sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 61)


Андрей Тарковский во время съемок «Соляриса».


«Старая гвардия» и новые люди (окончание)


В этой новой картине Андрея Арсеньевича появилось много новых актеров.
Так, на роль пилота Анри Бертона был приглашен Владислав Дворжецкий (1939–1978), только что получивший широкую известность в связи с выходом на экран фильмов «Бег» и «Возращение “Святого Луки”», в которых он сыграл заметные роли: генерала Романа Хлудова и вора-рецидивиста Михаила Карабанова.
Владислав родился в семье актера Вацлава Дворжецкого и балерины Таисии Рэй. Окончил медицинское училище, служил в армии, учился в театральной студии при Омском ТЮЗе, работал в Омском драматическом театре.
Режиссеров, несомненно, привлекало лицо актера.
По словам писавших о Владиславе Дворжецком, сам он «знал, ощущал силу, бьющую из его голубых глаз и едва не прожигающую экран».
В 1971 г. Андрей Тарковский пригласил актера в свою новую картину на эпизодическую роль.
Как раз в это время он должен был сниматься в фильме «Моя жизнь» вместе с его отцом Вацлавом Дворжецким.



Отец и сын.

Это была давняя мечта отца и сына, однако желание поработать с Андреем Тарковским перевесило.
К своей сравнительно небольшой роли Владислав Дворжецкий отнесся с невероятной серьезностью.
«Очень важными по смыслу в “Солярисе” становятся эпизоды пресс-конференции Бертона, – рассказывал он впоследствии о своей работе над ролью. – Бертон, побывавший когда-то на далекой планете, ищет в нынешних людях, отправляющихся в далекие мiры, человечности. А сам он человек-загадка.
Да, когда-то Бертон в межпланетной экспедиции встретился со страшной и загадочной субстанцией – Океаном. С субстанцией, материализующей человеческую мысль.
Мы видим на экране глаза молодого человека, в которых удивление, испуг перед Океаном. И видим потом измученные глаза старика, в которых раз и навсегда отразилось непознаваемое».






«Можно сказать, что в “Солярисе”, – читаем в книге об артисте Ю. Ширяева – Дворжецкий открыл в себе актёра. Ибо в “Беге» он тянулся до созданной автором личности, а в “Солярисе” сам многое для личности творил...»
Участие в фильме Андрея Тарковского Владислав Дворжецкий считал вершиной своего творчества.
Скончался Владислав Вацлавович 28 мая 1978 г. во время гастролей в Гомеле. Похоронили его в Москве на Кунцевском кладбище.



Памятник на могиле В.В. Дворжецкого. Скульптор Елена Филатова.

Принципиально важной для Андрея Тарковского был образ матери Криса Кельвина. Впереди был фильм «Зеркало», сценарная основа которого была уже разработана…
Первоначально режиссер намеревался снять в этой роли свою мать – Марию Ивановну Вишнякову, «если согласится».
Претендовала на эту роль и вторая жена Андрея Арсеньевича – Лариса Павловна.
Знакомство с ней произошло во время съемок «Андрея Рублева», когда она, по образному выражению Т.Г. Огородниковой, буквально «запрыгнула в постель» Тарковского.



Лариса Павловна Егоркина, в первом браке Кизилова (1938†1998), с Андреем Тарковским.

18 июня 1970 г. брак режиссера с Ирмой Тарковской был расторгнут, а вскоре, летом же, заключен второй. 7 августа у них родился сын Андрей.
Что же касается роли матери в «Солярисе», то Ларисе Павловне не удалось этого добиться ни в этом фильме, ни в следующем…
Зато, начиная с «Соляриса», она становится неизменным ассистентом режиссера в картинах своего мужа.
Небольшую эпизодическую роль без слов (гостья Гибаряна) получила в этом фильме ее дочь от первого брака – Ольга Кизилова.






Актрису же на роль матери Криса Кельвина удалось найти только к началу весны 1971 года.
Ею оказалась Ольга Барнет – выпускница Щукинского училища.
Она родилась в семье известного кинорежиссера Бориса Васильевича Барнета (1902–1965), в свое время известного кинорежиссера, внука англичанина, и актрисы театра и кино Аллы Александровны Казанской (1920–2008).
Большинство фильмов, снятых Б.В. Барнетом, в настоящее время малоизвестны, за исключением, пожалуй, легендарного фильма «Подвиг разведчика».
Но вот, что писал о влиянии снятых им картин на творчество многих ведущих мастеров советского кино, режиссер Отар Иосселиани, один из друзей Андрея Тарковского:
«Барнет – вторая [рядом с Тарковским] такая же сложная фигура в нашем кинематографе, но школы после него не осталось. Он был так самобытен, что повторить его никому не удалось, хотя во время его молодости находились люди, которые пробовали ему подражать, но сегодня все их попытки особого интереса не представляют. А Барнет во всём мiре считается самым серьёзным мастером советской эпохи. […] Сам я в творчестве того или иного человека всегда выделяю одно, для меня самое важное – есть у этого человека совесть или нет. У Барнета совесть была».

О своем участии в картине «Солярис» (это был ее первый фильм) и знакомстве с режиссером Ольга Барнет вспоминала так:
«Учась в Щукинском училище, узнала, что идет подготовительный период съемок. Я сама к нему пришла, но хотела сыграть, конечно, героиню Хари. А получилась мать.



Портрет матери. Кадр из фильма «Солярис».



Тарковскому понадобилась моя “женская” внешность. Он меня иногда брал на встречи со зрителями и представлял: “Эта девочка играет мать Баниониса-Криса”. Зрители хихикали, не понимая, почему мать моложе сына».


Закончив в 1972 г. Щукинское училище, Ольга Барнет была приглашена в труппу Московского художественного театра имени Чехова, в котором работает и до сих пор. В 1998 г. ей присвоено звание народной артистки России.

Снимался в «Солярисе» и один из близких друзей режиссера – Александр Николаевич Мишарин (1939–2008), драматург, сценарист и прозаик.
«Мы знакомы с Андреем Тарковским с 1964 года, – пишет он в своих воспоминаниях, – последний раз я видел его в 1982 году.
У нас разница в годах – он старше меня на 8 лет, и поначалу это была дружба старшего с младшим. Мы жили рядом, оба были в опале, оба сидели без денег... В тот период мы никогда не говорили о работе, просто дружили, хотя Андрей был режиссером “Иванова детства”, а я писал, печатался и ставился в театрах.
Но однажды, протянув свой опус, – это была моя повесть “Путеводитель по разрушенному городу”, – я сказал: “Написал повесть, почитай, пожалуйста”.
Зная его строгий литературный вкус, я отдавал ее не без трепета. Он был прямолинеен, говорил, что думает, и я был готов услышать: “Что за глупости ты написал!”
Когда я пришел к нему в следующий раз, на мой немой вопрос: “Ну как?”, – он воскликнул: “Почему мы раньше не работали вместе?!”
...Его реакция значила, что он принял мою манеру, мои мысли, мое мiроощущение...



Александр Николаевич Мишарин.

Шли годы, но до нашей совместной работы было еще далеко. Пожалуй, переходным мостиком к будущему содружеству стал Томас Манн. Мы загорелись экранизировать “Волшебную гору”, и хотя работа не состоялась, но мостик был перекинут.
Я познакомился с Андреем, когда он после “Иванова детства” отказывался даже от очень выгодных и престижных предложений, к примеру, от совместной постановки с США.
Он насмерть стоял на своем, – на “Андрее Рублеве”, но повсюду был отказ».
Когда же, наконец, «Рублев» был снят и положен на полку, наступила пауза, начался тяжелый период.
«…Перспектив на работу не было, – продолжает Александр Мишарин, – и тогда Андрей дал согласие на съемку фильма “Соляриса”. На два года мы почти прекратили отношения. Я был обижен, хотя, конечно, понимал, что человек не может без конца бороться, тем более, что времена были такие, когда, казалось, ничего не сдвинется с мертвой точки...»
Однако именно тогда – перед «Зеркалом», сценарий которого они вместе писали, – Андрей Тарковский поддержал друга, пригласив его сняться в «Солярисе» в эпизодической роли председателя комиссии.




Председатель комиссии (Александр Мишарин).

Другой примечательной личностью, снявшейся в «Солярисе» и также в эпизодической роли, был писатель Юлиан Семенов (1931–1993).
Знакомство его с Андреем Тарковским произошло в доме Михалковых-Кончаловских. Жена Юлиана Екатерина Сергеевна была дочерью от первого брака Натальи Петровны Кончаловской и, соответственно, приемной дочерью Сергея Владимiровича Михалкова и сводной сестрой Андрея и Никиты Михалковых.



Юлиан Семенов во время съемок «Соляриса».

«Брат моей мамы Андрей Сергеевич Михалков, – пишет дочь Юлиана Семенова Ольга, – умел находить ярких, интересных друзей. В московской квартире Натальи Петровны и Сергея Владимiровича и на их небольшой даче на Николиной Горе постоянно толпились молодые таланты: пианист Капустин, артист Ливанов, режиссер Тарковский, переводчик Миша Брук, композитор Слава Овчинников.
Любимыми папиными фильмами были “Золушка” (1947), “Фанфан-Тюльпан”, который они смотрели с мамой десять раз, “Подвиг разведчика”, “All that jazz” Боба Фосса с Роем Шнайдером – грустный фильм об уходе художника, “Французский связной” и “Двенадцать рассерженных мужчин”.
Один раз сам убедительно сыграл в эпизодической роли у Тарковского в “Солярисе”. Он изображал скептически настроенного профессора, не верившего в существование параллельных миров, и единственную фразу: “Но там же одни облака, я не вижу ничего, кроме облаков!” – произнес искренно и темпераментно…»
Некоторые общие знакомые режиссера и писателя вспоминали, что Юлиан Семенов слезно просил Андрея Тарковского снять его в «Солярисе».



Андрей Тарковский и Юлиан Семенов на съемочной площадке.

О не проясненных до сих пор нюансах этих взаимоотношений мы упоминали в одном из первых постов этой нашей публикации:
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/118051.html

Приходилось нам рассказывать также и о сотрудничестве Юлиана Семенова с КГБ и обстоятельствах его странной смерти:
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/101498.html


Председатель научной конференции (Юлиан Семенов).

Любопытно, что, по крайней мере, еще с двумя другими участниками фильма «Солярис» связана еще одна «комитетская» история.
Мы уже упоминали о том, что отец Ольги Барнет, кинорежиссер Борис Васильевич Барнет снял в 1947 г. свой известный фильм «Подвиг разведчика», за который в следующем году он получил Сталинскую премию второй степени.
В свое время, посмотрев этот фильм, ленинградский школьник Вова Путин решил связать свою жизнь с КГБ.




Мечту эту укрепил другой фильм – вышедшая в 1968 г. картина Саввы Кулиша «Мертвый сезон», главную роль в котором (советского разведчика Константина Тимофеевича Ладейникова) сыграл Донатас Банионис, снимавшийся, как мы помним, и в «Солярисе».


В.В. Путин и Донатас Банионис. Москва. Кремль.

О влиянии этого фильма на выбор профессии Президент рассказал актеру сам во время личной встречи.
Им было о чем поговорить. Совсем недавно выяснилось, что и сам Донатас Банионис с 1970 г. был агентом КГБ. Работал он под именем «Бронюс».

https://avmalgin.livejournal.com/7440822.html
Да, как некогда говорил товарищ Сталин, бывают вещи и посильнее «Фауста»...


Продолжение следует.
Tags: «Солярис» Тарковского, Владислав Дворжецкий, Донатас Банионис, Лариса Павловна Тарковская, Ольга Барнет, Юлиан Семенов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment