Борисов-Мусатов. Отблеск заката. 1904 г.


В.Э. Борисов-Мусатов. Сон божества. Акварель. Эскиз неосуществленной фрески. 1904-1905 гг.

В ракурсах, запечатленных на этих двух картинах были сняты кадры фильма Сергея Бондарчука «Война и мiр».
В первой серии «Андрей Болконский», вышедшей на экран в марте 1966 г., именно этот вид запечатлен в сцене, когда князь Андрей, попрощавшись с родными, уезжает в 1805 г. в Действующую армию.
Во Введенском же была снята сцена подготовки экипажа Андрея Болконского к отъезду, а также прощальный взгляд его жены из окна на скрывающуюся из вида коляску…




В этом санатории мама проработала вплоть до самого выхода на пенсию в ноябре 1980 года.
Среди постоянных ее пациентов было немало известных людей, приезжавших туда на отдых. Однако за помощью к ней обращались не только отдыхающие, но и те, кто жил в Звенигороде постоянно или приезжал сюда на дачу.
Среди последних был Михаил Михайлович Успенский (1893†1984) – историк, заслуженный художник РСФСР. В течение многих лет мама наблюдала его и помогала справляться с возникавшими с его здоровьем проблемами. Что касается М.М. Успенского, то он доверял ей.
Сын известного врача, основавшего когда-то в Москве первую клинику уха, горла и носа, еще до революции Михаил Михайлович закончил Московский археологический институт. Затем в качестве офицера принимал участие в первой мiровой войне. Родственные узы связывали его с известными в свое время писателями: Николаем Васильевичем и Глебом Ивановичем Успенскими. Первому он приходился племянником, второму – внучатым племянником.
В 1921 г. Михаил Михайлович, в то время сотрудник Государственного исторического музея и член комиссии по охране памятников культуры по Московской области, был неожиданно вызван на Лубянку.
По рассказам одной из его внучек (Александры Саввишны), в кабинете сотрудник этого грозного ведомства, показав на серебряное блюдо, на котором находилось нечто закрытое материей, сказал Успенскому:
«Возьмите это блюдо и передайте в музей, а то, что на блюде, поместите куда сочтете нужным. Вы человек верующий, возьмите себе. Я не могу ничего с ним сделать. У меня рука не поднимается это уничтожить».
Как оказалось, под покровцом находилась часть честной главы Преподобного Саввы Сторожевского.



Михаил Михайлович Успенский.

В одном из предыдущих постов мы уже писали о том, что майское восстание крестьян Саввинской Слободы 1918 г. отсрочило намеченное тогда большевиками-безбожниками глумление над мощами Преподобного Саввы.
Вскрытие их произошло 17 марта 1919 года, а 5 апреля мощи увезли из монастыря, который также вскоре (в июне) закрыли.



Алексей Боголюбов. Москва-река у Звенигорода. 1880-е гг.

Ко времени передачи ему мощей М.М. Успенский жил в Звенигороде. Он был женат на Софье Дмитриевне – дочери купца 1-й гильдии Дмитрия Лепахина, владельца одной из московских шоколадных фабрик.
Познакомились они еще в годы первой мiровой войны, а поженились уже после революции, поселившись в Звенигороде в доме дедушки супруги – купца Федора Сказочкина – на Таракановской улице (ныне Почтовой).
В 1920 г. у них родился сын, которого они назвали – в честь Преподобного – Саввой.
А теперь вот пришли и сами мощи…



Алексей Боголюбов. Москва-река у Звенигорода. 1880-е гг.

Моя мама хорошо знала многих членов семьи Михаила Михайловича: его супругу Софью Дмитриевну и их старшего сына Савву Михайловича (1920†1996), о котором неизменно отзывалась как о прекрасном человеке…


Савва Михайлович Успенский.

Он был весьма известным ученым-биологом, полярным исследователем. Еще со студенческих пор он участвовал в арктических экспедициях.
Савва Михайлович был инициатором создания заповедника на острове Врангеля, возглавлял международное движение по изучению и охране белого медведя, Им опубликовано более 350 научных работ и не менее десятка книг. Наиболее известные из них: «Живая Арктика», «К востоку от Берингова пролива», «Родина белых медведей».
Супруга Саввы Михайловича – Антонина Владимiровна Успенская, по специальности археолог, провела более двадцати экспедиций в Звенигородском крае. Вместе с одной из своих дочерей Марией Саввишной она работала в Государственном Историческом музее в Москве, т.е. там же, где в свое время служил и Михаил Михайлович Успенский.



Петр Чеканцев. Весна в Звенигороде 2010 г.

В хлебосольном доме Успенских на Таракановкой улице в Звенигороде побывали многие. В 1922 г. там целое лето отдыхала Анастасия Ивановна Цветаева (сестра поэта Марины Цветаевой). Среди наиболее близких друзей Михаила Михайловича был известный скульптор Иван Федорович Шадр и хирург Сергей Сергеевич Юдин.


М.М. Успенский и И.Ф. Шадр.

Никто из них, однако, и предположить себе не мог, какое великое духовное сокровище сберегал под крышей своего дома их друг.
О мощах Преподобного Михаил Михайлович благоразумно помалкивал. Мало ли что…



Продолжение следует.
Tags: Звенигородье, Мемуар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments