sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 68)


Вид на Саввинскую Слободу от монастыря. Конец XIX в.


«На тихих берегах Москвы» (окончание)


В пореволюционную эпоху в Саввинской Слободе, как, впрочем, и вообще во всей России, многое коренным образом изменилось.
Закрыли, а затем разрушили храмы.
Исчезали и люди.
Одним из первых по этому скорбному пути отправился местный священник – настоятель храма Святителя Николая Василий Сергеевич Державин (1867 † после 1918).
Служил он здесь, начиная с 1889 г., жил на улице Николаевской.
Судя по всему, его знал А.П. Чехов. Во всяком случае, на конверте одного из его писем сестре Марии 1898 г. сохранился написанный его рукой адрес: «Саввинская Слобода, в дом священника Державина».
На сегодняшний день известна лишь одна фотография отца Василия. На ней священник снят у Никольского храма, в котором служил. Жаль только, что лицо его на ней не видно.




На погосте у церкви был погребен и его сын – погибший в годы Великой войны офицер Русского экспедиционного корпуса во Франции.
В этом воинском соединении состояло несколько жителей слободы. С сыном одного из них я в течение нескольких лет общался. По его словам, отец его, нижний чин Русского корпуса, после окончания войны еле выбрался на родину.
На попутном транспорте, но чаще пешком (из-за отсутствия денег) он шел через всю Европу.
Шел в охваченную революционной смутой Россию. Но шел – на Родину!
На память о той войне в вещевом мешке нес он завернутый в тряпицу альбом, который в 1918 г. получил каждый боец Русского корпуса.
Он чудом добрался до Саввинки, но еще гораздо удивительнее то, что он уцелел здесь в последующие годы. Никуда не уезжал. Тут и умер.
Мы же с его сыном в начале 2000-х листали тот самый альбом…



Саввинская Слобода. Вдали каменный храм во имя Тихвинской иконы Божией Матери (освящен в 1879 г., закрыт и разрушен в 1937-1938 гг.) и деревянная церковь Святителя Николая. Фото конца XIX в.

Что касается отца погибшего во Франции офицера, настоятеля Никольского храма о. Василия Державина, то ему был уготован мученический венец.
Сразу же после революции по его инициативе был создан «Союз защиты Церкви».
Время пришло, когда было получено известие о том, что назначенный большевиками «продкомиссар» К.И. Макаров не только реквизировал хлеб, но и намеревается вскрыть раку с мощами Преподобного Саввы.
В середине мая 1918 г. на сходе крестьян Саввинской Слободы о. Василий, встав на колени, со слезами молил прихожан пойти крестным ходом защитить обитель и Преподобного от богоборцев.
В результате 15 мая комиссара убили. Вслед за Слободой восстали крестьяне еще из 38 деревень уезда.
Прибывший из Дедовска большевицкий карательный отряд подавил мятеж. Отца Василия и некоторых других участников возмущения арестовали, передав дело Следственной комиссии Московского губернского Революционного трибунала.
По приговору суда, шедшего с 5 по 26 июля 1919 г., непосредственные участники избиения комиссара Макарова были расстреляны.
Священника же Василия Державина приговорили к «безсрочному тюремному заключению с тягчайшими принудительными работами без права свидания с родными».
С тех пор отца Василия в живых никто никогда не видел…



Саввинская Слобода. В центре каменный храм Тихвинской иконы Божией Матери. Фото начала XX в.

Однако лихие годы не повлияли на интерес художников к этому месту.
Одним из наиболее значительных мастеров, связанных с Саввинской Слободой в это время, несомненно, является известный русский живописец Н.П. Крымов (1884–1958).



Николай Крымов. Фото Роберта Йохансона. 1921 г.

Николай Петрович считается не только одним из лучших русских пейзажистов ХХ столетия, он – признанный мастер реалистического лирического пейзажа.
Таким его сформировало именно Звенигородье.
Среднерусские подмосковные мотивы, начиная еще с 1914 г., стали его излюбленными.
С 1920 г. постоянным местом его работы становятся окрестности Звенигорода.
Крымов любит писать воду и отражения в ней, когда мiр словно удваивается, а небо сливается с землей и возникают неожиданные пространственные прорывы…



Н.П. Крымов. Речка Разводня. 1921 г.


Вид на монастырь с речки Разводни. Дореволюционная открытка.

«В 1918 году, – пишет супруга художника Е.Н. Крымова, – мы жили под Рязанью на Оке, а потом в Звенигороде в Саввинской слободе у художника А. Рыбакова.
В Звенигороде нам нравилось.



Н.П. Крымов. Деревенский пейзаж, 1922 г.


Н.П. Крымов. На краю деревни. 1924 г.

Кроме нас была там Ольга Федоровна Серова с детьми, художник Н. Максимов, хранитель звенигородского музея В. Метельский. Каждый вечер все собирались к нам на балкон, пили чай, спорили.
Николай Петрович работал очень много, переписал все, что можно было, из сада, с крылечка, с балкона.



Н.П. Крымов. Лето. 1926 г.


Н.П. Крымов. Сарай. 1926 г.

В то время он был здоров, любил ходить, писал этюды, купался, ловил рыбу, а когда начиналась пора грибов, непременно ходил по грибы.
В Звенигороде мы делали очень большие прогулки и пешком и на извозчике, ездили за много верст.



Н.П. Крымов. Вечер в деревне. 1927 г.

Николай Петрович был очень веселый, шумный, с ним никогда не было скучно. Он интересно рассказывал о своем детстве, о быте их семьи, немного чудном, чем-то напоминавшем быт пьес Островского.
В 1928 году мы оставили Звенигород – он надоел Николаю Петровичу – и поехали на дачу в Тарусу».



Н.П. Крымов. У мельницы. 1927 г.


Н.П. Крымов. Саввинская Слобода. 1927 г.

Однако, судя по некоторым его картинам, и в послевоенное время Н.П. Крымов нередко наведывался сюда.


Н.П. Крымов. Под Звенигородом. 1948 г.

Николаем Петровичем Крымовым, разумеется, не исчерпывается перечень художников, работавших в Саввинской Слободе.
Перечислять их – не хватит ни времени, ни места.



Н.П. Христолюбов. Весна. Саввинская слобода. 1954 г.

Не оскудевает живописцами эта земля и до сей поры.
Некоторые и вообще постоянно живут здесь.
Не так давно, например, в Саввинской Слободе поселилась известная современная художница Ася Феоктистова.
Родилась она в Нижнем Новгороде, в 1986 г. окончила Московское художественное училище.
Работы ее находятся ныне в музеях и частных коллекциях России, Франции, Германии, Австрии, Америки, Чехии, Англии, Хорватии, Италии.




Участвует художница и в интерьерных проектах. Росписи в стиле модерн соседствуют с «персидской миниатюрой», имитацией руинированной фрески и фрагментами мозаики.
«Мне, – признается она, – ближе средневековое ощущение природы. Когда переплетения трав, цветов и листьев, фигуры зверей и птиц имеют символическое значение. […] Я изучала технологии создания подлинных фресок, когда была в Италии и Франции».




Дом Аси Феоктистовой стоит на окраине Саввинской слободы, прямо напротив монастыря. В семиметровой мансарде – мастерская и домашняя галерея.
Несколько раз в неделю, во время прогулок, я прохожу мимо этого дома, из окна на третьем этаже которого открывается тот самый вид, который некогда вдохновил И.И. Левитана на написание его знаменитой «Тихой обители».



Наряду с художниками Саввинская Слобода всегда была своего рода Меккой и для деятелей других родов искусств.
Долгое время сюда на отдых приезжал выдающийся русский композитор Г.В. Свиридов (1915†1998).




Здесь на протяжении нескольких лет Георгий Васильевич со своей супругой Эльзой Густавовной снимали на лето домик, пока в 1970-х не перебрались в академический поселок в Ново-Дарьино (в том же Одинцовском районе), где сначала жили на даче ученого А.А. Саукова, а затем, в 1986 г., построили там уже и свою собственную.
Авторы некоторых биографических публикаций утверждают, что саввинская дача Свиридова находилась на Красной горе. Однако это не так. Дом Уточкиных, где в действительности он жил, располагался на улице Советской.




Въехав в Саввинскую Слободу по дороге Звенигород–Руза, нужно сразу же после первой автобусной остановки повернуть направо, на улицу Советскую, а затем ехать по ней почти до самого конца. Искомый дом находится с правой стороны по ходу движения.
По отношению других домов он действительно расположен как бы «на горе». Однако, всё же, это не Красная гора, находящаяся как раз против поворота на Советскую улицу, однако не справа, а слева от шоссе.
Рядом с дачей, которую снимали Свиридовы, чуть ниже, находится дом Горбачевых, старой постройки, со знаком Громовника-Перуна на фронтоне. Одно время когда-то здесь жил И.И. Левитан. В доперестроечную еще пору об этом во время автобусных экскурсий рассказывали экскурсоводы.
В дом по соседству, который на лето снимал один московский художник, в начале 1970-х приезжала известная певица, народная артистка СССР Клавдия Шульженко (1906–1984).
Клавдию Ивановну мне приходилось встречать в середине 1970-х в санатории «Звенигород» и даже беседовать с ней.
Вопреки неумолимым следам времени, в памяти тех, кто с ней общался на склоне лет, она хотела оставаться молодой. Фото с таким своим образом она обычно и дарила на память…




Возвращаясь к Г.В. Свиридову, вспоминается одно из его произведений – «Как песня родилась» из цикла «Пять хоров», созданная им на стихи поэта Сергея Орлова, написанные в 1951 году, в год моего рождения…
Мне она почему-то всегда приходит на память, когда я смотрю вот на эту старую, дореволюционных еще времен, фотографию саввинских мужиков.



В центре (со знаком сельского старосты на груди) сидит Алексей Иванович Квардаков. (Фамилию эту до сих пор носят многие коренные жители Саввинской Слободы.)

Бородатые, в полной силе
(Седина легла у виска),
О девчонке вдруг загрустили
И запели два мужика…


http://www.youtube.com/watch?v=P8zzATM68e4

В таком вот месте (с его историей, людьми, некогда да и тогда, во время съемок «Соляриса, его населявшими) и снимал этот фильм Андрей Тарковский, поселившийся, кстати, на это время в одном из саввинских домов.
С этой точки зрения весьма символичен финал картины, когда Земля – при взгляде из Космоса – сосредотачивается на островке, в центре которого один-единственный отчий дом.




Этот дом становится средоточием всего земного, своего рода символом мiроздания.
Сам же тот дом стоял (некогда) на окраине Саввинской Слободы, подле стен обители Преподобного Саввы, «на тихих берегах Москвы».
А рядом с ним (и до сих пор!) – подернутый зеленой ряской пруд, да еще Сторожка задумчиво катит свои невеликие воды в Москву-реку…
И вчера, и сегодня, и завтра. И всегда... Во веки веков!



Продолжение следует.
Tags: «Солярис» Тарковского, Звенигородье, Мемуар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments