sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 9)


Битва Князя Святослава Игоревича с хазарами. Миниатюра из Радзивилловской летописи XV века.


Кое-что о «неразумных хазарах» (продолжение)


«Самое смешное, что столько взрослых людей дали себя околпачить… Но игра продолжается, хотим мы того или нет».
Мирча ЭЛИАДЕ.


Не были обойдены вниманием и кумыки.
Сторонники их хазарского происхождения ссылаются на мнения Г.Ю. Клапрота, Ю.Д. Бруцкуса, В.В. Бартольда, Л.Н. Гумилева.
Однако, по большому счету, можно говорить разве что о «значительной роли хазар» в этногенезе одних лишь «южных кумыков».
В наиболее авторитетных трудах о происхождении этого народа читаем:
«Антропологически у кумыков представлен каспийский подтип европеоидной расы. Сюда же включают азербайджанцев, курдов Закавказья, цахуров, татов-мусульман. Каспийский тип обычно рассматривают как разновидность средиземноморской расы или индо-афганской расы.
…Кумыки разговаривают на кумыкском языке, принадлежащем к кыпчакско-половецкой подгруппе кыпчакской группы тюркских языков.
…Происхождение этнонима “кумык” (“къумукъ”) не до конца остается ясным. Большинство исследователей (Бакиханов, С.А. Токарев, А.И. Тамай, С.Ш. Гаджиева и др.) производили название от половецкого этнонима кимаки или от другого названия кыпчаков – куман».
Весь этот разнобой в связи с «Хазарским наследием» свидетельствует, на наш взгляд, с одной стороны, о слабой изученности этого вопроса учеными (историками, антропологами, лингвистами, этнографами и т.д.), на основе которых просто невозможно сделать никаких сколько-нибудь обоснованных однозначных выводов, а, с другой, – о чрезвычайной ангажированности этой темы, вплоть до намеренного ее запутывания и фальсификации.
Ведь именно в мутной воде способней всего, как известно, ловить НУЖНУЮ рыбку.
О подобного рода исследованиях и их авторах писал в свое время известный русский историк, ученик М.Н. Тихомирова, профессор Аполлон Григорьевич Кузьмин (1928–2004).
На примере неожиданно возникших споров об этнической принадлежности археологической культуры салтовцев он показал общую схему таких метаморфоз:
«Все специалисты знают, что салтовцы – аланы, но некоторые превращают [sic!] их в хазар. А “тенденциозность” тоже бывает разной: у одних это увлеченность темой, у других – политическая публицистика».
История хазар никогда не была (и не станет) вопросом чисто академическим.
Примечательна реакция кремлевских верхов на послевоенные публикации в специальной научной малотиражной периодике некоторых результатов исследований основателя советской школы хазароведения, профессора М.И. Артамонова (1898–1972), в 1949-1951 гг. возглавлявшего безпрецедентную по размаху Волго-Донскую экспедицию, обследовавшую район прежней Хазарии, которому предстояло уйти на дно Цимлянского водохранилища.
25 декабря 1951 г. в «Правде» за подписью «П. Иванов» (этим именем, как говорят, обычно подписывался И.В. Сталин) вышла разгромная статья «Об одной ошибочной концепции», предупреждавшая ученого о недопустимости преувеличения роли хазар-иудеев в истории Восточной Европы.
Со всем этим тесно связана также получившая хождение еще в самом начале ХХ века еще одна теория. Имеем в виду версию о происхождении евреев Центральной Европы от принявших иудаизм хазар.
«Доказательства» впервые были представлены австрийским историком еврейского происхождения М. Гумпловичем и единокровным ему польским историком И. Шипером.
Дело своих соплеменников продолжил «израильский» профессор А. Поляк, а затем и британский писатель Артур Кёстлер, на деле венгерский еврей, а по убеждениям – сионист.



Памятник Артуру Кёстлеру (1905–1983) в Будапеште.

Именно его книге «Тринадцатое колено. Крушение империи хазар и ее наследие» (1976) суждено было стать «ледоколом», взломавшим многие умы.
В ней провозглашалось, что все ашкеназы – потомки обратившихся в иудаизм хазар. И не просто хазар, а славян и ославяненных савиров, угров и т.д.
Теория эта, с одной стороны, подвергает сомнение историческую связь евреев с Палестиной, поскольку, согласно ей, предки подавляющего большинства современных евреев имеют очень малое или вообще не имеют никакого отношения к «государству Израиль».
С другой стороны, это позволяет утверждать, что ашкеназы, как наследники хазар, являются коренным, а не пришлым, народом в России.
Помню свой разговор в 1991 году (когда я еще работал в журнале «Наш современник») с литературоведом В.В. Кожиновым.
Как известно, он являлся горячим сторонникам этой теории и – что гораздо хуже – ее неустанным пропагандистом в русской патриотической среде.
– Подумайте, Вадим Валерьянович – говорил я ему, – ведь тем самым вы даете евреям право говорить, что они являются коренным народом России. Разве случайно автором этой теории является Кёстлер? Вы же знаете, кто он!
Ничего вразумительного В.В. Кожинов не ответил, продолжая и далее упорно гнуть свою линию.
Тем временем друг Вадима Кожинова, поэт Юрий Кузнецов, не разобравшись в сути дела, пел ему дифирамбы:

…Хазары рубят дверь твою мечами
Так, что гремит стакан в моей руке.
Видать, копнул ты глубоко, историк,
Что вызвал на себя весь каганат.


Однако все эти странности «дедушки русского национального самосознания» (Татьяна Глушкова) удивляли, разумеется, не одного меня.
Еще в 1992 г. уже помянутый нами профессор А.Г. Кузьмин задавался вопросом: «А зачем он [Кожинов] так упорно подгоняет хазарский иудаизм под закон современного Израиля?»
Отвечал на этот вопрос историк при помощи читательского письма, полученного одним из журналов в ходе дискуссии: «Если вспомнить историю, то нужно признать, что эти земли – исконные земли Хазарии, то есть Израиля. Вы, русское быдло, временные гости на этих землях».
Но почему столь явно играл «в поддавки» Кожинов?
Собственно, никакой загадки в такой позиции Вадима Валерьяновича не было. Прояснению ее мешал, однако, созданный вокруг него и его теории миф.
Так, сегодняшние его почитатели и последователи не прочь навести тень на плетень, толкуя о том, что он-де НЕ МОГ преодолеть «общепринятые» в интеллигентской среде взгляды на еврейский вопрос.
Недавно один из постоянных авторов журнала «Наш современник», лауреат премии Вадима Кожинова, критик Юрий Михайлович Павлов попытался заложить теоретический фундамент для такого рода представлений:
«Среди же шабесгоев – неевреев, выполняющих еврейскую работу, – в мiре литературы, думаю, следует различать шабесгоев безсознательных и шабесгоев сознательных. Например, когда тот же Кожинов называет себя, до встречи с М. Бахтиным и чтения В. Розанова, шабесгоем, то, безусловно, речь идет о шабесгойстве неосознанном [sic!]; оно органично было привито Вадиму Валериановичу преподавателями в МГУ, друзьями, коллегами по ИМЛИ».
Вадим Валерьянович и сам старался культивировать этот миф, «признаваясь» в том, что только его новый знакомый, культуролог и литературовед М.М. Бахтин (1895–1975), оказался тем «единственным в мiре человеком», который в 1962 г. «мог убедить меня изменить давно внедрившееся в мое сознание представление об этом предмете...»
Некоторое представление о том, каким «борцом» на деле был Бахтин (разговор о котором еще предстоит), дают приведенные Дмитрием Урновым (близким другом Кожинова) слова мэтра в ответ на вопрошания новых его учеников: «Не-ет, без них нельзя. Без евреев нельзя. Ничего не получится!»
Вообще все эти утверждения кожиноведов (и «антиееврейская» будто бы позиция Бахтина, и неинформированность-де Вадима Валерьяновича в этом вопросе) выглядят довольно странно (если не курьезно), учитывая, во-первых, тесные связи М.М. Бахтина с зубакинской розенкрейцерской ложей, а, во-вторых (и в главных!), ближайшими родственными связями самого Кожинова.
Еще в 1960-х годах друг Вадима Кожинова по университету, литературовед Петр Палиевский запустил остроту, получившую в ту пору широкое хождение: «У Вадима первая жена еврейка, вторая полукровка, любовница у него сейчас русская, но ее сына зовут Марик».
Действительно, в 1949–1959 гг. В.В. Кожинов (1930–2001) состоял в браке с Людмилой Александровной – дочерью Шапсы/Александра Абрамовича Рускола (1898–1967), специалиста по «колхозному и совхозному праву» и Сарры Пейсаховны/Павловны Мировской (1898–1979).



Людмила Александровна Кожинова (1930 г.р.), урожденная Рускол. Член Союза кинематографистов России, кандидат искусствоведения (1967), профессор кафедры драматургии кино ВГИКа. В 1964 г. она вторично вышла замуж за Валентина Константиновича Черных (1935–2012), кинорежиссера и сценариста, лауреата премии «Оскар» за фильм по его сценарию «Москва слезам не верит» (1979). В браке с ним Людмила Рускол состояла до самой его смерти, однако фамилию по какой-то причине оставила себе прежнюю: Кожинова.


Вторым браком в течение более чем сорока лет Вадим Валерьянович был женат на Елене Владимiровне – дочери Владимiра Владимiровича Ермилова (1904–1965), одной из наиболее одиозных фигур в нашем литературоведении, и его первой жены еврейки, имя которой до сих пор почему-то скрыто под завесой глухого молчания.
Самого Ермилова, тестя Кожинова, никто не любил. По Москве ходил стишок:

Бежит по улице собака,
Идёт Ермилов, тих и мил.
Смотри, милиционер, однако,
Чтоб он её не укусил.


Когда он умер, никто даже не пришёл по доброй воле проводить его в последний путь. Узнав о том, что зал ЦДЛ, в котором был установлен гроб, пуст, из ЦК срочно дали команду согнать туда всех работников аппарата Союза писателей.
Эта вторая жена Вадима Валерьяновича была не только еврейкой по всем галахическим законам (кстати говоря, эти самые законы, как в свое время подмечал профессор А.Г. Кузьмин, были навязчивой темой Кожинова во многих его работах), но, оказывается, еще в первом браке была замужем за весьма религиозным своим соплеменником (деталь для дочери партийного идеолога, лауреата Сталинской премии примечательнейшая).
Помянутый нами критик-кожиновед Юрий Павлов в одной из своих статей вспоминал один из ее рассказов: «Вот за этим столом часто сидел Юра Селезнев. Ему и Вадиму я рассказала о шабесгоях».
Оказывается, как пишет этот литератор далее, «во время первого замужества Елена Владимiровна попала в ортодоксальную еврейскую семью, и ее свёкр по субботам не брал в руки даже спички, приглашая русского соседа зажечь конфорку или колонку».
В свете такого родства и сожительства со столь отменно информированными женами не может не возникнуть законный вопрос: неужели В.В. Кожинову для понимания еврейского вопроса понадобилась встреча с масоном-розенкрейцером М.М. Бахтиным и чтение В.В. Розанова?
Что ему жен своих и их многочисленных родичей было недостаточно?



«Большая родня» одного из руководителей «русской партии». Семейство Русколов. Сидят: Татьяна Абрамовна, Сарра Павловна, Александр Абрамович, Юрий Абрамович. Стоят: Фаина Гордон, Михаил Маскович, Сима Абрамовна, Вадим Кожинов с дочкой Леной, Людмила Кожинова, Исаак Гордон. Внизу дети: Алла Гордон, Белла Рускол, Боря Гордон. Фирсановка 1953 г.

Выходит, прожив всю свою жизнь среди евреев, перед русским окружением он просто «валял Ваньку»? А те верили? Или все-таки верили не все, а только делали вид, что верили?..
Татьяна Глушкова, по словам Станислава Куняева, пыталась обратить его внимание на то, как Кожинов приспосабливается «к еврейскому диктату в литературной жизни и в связи с этим о жене-полукровке».
Однако Станислав Юрьевич проигнорировал это предупреждение, хотя имел возможность не раз убедиться в «ее способности въедливо и глубоко расчленить любое литературное явление, обнаружить в нем то, что не видит поверхностный ум, выстроить неопровержимую систему доказательств».
Куняев сам писал, что восхищался тем, как она «безпощадно и неотразимо угадала генетическую псевдо¬народность поэм Давида Самойлова...»
Но тут почему-то не поверил…
Кожинов был для него больше, чем друг.
Несколько лет спустя, получив известие о его смерти, Станислав Куняев, по его словам, «в отрешенном состоянии подошел к столу, и моя рука вывела на белом листе бумаги неизвестно откуда взявшиеся слова: “Умер Вадим – я остался один...”».
Что касается Вадима Кожинова, то он остро почувствовал эту исходящую от Татьяны Глушковой опасность, и после того, как ее не удалось приручить и урезонить, во время одного из «круглых столов» в «Нашем современнике» в 1993 г., используя особенности характера и психологического склада слишком неудобного оппонента, намеренно спровоцировал ее, публично обвинив в «патриотическом неофитстве».



Продолжение следует.
Tags: Арсений Тарковский, Вадим Кожинов, Станислав Куняев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments