sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 69)


Вид на Саввино-Сторожевский монастырь из Саввинской Слободы.
Современный и дореволюционный снимки.




Отечество нам Саввино село! (начало)


С каждой избою и тучею,
С громом, готовым упасть,
Чувствую самую жгучую,
Самую смертную связь.

Николай РУБЦОВ.


Как я уже писал, дом в Саввинской Слободе – для бабушек – мы приобрели осенью 1970-го.
С тех пор с этим местом была связана вся моя жизнь.
Будучи студентом, здесь я проводил не только каникулы, но вырывался сюда всякий раз, когда появлялась такая возможность.
Для лучшего понимания, где я живу, в московских библиотеках мною были прочитаны все доступные книги и статьи, так или иначе рассказывающие об этом месте. Окрестности были исхожены мной вдоль и поперек. А сколько было встреч и разговоров с соседями, старожилами, людьми, казалось бы, случайными, с которыми я затем поддерживал знакомство…






Полнее почувствовать значимость места помогала, как это ни странно, копка огорода весной и осенью (под зиму).
Земля была буквально переполнена свидетельствами прошлой жизни.
Не было года, чтобы из-под лопаты не выходило на свет Божий что-нибудь интересненькое.
Среди наиболее памятных находок: маленькая эллипсовидной формы пуговица с наполеоновской пчелой и французская гренадерская пуговица («пламенеющая гренада» над двумя перекрещенными пушками) – память о грозном Двенадцатом годе, когда под монастырем стояли бивуаком солдаты наполеоновской «Великой армии».
Живое подтверждение знаменитых пушкинских строк:


Так высылайте ж нам, витии,
Своих озлобленных сынов:
Есть место им в полях России,
Среди нечуждых им гробов.



Альберт Адам. Монастырь в Звенигороде. 10 сентября 1812 г.

Кроме часто встречавшихся в земле монет, главным образом, медных (начиная со времени Императрицы Анны Иоанновны), было много и другого…
Сохранившийся без каких-либо повреждений флакончик из-под елея от мощей прославленного накануне Великой войны Священномученика Патриарха Гермогена.
Солдатская пряжка с Двуглавым Орлом.
Черный солдатский медальон 1941-1942 годов.
Словом…


Все промелькнули перед нами,
Все побывали тут.


Кое-что из найденного я раздарил, но главное, конечно, оставил себе на память…
Летом 1998 г., меньше чем за месяц до возвращения в монастырь мощей Преподобного Саввы, мы с женой и детьми поселились здесь окончательно.








Перебирая в памяти прожитые в Саввинке дни, теперь я и сам удивляюсь: кого в нашем доме только не перебывало…
Владыки, священники, монашествующие, странники, иконописцы, поэты, писатели, художники, архитекторы, ученые, музыканты, инженеры, предприниматели, врачи, преподаватели, офицеры, издатели, работники музеев, журналисты, кинодокументалисты…
Люди «Голубой Крови» и те, среди предков которых были святые...
Бывали здесь и потомки М.Ю. Лермонтова…
Русские, грузины, немцы, молдаване, азербайджанцы, греки, армяне, сербы, черногорцы, албанцы, арабы, узбеки, таджики, балкарцы…
Приезжали из самых разных местностей России (вплоть до Камчатки и Сибири), ближнего и дальнего зарубежья…








Среди наиболее памятных гостей: митрополит Самтависский и Горийский Андрей…

…родственник митрополита Гор Ливанских Илии (Карама) из Бейрута…






Дважды приезжала из Парижа правнучка Григория Ефимовича Распутина – Лоранс…


Июль 2012 г.




Дома и в «Царском садике» во время второго приезда Лоранс. 2 февраля 2016 г.
Фото Наталии Ганиной.





Неоднократно приезжал писатель и драматург Ион Друцэ…


С Ионом Пантелеевичем Друцэ.



В этом доме на столе, сооруженном из старинной березы, росшей некогда в находившейся когда-то в Звенигородском уезде Аносиной пустыне, иконописец Инна Доценко написала известный ныне образ «Праведный Николай в Царских вратах» – одну из первых икон старца Николая Псковоезерского, благословившего наш переезд в Саввинскую Слободу.


Икона в нашем доме накануне передачи ее келейнице старца – монахине Николае (Гроян). Образ был написан на доске, изготовленной из одной из лип знаменитой молитвенной аллеи Аносиной пустыни. Работа была окончена накануне полугодовой памяти Батюшки – 10/23 февраля 2003 г.


Перебирая посланные ему фотографии наших мест, Старец сказал:
– Какой там воздух чистый…
Немного помолчав, прибавил:
– Им будет там хорошо.



Последняя встреча на земле… В келлии у Батюшки. Июнь 2002 г.

К слову сказать, именно из нашего дома, накануне проходившей по благословению отца Николая росписи «Царских Врат» на кладбище, располагавшемся прямо напротив келлии Старца на острове, диктовали мы по телефону текст видения матроса Силаева.
Находился он в двухтомнике «Россия перед Вторым Пришествием». Этой нашей книги, подаренной Батюшке, под рукой у него почему-то не оказалось: кому-то, посчитал он, она была нужнее, чем ему…
Написанный же впоследствии на кладбищенских воротах сюжет восходит именно к этому тексту…
Позднее звенигородский иконописец Инна Доценко написала образ «Видение матросу Силаеву с крейсера “Алмаз”», репродукцию которого мы воспроизвели во втором издании «Царского сборника» и поместили в нашем ЖЖ:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/104689.html

В первые же часы по получении скорбного известия о кончине Старца оказавшийся в нашем доме монах одной из московских обителей Антипа по тому же телефону объяснял, как соорудить склеп со сводом по-оптинскому образцу.
Позже на том столе, где появился на свет иконный образ Старца, состоялась – уже после молебна – поминальная трапеза.
Собрались те, кто, пусть и в разной степени, однако оказались всё же причастными к этому соборному труду: священник Алексий, рабы Божии Олег, Нина, Сергий, Инна, Татиана, Тамара, Алексий, Лев…

http://www.nashaepoha.ru/?page=obj45530&lang=1&id=387


С Батюшкой на кладбище, у расписанных по его благословению «Царских Врат». Июнь 2002 г.


За 17 прожитых в этом доме лет было написано большинство моих книг: о Державной иконе Пресвятой Богородицы («Державная Правительница Земли Русской»), Государе Иване Васильевиче Грозном («Правда о первом Русском Царе»), Царственных Мучениках («Боролись за власть генералы, и лишь Император молился», «Скорбный Ангел»), генерале графе Ф.А. Келлере («Золотой клинок Империи»), Патриархе Сергии («Страж Дома Господня») и другие.
Тут был составлен «Царский сборник», написаны все семь томов «расследования» о Г.Е. Распутине, книга воспоминаний о нем («Дорогой наш Отец») и завершающая серию книга-альбом «Весь ветром подбит».



У виноградника при входе в «Царский садик» рядом с сосной «Григорий Ефимович».

В прошлом 2015 году прямо на Покров я здесь прописался, став полноправным жителем Саввинской веси.

На сельском кладбище упокоились мои бабушки и родители. Придет время – даст Бог – ляжем здесь на фамильном участке и мы…


В могилу сходят предки чередой,
а мы пока еще шумим садами.
Они бы так хотели стать корнями,
в которых мы продлимся под землей.

Лучиан БЛАГА.


Продолжение следует.
Tags: Звенигородье, Мемуар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments