sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 31)


Андрей Тарковский с актерами в соборе во время съемок.


Сложение круга (начало)


Новый фильм Андрея Тарковского – историческая кинодрама, отличавшаяся большим метражом (205 минут в полной режиссерской версии) и многоголосием персонажей: князей и простолюдинов; иконописцев, ремесленников, монахов и воинов; крестьян и горожан; русских и монголов.
По сравнению со всеми последующими лентами Андрея Арсеньевича в нем был занято наибольшее количество актеров.
Роль Феофана Грека, постоянного на протяжении всего фильма (при жизни и после кончины) собеседника Андрея Рублева, исполнял актер Николай Васильевич Сергеев (1894–1988), игравшего во многих советских фильмах.



Николай Сергеев в роли Феофана Грека.

Монаха Кирилла играл Иван Лапиков (1922–1993).
Иван Герасимович снялся у Андрея Тарковского единственный раз в этом фильме. Однако известно, что режиссер весьма ценил этого актера.



Монах Кирилл в исполнении Ивана Лапикова.

Позднее, в период своего сотрудничества с театром Ленкома, в котором он ставил «Гамлета», Тарковский просил Марка Захарова принять в труппу этого актера: «Я уговариваю его Лапикова взять. Таких актеров сейчас в театре нет, а вся русская драматургия нуждается в них. Без Лапикова никуда не денешься».
Удачным был выбор режиссером на роль монаха Патрикея Юрия Владимiровича Никулина (1921–1997). Его герой, казначей Успенского собора во Владимiре, несмотря на истязания монголов, до конца исполнил свой долг.



Казначей Патрикей (Юрий Никулин).

Заметной, хотя и не столь однозначной, была работа Ролана Антоновича Быкова (1929–1998), исполнившего роль скомороха.


Скоморох (Ролан Быков).

Запомнились зрителю и два эпизодических героя: подмастерья иконописной артели Фомы в исполнении актера Михаила Ивановича Кононова (1940–2007) и помощника литейщиков Андрейки, играл которого Вячеслав Царев (1951–2006), известный своей ролью мальчика с сачком в фильме Элема Климова «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» (1964).


Фома (Михаил Кононов).

«Мама вахтером работала на второй ТЭЦ возле Киевского вокзала, – вспоминал Вячеслав Валентинович. – Папа тоже простолюдин был. …Я из крестьян, Господи Боже мой! Мы тогда жили в деревне Троице-Голенищево рядом с “Мосфильмом”.
Катались как-то с друзьями на троллейбусе, “зайцем”, конечно, и вдруг – контролер: “Ваши билетики?!” Все перепугались, а он спрашивает меня: “Хочешь в кино сниматься?” Я пришел домой и говорю: “Мам, меня там один дяденька пригласил, Климов”.



Андрейка (Вячеслав Царев).

Ну, ты можешь себе представить? Она испугалась: “Слава, да куда?” Поехала со мной на студию чуть ли не в фартуке. Там, бл..., все в бантиках, туда-сюда... И я один – как идиотик. Смешно...»
Через два года Славу пригласил сниматься в своем фильме Андрей Тарковский. Мальчику тогда было 15 лет.
«Требовательным был, – вспоминал Вячеслав Валентинович. – Ко мне понежнее, потому что я поменьше ростом и поменьше возрастом. […] Но он и ребятишкам не давал спуска. Я, мол, на тебя пленку трачу, свет, грим там... Сколько денег всё стоит! Соберись, возьми себя в руки! Он психолог был...»




После окончания средней школы Царев служил на флоте, женился. Потом работал грузчиком в винном магазине, уборщиком в подмосковной психиатрической клинике, продавцом мороженого, сторожем дворником.


Вячеслав Царев в годы службы в армии.

Незадолго до смерти его разыскали ушлые московские журналисты, безпощадно описав житье-бытье Вячеслава Валентиновича:
«...В московском районе Бутово мы с большим трудом нашли многоэтажный дом, в котором с женой Людмилой, старой кошкой и двумя ее жирными котярами-сыновьями обитает Вячеслав Царёв.
– Живу я просто. Убого. Кушать нечего. Выпить – много.
Пригласив нас пройти в единственную комнату малогабаритки, Вячеслав Валентинович начал говорить о себе сам. Будто оправдывался.
Вид уставшего, как после ночной смены, человека. Грустная улыбка. Беззубый рот. Старенькая одежонка. Из мебели – громоздкий старинный шифоньер, сервантик, стол, пара стульев, три кровати (у одной вместо ножек кирпичи).
Так живет человек, снимавшийся когда-то у мэтров отечественной кинематографии».
Скончался Вячеслав Царев 28 июня 2006 г. после инсульта. Погребен на Перепечинском кладбище.




В 2012 г. попечением Общества некрополистов на его могиле была установлена черная каменная стела с кадром из фильма Элема Климова и знаменитой репликой его героя: «А чего вы тут делаете, а?»



Долго подбирал Андрей Тарковский актрису на роль Марфы в киноновелле «Праздник».
Связанного во время языческого праздника монаха Андрея она освобождает от пут; заводя речь о «свободной любви», пытается ввести его в соблазн.



Андрей: …Грех это так вот нагим-то бегать и творить там всякое грех.
Марфа: Какой же грех? Сегодня такая ночь. Все любить должны. Разве любовь грех?
Андрей: Какая же это любовь, когда вот так хватают да вяжут?
Марфа: А то как же? Вдруг дружину наведешь, монахов, насильно к своей вере приводить будете. Думаешь, легко вот так в страхе жить?
Андрей: А вот и страх кругом потому, что либо совсем без любви, либо срамная она да скотская. Одна плоть без души, а любовь братской должна быть.
Марфа: А не все едино? Любовь же.



Во второй раз монах увидит Марфу утром следующего дня. Убегая от стражи, она нагая бежит к реке, а затем мощно плывет. Да так, что ясно: не догнать…
Всё это видит Андрей и слышит крик за кадром: «…Марфа-а-а-а! Плыви-и!»




Выбор режиссера пал на Нелли Снегину, 25-летнюю студентку режиссерского факультета ВГИКа.
«Я пробовалась на роль главной героини в фильме “Время, вперед!” у режиссера Михаила Швейцера, – вспоминает Нелли Николаевна. – Вошла в аудиторию, где собралась съемочная группа. Там было несколько молодых людей, которых я не знала.



Нелли Снегина. Проба на главную роль в фильме Михаила Швейцера «Время, вперед!». Архив Алены Бобрович.

Один, склонив голову набок, стал меня рассматривать. “Вы кто?” – спросил он. “Я – студентка, будущий режиссер. Учусь во ВГИКе”, – ответила я.
“Ну ладно”, – улыбнулся незнакомец и ушел.
Студенты зашушукались, подбежали ко мне: “Ты знаешь, кто это? Это же Тарковский!”»
Так Нелли Снегина и попала в съемочную группу фильма «Андрей Рублев».



Нелли Снегина в роли Марфы.

«…Тарковский, – вспоминала она, – пригласил меня на кинопробы. Пробовалась я на Дурочку. Как потом мне сказали, пробы прошли успешно. […] …Все свободное время я проводила в его киногруппе. […] …Потом я узнала, что в роли Дурочки Тарковский снял свою первую жену Ирму.
…Андрей Тарковский решил снимать меня в роли Марфы. Он уже снял барышню из Харькова, модель, но материал ему не понравился. Стали вызывать меня. […]
В Пскове с моим участием снимали лишь сцену в сарае, где я знакомлюсь с Андреем Рублевым […] Это происходит во время праздника Ивана Купалы. […] …Я уговорила Тарковского снять меня в накинутом тулупе […] И он согласился. […]




Сцену в озере доснимали в пруду на территории “Мосфильма”. […]
Фильм “Андрей Рублев”, прежде чем его увидели в России, успели посмотреть во многих странах мiра. Мои знакомые, которые ездили за границу, говорили: “Слушай, в какую страну бы ни приехали, везде твои портреты!”»



В кинематографической мiре Нелли Николаевна Снегина известна ныне как режиссер-документалист.

Однако роль Марфы в фильме играли по существу три женщины, хотя в титрах была обозначена одна Нелли Снегина.
«…Их три было, – рассказывала директор фильма Т.Г. Огородникова. – Одна – которая голая, другая – крупный план лица, а третья реку переплывает (это была жена Солоницына). И никто этого никогда не заметил».



Одна из дублерш Нелли Снегиной, оставшаяся неизвестной.

Собственно всё было так же, как в только что снятой тогда лирической комедии Георгия Данелия «Я шагаю по Москве» (1963), снимал которую, кстати говоря, оператор Вадим Юсов.
В известной сцене, где девушка шагает под дождем, снялись сразу три актрисы. По словам Георгия Данелия, «две блондинки и одна журналистка». Девушка, снявшаяся в сцене в первый день (общий план), на второй день съемок по невыясненной причине не пришла. Ей нашли замену во ВГИКе, сняв крупный план. Однако на третий день и эта девушка не пришла: она сдавала экзамен. Тогда последний план (босые ноги) сняли, использовав безвестную корреспондентку некоей газеты, которая пришла взять интервью у режиссёра.
Третьей актрисой, игравшей в фильме «Андрей Рублев» Марфу, была супруга Анатолия Солоницына – Лариса Семеновна Солоницына, урожденная Сысоева.



Андрей Тарковский с Анатолием и Ларисой Солоницыными во время съемок «Андрея Рублева».

Лариса училась в театральной студии при Свердловском драматическом театре, где преподавал будущий ее супруг. Их роман длился два года. В 1963 г., за год до начала съемок, они поженились, прожив вместе 15 лет.
Именно Лариса Солоницына бежит к реке и плывет…





Продолжение следует.
Tags: «Андрей Рублев» Тарковского, Ролан Быков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments