sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 13)


Константин Васильев. Нашествие. 1973 г.


«Кто выживет – безсмертен будет…»


Вы нашей земли не считаете раем,
А краем пшеничным, чужим караваем.
Штыком вы отрезали лучшую треть.
Мы намертво знаем, за что умираем:
Мы землю родную у вас отбираем,
А вам – за ворованный хлеб – умереть.

Арсений ТАРКОВСКИЙ. 1941 г.


Этот пост мы начнем со стихов Арсений Тарковского «Близость войны» (1939), одного из тех стихотворений-предчувствий, в которых, по определению Анны Ахматовой, «потаенный таился гул»:

Кто может умереть – умрет,
Кто выживет – безсмертен будет,
Пойдет греметь из рода в род,
Его и правнук не осудит.

На предпоследнюю войну
Бок о бок с новыми друзьями
Пойдем в чужую сторону.
Да будет память близких с нами!

Счастливец, кто переживет
Друзей и подвиг свой военный,
Залечит раны и пойдет
В последний бой со всей Вселенной.

И слава будет не слова,
А свет для всех, но только проще,
А эта жизнь – плакун-трава
Пред той широкошумной рощей.



Москва. Эвакуация. Осень 1941 г.

Одному из первых, уже военных стихов «Русь моя, Россия, дом, земля и матерь!» (1941) Арсений Александрович предпослал эпиграф из «Слова о полку Игореве»: «Кони ржут за Сулою…»
Что свидетельствует, на наш взгляд, о том, что воспринимал он случившееся не просто как столкновение между СССР и «гитлеровской Германией», а как «вечный бой», перманентно бушующий на Руси.
Именно война соединила его поступки, чувства и поэзию в единое неразъемное целое.
А начиналась она для 34-летнего поэта очень непросто – эвакуацией.


Нет больше ни приюта, ни покоя,
Ни ангела над пропастью беззвездной.

Ноябрь 1941 г.


На одном из московских вокзалов. Осень 1941 г.

В воспоминаниях одного из знакомых Арсения Тарковского (Александра Лаврина) сохранилась запись рассказа поэта о той неразберихе, которая царила в те дни в столице:
«Первые две недели октября в Москве не было людей, уверенных, что Москву врагу не отдадут. Было много – слишком много тех, кто полагал, что немцы столицу возьмут.
Москву эвакуировали. Союзу писателей, которым заправляли Фадеев и Кирпотин, было предложено покинуть город. […]
В эти октябрьские дни в Москве жгли архивы. Черный пепел, как снег на негативе, летал в воздухе, устилал мостовые и тротуары. Этот пепел почему-то казался липким. Было неприятно до отвращения, когда, подхваченный порывом ветра, он касался лица. […]
В коридорах Союза писателей шли разговоры, исполненные отчаяния. В одном из закутков Тарковский столкнулся с Фадеевым.
– Александр Александрович, неужто уезжать? Организуем партизанский отряд, не это, так что-нибудь другое! Надо ведь что-то делать!
Фадеев прищурился, пальцы правой руки потянулись к верхней пуговице гимнастерки.
– Уезжайте, какой там отряд! – И безнадежный жест рукою: мол, все пропало! […]
И вот – вокзал. Огромный зал ожидания. […]
Зал, усеянный чемоданами. Снаружи – бьют зенитки. Какие-то военные на глазах у народа срывают ромбики с петлиц. […]



Эвакуированные в ожидании эшелона на Казанском вокзале. 1941 г.

Безконечная беготня из зала ожидания на перрон, с перрона – снова в зал ожидания. […]
Наконец писатели вверзлись в теплушку, не зная, когда пойдет и пойдет ли вообще поезд. Рядом расположилась еврейская семья железнодорожницы. Тюки вещей. Полусумасшедший старик мочится на них. Железнодорожница раздраженно повторяет мужу, свешивающему фонарь к полу:
– Исаак, ты светишь мышам! Ты светишь мышам, Исаак! [...]
Поезд дергается, набирает ход».
Через несколько дней прибыли в Чистополь…




За два месяца пребывания там вместе с другими писателями в эвакуации Арсений Тарковский написал в Президиум Союза писателей одиннадцать писем-заявлений с просьбой направить его на фронт.
Это удалось ему лишь в декабре 1941 г.
В звании интенданта 3-го ранга он поступил на службу военным корреспондентом газеты 16-й армии «Боевая тревога».



Арсений Тарковский. 1942 г.

Будучи журналистом он участвовал в боях под Москвой, на Западном, Брянском, Втором Белорусском и Первом Прибалтийском фронтах.
В 1942 г. 16-я армия была переименована во 2-ю Гвардейскую.
А Арсений Тарковским был награжден орденом Красной Звезды.



Продолжение следует.
Tags: Арсений Тарковский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments