sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 7)


Из селения Тарки открывается панорамный вид на Махачкалу и Каспийское море. Идеальная площадка для слежения за неприятелем: всё как на ладони, ни один вражеский корабль в местной бухте не остался бы незамеченным. Весь этот пост проиллюстрирован фотографиями Мусы Мусаева.


Из Шамхалов кумыкских


Вовсе нет у меня родословной,
Кроме солнечной и баснословной…

Анна АХМАТОВА.

Я не хочу ни власти над людьми,
Ни почестей, ни войн победоносных.
Пусть я застыну, как смола на соснах,
Но я не царь, я из другой семьи.

Арсений ТАРКОВСКИЙ. 1959.


Наконец настала пора разобраться и в том:
– кто такие кумыки,
– что означает титул Шамхал,
– где находятся Тарки.
Кумыки – второй по численности (после азербайджанцев) тюркоязычный народ на Кавказе, третий по численности в Дагестане.
Территория его традиционного расселения – Кумыкская плоскость, западное побережье Каспийского моря и предгорные районы Дагестана.
Кумыки компактно проживают также в Северной Осетии и в Чечне.
Верующие кумыки исповедуют ислам суннитского толка.
На территории их расселения существовали несколько государств, из которых наиболее известным было Шамхальство Тарковское
Титул Шамхал (Шахбал, Шевкал, Шаукал, Шаухал) присваивался одному из членов шамхальского рода среди некоторых народностей Дагестана (кумыков, лакцев, даргинцев) на собрании «лучших людей» в Кази-Кумухе.
Титул этот существовал с XII в. и вплоть до 1867 г. Наследственным он стал в XVII веке.
C конца XVI века резиденция Шамхалов находилась в селении Тарки. Отсюда и пошло название Тарковского Шамхальства.



На месте этой старой школы в Тарках, построенной еще в начале ХХ в., находился дворец Шамхалов Тарковских.

Тарки, до сих пор именующиеся историческим и культурным центром кумыков, располагаются на восточном склоне горы Тарки-Тау, в четырех километрах от центра Махачкалы.
Они считаются одним из древнейших в Дагестане населенных пунктов. Археологические исследования доказали непрерывное существование здесь селения, начиная со II тысячелетия до Р.Х.
Однако до сих пор достоверно неизвестно, к какому народу принадлежало древнейшее его население.
Будучи крупным торговый центром на перекрестке путей из Ирана на Северный Кавказ (до Азова и Тамани) и в Поволжье (Астрахань), Тарки в начале VIII в. или входили в состав Хазарии или же находились с ней в союзных отношениях.
Некоторые исследователи полагали, что на их месте до VIII в. располагалась даже столица Хазарского каганата – город Семендер (название в переводе с персидского означающее «крайняя/порубежная дверь»).
Однако такой крупнейший исследователь истории Хазарии, как М.И. Артамонов, категорически исключал такую возможность.



Аул Тарки. Дореволюционная открытка.

Само название Тарки впервые упоминается в армянском источнике VIII века.
За время своего существования Тарки были форпостом Персидской Империи, Арабского Халифата, Кавказской Албании, Хазарского Каганата, Золотой Орды, Османской Империи.
С конца XVI в. они становятся одним из главных городов Тарковского Шамхальства. В 1642 г. сюда окончательно переместилась резиденция правителей этого государства.
Вражда Шамхалов с соседними кабардинскими князьями и обращение последних за помощью к Русскому Царю привели к началу военных столкновений с Москвой.
Наряду с кабардинцами с подобными же просьбами обращались и Грузинские Цари.
Известно несколько таких походов русских войск (в 1560, 1593, 1604 гг.), во время которых Тарки брались штурмом и подвергались разрушению.
Лишь в 1776 г. Шамхал Муртузали-Шаухал Тарковский (1765–1777) вступил в русское подданство.
Именно с этого времени, как пишут историки, «начинается непрерывная и неизменная верность Шамхалов Русской Державе, невзирая ни на какие затруднительные обстоятельства, в которые они были поставляемы неприязненными действиями против России прочих владетелей и народов Дагестана».
В 1821 г. покоритель Дагестана генерал А.П. Ермолов построил рядом с Тарками русскую крепость «Бурная», завершив тем самым укрепление Сунженской линии
Именным указом от 21 декабря 1849 г. генерал-лейтенант Шамхал Тарковский, Абу-Муслим-хан возведён в княжеское достоинство Российской Империи, с тем, чтобы он впредь именовался князем Тарковским и княжеский титул переходил только к старшему в роду его потомков.



Описание герба князей Тарковских: «Щит пересечен волнообразно. В первой черной половине, усеянной золотыми звездочками, серебряная гора о двух вершинах, вторая половина лазоревая. Щит увенчан княжеским коронованным шлемом. Нашлемник: два черных орлиных крыла, усеянных золотыми звездочками. Щитодержатели – два вооруженных жителя Шамхальского владения. Намет: черный с золотом. Герб украшен червленой, подбитой горностаем мантией с золотыми кистями, бахромой и увенчан княжеской короной. Герб князя Тарковского внесен в Часть 12 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской Империи».


Такова была история Шамхалов Тарковских, о которой поэт Арсений Александрович, несомненно, был хорошо осведомлен.
Интересоваться он этим стал, по всей вероятности, после того, как в предвоенную еще пору отправился в Дагестан в служебную командировку от Союза писателей.
«Порою Арсений Александрович, – вспоминал его знакомый Михаил Синельников, – рассказывал о своих странствиях в горах Северного Кавказа, когда (еще до войны) он переводил тамошних поэтов.
Приключения Арсения Александровича в родных селениях и аулах осетинских, черкесских, ингушских, чеченских поэтов были удивительны.
В горах тогда сохранялся еще определенный “доисторический” уклад (ныне возрождаемый). Действовали законы кровной мести, умыкались невесты.
Подчас Тарковский попадал в ситуации, более рискованные, чем Шурик в фильме “Кавказская пленница”».
Известно одно из стихотворений Арсения Александровича 1946 г. «Дагестан», в котором, как нам кажется, нашло отражение посещение им Тарков:


Я лежал на вершине горы,
Я был окружен землей.
Заколдованный край внизу
Все цвета потерял, кроме двух:
Светло-синий,
Светло-коричневый там,
Где по синему камню писало перо Азраила.
Вкруг меня лежал Дагестан.

Разве гадал я тогда,
Что в последний раз
Читаю арабские буквы на камнях
горделивой земли?



Могилы династии Шамхалов Тарковских XVI-XVII вв. с фамильными тамгами (кувшин) до сей поры находятся у старой мечети селения Тарки.

К сожалению, подробностей о том, как сам Арсений Александрович относился к своему происхождению от Шамхалов Тарковских известно очень мало.
Тот же Михаил Синельников, хотя и близкий знакомый поэта, но человек, по отношению к внутреннему мiру Арсения Тарковского все-таки «внешний», так – со свойственным ему интеллигентским скепсисом – описывал это, пропуская через призму взаимоотношений двух больших поэтов (которые он наблюдал, но вряд ли понимал во всей их глубине):
«Что могло Ахматовой нравиться в Тарковском?
Ну да, его красота, производившая впечатление на всех женщин. И, конечно, светскость, воспитанность. Факт происхождения из хорошей семьи.
“Дворянство с восьмого века, вот это – да!” – восхищалась Ахматова, сама несколько тщеславно дорожившая своей генеалогией и возводившая собственное родословие к Чингисхану и даже отождествлявшая себя с ним (“Я не была здесь лет семьсот…”). Ну, в крайнем случае, согласная “происходить” от Тамерлана.
Она охотно уверовала в дагестанскую версию происхождения Тарковского. Хоть в этом удовольствии, доставленном Ахматовой, был смысл для поддержания столь горделивой версии (от которой Тарковскому уже невозможно, немыслимо было отречься)…»



Сделавший этот снимок фотограф Муса Мусаев написал: «В Тарках старинное кладбище Шамхалов заросло высокой травой. Согласно мусульманским традициям, ухаживать за могилами не положено. К некоторым могилам невозможно подступиться, так бурно разросся кустарник. Бродить без сопровождения здесь опасно – в высокой траве водятся змеи».


Подлинное самосознание Арсения Тарковского, как это и всегда бывает у настоящего поэта, запечатлено в его стихах:

Я ветвь меньшая от ствола России,
Я плоть ее, и до листвы моей
Доходят жилы влажные, стальные,
Льняные, кровяные, костяные,
Прямые продолжения корней.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Я призван к жизни кровью всех рождений
И всех смертей, я жил во времена,
Когда народа безымянный гений
Немую плоть предметов и явлений
Одушевлял, даруя имена.



Продолжение следует.
Tags: Арсений Тарковский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments