sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 6)


Арсений и Валерий Тарковские. 1913 г.


Таркув или Тарки?


«Отрицать то, что есть, и распространяться о том, чего не существует».
Жан-Жак РУССО.


Выяснив сколь можно подробнее молдавско-румынскую линию матери, обратимся теперь к основному отцовскому родословию Тарковских.
Говоря о происхождении этого рода, начинают обычно с упоминания о существовании двух версий, будто бы, исключающих друг друга: польской и дагестанской.
Однако, если хорошенько вдуматься, противоречия эти во многом мнимые, и легко снимаются при внимательном и серьезном отношении к делу.
На первый взгляд, обе версии прямо противоречат друг другу, однако, как справедливо пишет дагестанский историк Камиль Алиев, на самом деле они «взаимно дополняют, подкрепляют и развивают друг друга».
Дальнейшие поиски, как нам кажется, снимут эти противоречия…
Польская версия наиболее полно впервые изложена в публикациях Марины Арсеньевны Тарковской.



Марина Арсеньевна Тарковская. Бухарест. Декабрь 2012 г.

Польская кровь, как мы видели, наличествовала уже у матери Арсения Александровича – Марии Даниловны Тарковской.
А вот что пишет Мария Арсеньевна в своей известной книге «Осколки зеркала»:
«Помню, ещё девочкой, я видела генеалогическое древо Тарковских, которое хранилось в нашем доме после смерти бабушки, папиной матери.
На пергаменте тушью были нарисованы кружочки, в каждый из которых было вписано имя. Я помню, что нашла имя папы и братьев. Более далекие предки тогда меня не интересовали.
Потом этот пергамент куда-то исчез, осталась грамота 1803 г. – “патент”, написанный по-польски, в котором подтверждаются дворянские привилегии майора Матвея Тарковского.
Из этой грамоты и других документов ясно, что род Тарковских – польского происхождения, что прадед и дед папы жили на Украине и были военными.
Они исповедовали римско-католическую веру, а папин отец был записан в церковной книге православным и считал себя русским.
У Карла Тарковского, деда Арсения, был земельный надел под городом, а у отца, Александра Карловича, уже ничего не было.
Женились деды и прадеды рода Тарковских на русских, украинках, румынках – все генеалогическое дерево проследить уже невозможно. Деды и прадеды все были с гонором – хоть и без титула, а все-таки потомственные дворяне, записанные в шестую книгу русских дворянских родов».



Александр Карлович Тарковский. Фото начала 1880-х.

С Мариной Арсеньевной Тарковской солидарен и составитель вышедшего в Польше трехтомника ее брата, Андрея Тарковского, адъюнкт института культуры Варшавского университета Северин Кусьмерчук:
«Далекий предок Тарковского Матвей был польским дворянином. Прадед Кароль хорошо говорил на польском языке. К сожалению, многие архивные документы XVI-XVII веков были уничтожены во время войны. Неподалеку от Варшавы есть городок Таркув, в котором живет большая семья Тарковских. Пока доподлинно неизвестно, имеют ли они какое-либо отношение к Андрею».



Надежда Карловна Тарковская (1852†1882), старшая сестра отца Александра Карловича, супруга украинского драматического писателя Ивана Карповича Тобилевича, писавшего под псевдонимом Карпенко-Карый. В честь нее был назван хутор Надежда/Надия под Елисаветградом, который она получила в приданное. Фото 1860-х гг.


Позднее (в интервью 2013 г.) Марина Арсеньевна уточняла: «Наши Тарковские, по моим изысканиям, происходят из Польши, из Люблина. И впервые появились на Волынщине ещё при Петре I».
Основываясь на добытых ею генеалогических данных, «первопредком» Тарковских она называет польского дворянина Матвея Тарковского (1780–1803).
При этом весьма важно, как нам кажется, обратить внимание на отношение Андрея Тарковского к польской версии происхождения своего рода.
На принадлежность к «польскому шляхетству» и саму «польскость» он почему-то никак не реагировал. Они оставляли его почему-то равнодушным.
Между тем, заигрывания с Польшей (как извечной антагонистки России) были весьма характерны для отечественной интеллигенции либерального, так сказать, пошиба.
Достаточно вспомнить все эти «присяги на верность», «припадания на одно колено» очень и очень многих…


Мы связаны, Агнешка, давно одной судьбою
В прощанье и в прощенье, и в смехе и в слезах:
Когда трубач над Краковом возносится с трубою –
Хватаюсь я за саблю с надеждою в глазах.

Булат ОКУДЖАВА.


Андрей Тарковский. Компьютерная графика А.Н. Кривомазова.

А вот Андрей Арсеньевич, при всей его расположенности к польскому кинематографу (Анджею Вайде, Кшиштофу Занусси), не высказывал по отношению ко всему этому никакой реакции.
К дагестанским же корням, наоборот, проявлял явный интерес.
В апреле 1982 г., будучи в Риме, он занес в свой дневник: «Гребенские казаки ходили с Царскими войсками на Шамхала Тарковского в 1559 году».
Впрочем, Марина Арсеньевна пыталась всё объяснить по-своему: «Андрей был молодым, и ему нравилась экзотика».
Примерно также пыталась она истолковывать и позицию отца:
«Папа был ещё жив, когда возник разговор о том, что фамилия Тарковских происходит из Дагестана. От села Тарки и названия горы Таркитау, по имени правителей Шамхалов Тарковских. […]
Всё это получило известность среди писателей и искусствоведов, которые, опираясь на аналогию фамилий, искали доказательства происхождения нашего рода из Дагестана. Но это легенда. А папа впоследствии в шутку поддерживал эту мистификацию».
Первоначально в этом вопросе она была безкомпромиссна:
«Есть две версии: польская и кавказская. Кавказская – миф, некоторая даже провокация, розыгрыш. Она появилась потому, что на Кавказе есть гора Таркитау, село Тарки […]
Мне очень досадно, что по книгам пошла гулять кавказская версия происхождения рода Тарковских, совершенно безпочвенная».
Однако позднее, когда в печати стали появляться исследования с привлечением исторических источников, Марина Арсеньевна вынуждена была скорректировать свою позицию.
«…Меня угнетает, – высказалась она в интервью 2013 г., – когда авторы […] пишут в своих книгах, что Марине Арсеньевне не нравится, когда говорят о дагестанском происхождении семьи. Что значит “не нравится”! Мне всё равно, откуда бы наша семья ни происходила, важен исторический факт. Просто я хочу, чтобы всё подтверждалось документально».
Теперь обратимся к другой версии, которую называют по-разному: дагестанской/кавказской/кумыкской/шамхальской.
Интересно, что кое-какие доказательства в пользу этой версии привела, сама того не ведая, и М.А. Тарковская:
«…В нашей семье существует устное предание о том, что какой-то далекий предок по линии папы действительно был выходцем из Дагестана и что фамилия наша восходит к названию города Тарки».
И еще: «В 1916 году к Тарковским понаехали нотариусы и адвокаты, они хотели, чтобы Александр Карлович вступил во владение какой-то частью майората в Северном Азербайджане, переставшего к тому времени быть майоратом.
Александр Карлович отказался наотрез – революционные убеждения не позволяли ему иметь крупную собственность. Впрочем, хотя сословными предрассудками он пренебрегал, но своим происхождением от царского рода все-таки гордился. “Мы, – говорил он детям в шутку, – наследственные шейхи”».
Неожиданно возникший Азербайджан вовсе не случаен. Из исторических свидетельств известно, что еще в 1064 г. более трех тысяч семей «кафыр-комуков» (предков кумыков-немусульман) проникли через Дербент в Закавказье, расселившись там в районе Кахтана (Азербайджана) под покровительством сельджукского султана.
Первое документально зафиксированное появление дагестанской версии в семье Тарковских можно отнести к довоенному еще времени.
Относилась она к периоду первого посещения Арсением Тарковским Дагестана в 1938 году.
Историю ныне эту передают, к сожалению, с существенным искажениям, в корне меняющим смысл реального события.
«Что касается его шамхальства, – писал знакомый Арсения Александровича поэт Александр Ревич, – то тут ходит такой анекдот. Когда услышали, что он Тарковский, когда он приезжал на какое-то празднование в Дагестан, кто-то из стариков вышел и упал перед ним на колени, приняв его за потомка Шамхалов. Все они считали его своим царем, а он их не разубеждал. Он как-то не опровергал свое шамхальство».



Арсений Тарковский и Александр Ревич. Фото А.Н. Кривомазова. Сентябрь 1982 г.

Свою версию предложила в интервью 2013 г. Марина Арсеньевна: «До войны даже была такая история: когда делегация советских писателей приехала в Дагестан, местный старец, услышав фамилию Тарковский, подошёл к папе и стал пытаться поцеловать у него руку, говоря: “Ты наш князь”».
Дальше – больше.
В.И. Карпец («Искушение Тарковским») дал сцену в своих декорациях:
«Подтверждением этой версии является достоверный факт того, что когда в конце 30-х годов Арсений Тарковский приехал в Дагестан как переводчик и был представлен тамошнему руководству и обществу, они упали перед ним на колени как перед своим царем, после чего Сталин не только не тронул поэта, но еще ему был поручен перевод юношеских стихов вождя…»
Но, оказывается, не так уж трудно выяснить, как всё было на самом деле. Было бы, как говорится, желание.
Дагестанский поэт Аткай Аджаматов, вспоминая приезд А.А Тарковского в 1938 г., рассказывал, что узнав об этом, старцы из селения Тарки пришли в гостиницу «Дагестан». Они постучали в дверь, а когда Арсений Александрович открыл ее, встали перед ним на колени, приветствуя князя. Учитывая время, Тарковский, наскоро собравшись, тут же возвратился в Москву.
Как видим, визит этот имел камерное звучание. Никаких публичных сцен, которые бы провоцировали систему на немедленные ответные действия.
Автор свидетельства – Аткай Акимович Аджаматов (1910–1998) был давним – еще с довоенных пор – знакомым Арсения Александровича.
Народный поэт Дагестана, он считался одним из неофициальных лидеров кумыкской интеллигенции.
По словам московского поэта Михаила Синельникова, близкого знакомого Арсения Тарковского, последний особо «благоволил к живому кумыкскому классику Аткаю как к своему соплеменнику».
Арсений Александрович не раз переводил его стихи. В 1971 г. отдельным изданием в его переводе в Москве в «Советском писателе» вышла его поэма «Сотау и Рашия».



Арсений Тарковский. Компьютерная графика А.Н. Кривомазова.

Биографы пишут: «Арсений Александрович Тарковский публичного обсуждения вопроса о своем происхождении не любил».
На то были, конечно, свои причины.
Однажды в ответ на вопрос поэта Кайсына Кулиева о его предках Арсений Александрович признался:
«– Да, я по отцу из рода кумыкских Шамхалов.
– Как же ты это скрывал до сих пор?
– Если бы об этом узнал Берия, разве оставил бы он меня в живых?»
Биографы при этом прибавляют: «Дело, конечно, не в дагестанских корнях, а в родословной, “кумыкских Шамхалах”, т.е. высшей феодальной знати…»
Кто знает…
Интерес к этому родству среди дагестанской интеллигенции вновь возник в 1970-х годах.
Вот как об этом вспоминает Камиль Магомедсалихович Алиев, известный кумыкский историк и публицист:
«Автор этих строк в конце 1970-х годов вместе с ныне профессором ДГУ А-К. Ю. Абдуллатиповым на одном из вечеров поэзии в МГУ в многотысячной аудитории имел возможность обратиться к Арсению Александровичу лично с вопросом о его предках и их связях с Дагестаном.
Арсений Александрович, полностью зачитав мою записку (при этом он назвал авторов записки “своими сородичами из Дагестана”) и поблагодарив за нее ответил, что “это давняя и долгая история, уходящая своими корнями в глубь веков, и чтобы рассказать ее не хватит и целого вечера, а он не хотел бы занимать многочисленную аудиторию, собравшуюся внимать стихам, своим рассказом”».
Упомянутый в записи Абдул-Кадыр Юсупович Абдуллатипов – известный ученый, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой литературы Дагестана и Востока Дагестанского государственного университета, заместитель декана.
Заинтересованность Абдуллатипова связана была еще и с тем немаловажным обстоятельством, что он являлся уроженцем селения Тарки.



Нынешние Тарки. Поселок городского типа с населением в десять тысяч человек. Пригород Махачкалы. Фото Мусы Мусаева.

Интерес Камиля Алиева был также далеко не праздный. Тема дагестанской родословной А.А. Тарковского представлена на интернет-сайте «Кумыкский мiр», основателем и руководителем которого он является. Среди книг Алиева есть одна, специально посвященная этому вопросу: «Шаухалы Тарковские» (2008).
Сохранились и другие свидетельства на этот счет.
Известна, например, дарственная надпись на фотографии, сделанная Арсением Тарковским 3 ноября 1984 г. кумыкам Б. Гамринской и А. Кадырову:
«Мом дорогим сородичам в память о моих далеких предках. Желаю Вам Большого Добра. А. Тарковский».
Московские друзья Арсения Александровича вспоминали, что, засыпая, он часто укрывался белой буркой, подаренной ему Кайсыном Кулиевым.
«Особое чувство, – вспоминает поэт Михаил Синельников, – влекло Арсения Александровича к Северному Кавказу. Здесь была и память о предках, правивших Дагестаном с VIII века.
Конечно, ближайшие по времени предки Тарковского принадлежали уже к мелкопоместному польско-украинскому православному шляхетству, но в семье жила память о происхождении от младшего сына Шамхала Тарковского.
Этого заложника на всякий случай взял Петр I во время Персидского похода, проходя с войском через Тарки (названия и этого города и реки Терек связаны с фамилией Тарковских)».
Некоторые подробности этой истории сообщал уже упоминавшийся нами Аткай Аджаматов:
«Один из Тарковских уехал в Россию. Там стал офицером Российской армии, участвовал в русско-польской войне, то ли в подавлении польского восстания.
Здесь женился на дочери офицера. Чтобы заключить с ней брак, он по требованию отца девушки, согласился перейти в христианство, принять крещение, изменить свое имя. После женитьбы обосновался на Украине».
Оба приведенные нами свидетельства поэтов Михаила Синельникова и Аткая Аджаматова основываются на рассказах самого Арсения Александровича.
Однако существуют ли подтверждения тому в исторических источниках?
Для ответа на этот вопрос мы привлекли два наиболее серьезно документированных исследования:


1) Алиев Камиль. «“Кумык Петра Великого” князь Гамза-бек Тарковский».
http://www.kumukia.r...g...page&pid=15

2) Оразаев Г.М.-Р. К генеалогии Арсения и Андрея Тарковских // Аджаматов Б. Шамхалы Тарковские. Султан-Мут. Махачкала. 1999. С. 87-90.

«Во время пребывания Петра I в Дагестане в 1722 году, – пишет К. Алиев, – Хамза-бек [его] отцом, Шаухалом Адиль-Гереем Тарковским, был отдан Русскому Государю (“в аманаты” [заложники]) на воспитание. Тот увез его с собой в Россию.
Его дальнейшая судьба покрыта мраком безвестности. Возможно, что именно он, навсегда оставшись на Государевой службе в России, женившись на христианке и приняв православие, стал родоначальником русской ветви Тарковских…»
Исследователем выявлен и еще один документ, датированный 23 августа 1801 г.: Доклад управляющего Азиатским департаментом С.Л. Лошкарева о пожаловании сыну Тарковского Шамхала Адиль-Герею звания действительного тайного советника.
«Кто же был (или мог быть), – задается вопросом Камиль Алиев, – прародителем польско-русской ветви Тарковских?
Первый вариант: им был (или мог быть) “кумык Петра Великого” – сын Адиль-Герея Шаухала (1700–1725) Хамза-бек Тарковский.
Второй вариант: им был (или мог быть) сын Муртузали-шаухала (1765–1777) князь Адиль-Герей Тарковский.
Однозначно же утвердительный ответ, остается надеяться, дадут лишь последующие архивные, историко-родословные разыскания».
Комментируя в вышедшем в 1991-1993 гг. трехтомном собрании сочинений Арсения Тарковского стихотворение «Дагестан» (1946), Александр Павлович Лаврин, близкий знакомый поэта, писал:
«С Дагестаном связана не только переводческая деятельность А.А. Тарковского, но и его родословная. Дальний предок поэта был удельным князем (Шамхалом). По традиции на княжеский престол претендовал старший сын и, боясь междоусобной борьбы, один из младших сыновей князя бежал в Россию. Он поступил на службу к Императрице Елизавете, став комендантом крепости на реке Ингул, позднее названной Елисаветградом».



Река Ингул в Елисаветграде. Старинная открытка.

Действительно в 1752 году по распоряжению Государыни Елизаветы Петровны над рекой Ингулец между двумя ее притоками – Сугоклеей и Грузькой возвели крепость для защиты южных пределов империи от набегов татар.
Императрица повелела назвать крепость в честь Своей покровительницы – святой Елизаветы.



Остатки прежней Елисаветградской крепости. Фото периода Великой войны.

В нее-то на службу и был послан предок Тарковских.
Крепость была заложена в 1754 г., а в 1784 г. упразднена.
Возникший при ней город несколько раз менял название.
До 7 августа 1924 г. он назывался Елисаветградом.
Затем, до 27 декабря 1934 г., Зиновьевском.
После стал носить имя С.М. Кирова: сначала Кирово, а с 10 января 1939 г. – Кировоград.
Как однажды заметил Арсений Тарковский: «Каждому времени – свои имена…»



Елисаветград. Городская управа.

И, наконец, о том, как смыкаются обе версии (польская и дагестанская).
По словам Камиля Алиева, «польский тюрколог С. Талько-Хрунцевич, долгие годы занимавшийся историко-родословными исследованиями и накопивший огромный материал по генеалогиям т.н. “польско-литовских татар”, указывал, что “масса родов польской шляхты ведет свое начало от тюрко-татар”.
Это хорошо подтверждается исследованиями ряда авторов, в том числе литовского татарина Джемиля Александровича, казанского ученого Я. Гришина.
По историческим источникам также установлено, что прародитель польско-литовских князей Туган-Барановских также имеет тюркско-дагестанское (кумыкское) происхождение.
И даже в XIX в., как указывает Дж. Александрович, в среде татар Польши и Литвы образуются новые роды и фамилии недавних выходцев из Поволжья, Кавказа и других мест, как, например, Матулины (Мантушевы), Токаевы, Сафиевы.
А по моим уточненным по различным историческим источникам данным, кавказско-тюркское (кумыкское, карачаево-балкарское) происхождение имеют более 20 польско-татарских родов и фамилий».



Продолжение следует.
Tags: Арсений Тарковский, Владимiр Карпец
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments